Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

ПРИЗРАК КОММУНИЗМА БРОДИТ ПО ЧУБАЙСУ
ЧТО КРОЕТСЯ ЗА ДЕМАРШАМИ ГЛАВЫ РАО 'ЕЭС РОССИИ'?

В последнее время частота виртуального явления народу Анатолия Чубайса на телеэкранах и страницах газет существенно возросла. Не утруждая себя особо аргументами, глава РАО 'ЕЭС России' пытается внушить согражданам мысль о неотвратимости и значимости для всеобщего блага намеченной им очередной масштабной реформы, первые результаты которой - массовые отключения тепла и света еще в преддверии лучшей жизни многие уже почувствовали на себе. Вместе с тем, Анатолий Борисович уверяет публику, что он все еще ох как даже ого-го!!! В смысле своей влиятельности. Ежели, конечно, его к стенке прислонить. 'Семейной'. Правда, на нее нынче, похоже, рассчитывать не очень приходится.

Тем не менее, недавно Анатолия Борисовича по-товарищески прислонил к себе Сергей Степашин. Как известно, широко разрекламированное заседание коллегии Счетной палаты, на котором должны были утвердить результаты проверки использования федеральной собственности в РАО 'ЕЭС России' и, в частности, незаконное отчуждение части акций этой компании иностранными лицами, закончилось ничем. Причиной тому послужили, по словам Степашина, 'внезапно (?) обнаруженные серьезные противоречия в материалах проверки аудитора и аргументах, представленных руководителями энергетической компании'.

Следует заметить, проверка длилась целый год, а с результатами проверок обычно предварительно знакомят проверяемых. Так что 'внезапно' обнаруженные серьезные противоречия должны были быть рассмотрены заблаговременно, и тогда упомянутое заседании коллегии Счетной палаты не превратилось бы в бенефис Анатолия Борисовича. Ведь судя по растиражированным прессой 'аргументам руководителей энергетической компании', высказанных на коллегии Чубайсом, то был явный блеф, весьма для него характерный, к которому он прибегает при необходимости прикрыть свои неблаговидные дела. Вспомним, как, разоблачив в конце июня 1996 года 'заговор' против 'царя и отечества', Чубайс спас тогда себя и своих подельников от крупных неприятностей, грозивших им в связи с выносом свыше полумиллиона долларов из Белого дома. Результаты же проверки Счетной палаты Анатолий Борисович расценил как 'попытку коммунистического реванша'. По всей видимости, разоблачение коммунистического заговора, вызревавшего в Счетной палате во время проводившейся проверки деятельности РАО 'ЕЭС России', потребовалось, чтобы оттянуть обнародование результатов этой проверки. Ведь судя по 'реваншистским устремлениям' проверявших компанию, их выводы, надо полагать, далеко не безобидны для Чубайса. А выиграть время необходимо, чтобы ничто не помешало не мытьем, так катанием заставить правительство принять декларируемую Чубайсом программу реструктуризации компании и тем самым отвлечь внимание от разваливаемого под его руководством электроэнергоснабжения страны.

Но что на самом деле кроется за намерениями реформировать российскую электроэнергетику? Анализ показывает: 'реструктуризация' единой энергосистемы, а попросту говоря - ее раздел на самостийные куски, затевается для прикрытия нового масштабного передела собственности, направленного против интересов страны и ее безопасности. И для его осуществления, похоже, затеяна многоходовая иезуитская комбинация, по сценарию которой принят даже федеральный закон, ограничивающий иностранным лицам размеры владения акциями РАО 'ЕЭС России'. Закон же этот умышленно не исполняют, дабы держать иностранных акционеров на крючке и, пугая деприватизацией, манипулировать их голосами.

Коль сапоги начнет тачать пирожник...

Чтобы осознать все негативные последствия намерений Чубайса разделить единую энергосистему страны (ЕЭС) на множество узкопрофильных самостоятельных компаний, занятых только либо производством, либо передачей, либо распределением электроэнергии, необходимо четко понимать, для чего создавалась ЕЭС (не дураки же ее придумали), а также принципы ее построения и функционирования.

Образно и упрощенно единую энергосистему можно представить в виде группы сообщающихся между собой бассейнов. Первый из них - самый большой, условно общефедеральный, размещается на территории европейской части страны, Урала и Сибири. Наполняют его, причем наиболее дешевой электроэнергией, самые крупные и эффективные электростанции, именуемые федеральными. Вода в этом бассейне перетекает на дальние расстояния. Образуют его дальнемагистральные линии электропередачи с самыми высокими напряжениями - 500, 750 и 1150 киловольт, что позволяет уменьшить потери электроэнергии при ее транспортировке за тысячу километров.

