Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Камикадзе на фронтах нового передела собственности


Должность директора завода становится в России самой опасной и незащищенной

В стране не прекращается передел собственности, для чего нередко прибегают к банкротству ее владельцев. Причем несовершенство законодательства, плохая координация деятельности налоговой службы и правоохранительных органов, а также отсутствие обязательной независимой экспертизы при том, что у многих судей нет экономического образования, нередко позволяют банкротить по чьему-то желанию любое имеющее долги предприятие, даже потенциально прибыльное. Поэтому переделы собственности часто оказываются криминальными по своей сути и имущество предприятий разворовывается, из-за чего несут громадные убытки и сами предприятия, и их работники, и государство. Попытки некоторых трудовых коллективов и возглавлявших их директоров противостоять криминалу и отстоять свои и государственные интересы в арбитражных судах далеко не всегда оказывались успешными. Более того, против руководителей этих коллективов, чтобы не мешали переделу «по понятиям», нередко возбуждались уголовные дела, в лучшем случае — «за организацию беспорядков». Но проще всего предъявить обвинение в уклонении от уплаты налогов. Об одной такой грустной, далеко не единственной истории рассказывается ниже.

Борису Сергеевичу Игошину, генеральному директору старейшего предприятия строительной индустрии Москвы и Московской области ОАО «Люберецкий комбинат строительных материалов и конструкций» («ЛКСМиК»), расположенного в небольшом поселке Котельники, что близ столицы, почетное звание «Заслуженный строитель Московской области» было присвоено губернатором области 4 октября 2001 года. А 30 октября того же года местная налоговая полиция против него возбудила уголовное дело по факту уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость. Так полярно оценили усилия руководителя по спасению родного комбината.

Генеральным директором Игошин был назначен Советом директоров комбината 1 апреля 2000 года. Вместе с новой должностью на его плечи свалились не только ответственность за дальнейшую судьбу предприятия, но и незавидное приданое в виде громадного шлейфа долгов. Задолженность перед бюджетом составляла около 23 млн. рублей, а с учетом пени и штрафов - почти 48 млн. Положение усугублялось тем, что расчетные счета ОАО «ЛКСМиК» к этому времени были заморожены инспекцией по налогам и сборам по г. Люберцы, и все поступающие на предприятие денежные средства перечислялись в счет погашения недоимки по налогам, допущенной еще при прежнем руководстве. Предстояло каким-то образом сбросить с себя эту многомиллионную удавку, которая грозила полной остановкой производства. Первыми вестниками надвигающейся беды стали регулярные отключения технологического пара (задолженность, без пени и штрафов, перед «Мосэнерго» в январе 2000 года составляла 5,6 млн. рублей). Возмущались клиенты, срывались сроки заказов, недовольно ворчали рабочие – зарплату не платили с января – февраля.

3 апреля 2002 г. состоялось заседание межведомственной балансовой комиссии. Трудно сказать, каким стал бы его исход, если бы не... Первым за решение начать в отношении комбината судебные процедуры в соответствии с законодательством о банкротстве проголосовал тогдашний глава Котельников С. Беляков. Это был удар ниже пояса. Несмотря на все доводы, остальные чиновники предпочли согласиться с мнением первого лица поселка. Чем руководствовалось это должностное лицо, призванное во всех инстанциях и на всех уровнях власти защищать и отстаивать интересы своего электората, ответить однозначно сложно. Очевидно, что не подлинными интересами жителей Котельников. Об этом красноречиво свидетельствуют и слова, сказанные им чуть позднее в интервью корреспонденту местной газеты: «даже если одно из предприятий... остановится – для поселка это не станет катастрофой». Глава запамятовал, что на том же заседании межведомственной комиссии банкротили сразу два поселковых предприятия – вторым был Комбинат панельного домостроения.

Мнением нескольких сотен рабочих, озабоченных сохранением своих рабочих мест и тем самым оздоровлением областной экономики, клерки поинтересоваться не удосужились. Почему, тоже понятно. Признаки нездорового интереса к комбинату стройконструкций проявляли многие. Как мухи на мед стали слетаться на комбинат незнакомцы... По поселку упорно ползли слухи о неминуемом банкротстве Силикатного завода (так народ по-старинке называл ОАО «ЛКСМиК»). Желающих урвать лакомый кусок и поживиться оказалось предостаточно.

Любое предприятие, стоящее на грани банкротства, - завидная находка для нечистых на руку дельцов. Это немалые активы, существующие в виде зданий, оборудования, техники, которые в случае банкротства продаются с молотка за бесценок. Так что интерес именно к таким предприятиям повсеместно очень велик. А, следовательно, обанкротить даже начавшее стабильно работать предприятие порой бывает кому-то намного выгоднее, чем позволить ему приносить прибыль.

