Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

ПРОБЛЕМЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Продовольственная безопасность — это такое состояние экономики нашей страны, в том числе ее агропромышленного комплекса, когда соответствующими внутренними ресурсами и потенциалом, независимо от внешних условий, удовлетворяются потребности населения в продуктах питания в соответствии с физиологическими нормами. С такой примерно формулировкой согласились депутаты Государственной думы и члены Совета Федерации, принявшие в декабре 1997 года Федеральный закон «О продовольственной безопасности Российской Федерации». Плохо, конечно, что с тех пор этот закон так еще и не подписан первым должностным лицом страны и, естественно, не вступил в силу. Мотивы такого поведения Президента России и его советников непонятны.

По мнению экспертов Международной организации по продовольствию при ООН основными показателями состояния продовольственной безопасности государства являются размер переходящих запасов зерна, остающегося на хранении до уборки следующего урожая, и производство зерна в среднем на душу населения. Безопасным считается запас, соответствующий 60 дням потребления зерна или примерно 17—20% его годового потребления. Более общим показателем продовольственной безопасности служит динамика среднедушевого производства зерновых. В России за последние годы в расчете на душу населения производится 57—60% зерна по отношению к его производству в передовых странах: 700—800 кг и 11 500 кг соответственно.

По оценкам нашего Национального фонда защиты потребителей в прошлом году примерно половина продовольствия на внутреннем рынке была импортной. В частности, на рынке молока и молочных продуктов 43% составляли российские и 57% импортные изделия. В крупнейших городах страны с более чем миллионным населением сохраняется тенденция к стабилизации, либо к повышению доли импорта по некоторым продуктовым группам. Вместе с тем, в доброй половине субъектов Федерации импорт продовольствия относительно невелик. Зачем, скажем, завозить молочные, мясные, масложировые продукты или овощи в Башкирию, Чувашию, Мордовию или Липецкую и Тамбовскую области, если они в состоянии ими обеспечить себя сами.

Ни для кого не секрет, что начиная с 1991 года в России при определенных позитивных изменениях в наполнении продовольственного рынка начался резкий спад потребления населением продуктов питания. Уровень падения за прошедшие 8 лет по базовым продуктам, кроме картофеля, составил от 30% до 60%. Если же сравнивать потребление населением России продуктов питания с требуемыми биологическими нормами, то колебания по наиболее важным группам составят от 16% до 80%. Так, согласно этим нормам, человек должен потреблять в год 959,7 кг продуктов. В передовых странах Запада потребляется 959,8 кг, а в России — чуть более 700 кг. Если же убрать из этого количества картофель и хлеб, то показатели будут выглядеть так: в передовых странах Запада при норме 741 кг продуктов человек потребляет 788 кг, в России — 468 кг. То есть, при таком перерасчете уровень потребления наиболее ценных продуктов питания составляет в России по отношению к передовым странам Запада 59%, а к биологическим нормам — 63%. Почему эти показатели игнорируются теми, кто выступает против всестороннего развития агропромышленного комплекса России, задерживает принятие и вступление в силу пакета законопроектов по продовольственной безопасности, обеспечению качества пищевых продуктов, в том числе питьевой воды?

Нельзя не отметить и того, что наибольшее падение потребления пришлось на самые ценные продукты, содержащие белок, жиры и витамины. Мяса и мясопродуктов по сравнению с 1991 годом наше население стало потреблять меньше на 32—40%, молока и молочных продуктов — на 35%, рыбы и рыбопродуктов — на 40—45%, овощей — на 35—40%. В связи с этим дефицит белка в рационе питания жителей России составляет в среднем 26—30%, витаминов — 50—52%. В первую очередь эта ситуация неблагоприятно сказывается на здоровье детей и престарелых, способствует повышению заболеваемости и смертности. Печальная демографическая статистика известна.

Решать продовольственную проблему обязано государство. По мнению специалистов фонда это означает, что государство призвано разработать и реализовать социальные, политические, экономические, научно-технические, организационные, информационные и иные меры по обеспечению всеобщей доступности жизненно важных продуктов питания, предупреждению чрезвычайных продовольственных ситуаций, а также по поддержанию готовности населения к преодолению таких ситуаций. Делается ли что-нибудь сейчас у нас в стране в этом направлении? Отнюдь.