По одному бассейну-распределителю имеется в каждом регионе. И почти каждый из них со своими, наполняющими его станциями. Но эти станции менее мощные, чем в федеральном бассейне, а вырабатываемая ими электроэнергия более дорогая. Причем лишь несколько регионов могут круглый год сполна обеспечивать себя собственными источниками "воды", а прочие, в той или иной мере, заимствуют ее из общефедерального бассейна.

Перетоки осуществляются следующим образом. На территориях, расположенных примерно в рамках федеральных округов, размещены межрегиональные бассейны, с которыми соединены соответствующие региональные (называются они "региональные энергосистемы" - АО-энерго). Заполняются промежуточные бассейны (называются они "объединенные энергосистемы") электроэнергией из общефедерального бассейна. При этом напряжение ее понижается до 380, 220 и 110 кВ, и она перетекает в региональные бассейны по мере надобности. Но воду в промежуточные бассейны подают и расположенные на их территориях федеральные станции по линиям электропередач с соответствующими напряжениями. А из этих линий, через понижающие напряжение подстанции, электроэнергия перетекает в региональные системы, где напряжение дальше трансформируется в более низкие значения под нужды потребителей. Вместе с тем, через промежуточные бассейны перетекает также электроэнергия некоторых региональных станций.

В чем же преимущества подобной бассейновой системы? Если бы каждый регион снабжался водой из собственного изолированного бассейна при условии достаточной мощности наполняющих его источников, то по ночам, когда потребление падает, пришлось бы куда-нибудь сливать лишнюю воду. Дело в том, что бо_льшую часть электростанций страны составляют тепловые (ТЭС) и атомные (АЭС). Чтобы значительно снизить ночью мощность ТЭС, надо погасить соответствующее количество котлов и остановить тепловые турбины, а на АЭС осуществить достаточно сложные операции со стержнями, в которых заключено ядерное топливо. Так вот, полный сброс мощности и ее последующее восстановление занимают на ТЭС от 6 до 8 часов, а на АЭС - около суток. По этой причине мощность таких станций снижают по ночам лишь примерно на 20-30%, и поэтому почти во всех странах, особенно небольших, расположенных в одном часовом поясе, где энергосистемы однобассейновые, вынуждены в нерабочее время сливать излишки электроэнергии в буквальном смысле на улицы. Именно этим обстоятельством объясняется, почему там по ночам разлито море света, освещающего самые глухие закоулки.

А у нас общефедеральный бассейн охватывает примерно 8 часовых поясов, и по мере смены в регионах дня и ночи вода циклически перетекает в нем с востока на запад и обратно. Наличие системы сообщающихся бассейнов, вместо множества изолированных региональных, позволяет также существенно снизить суммарно потребную мощность электростанций. В дореформенные времена эта экономия составляла примерно 20 млн. кВт. На самом деле экономия оказывается существенно бо_льшей. Ведь в изолированных бассейнах, по мировым меркам, требуется иметь еще про запас, на случай аварий, около 40% резервных мощностей. А при общем бассейне и наличии станций, размещенных в разных часовых поясах, допусти_м меньший резерв. К тому же и надежность ЕЭС существенно выше изолированных энергосистем, таких, как, к примеру, в США, где в отличие от российской системы возникали крупные аварии. После чего американцы начали внедрять у себя наши бассейновые принципы. Следует отметить еще одно важное обстоятельство. До акционирования ЕЭС находилась под крышей российского министерства энергетики, являвшегося, подобно МПС, хозяйствующим субъектом и естественным монополистом. Управление перетоками электроэнергии было тогда централизованным и оптимальным, при котором добивались минимизации затрат в системе в целом. Для этого, в первую очередь, вырабатывалась и использовалась наиболее дешевая электроэнергия федеральных станций, а менее эффективные станции, потребляющие больше топлива на 1 кВт ч., наполняющие региональные бассейны, включались, в основном, осенью и зимой, когда возрастало потребление энергии.