Худшие прогнозы вскоре начали сбываться. 18 апреля 2000 г. судебными приставами было арестовано главное здание цеха изоляции металлических труб стоимостью – по аудиторской оценке – в 31 млн. рублей (!). Огромный цех намеревались продать для погашения долга перед Пенсионным фондом, который тогда не превышал 5,6 млн. рублей. Вот уж действительно лакомый кусок!

Следует сказать, что с молчаливого согласия прежнего руководства предприятие давно оккупировали разношерстные фирмы и фирмочки. Впрочем, и сами рабочие, не получая зарплату, не отличались праведным поведением, тащили все, что плохо лежит. Бракоразводный процесс, начатый новым директором с владельцами-примаками, оказался небезопасным. Расставаться с насиженным местом не входило в планы расплодившихся фирм-поморников, за спиной которых, как выяснилось, стояли крупные криминальные авторитеты. Но вымести сор из избы удалось.

Застать в те дни Игошина в кабинете было практически невозможно, доверив тактическое руководство своим замам, сам занялся разработкой линии стратегической. Он мотался по области в поисках будущих потенциальных заказчиков, выгодных сделок, инвесторов; нашагал километры по ковровым дорожкам, стучась в кабинеты начальников разных рангов, добиваясь знакомства с нужными людьми, и все это ради одной-единственной цели – вытащить комбинат из долговой ямы. И, наконец, появились первые реальные результаты. Во-первых, комбинату дали пар — несколько удачных бартерных сделок позволили рассчитаться с задолженностью перед «Мосэнерго». Главная же удача - 22 июня 2000 года Игошину удалось заключить мировое соглашение с Пенсионным фондом о рассрочке многолетних долгов, арестованное здание вновь вернулось в родные пенаты. Впервые за много лет предприятие стало прибыльным, начало расплачиваться с долгами, нашлись средства и на текущие платежи! Собрание акционеров, состоявшееся 28 июня, стало той лакмусовой бумажкой, которая со всей очевидностью показала – рабочий люд, инженеры, техники поверили в нового инициативного директора и готовы поддержать его начинания: 97% голосов он был избран генеральным директором ОАО «ЛКСМиК».

Фактически с апреля 2000 г., с момента назначения Игошина, и по сентябрь перед федеральным бюджетом погашено задолженностей на сумму 1 234 464 руб., перед областным – 35 611 руб., местным – 1 321 200 рублей. Закрыт долг перед Пенсионным фондом в размере 2 876 796 рублей, ушли «платежки» в фонд медицинского страхования, фонд занятости. Полностью расплатились за электроэнергию – 1 960 260 руб. и пар – 3 928 393 рублей. Появились признаки стабильности и пусть слабая, но надежда на то, что комбинат удастся уберечь от банкротства.

Приехавшая, по поручению губернатора Московской области, в конце сентября 2000 г.представительная комиссия во главе с министром Козыревым (были задействованы сразу аж два министерства – промышленности и строительства), «изучила экономическое состояние предприятия». И вынуждена была признать, что с приходом Б. Игошина «на предприятии наметились положительные изменения. Объем производства продукции увеличился на 40% по сравнению с 1999 годом, в 1,6 раза выросла средняя заработная плата и составила 2 400 рублей. Погашена задолженность предприятия на 18 млн. рублей» От себя добавим - все это за сказочно короткий срок - 5 месяцев!

Как ни странно, но эти поразительные успехи не возымели ожидаемого результата, хотя о них и было своевременно доложено и губернатору области (смеем предположить, что докладная записка министра так и не попала на стол
Б. Громова, иначе, хочется верить, исход был бы совершенно иным), и руководителю территориального органа Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству Московской области В. Шанину, который, судя по дальнейшему развитию событий, не счел означенные успехи предприятия признаками оздоровления, напротив, остался при своем мнении. Доподлинно известно, что Шанин посодействовал тому, чтобы уже в ноябре 2000 г. на комбинате было введено внешнее управление. Внешним управляющим назначили Колесника, с августа бывшего внешним управляющим по наблюдению. Игошин же при Колеснике стал исполнительным директором,– так оценил его деловые качества и заслуги внешний управляющий. Что же касается предприятия, то с началом внешнего управления эра возрождения для него закончилась.

Институт внешних управляющих - явление в нашей стране, уникальное. Внешний управляющий, с одной стороны, человек государственный. Стоит ему переступить порог предприятия-банкрота, как нате, вам, пожалуйста, на блюдечке с голубой каемочкой мораторий на долги. С другой стороны – это обязательно чей-то протеже, а, значит, обязан лоббировать и его интересы.

