Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

В АФРИКУ — ПООДИНОЧКЕ?

Возрастающий интерес российских предпринимателей к сотрудничеству с африканскими странами сдерживается грузом старых отношений и явной недооценкой потенциала «черного континента» российскими политиками. Государство может открыть российскому бизнесу уникальные возможности на одном из самых больших рынков в мире, используя новые механизмы для реализации своих экономических и политических интересов в Африке.

Выход российских экспортеров товаров и услуг на африканский рынок сопряжен с целым рядом проблем. Это недостаточная информированность об условиях функционирования местных рынков, незнание специфики рисков, отсутствие механизмов защиты своих интересов в конфликтных ситуациях и др. И тем не менее интерес к африканскому континенту со стороны российских предпринимателей заметно растет, ибо африканский рынок в условиях обостряющейся международной конкуренции предлагает совершенно уникальный спектр деловых ниш, в которых возможности выбрать для себя оптимальный размер сделки поистине безграничны — от нескольких десятков тысяч до сотен миллионов долларов США.

Принимая решение о выходе на этот рынок, конечно, следует учитывать все особенности нынешнего «фона» для бизнеса, то есть той системы политических и экономических отношений на государственном уровне, которые связывают Россию со странами Африки. И здесь приходится констатировать, что за редкими исключениями двусторонние отношения опираются на устаревшую договорную базу, разливаются вяло или даже деградируют, а многосторонние механизмы сотрудничества вообще не запущены. И ссылки только лишь на внутренние экономические проблемы России едва ли можно расценить как удовлетворительное объяснение стагнации российско-африканских экономических отношений. Скорее всего, речь идет о недооценке потенциала африканского рынка на политическом, а вернее, геостратегическом уровне.

Учитывая наметившийся экономический рост в России, что можно рассматривать как шанс для успешной реализации политики быстрой экономической экспансии на новые рынки, уместно вновь поднять вопрос о вступлении России в Африканский банк развития (АDB) и Африканский фонд развития (ADF) — главные международные организации, созданные для реализации экономических интересов государств-участников на африканском континенте. Приняв такое решение, российское государство открыло бы уникальные возможности национальному бизнесу для успешного конкурирования на одном из самых больших рынков в мире, безусловно, проблемном, но одновременно и очень перспективном. Сами же российские предприниматели, привыкшие к выживанию в обстановке дефицита «живых денег», когда понятия «зачеты» и «кэшфло» стали почти тождественными, скорее всего будут чувствовать себя в африканской экономике почти как дома.

Не будем слишком углубляться в политические аспекты российско-африканских отношений. Скажем только, что из 77 членов Африканского банка развития 53 представлены государствами региона, а остальные — так называемыми нерегиональными странами. Лидерами второй категории по объему финансирования программ банка являются США, Япония, Франция, Германия, за ними с большим отрывом следуют Великобритания, Канада, Италия, Швеция и другие. При этом в списке членов банка полностью отсутствуют страны Восточной Европы и бывшего СССР, но присутствуют несколько развивающихся стран, в частности, Аргентина, Бразилия, Индия, Китай, Южная Корея. Важно подчеркнуть, что никаких политических ограничений для вступления России в Африканский банк развития и Африканский фонд развития не существует. Более того, для того, чтобы выступать агрессивным игроком на африканском рынке, совсем не обязательно нести самые высокие расходы в рамках программ международных организаций. Наглядным примером здесь является Китай, который заметно теснит своих экономических конкурентов из Европы и США, но при этом доля его участия в целевых программах финансирования Африканского банка развития составляет всего 1,6% (что примерно соответствует взносу Финляндии и в два раза меньше взноса Норвегии), в то время как взнос США составил 10,1%, Франции — 9,4%, Германии — 9,0%.

Данные механизмы могли бы быть использованы и для изменения ситуации в области внешнего долга ряда африканских стран бывшему СССР (соответствующие программы уже давно реализуются в рамках деятельности данных организаций на других географических направлениях). При этом следует помнить о том, что совокупный внешний долг африканских стран составляет почти 310 млрд. долларов, а значит, и ответ на вопрос, следует ли решать долговые проблемы самостоятельно или в рамках влиятельного международного «клуба», совершенно очевиден.

Долгосрочные программы ADB и ADF отражают важнейшие национальные приоритеты всех государств Африки и нацелены на решение таких проблем, как преодоление бедности и развитие сельского хозяйства и аграрных регионов, формирование квалифицированных кадров, укрепление частного сектора. В каждой программе присутствуют и общие «горизонтальные» уровни, такие, как внедрение современных процессов управления, обеспечение равенства полов, защита окружающей среды. Конкретное выражение эти программы приобретают в виде проектов строительства объектов энергетики, инфраструктуры, дорог, ирригационных систем, перерабатывающих производств.

Новый кредитно-инвестиционный портфель, который формируется в течение 1999—2001 гг. на основе пополнения фондов банка и составит около 3,4 млрд. долларов, не предполагает каких-либо радикальных структурных отличий от предыдущего. Поэтому всем, кто рассчитывает на успех на африканском рынке, следует знать эти приоритеты и ориентироваться на них при установлении деловых связей и привлечении финансирования. При этом формы поддержки ADB, на которые могут рассчитывать предприятия, достаточно широки и включают в себя кредиты, инвестиции в капитал, предоставление гарантий, синдицированные займы, андеррайтинговые услуги при эмиссии акций, совместное финансирование.

Даже сейчас все эти формы поддержки доступны российским предприятиям, но важно выбрать наиболее адекватный механизм их активизации. Одним из таких механизмов является субподряд. Учитывая то, что ADB финансирует только наиболее значимые проекты, можно быть уверенным, что генеральным подрядчиком всегда является респектабельная африканская фирма, отвечающая отборочным критериям банка. Установление контактов с потенциальным генеральным подрядчиком возможно на многочисленных выставках либо в ходе целенаправленных коммивояжерских поездок. Еще один механизм — это создание совместных предприятий в Африке, в том числе в многочисленных оффшорных зонах, где предусмотрены специальные налоговые льготы для иностранных инвесторов. При этом в отличие от ряда общеизвестных оффшорных зон, в Африке имеется множество примеров того, что налоговые льготы распространяются и на предприятия, реализующие всю или часть своей продукции внутри страны. Совершенно новым, еще не использовавшимся способом является финансирование собственных проектов, оформленное как целевой взнос в Африканский фонд развития. Такое финансирование совершенно легитимно с точки зрения Учредительного соглашения ADF. Конечно, трансакционные издержки в данном случае возрастают, но при этом повышается статус проекта и его участников, обеспечиваются возможность выбора наиболее интересных объектов и решающий голос в формировании группы реализации проекта на внеконкурсной основе, закладывается эффективная система гарантии возврата средств.

Владислав Балашов

,
генеральный директор учебно-консультационного центра «Практик», к. э. н.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100