После акционирования в хозяйствующие субъекты превратили региональные энергосистемы, и вместо одного естественного монополиста их оказалось около 80. Иначе говоря, джинн, выпущенный из бутылки с этикеткой "Минэнерго", превратился в многоголовую гидру, каждая голова которой требует теперь себе подношений. Так как разрушили единое управление ЕЭС, то нынче в регионах на всю катушку круглый год используют собственные станции с более дорогой электроэнергией, что для региональных АО-энерго, да и властей, коммерчески выгодней: прибыли и налогов на халяву больше набегает, чем при пользовании федеральным бассейном. Ведь за все "издержки" платит потребитель. А федеральный бассейн в сочетании с промежуточными лукаво назвали федеральным оптовым рынком электроэнергии и мощности (ФОРЭМ). Однако станции, наполняющие его более дешевой электроэнергией, загружены теперь в среднем в год всего на треть своей мощности, а тарифы им устанавливает государство. О какой конкуренции и о каком рынке может идти речь при этом?

Конкуренция диктатуры

По самым приблизительным оценкам, в результате непродуманного акционирования электроэнергетики, разрушившего прежнее организационное и технологическое единство ЕЭС и, в частности, оптимизацию перетоков, расход топлива при производстве электроэнергии в сравнении с прежними временами возрос не менее чем на 20%. Поэтому одно лишь восстановление прежнего оптимального управления перетоками позволило бы существенно снизить затраты на производство электроэнергии, а следовательно, и тарифы. Чубайс же предлагает разрушить организационное и технологическое единство теперь уже региональных систем, разделив их на независимые генерирующие, сетевые и сбытовые компании, причем в новое множество генерирующих компаний вольются и крупные федеральные тепловые станции. Тем самым будет окончательно похоронена прежняя ЕЭС. Однако Чубайс утверждает, что благодаря его новациям возникнет конкуренция между станциями и электроэнергия подешевеет, а иностранные инвесторы побегут становиться в очередь с предложениями денег на обновление оборудования. Возможно ли такое?

Что касается конкуренции, то это очередной блеф, так как она возникает лишь при равных для всех участников условиях состязательности. А таких условий нет в принципе. И вот почему.

Во-первых, примерно 60% мощностей всех тепловых станций приходится на местные ТЭЦ, многие из которых не имеют выхода даже в межрегиональные бассейны. Во-вторых, станции, работающие на ФОРЭМ, распложены в разных точках страны, и стоимость электроэнергии в месте ее потребления складывается из отпускной цены на электростанции, а также стоимости ее передачи и распределения с учетом многократной трансформации напряжения. И если за морем телушка будет стоить даже полушку, то за перевозку придется рубль платить, и цена для потребителя окажется в 2-4 раза большей. Дело в том, что основная часть линий электропередач работает с напряжением 220, 380 и 500 кВ, транспортировка электроэнергии по которым экономически выгодна лишь на расстояния до 300-400 км, а для более удаленных потребителей существенно увеличиваются затраты из-за роста потерь энергии в проводах. Поэтому рынки сбыта на местах, причем на многих монопольно, займут близрасположенные к ним электростанции, как это уже произошло при акционировании, но тарифы им теперь никто устанавливать не будет со всеми вытекающими из этого последствиями. Вплоть до сговора о ценах. Так что естественные монополисты превратятся в диктаторов, которые будут состязаться в обдирании потребителей.

Что же касается инвестиций, то их охотнее вкладывают в большие рентабельные системы, работающие на конечную высоколиквидную продукцию, сбыт которой гарантирует окупаемость и возврат вложений. У нас же рентабельность энергетического "семейства" скатилась до 10%, а "живыми" деньгами оплачивается менее половины потребляемой энергии. Поэтому за все годы существования РАО "ЕЭС России" ни один частный инвестор не рискнул вложить свои кровные в эту компанию, если не считать первичное приобретение ее акций фактически задарма, выручка от которых попала в бюджет. А после раздела "по Чубайсу" куски ЕЭС окажутся еще менее привлекательными. Ведь примерно треть мощностей электростанций (около 70 млн. кВт) и 40% оборудования линий электропередач, а также подстанций выработали свой ресурс. Кроме этого, за последние три года пребывания у руля компании неспециалистов, сначала скандально известного Бревнова, а затем Чубайса, кредиторская задолженность РАО "ЕЭС России" перегнала дебиторскую (до этого было наоборот), и эта разница уже приблизилась к 20 млрд. рублей. К тому же примерно 40% предприятий отрасли убыточны, и вновь организованные с их участием компании получат в наследство громадные долги. Кто же с такими веригами сможет конкурировать на равных, не говоря уже о весьма сомнительной привлекательности подобных объектов для инвестиций?

О неблагополучии с управлением экономикой электроэнергетики свидетельствуют и начавшиеся нынешним летом(!) массовые отключения потребителей из-за дефицита топлива. Но ведь уровень оплаты потребляемой энергии сейчас составляет 98%. Куда же деньги деваются?