В чем же причины сложившегося положения с обеспечением населения России продовольствием? Прежде всего это сокращение внутреннего производства основных видов продуктов питания и снижение их качества. За годы так называемой аграрной реформы произошел такой резкий спад сельскохозяйственного производства, который не наблюдался в России с 1946 года. Продолжается интенсивный убой крупного рогатого скота, свиней, овец, и их поголовье катастрофически уменьшается. От бывшей могучей системы птицепрома остались мелкие островки. По численности коров Россия отброшена сейчас к 1966 году, овец — к 1950 году. Продуктивность молочных животных стала ниже, чем была 20—30 лет назад. В пищевой промышленности выработка цельных продуктов снизилась в 2,5 раза, и потому россиян не могло не порадовать некоторое оживление на внутреннем рынке пищевых продуктов после кризиса «17 августа». Если же говорить о технической оснащенности современной российской деревни, то она в 5—7 раз ниже, чем в Западной Европе. Значительно сократилось и количество удобрений, вносимых в почву.

Эти факты и статистика свидетельствуют о том, что если в ближайшее время не будут приняты кардинальные меры, то Россия надолго попадет в продовольственную зависимость от западноевропейских стран и США.

Многие, наверное, помнят истерику по поводу «ножек Буша», баталии, возникшие при обнаружении диоксинов в ряде бельгийских пищевых продуктов... Но меры-то принимаются фрагментарные: воюет одна Государственная ветеринарная инспекция, а для многих высших должностных лиц государства эта проблема почему-то считается частной. Между тем куриное мясо, фарш и другие мясные полуфабрикаты стали поступать к нам теперь из Польши, Венгрии и других стран через Белоруссию, Молдавию, Украину, и они как бы не бельгийские. Успешно продолжает работать на российском рынке громадная американская корпорация «Тайсон». Если верить ее пресс-релизу, то 60% куриного мяса на российский рынок поставляется именно этой фирмой. Но разве у нас нет хорошо оборудованных отечественных птицефабрик? Есть. Имеется и комбикормовая промышленность. Я уже не говорю о том, хорошо это или плохо, если одна фирма занимает 60% рынка.

Когда нашими ветврачами было отмечено, что в «ножках Буша» содержатся нежелательные для здоровья человека ферменты, то на них было оказано сильное давление. Но ведь проблема эта существует. Она исчезнет, если ножки начнут потреблять в США. А пока нарастает зарубежная товарная интервенция, чреватая окончательным захватом нашего рынка. И мы, похоже, с этим свыкаемся как с чем-то неизбежным, сродни потреблению наркотиков.

В нашем фонде бывают десятки представителей крупных зарубежных корпораций, предприятий, фирм, которые на нашем емком рынке занимаются производством и сбытом пищевых продуктов. Большинство из них намерено расширять поставки своей продукции. Мы с удовольствием работаем с теми, кто стремится в качестве партнера привнести высокое качество, широкий ассортимент, современные технологии, привить россиянам потребительскую культуру. Фонд видит в подобных партнерах союзников по формированию нового типа потребительского поведения россиян, в основе которого лежит не хватательный инстинкт 80-х годов, а реализация всех прав и забота об интересах потребителей. Мы оказываем помощь в создании совместных предприятий по переработке мяса, молока, масло-семян, выпуску новых пищевых продуктов из нашего сырья. Однако есть факты, которые кажутся позитивными, но тем не менее вызывают беспокойство. Например, в Московской области сейчас разворачивается строительство трех крупных молочных комбинатов, которые будут выпускать в основном йогурты. Кстати, этот вкусный и новый для россиян продукт, в основу производства которого положено открытие великого русского ученого И. И. Мечникова, прочно завоевывает позиции на нашем рынке. За последний год каждый россиянин съел в среднем 2,5 кг йогурта, тогда как пять лет назад он был «сувениром». Скоро должен вступить в действие государственный стандарт на йогурт, который был разработан коллективом специалистов, созданным и профинансированным нашим фондом. Все это хорошо. Вот только сырья в Московской области своим молокозаводам давно не хватает. А где его брать для «Эрманна», «Данона» и «Кампины»?

Как сообщил ИТАР-ТАСС, 6 марта подписаны три соглашения по предоставлению России американской продовольственной помощи. Эти соглашения, входящие в «малый пакет», регламентируют поставку 300 тыс. тонн пшеницы, 200 тыс. тонн готовых продовольственных продуктов, а также 20 тыс. тонн семян различных сельскохозяйственных культур. Вся помощь предоставляется безвозмездно. Поставки начнутся через 1,5-2 месяца. Межправительственные переговоры по «большому пакету» продовольственной помощи из США намечены на апрель 2000 года.

