Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Методы прогноза развития экономики остаются в заточении.
Как прежде их автор

Юрий Яковец

,
д.э.н., проф., президент Международного института
П. Сорокина-Н. Кондратьева

17 марта 2002 г. исполнилось 110 лет со дня рождения Николая Дмитриевича Кондратьева – человека яркой и трагической судьбы, величайшего русского экономиста, растрелянного в 1938 г. как «враг народа». Это дает повод еще раз – с позиций современной российской и мировой экономической действительности – осмыслить глубину его научного наследия и поразиться той бездарной расточительности, с какой отторгали и отторгают это наследие.
Н.Д. КондратьевШироко известна и получила всемирное признание важнейшая часть работ Н.Д. Кондратьева – теория больших циклов конъюнктуры, или длинных волн социально-экономической динамики, поставившая его в ряд самых выдающихся экономистов ХХ века. Гораздо менее известна и признана другая, тоже весьма важная часть его наследия - теория предвидения и методология прогнозирования и перспективного планирования, основанная на познании и использовании закономерностей статики, цикличной динамики и социально-экономической генетики. А сегодня, как и прежде, долгосрочные и среднесрочные прогнозы и перспективные планы в России и за рубежом разрабатываются преимущественно на основе линейной экстраполяции - продления в будущее сложившихся в прошлом тенденций, без учета социально-экономических циклов и кризисов. Богатство идей и методов, предложенных и экспериментально подтвержденных великим русским ученым, до сих пор остается в тени, не востребованным, что весьма отрицательно сказывается на достоверности и надежности предлагаемых нынче прогнозов и планов: заложенная в них траектория социально-экономического развития оказывается весьма далекой от реальной. Этот недостаток присущ прогнозам и программам на долгосрочную перспективу, предложенным в последние годы Минэкономразвития России, Институтом экономики РАН, Институтом мировой экономики и международных отношений РАН. С огорчением приходится признать, что нынешняя научная, деловая и управленческая элита слабо знает циклично-генетическую теорию и методологию прогнозирования и перспективного планирования Н. Кондратьева и не умеет ею пользоваться. Такое управление вслепую стало важнейшей причиной рекордного (для мирного времени) по длительности, глубине и тяжести социально-экономических и политических последствий кризиса, поразившего Россию и другие страны СНГ в 90-е годы.
В чем же состоят основные положения теории предвидения Н. Кондратьева и разработанной им методологии циклично-генетического прогнозирования и перспективного (стратегического) планирования?

Научная база предвидения
Нельзя браться за проведение будущего, не познав закономерности развития общества, доказанные тенденциями прошлой динамики. Ведь настоящее и будущее вырастает из прошлого и находится в его власти отсюда. Отсюда вытекает необходимость предвидения.
Прогноз является непременным условием познания процессов социально-экономической жизни и важнейшим фактором эффективности любых принимаемых решений. Это подчеркивал Н. Кондратьев: «Выдвигается ли проект социальной реформы, предлагается ли та или иная мера экономической политики, строится ли тот или иной план регулирования народного хозяйства, проводится ли задача организации частного предприятия и т.п., всюду ставится вопрос об активном вмешательстве в ход событий окружающей среды и вопрос о предвидении хода последующих событий. Вот почему в социально-экономической жизни проблема прогноза имеет особенно глубокое практическое значение».
Но прогноз имеет и важнейшее научное значение, ибо ради него осуществляется познание. Подтверждаемость прогнозов служит главным критерием истинности научных теорий: «Возможность предвидения на основе теории является вместе с тем и критерием истинности теорииѕ Успех воздействия на действительность есть оправдание правильности теоретического предвидения результатов практического действия». Надежность прогноза зависит от глубины научного познания действительности: «Степень возможности прогноза в каждое данное время выступает прежде всего в качестве функции от уровня развития нашего знания. Чем больше круг нашего знания о причинных связях и закономерностях явлений, тем более строгий характер носят устанавливаемые нами связи этих явлений, чем больше число установленных закономерностей поддается причинному объяснению и количественному выражению, тем шире возможности предвидения, тем точнее это предвидение. И наоборот». Поэтому прогнозирование - это прежде всего удел ученых, и любое администратичное вмешательство в него, исходя из сиюминутных интересов, пагубно для надежности прогнозов. Отказ в 90-е годы от комплексного научно-технического и социально-экономического прогнозирования с привлечением ученых был стратегической ошибкой.