Следует заметить, отключают потребителей по команде Чубайса за прежние долги. При этом страдают невинные люди, в том числе находящиеся в больницах, жизни которых из-за обесточенности медицинской аппаратуры угрожает опасность. По сути, Чубайс присвоил себе судебные и карательные функции, что явно противоречит российскому законодательству. Однако вместо того, чтобы власть употребить, правительство Чубайсу все пока спускает с рук, хотя он не владелец компании, а всего лишь наемный управляющий, некомпетентность которого очевидна уже многим. Ведь отключая потребителей за старые долги при том, что они сейчас платят сполна, Чубайс лишает тем самым доходов, прежде всего, самих энергетиков: они прекращают производство электроэнергии, за которую можно сегодня получать деньги. Одновременно наносится громадный ущерб государству, так как останавливаются предприятия и уменьшаются налоговые платежи. А обесточенные предприятия не могут выплачивать свои долги РАО "ЕЭС России". К тому же отключения электроэнергии провоцируют социальные взрывы и недовольство людей властью. Каков же уровень профессионализма управляющих компании, игнорирующих тривиальные основы экономики производства?

Предлагая свою утопическую программу новой реструктуризации отрасли, направленной на окончательный развал ЕЭС, Чубайс, естественно, не представил абсолютно никаких расчетов, обосновывающих хотя бы экономическую эффективность его новаций. Понятно, что доказать недоказуемое невозможно. Остается одна риторика, которой почему-то многие верят. Тогда эти люди должны поверить и в возможность коммерческой рентабельности грузоперевозок на узлах разобранного автомобиля, и в возможность инвестиций в развитие таких "перевозок".

Спрашивается, так во имя чего все затевается? Не приходится сомневаться, что Чубайс хочет как можно скорее освободиться от ответственности за энергоснабжение страны, с которым он не справился, взвалив ее на будущие специализированные компании. А освобожденная от такой ответственности материнская компания займется сбором денег с потребителей. Но на самом деле, как отмечалось выше, под прикрытием реструктуризации намечается новый масштабный передел собственности. Причем новые хозяева, возможно, получат на халяву еще и богатое приданое, многократно превосходящее суммарный нынешний уставный капитал РАО и его "дочек".

Как Алик и Толик делили пирог

Возможности для такого передела путем распродажи государственной доли активов компании заложили при акционировании электроэнергетики все тот же Анатолий Чубайс со своим ближайшим сподвижником Альфредом Кохом, или Аликом, как нежно называет его Толик.

В августе 1992 г. президент страны своим указом поручил Госкомимуществу учредить государственное РАО "ЕЭС России" и внести в его уставный фонд не менее 49% акций, принадлежавших государству в уставных капиталах вновь учреждаемых предприятий энергокомплекса, а также полную стоимость всех магистральных линий электропередач, крупных электростанций и подстанций. Следовательно, уставный капитал РАО "ЕЭС России" должен быть сегодня никак не меньше суммарного уставного капитала его "дочек", так как все имущество отрасли перед ее акционированием являлось государственным. Однако капитал материнской компании оказался в 7 раз меньше. И это, как показано ниже, неспроста.

В ноябре 1992 г. президент страны издает еще один указ, № 1334, согласно которому за государством почему-то закреплялся лишь 51% акций пакета РАО "ЕЭС России". Но зато усиливалось государственное управление компанией. Согласно этому указу председатель правления и представители государства в виде коллегии в совете директоров назначались правительством страны. Продаваться акции после их выпуска должны были также на условиях и постановлениями правительства. И еще одно немаловажное обстоятельство: этим указом предписывалось 20% акций продать исключительно российским гражданам за приватизационные чеки. Следует подчеркнуть, что, вопреки утверждению Чубайса на коллегии Счетной палаты, данный президентский указ действует по сию пору, но Чубайс с Кохом, последовательно возглавлявшие Госкомимущество, грубо пренебрегали им.

С сентября 1993 г. по июнь 1994 г. российским гражданам в обмен на ваучеры продали вместо 20% лишь 2% выделенных президентским указом акций, а еще почти 15% были распроданы за деньги, в том числе более 10% иностранным лицам. Куда подевались остальные акции из президентской квоты для российских граждан - владельцев ваучеров, Счетная палата, проверявшая в 1998 г. законность приватизации компании, так и не смогла обнаружить. Очевидно, чтобы замести какие-то следы, ГКИ уже после 1 июля 1994 г., дня завершения продаж акций за чеки, да еще и задним числом, дважды противозаконно вносило изменения в упомянутую президентскую квоту. Сначала Кох поправил президента в октябре 1995 г., когда своим распоряжением снизил квоту акций до 17,25%, а еще спустя год заменил квоту на 19,3%. Тем самым были нарушены не только упомянутый указ № 1334, но и правила финансовой отчетности и документооборота.