Позиция экспертов фонда такова: пусть на российском рынке будет больше продуктов хороших и разных. Главное — это их высокое качество и доступная цена. Однако сегодня оба эти фактора действуют зачастую со знаком минус для потребителя. В последнее время, например, обострилась проблема биологической безопасности пищевых продуктов. Я имею в виду фактически неконтролируемое использование в России так называемых передовых биотехнологий, а также разного рода пищевых добавок в мясной, молочной, хлебобулочной, пивобезалкогольной, кондитерской промышленности. Речь идет о разнообразных импортных стабилизаторах, консервантах, эмульгаторах, наполнителях, красителях, ароматизаторах и прочих малопонятных добавках, при использовании которых производитель не всегда затрудняет себя тем, чтобы обозначить тот или иной соответствующий индекс, утвержденный ЕС, или дать соответствующую информацию на этикетке. На российском рынке продаются десятки наименований пищевых продуктов зарубежного производства, обозначенных так называемым индексом Е, за которым стоят компоненты, запрещенные к использованию в производстве и реализации в развитых европейских странах. Тем не менее считается, что у нас дозволено делать все. В результате страдает потребитель. Чтобы не быть голословным, приглашу в союзники тех покупателей, у кого после потребления некоторых западных пищевых продуктов возникли аллергические заболевания, раздражение, сыпь, обострились онкологические заболевания и расстройства нервной системы. Не могу не сказать, что в России за последние годы в десятки раз возросла заболеваемость дисбактериозом. Анализ микрофлоры кишечника показывает, что основная причина этого заболевания — вредное биологическое содержимое потребляемых пищевых продуктов. Здесь явно должен быть усилен контроль со стороны государства.

Проблема обеспечения россиян отечественными продуктами питания может быть решена при достижении определенных показателей. Согласно экспертным оценкам, с учетом климатических и других особенностей нашей страны к 2005 году нам необходимо производить ежегодно: зерна — 135 млн. тонн, семян подсолнечника — 3,8 млн., сахарной свеклы — 45,5 млн., ово-щей — 16—19 млн. тонн. Отечественные производители должны поставлять ежегодно скота и птицы в живом весе 24—30 млн. тонн (исходя из средней нормы 100 кг потребляемого мяса на человека в год), молока — 60—65 млн. тонн, яиц — 52—55 млрд. штук.

Рынок молока и молочных изделий на первый взгляд кажется благополучным. Однако проведенный недавно по Москве анализ показал, что семья москвичей из трех человек съедает за неделю лишь около трех литров молочных изделий, что на треть меньше, чем 10 лет назад. К слову, медицинская норма потребления молочных продуктов — 390 кг на человека в год. И если в 1990 году в России их потреблялось 385 кг, то в 1998 году — 266—270 кг.

Для того, чтобы достигнуть указанных выше показателей, перерабатывающим предприятиям агропромышленного комплекса страны необходимо производить мяса, включая субпродукты первой категории, 4—4,5 млн., сахарного песка из сахарной свеклы — 4 млн., растительного масла — 1,2 млн., маргарина — около 1 млн., рыбной продукции — примерно 450 тыс. тонн. Для достижения этих показателей необходимо оснастить сельское хозяйство современной техникой. Следует иметь тракторный парк в составе 3 млн. единиц, исходя из расчета 2,5 трактора на 100 га пашни, и по одному комбайну на 100 га посевов. Причем речь идет о высококачественных сельхозмашинах, ибо наши нынешние уступают зарубежным и по надежности, и по металлоемкости.

Вот те основные условия и показатели производства базовых продуктов, которые необходимы нам, чтобы обеспечить продовольственную безопасность страны за счет собственного агропромышленного комплекса.

Следует подчеркнуть: продовольственная безопасность государства может быть обеспечена лишь тогда, когда ее гарантом выступает закон. По мнению экспертов Национального фонда защиты потребителей, законодательная база, гарантирующая безопасность основных сегментов потребительского рынка, должна состоять не менее чем из 30 законов. Часть из них уже принята, но многие находятся в стадии подготовки. Сказанное в полной мере относится и к столице, где Городская Дума вот уже пятый год переносит рассмотрение и принятие проекта закона «О мерах по обеспечению безопасности товаров, работ и услуг, реализуемых на потребительском рынке Москвы». Комплекс подобных законодательных актов федерального и регионального уровня и должен стать той системой, в которой государство гарантирует гражданам необходимые для жизнедеятельности доступность, количество и качество пищевых продуктов.

Александр Калинин

, генеральный директор Национального фонда защиты потребителей, кандидат экономических наук

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100