Научная база циклично-генетического прогнозирования была создана Кондратьевым и получила подтверждение на практике. В одном из писем из заточения от 11.04.1934 г. он писал: «Объективно говоря, я и сам, следя отсюда, из тюрьмы, за ходом мирового экономического развитияѕ, считаю, что некоторые высказанные мною идеи и основанные на них прогнозы получили жизненную проверку и, по-видимому, вошли в фонд признанных положений».

Циклично-генетическая основа предвидения
Само по себе понятие «научность прогноза» – слишком общее. Наука науке рознь. Есть наука описательная (идеографическая), а есть теоретическая (номографическая). Последняя, как подчеркнул Н. Кондратьев, включает три раздела. "Основными разделами номографической экономической теории служат статика, динамика и генетикаѕ Современная методология экономической науки выделяет и стремится констатировать лишь понятия экономической статики и динамики, не зная экономической генетики».
Кондратьев стремился восполнить этот пробел и приступил, находясь в Суздальском политизоляторе, к реализации грандиозного научного замысла. Он написал книгу о тренде как теории экономической динамики (рукопись, объемом около 30 печатных листов до сих пор не обнаружена; видимо, ее уничтожили). «Как только кончу эту книгу, начну книгу о больших колебаниях, план которой и содержание для меня ясны. Затем буду писать книгу о малых циклах и кризисах. А после этого вернусь к вводной общеметодологической частиѕ И наконец, закончу все пятой книгой по синтетической теории социально-экономической генетики или развития». Планам этим не суждено было сбыться, и это невосполнимая потеря для науки: до сих пор намеченные им проблемы остаются во многом неразгаданными.
Статика – необходимая, но начальная ступень познания. Она выявляет и описывает структуру, внутренние и внешние взаимосвязи и пропорции изучаемого объекта в состоянии покоя или равновесного, плавного, без качественных скачков движения. К сожалению, на этой ступени останавливается большинство исследователей и прогнозистов.
Однако экономическая действительность изменчива и текуча. «Статическая теория бессильна выявить изменения экономических элементов, а также механизмы и направление этих изменений. Вот почему к экономической жизни можно и должно подходить также и с динамической точки зрения, т.е. мыслить ее в условиях процесса измененийѕ Динамическая точка зрения рассматривает экономические явления в процессе изменения экономических элементов и их соотношений и изучает закономерности в ходе самых изменений».
Высшей ступенью познания является социально-экономическая генетика, которая раскрывает закономерности наследственности, изменчивости и отбора в развитии общества, помогает понять их механизмы и пределы трансформации при смене циклов. Н.Д. Кондратьеву не удалось написать книгу о социогенетике. Исследование этой проблемы началось в России лишь в 90-е. Однако полученные результаты не были учтены «младореформаторами», из-за чего нанесен невосполнимый ущерб генетическому ядру нашей цивилизации.
Ядро научного наследия Кондратьева составляет учение о цикличной динамике, и, прежде всего теория больших циклов конъюнктуры, которая служит научной основой долгосрочного и стратегического прогнозирования. Сформулированы основные положения этой теории в книге «Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны», изданной в начале 1922 г. небольшим тиражом в Вологде и с тех пор не переиздававшейся. В этой работе выделены большие циклы конъюнктуры с 1789-го по 1849 г. (с пиком в 1809 г.), с 1849 г. по 1896 г. и с 1896 г. вплоть до кризиса 1920 г. , с которого начинается спад волны. Это дало основание для прогноза: «Подъемы малых циклов наступающего периода будут лишены той интенсивности, какой они обладают в период повышательной волны большого цикла. Наоборот, кризисы наступающего периода обещают быть более резкими, а депрессии малых циклов более длительными». Глубочайший мировой кризис 1929-1933 гг. и последовавшее за ним не очень интенсивное оживление экономики подтвердили этот прогноз.