Кто смог подсунуть Борису Ельцину указ № 1334, согласно которому в руках государства должен был остаться лишь 51% акций РАО "ЕЭС России", можно только догадываться. Ведь при таком пакете государство потеряло контроль за принятием стратегических решений на собрании акционеров, для чего требуется обладать квалифицированным большинством. Оно, согласно уставу компании, составляет 75% голосов. И соответствующий пакет акций предписывает государству иметь Конституция РФ, принятая в декабре 1993 г. Ведь в ее статье 71 прямо сказано, что "федеральные энергетические системы находятся в ведении Российской Федерации". Правда, нередко приходится слышать, что понятие "федеральные энергетические системы", мол, не расшифровано законодательно. Попробуем разобраться в этом. Что касается словосочетания "энергетическая система", то его научно обоснованное содержание давно известно специалистам: это автоматизированный комплекс технических средств, обеспечивающих электроэнергоснабжение потребителей.

В комплекс входят электростанции, линии электропередач, трансформаторы напряжения, распределительные подстанции и автоматические управляющие устройства, причем часть функций управления выполняют операторы. Если из такого энергокомплекса изъять один из видов перечисленных средств, он перестает быть системой, подобно тому как автомобиль перестает быть таковым в отсутствие двигателя или колес. ЕЭС охватывает значительную часть территории страны и поэтому является федеральной системой. Вместе с тем, согласно соответствующему закону, ЕЭС представляет собой естественную монополию, и еще никто не смог доказать, в том числе Чубайс, что ее организационное разделение на коммерчески самостоятельные функциональные части обеспечит получение бо_льшего экономического эффекта и будет более выгодным для потребителей. Даже реструктуризация управления ЕЭС, осуществленная при акционировании электроэнергетики, нанесла потребителям, как показано выше, громадный экономический ущерб.

Казалось бы, все ветви власти должны были озаботиться приведением нормативных правовых актов в соответствие с конституционными нормами. В частности, надо было немедленно прекратить распродажу акций РАО "ЕЭС России" и довести госпакет до 75%.

Такая возможность появилась с переоценкой основных фондов Общества в 1994 г., после чего их стоимость возросла в 300 раз, и последовавшей в 1995 г. соответствующей дополнительной эмиссией акций. Однако и они стали в больших количествах распродаваться на денежных аукционах. Но если до дополнительной эмиссии средняя цена акций РАО "ЕЭС России" на вторичном рынке ценных бумаг составляла 22,6 доллара, то после начала масштабной распродажи их цена стала падать и за несколько месяцев снизилась до 25 центов. Так руководство Госкомимущества "обвалило" рынок акций Общества. После чего он так и не оправился, а электроэнергетика из-за этого лишилась инвестиций.

С тех пор экономическое и техническое состояние отрасли стало намного хуже. Поэтому разглагольствования Чубайса о десятках инвестиционных миллиардах долларов, которые якобы хлынут в электроэнергетику после почти полной распродажи активов Общества и его "реформирования", - не более чем очередной блеф, провоцирующий правительство сыграть в лохотрон. Ведь выброс, без обновления основных фондов, на рынок новых акций Общества вызовет лишь дальнейший спад их котировок.

Таким образом, навязываемая программа реструктуризации РАО "ЕЭС России" есть не что иное, как повторение уже пройденного, но с более трагичными последствиями, и поэтому напоминает повторный удар молотком в последний гвоздь, заколачиваемый в крышку гроба.

"Кидалы" нерезидентов

При проверке в 1998 г. результатов приватизации РАО "ЕЭС России" Счетная палата вскрыла множество нарушений законодательства, вполне осознанно допущенных прежним руководством Госкомимущества и нанесших громадный ущерб интересам государства. Одно из самых наглых (по лексике Чубайса) среди них связано с продажей в начале 1997 г. иностранным лицам 8,5% акций Общества. Продали их не по постановлению правительства страны, как того требует законодательство, а токмо волею Альфреда Коха, подписавшего об этом распоряжение ГКИ. Наплевать ему было и на Конституцию, и на ее гаранта. Но дело не только в игнорировании законности. Продажа состоялась вопреки возражениям руководства Минтопэнерго и РАО "ЕЭС России". Не помогло даже их обращение к тогдашнему главе правительства, решившему в очередной раз сделать как всегда.