Даже поверхностная оценка деятельности внешнего управляющего господина Колесника позволяет сделать выводы, что она была направлена отнюдь не на сохранение целостности уникального комбината и оздоровление его экономики. Факты - вещь поразительно упрямая, они же свидетельствуют: «заботливый» управляющий нанес предприятию ущерб на 5,4 млн. рублей, по собственной инициативе продав два цеха, за что и был отстранен от должности Арбитражным судом. А ведь Колесник - не первый и, к сожалению, не последний управляющий многострадального комбината. Сейчас на его место назначен другой человек, но дела идут все хуже и хуже. Говорят, и налоги новый управляющий перестал платить.

Для Игошина, как и для его предшественника Яйленко, приведшего комбинат к банкротству, а потом ушедшего со своего хлебного места «по собственному желанию», и внешнего управляющего Колесника гром грянул в октябре 2001 года. Налоговая полиция Московской области, опираясь на результаты проверки, возбудила сразу три уголовных дела.

Однако персоной нон-грата в ходе разбирательства оказался только Игошин. Яйленко – уже не у дел, а Колесник – человек государственный, да и повинились оба вовремя. Игошин каяться не захотел, не в чем. Бдительную Люберецкую прокуратуру, наблюдавшую за ходом следствия и радеющую об интересах государства, очевидно, должны были привлечь непонятные сумятица и расхождения, существующие в оценках долгов комбината, данных тремя (!) проверяющими организациями: налоговой полицией, налоговой инспекцией и фирмой ЗАО ААФ «Аудит-информ», проводившей по решению совета директоров предприятия независимую аудиторскую проверку на ОАО «ЛКСМиК». А значит, закономерно было ожидать, что прокуратура сочтет нужным назначить еще одну независимую проверку, чтобы выяснить, в чем же причина такого разночтения. Однако этого не произошло.

Единственному руководителю, который пытался увести предприятие от банкротства, предъявлено весьма странное обвинение. Читаем: «...являясь ответственным... за уплату налогов в бюджеты различных уровней, ... имея задолженность по налогу на добавленную стоимость, при наличии денежных средств в кассе, не только не предпринял мер по погашению задолженности по уплате налога, но и необоснованно расходовал их на хозяйственные нужды, расчеты с поставщиками, т. е. на платежи, имеющие более позднюю очередность, чем оплата налогов, тем самым уклонился от уплаты налогов иным способом».

Напомним, что за 8 месяцев самостоятельной хозяйственной деятельности Игошина предприятие впервые стало прибыльным и поэтому стало возвращать долги по налогам и сборам в бюджетные и внебюджетные фонды, сделанные, как уже отмечалось, еще предшественником Игошина, вовремя вносились текущие платежи, исключая таким образом появление новых задолженностей.

Строки же обвинения предполагают совсем иной алгоритм действий руководителя. Новому генеральному директору, у которого в активе ничего, кроме многомиллионных долгов, не было, по сути, следовало смириться, остановить производство, разогнать рабочих... Да поступи он так, разве смогло бы предприятие с апреля по октябрь 2000 года, при требуемых за это время платежах в сумме 6 748 987 рублей в бюджетные и внебюджетные фонды, заплатить больше – 7 118 036 рублей. Странно, но эти цифры не стали показательными для налоговой полиции. Но за 8 месяцев своей работы гендиректором Игошин в принципе не мог заплатить долги, накопленные за 10 лет его предшественниками. При нем же долги уменьшились почти на 370 тысяч рублей.

Даже у бандитов есть поговорка «лежачего не бьют», а тут старейшее предприятие лежит бездыханное. Кстати, о бандитах. Они об Игошине не забывали, оценили его жизнь в 20 тыс. «зеленых» и постоянно угрожали ему физической расправой, о чем неоднократно сообщалось в РУБОП Игошиным.

Экс-генерального директора обвиняют в умышленном уклонении от уплаты налогов, т. е. знал об обязанности платить и умышленно не платил, имея реальную возможность погасить задолженность по налогу на добавленную стоимость. Так ли это?