Кондратьев вновь обращается к теории больших циклов конъюнктуры в статьях «Мировой хлебный рынок и перспективы нашего хлебного экспорта» (1923 г.), «Большие циклы конъюнктуры» (1925 г.), в докладе на дискуссии в Институте экономике (1926 г.) и в последней опубликованной при его жизни работе "Динамика цен промышленных и сельскохозяйственных товаров (к вопросу о теории относительной динамики и конъюнктуры)» (1928 г.). В этих работах теория больших циклов конъюнктуры всесторонне исследована логически и доказана статистически на обширном материале.
Теория больших циклов получила широкое признание за рубежом и подтверждение на практике. Им дали название «Циклы Кондратьева». Мировой экономический кризис 70-х годов ознаменовал переход от четвертого к пятому Кондратьевскому циклу. В 2000 г. на XI Междисциплинарной дискуссии «Прогнозирование циклов и кризисов» было определено время, место и ядро экономического кризиса 2001-2002 гг., и перехода к спадающей волне пятого Кондратьевского цикла. Этот прогноз подтверждается.
Методология долгосрочного прогнозирования всесторонне исследована в работах Н. Кондратьева «Проблема предвидения» (1926 г.) и «План и предвидение» (1927 г.). В них он, раскрывая критерии достоверности и надежности прогноза, характеризует три его типа: предвидение событий, носящих регулярный характер; предвидение событий, обнаруживающих закономерную повторяемость циклов и кризисов; предвидение общих тенденций социально-экономической динамики. Именно для двух последних типов определяющее значение имеет циклично-генетический подход. Необходим также и междисциплинарный подход к предвидению, ибо на закономерный ход социально-экономических явлений может повлиять как вторжение гетерогенных космических и биологических факторов, так и вмешательство человека в стихийный ход событий. Прогнозирование – процесс непрерывный, поскольку динамика общества полна неожиданными поворотами, которые вынуждают корректировать прогнозы.
Кондратьев разрабатывал математические методы прогнозирования и даже в тюрьме продолжал интенсивно заниматься этим. Он полагал, что выявленные им зависимости и разработанная математическая
макромодель в виде системы уравнений позволяют определить закон тренда динамики хозяйства страны, установить, какую фазу развития проходит данная страна,— находится ли она в стадии раннего подъема, расцвета или общего заката и стабилизации,— ставить общий прогноз развития страны, выявлять различные циклы в ходе развития народного хозяйства. Он высоко оценил полученный результат: «Я склонен думать, что составление и решение упомянутых уравнений представляет собой в полном смысле слова открытие, которое позволяет построить совершенно новый, в высшей степени увлекательный и важный раздел теоретической экономики, и притом на строгих и точных основаниях».
К сожалению, эта часть научного наследия Кондратьева оказалась не востребованной и не развитой. Долгосрочное макропрогнозирование по-прежнему строится на экономико-математических моделях (включая корреляционные модели, межотраслевые балансы и т.п.), отражающих логику экономической статики, а не цикличной динамики. Поэтому любой перелом тенденций, смена фаз циклов и самих циклов опрокидывают заложенные в такие прогнозы тенденции и макропоказатели.