К этому времени в руках иностранных лиц уже оказалось около 22% акций РАО, и, увеличив свой пакет до 30%, они получали возможность солидарно блокировать принятие стратегических решений, т. е. активно влиять на государственную политику в этой стратегически значимой для страны отрасли. Поэтому высказывания типа "задешево продали интересы Родины" вполне применимы к данному событию. Ведь продали акции по 8 центов за штуку, выручив около 162 млн. долларов. Хотя их балансовая стоимость была тогда вчетверо большей. Получалось, что киловатт генерирующей мощности в российской ЕЭС стоил всего 25 долларов, в то время как такой же киловатт зарубежных компаний оценивался от 500 до 1000 долларов. А через несколько месяцев после незаконной распродажи курсовая стоимость акций Общества возросла до 42 центов. Таким образом казна лишилась почти миллиарда долларов. Любопытно, что Российский фонд федерального имущества (РФФИ), который уполномочен заниматься распродажей госакций, заплатил своему финансовому консультанту компании First Boston, предложившей эту заведомо убыточную для страны сделку, 22,5 млрд. неденоминированных рублей.

Вырученные от продажи этих акций деньги должны были, за вычетом комиссионных продавцу (0,8%), быть перечислены в федеральный бюджет. Но РФФИ по указанию того же Коха незаконно перевел Госкомимуществу 5 млн. долларов и 13,4 млн. долларов созданной ГКИ фондовой корпорации. Куда подевались эти деньги - неизвестно.

Генеральная прокуратура, по результатам проверки Счетной палаты, в начале 1999 г. предложила правительству в судебном порядке признать сделку недействительной. Но в Белом доме по этому поводу молчат до сих пор, а нерезиденты, не знающие всех тонкостей нашего законодательства, могут оказаться "кинутыми".

К слову, из более чем 3000 сделок с акциями РАО "ЕЭС России", совершенных иностранными лицами, лишь несколько десятков таких сделок были, как положено законодательством, зарегистрированы в Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. Это ли не свидетельство бесконтрольности обращения ценных бумаг на российском фондовом рынке?

В 1998 г. депутаты Госдумы, казалось бы, озаботились значительным ослаблением влияния государства на управление российской электроэнергетикой. Ведь при наличии в руках государства всего лишь 52% акций РАО "ЕЭС России" электроэнергоснабжение страны во многом зависит от коммерческих и политических интересов всех других акционеров, невзирая на их гражданство. Однако депутаты почему-то увидели такую опасность только со стороны иностранных лиц и приняли закон, которым ограничили для них владение акциями РАО "ЕЭС России" в размере 25% пакета Общества. Хотя, как отмечалось, для выполнения условий Конституции за государством законодательно необходимо было закрепить 75% акций, для чего ограничительную квоту в четверть пакета требовалось интернационализировать. Но самое удивительное, что квоту для иностранных лиц установили только на акции материнской компании, забыв про ее дочерние компании, суммарный уставный капитал которых в 7 (!) раз превосходит уставный капитал РАО "ЕЭС России". И какой долей "дочек" владеют иностранцы, никто толком не знает, так как для каждой из них ведется свой реестр акционеров. Уже после принятия в мае 1998 г. закона о квоте доля акций Общества у иностранных лиц продолжала увеличиваться, и на сегодня, по данным Центрального московского депозитария, ведущего реестр материнской компании, с 30 возросла почти до 38%. Спрашивается, кому и для чего было нужно сначала обесценить акции РАО "ЕЭС России" и превратить их в приманку для иностранцев, а затем, клюнувшим на нее, угрожать деприватизацией?

Акционеры АО "Рога и копыта"

Чтобы провернуть громадье своих планов, Анатолию Борисовичу необходимо было заполучить в Обществе власть. Неограниченную, всерьез и надолго. А для этого требовалось завладеть голосами акционеров, причем в размере квалифицированного большинства.