Никто не оспаривает факт, что некоторые налоговые платежи и взносы делались несвоевременно. Но не по собственной прихоти так поступал директор, а по букве закона. В первую очередь руководителю следует заботиться о своих рабочих. Как отмечалось, люди с января – февраля 2000 г. не получали заработную плату и инцидент грозил перерасти в социальный взрыв. Речь шла уже не о трех с половиной сотнях рабочих, а о гораздо большем количестве людей: с чаши весов не смахнешь их жен, детей, престарелых матерей и отцов. Так заработную плату нужно было еще суметь заработать. А для этого требовалась самая малость – реанимировать умирающее предприятие, которое впоследствии приносило бы государству доход в виде «законно установленных налогов и сборов», и которые, как справедливо заметила следователь, безусловно «являются важнейшим источником доходов бюджета, за счет которого должны обеспечиваться соблюдение и защита прав и свобод граждан». Именно на защиту прав своих рабочих, без которых невозможно возрождение производства и предприятия в целом, и были направлены усилия генерального директора. Нет пара – значит, нужно рассчитаться с «Мосэнерго», износилась незаменимая в производстве деталь – найти и купить, лишь бы производство не останавливалось. Какие же выводы делает следствие? Вменяют, например, в вину директору покупку одной детали для шаровой мельницы, стоимость которой около 230 000 рублей. Зато рентабельность производства сразу после ее установки достигла 31,9%, и деталь окупила себя всего лишь за 5 дней работы. Полученная же за месяц прибыль составила 688 000 рублей, затраты на ее один рубль – 76 копеек. Однако следствие приходит к умозрительному, ничем не подтверждаемому, выводу, что Игошин «ложно толкуя понятие «социальная справедливость», желая расплатиться с коллегами и партнерами, стремился к получению материальной выгоды, большего дохода, путем неуплаты налогов», Вот так, ничтоже сумняшеся, взяли и обвинили огульно во всех грехах смертных.

Игошину ставят в вину то, что он якобы недоплатил в бюджет государства 786 164 рубля. На самом деле этой суммы ни в одном из актов проверки ОАО «ЛКСМиК» нет, а в документах инспекции по налогам и сборам Московской области по г. Люберцы речь идет о сумме в 527 980 рублей. Оказывается, налоговики «не заметили» 259 тыс. рублей, уплаченных предприятием в качестве НДС.

Игошина обвиняют в неуплате весьма сомнительной суммы. И якобы этим он «ограничил права и интересы других лиц, в том числе малоимущих, социально незащищенных категорий населения, полностью зависимых от бюджетных средств». Но позвольте, а как же пенсионеры? Очевидно, налоговая полиция считает, что в России пенсионеры самое обеспеченное население. Ведь Игошин не только своевременно платил текущие налоги предприятия, но и за 8 месяцев работы частично погасил многолетние долги перед внебюджетным Пенсионным фондом, возникшие до него. Даже уплатил 770 726 рублей в счет прежнего долга, строго придерживаясь сроков, указанных в графике, составленном при подписании мирового соглашения с Пенсионным фондом – начислено 2 106 070 руб., а перечислено 2 876 796 рублей.

Хорошая поговорка есть у налоговиков: «Заплати налоги и спи спокойно». Да только в жизни чаще все наоборот. Спит спокойно прежний руководитель, доведший комбинат до банкротства. Спят спокойно и сменяющие друг друга внешние управляющие, лишающие комбинат его недвижимости и также имеющие немалые задолженности по уплате налогов. Спит спокойно и следователь налоговой полиции, возбудивший уголовное дело против руководителя, который пытался спасти комбинат, от финансового краха. А когда распродадут весь комбинат может быть, хоть частичку взамен многомиллионных долгов получит федеральный бюджет. Что же до судьбы градообразующего предприятия, так эта проблема теперь — головная боль главы администрации поселка Котельники Седзеневского да еще, может быть, ни в чем не повинных трудяг, которые или найдут работу или пополнят ряды безработных.

Не спит только Б. Игошин. Никак в толк не возьмет, за что же марают его честное имя. Свое слово перед рабочими, акционерами, кредиторами и государством он сдержал: предприятие стало давать прибыль, были уплачены текущие налоги и сборы во все бюджетные и внебюджетные фонды, кроме разве части НДС. Да и тот не заплатил целиком, потому что не успел, наступило внешнее управление. Так за это было возбуждено уголовное дело? И что вообще творится в России, где «зеленый свет» нередко загорается лишь для тех, кто не отвечает по обязательствам, ни за что не платит, но разоряет, а потом со спокойной душой легко, словно блоха, перескакивает на новую жертву — очередное предприятие-банкрот. Красный же тормозит исключительно тех, кто пытается жить честно. Вот что, оказывается, является уголовно наказуемым деянием.

* * *

Сейчас в Котельниках территориальным органом Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству Московской области готовится к банкротству еще одно предприятие — ОАО «Люберецкие ковры». С исчезновением и этого комбината исчезнет в семнадцатитысячном поселке вся промышленность, а число безработных превысит тысячу человек.


Анастасия Стриженова

,
г. Люберцы Московской обл.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100