Прогноз и план
Предвидение необходимо не для удовлетворения научной любознательности, обнаружения и проверки прогностической силы науки, а для целенаправленного воздействия государства на ход социально-экономического развития на основе перспективных (стратегических) планов. В отличие от современных сторонников рыночного фундаментализма, признающих только отрицательную роль государственного вмешательства в экономику, Н.Д. Кондратьева писал: «Строго говоря, в истории нет и не было такого народного хозяйства, развитие которого совершалось бы без всякого воздействия со стороны органов экономической политики». Такое воздействие осуществляется с помощью системы хозяйственных перспектив, определяющих основное содержание плана, а перспективы формируются на основе предвидения хода социально-экономических явлений действительности. «Перспективы плана являются не только директивой, но одновременно и предвидениемѕ План – не только предвидение: он одновременно и программа действия; но план без всякого предвидения – ничто».
Однако эти принципиальные положения о единстве предвидения (прогноза) и плана в СССР были отброшены в 30-е годы. Прогнозирование объявили буржуазным антиподом планирования, что вело к субъективизму и нередко к провалу ряда разделов пятилетних планов. Лишь с 60-х годов значение и авторитет прогнозирования начали восстанавливаться, что нашло выражение в двух взаимосвязанных сводных прогнозах, разрабатывавшихся, продлевавшихся и уточнявшихся каждое пятилетие: Комплексной программе научно-технического прогресса и его социально-экономических последствий на 20 лет и Генеральной схеме развития и размещения производительных сил на 15 лет. Однако при этом теория предвидения Кондратьева не принималась во внимание, что обесценивало эти прогнозы.
В начале 90-х годов был сделан крутой разворот в противоположную сторону: прогноз остался, план был отброшен. В Федеральном законе «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» от 20 июля 1995 г. присутствовали прогнозы, концепции, программы, но план «блестяще» отсутствовал. Да и сам этот закон все больше игнорируется в практике государственного регулирования экономики. Попытка восстановить хотя бы индикативный план оказалась безуспешной: проект закона вызвал возражения Минэкономразвития и правительства и был подвергнут вето президентом страны. Отсутствие ясной, опирающейся на обоснованный долгосрочный прогноз перспективной стратегии отрицательно сказывается как на экономике страны, так и на эффективности государственного регулирования экономики, становится все более опасным в условиях кризиса.
Кондратьев не ограничился разработкой теоретических основ предвидения и прогнозирования. Начиная с 1922 г. он приступил к разработке перспективного плана в самой сложной и значимой сфере экономики России 20-х годов - сельском хозяйстве. В «Основных положениях по разработке плана восстановления и развития сельского хозяйства» раскрываются содержание и организация планирования в переходной экономике, исходя из того, что производственная и иная хозяйственная деятельность непосредственно осуществляется миллионами отдельных крестьянских хозяйств. Хозяйства эти руководствуются в первую очередь своими частными интересами, приспосабливаясь к окружающей естественной и общественно-хозяйственной обстановке. Деятельность этих хозяйств протекает более или менее стихийно. Органы государства своими мероприятиями по агроэкономической помощи, землеустройству, мелиорации, организации кредита, снабжения семенами, орудиями производства могут изменить обстановку жизни и развития хозяйства. Тем самым они вносят в стихийное развитие сельского хозяйства элементы планомерности. Таким образом, речь шла не о диктате государства по отношению к самостоятельным товаропроизводителям, а о воздействии на их интересы и деятельность путем использования инструментов государственной политики.
При этом четко различались генеральный план восстановления и развития сельского хозяйства и текущие планы. «Необходимо иметь план деятельности, рассчитанный на целый ряд лет, план, который достаточно ясно говорил бы, в каком общем направлении мы имеем в виду воздействовать на сельское хозяйство и регулировать его развитие, и каким образом для достижения этой цели мы должны строить систему мероприятий в области сельскохозяйственного законодательства, агрономической помощи, землеустройства, мелиорации, животноводства, сельскохозяйственного кредита, кооперации, таможенно-тарифной политикиѕ Такой план деятельности и есть генеральный или общий план восстановления и развития сельского хозяйства».