В мае 1998 г. иностранные лица, по всей видимости напуганные принятием закона, ограничивающего для них владение акциями РАО "ЕЭС России", выдвинули и избрали Анатолия Борисовича и некоторых других "товарищей", включая проворовавшегося Бревнова, предшественника Чубайса, в совет директоров Общества. Но избрали, как выяснила Счетная палата, незаконно. Дело в том, что из 18 иностранных компаний, заявивших о себе на собрании как об акционерах РАО "ЕЭС России" и голосовавших за упомянутых "товарищей", 16 действительно оказались таковыми, но иного Общества - "Рога и копыта". На самом деле они являлись обладателями так называемых депозитарных расписок, ценных бумаг, выпущенных зарубежными финансовыми учреждениями под залог акций, находившихся в руках иностранных акционеров. На каждую такую расписку приходится 100 акций. К слову, бумаги эти не предусмотрены нашим законодательством, но депозитарных расписок к началу этого года было выпущено в обращение уже под 36,2% акций РАО "ЕЭС России" из общего их количества в 37,8%, принадлежащих иностранным лицам. Это ли не наглядное подтверждение того, что акции Общества попали в руки финансовых спекулянтов и не помышляющих о каких-либо инвестициях? Между прочим, на предпродажную рекламу и размещение на зарубежных фондовых рынках только одного пакета в 7,5% акций затратили свыше 800 тысяч долларов. Однако курсовая стоимость депозитарных расписок на западных рынках, выпуском которых намеревались привлечь внимание к продажам самих акций, все годы не превышала продажной цены акций в самой России. К тому же после выпуска депозитарных расписок значительно сократились и объемы торгов самими акциями. Следует заметить, на снижение котировок акций РАО "ЕЭС России" значительно повлияло и принятие закона, ограничивающего их владение иностранными лицами.

Обладатель депозитарных расписок в какой-то мере соответствует зафиксированному нашим законодательством понятию номинальный держатель акций. Номинальный держатель - это лицо, которое по соглашению с владельцем акций получает те или иные его права. Однако акционеры "Рогов и копыт", являвшиеся номинальными держателями акций РАО "ЕЭС России" и присутствовавшие на упомянутом собрании 1998 г., не представили доверенностей на право голосования и поэтому пять избранных ими представителей оказались в совете директоров незаконно. Неправомочно стали тогда членами совета и четыре представителя государства, так как, согласно действующему законодательству, представители государства в совете должны не избираться общим собранием акционеров, а назначаться правительством страны. Оно же, по закону "Об акционерных общества", а также согласно Конституции и даже упоминавшемуся выше президентскому указу № 1334 от 1992 г., от имени государства, как владельца контрольного пакета, должно назначать и председателя правления Общества. Тем не менее нелегитимно избранный совет директоров незаконно же назначил в 1998 г. Чубайса председателем правления РАО "ЕЭС России".

Власти страны проигнорировали тогда результаты проверки Счетной палаты, и описанный спектакль повторился в 1999 г. Более того, при активном участии представителей государства, действовавших по неправомочному указанию самого гаранта Конституции страны (любопытно, кто его так подставил?), в устав Общества собрание акционеров внесло незаконную поправку, дающую право самим акционерам 75% голосов назначать сроком на пять лет председателя правления. Таким образом, акционерам РАО "ЕЭС России" позволили присвоить и право законодателя, и функцию исполнительной власти. Можно сказать, что тем самым в РАО "ЕЭС России" была предпринята попытка антигосударственного, т.е. против государственных интересов, переворота. Ведь таким "законодательным" образом правительство страны само себя лишило и оперативного контроля за стратегически значимой отраслью, отказавшись от права назначения управляющего компании. Речь идет пока именно о попытке переворота потому, что председателя правления по новому "закону", хотя пошел второй год со дня его "принятия", еще не назначали.

Между тем Чубайс пребывает в этом кресле незаконно вот уже третий год. Ведь его противоправно в прошлом году повторно назначил председателем правления вновь нелегитимно избранный совет директоров. Понимая шаткость своего положения, Анатолий Борисович пытался утвердиться в не принадлежащем ему по праву качестве на законных основаниях и добивался принятия соответствующего правительственного постановления. Постановление в конце декабря прошлого года появилось. Однако в нем правительство лишь согласилось с решением совета директоров о назначении Чубайса, что никак по-прежнему не соответствовало действующему законодательству. Поэтому многократные утверждения Чубайса, что он якобы назначен правительством,- от лукавого.

Нерезиденты в роли троянского коня

Можно сказать, что нерезиденты оказались своеобразным троянским конем, из чрева которого Анатолий Борисович на псевдозаконных основаниях намеревается десантироваться в вечные управляющие РАО "ЕЭС России". Самой крупной деталью "коня" является скандально знаменитый "Бэнк оф Нью-Йорк". Он обладает им же и эмитированными американскими депозитарными расписками (АДР) в количестве, соответствующем 19% акций Общества. Два года подряд этот банк выдавал руководителю РАО "ЕЭС России" доверенность на голосование от имени иностранных акционеров, под залог акций которых выпущены АДР, не имея на то от них полномочий. Говорят, что лишь в этом году такие полномочия были якобы получены, и по доверенности "Бэнк оф Нью-Йорк" Анатолий Чубайс смог избрать в совет директоров самого себя и еще двух своих сподвижников из членов правления Общества. Однако в председатели правления его почему-то пока не избирали.