При разработке генерального плана следует исходить из тенденций естественно-исторической эволюции сельского хозяйства страны и каждого региона, средств и направления регулирующей деятельности, при помощи которой можно было бы, опираясь на естественные прогрессивные тенденции развития сельского хозяйства, способствовать его возрождению и развитию в желательном направлении. «Исходя из необходимости интенсификации и повышения товарности производства, следует увеличить внимание развитию сельскохозяйственной кооперации, подъему рыночных и интенсивных культур и развитию более совершенных и устойчивых систем хозяйства».
Предложенная Кондратьевым методология перспективного планирования развита в работах «План и предвидение» и «Критические заметки о плане развития народного хозяйства» и реализована при подготовке проекта перспективного плана развития сельского хозяйства, что нашло отражение в его докладах «Перспективы развития сельского хозяйства России» (1924 г.), « Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства» (1925 г.).
Исходным пунктом планирования является определение системы перспектив на основе изучения объективного положения народного хозяйства и тенденций его развития под влиянием различных факторов. План включает анализ объективной хозяйственной действительности и тенденций ее развития и «построение системы мероприятий и средств воздействия государства на ход этого стихийного развития в целях направления его по максимально желательному руслу».
План должен строиться на основе выявления вероятных тенденций и предвидения хода социально-экономических явлений в рамках заданного периода, возможностей и средств воздействия государства на ход развития действительности в будущем, оценки эффекта этого воздействия. Отсюда вывод: перспективы плана являются не только директивой, но и предвидением, опирающимся на знание связей и закономерностей в ходе действительности, которые были подмечены при изучении прошлого, и прежде всего динамических закономерностей, так как только динамические закономерности могут указать путь и формы перехода событий из стадии настоящего к той или иной стадии будущего, только динамические закономерности как бы связывают настоящее и будущее.
Однако подходы Кондратьева и предложенная им методология были отвергнуты, что привело к тяжелым последствиям для сельского хозяйства. В начале 90-х годов перспективное планирование в стране вообще было свернуто в угрозу рыночной стихии. Государственное регулирование экономики осуществляется вслепую, без ясного понимания долгосрочных последствий предпринимаемых действий. Поставленная Правительством в декабре 1999 г. задача разработки стратегического плана развития страны до 2010 г. так и не была выполнена.
Касаясь методологии разработки перспективного плана, Кондратьев отмечает, что этот план должен состоять из двух основных частей. Первая должна содержать обоснованное и по возможности количественно выраженное представление о вероятных и желательных перспективах развития хозяйства. Вторая часть плана должна содержать систему согласованных с этими принципами мероприятий государства, которые направлены на осуществление этих перспектив.
Исходя из возможных тенденций, определяются желательные направления развития сельского хозяйства на перспективный период и обеспечивается соответствующее развитие производительных сил народного хозяйства: создание сырьевой базы для развития промышленности, рост трудоинтенсивных отраслей и культур, восстановление экспортных возможностей сельского хозяйства, расширение занятости для трудоизбыточного сельскохозяйственного населения, расширение налогооблагаемой базы сельского хозяйства. Ключевое значение в экономической политике, подчеркивал Н.Д. Кондратьев, приобретает ставка на индустриализацию сельского хозяйства, повышение его товарности и развитие кооперации. Однако он предупреждал против политики сверхиндустриализации, разрушающей сельское хозяйство.
Применительно к сельскому хозяйству, которое отличается глубокой дифференциацией естественных и социально-экономических условий воспроизводства, Кондратьев четко формулирует методологию территориального перспективного планирования: «Мы поставили себе задачей подойти к построению перспективного плана строго на основе районного принципаѕ По каждому району дана краткая формулировка (на основе предшествующего изучения) общих естественно-исторических и экономических условий его эволюции в прошлом; затем указано в связи с конкретными условиями каждого района и задачей повышения его производительных сил вероятное и желательное направление развития его сельского хозяйства; в связи с этим далее по каждому району были намечены наиболее прогрессивные организационно-производственные типы хозяйствѕ Дальше были сформулированы те основные задания, которые стоят в каждом районе перед землеустройством, мелиорацией и агрокультурной работой». Такая работа была проведена по 10 экономическим районам России.
Касаясь методов разработки перспективных планов, Кондратьев подверг критике Госплан СССР за построение детализированных балансов всего народного хозяйства на пятилетие. Он предостерег против гипноза цифр и арифметики: «Наши претензии рисовать в точном количественном выражении будущее движение различных элементов хозяйства без достаточного учета природы этих элементов, без достаточного внимания к срокам этого предвидения и экономическому обоснованию перспектив сплошь и рядом абсолютно превосходят наши объективные возможности и приводят к совершенно иллюзорным, необоснованным и ошибочным построениям». Это замечание актуально звучит и сегодня: высокопроизводительные технические средства расчетов не могут заменить научно обоснованную методологию прогнозирования и перспективного планирования.
Решение проблемы обоснованности и эффективности перспективных планов, делает вывод Кондратьев, лежит не в цифровых упражнениях, а в углубленном экономическом анализе, в том числе и при помощи статистических методов, условий внутреннего и мирового рынков, определяющих уровень и соотношение цен, вероятные тенденции изменений этих условий, реорганизации сельского хозяйства и т.д. Нужно понимать относительность плановых директив: «Составляемые планы не могут пониматься как строго точная, так сказать, «казенная» директива. Они должны пониматься как основная указующая директива, требующая от практики максимальной творческой гибкости в смысле учета конкретных условий работы и получения наибольших результатов».

Регулирование рынка
Кондратьев определил основные принципы регулирования рынка, и прежде всего соотношения промышленных и сельскохозяйственных цен: «Мы хотим, чтобы политика цен сельскохозяйственных продуктов строилась на принципе, что цена должна обеспечивать расширенное воспроизводство сельскохозяйственных товаровѕ С этой точки зрения легко решается и вопрос соотношения цен сельскохозяйственных товаров и промышленных». Этот принцип относится и к регулированию железнодорожных тарифов: «Железнодорожные тарифы не должны ложиться на сельскохозяйственные товары тяжелей, чем на товары какой-либо другой отрасли народного хозяйства, и они не должны противодействовать тенденциям развития экспорта сельскохозяйственных товаров. Последнее связано для нас с подходом к построению дифференциальной системы тарифов и к созданию специальных вывозных тарифов в отношении некоторых сельскохозяйственных продуктов».
Нужно сказать, что ценовая государственная политика в последующие десятилетия, и особенно в 30-40-е и 90-е годы, исходила из противоположных принципов и препятствовала не только расширенному, но и простому воспроизводству в сельском хозяйстве России, а также его модернизации. В подтверждение можно привести такие данные Госкомстата России: за 1991-2001 гг. индексы цен промышленной продукции выросли в 12 тыс. раз, тарифов на железнодорожные грузовые перевозки – в 27,3 тыс., тогда как индексы цен сельсхозпродукции – в 4,6 тыс. раз.
Таким образом, мы находим в научном наследии Николая Кондратьева основы теории и методологии прогнозирования и перспективного планирования, которыми не грех руководствоваться и в современной практике государственного регулирования рыночной экономики.
За невежество приходится слишком дорого платить. Идеи Н.Д. Кондратьева в области предвидения и стратегического планирования не смогли (или не захотели) воспринять и в 30-80–е, и в 90-е годы бездарные руководители экономики. Но хотелось бы верить, что не все еще потеряно.

Пусть цель нашего стремления
Где-то очень далеко,
Тот достоин преклонения,
Кто им верит глубоко.
Смысла нет жить без движенья,
Без волнений, без мечты!
Пусть грохочет гром сраженья!

Николай КОНДРАТЬЕВ
Стихи, написанные в Суздальской тюрьме

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100