А теперь зададимся вопросом, почему иностранные акционеры РАО "ЕЭС России" так безоговорочно поддерживают Чубайса? Ответ вроде бы очевиден: Анатолий Борисович со дня принятия закона о квотах на акции для иностранных лиц непрерывно борется за его отмену, а тем самым - за права частных собственников. Но что любопытно, вот уже третий год как борется, но только все на словах. Даже на интернетовской страничке Общества выставлена хлесткая листовка в духе лексики хунвейбинов. Апогеем борьбы явилось недавнее раскрытие коммунистического заговора в Счетной палате.

Борец за права неоднократно грозился обратиться по этому поводу и в Конституционный суд с запросом о правомочности таких ограничений. При этом время от времени Анатолий Борисович пугал бедных иностранцев деприватизацией: мол, хотят отнять ваши акции, но он этого не допустит. Однако в суд почему-то не обращался. Почему же?

Рискну высказать крамольную версию закулисья происходящего, которая позволит ответить на поставленные вопросы, связать вроде бы случайные события в неслучайный сценарий и понять мотивации реформатора.

Доля в почти 38% акций в руках иностранцев - это возможность солидарно блокировать любые решения на собраниях акционеров. Чтобы этими людьми манипулировать в чьих-то интересах, надо было заставить их заглотнуть общую наживку и держать после этого на крючке. Вполне возможно, что таким крючком и явился закон о квоте на акции для иностранцев, а наживкой, которую много раз обновляли,- это предварительно обесцененные акции, а затем постоянно поддерживаемый страх перед деприватизацией, т. е. изъятием "сверхнормативных" акций, чтобы помнили и держались за фалды защитника интересов. Сам же закон исполнять никто не собирался.

Спровоцировать принятие такого "ура-патриотического" закона было несложно, учитывая что Анатолий Борисович, мягко говоря, не пользуется особой любовью у депутатов Госдумы, а лоббисты у него были и есть. Одного такого, бывшего депутата, пробивавшего закон, знаю лично. И тот же депутат, не имея на то полномочий, да и прав, официально обратился к Борису Ельцину от имени одного из думских комитетов, членом которого являлся, за внесение поправки в устав РАО "ЕЭС России", дающей возможность Чубайсу быть избранным в вечные управляющие компании. Видимо, именно за это бывшего депутата отблагодарили теплым местечком в одном федеральном ведомстве, и он остался в Москве.

Принятие закона о квоте, безусловно, было в интересах Анатолия Борисовича. И если предположить, что он же инициировал его принятие, то становится понятным, почему иностранцы всеми правдами и неправдами активно вовлекались в акционеры РАО "ЕЭС России": чем больше их будет на крючке, тем больше окажется голосов у Чубайса. Причем вовлекались они в ущерб интересам как самой компании, так и государства. Для этого, похоже, специально провоцировались, как показано выше, обвалы котировок акций компании, что исключало возможности частных инвестиций. А выпуск в обращение депозитарных расписок поставил на инвестициях окончательный крест, так как с фондового рынка при этом изъяли свыше 36% акций Общества, при том что около 52% находятся в руках государства. Владеют же депозитарными расписками финансовые спекулянты.

Закон о квоте, как отмечалось, не решает проблемы восстановления полного стратегического контроля государства над электроэнергетикой в соответствии с нормами Конституции страны. Вместе с тем ограничение на владение акциями, введенное лишь для иностранных лиц, является дискриминационной мерой, необоснованно ограничивающей конкуренцию при привлечении инвестиций, что чревато материальным ущербом для самих акционеров. Поэтому, если подать запрос в Конституционный суд, суд вполне возможно признает этот закон неконституционным.

Но Чубайса по всей видимости подобный исход не устраивает: не время еще отпускать с крючка иностранных акционеров. Ведь надо сначала их голосами избраться председателем правления и принять на собрании акционеров программу реструктуризации, связанную со значительным перевыпуском акций. Поэтому подача запроса в Конституционный суд подменена риторикой, и призывы Чубайса к правительству заняться этим запросом - от лукавого: не станет правительство бодаться с Думой из-за отмены закона о квоте в преддверии бюджетных и других важных баталий.

Но иностранцы могут сорваться с крючка после утверждения отчета Счетной палаты по проверке использования в РАО "ЕЭС России" федеральной собственности. Ведь в злополучном законе о квоте ограничение установлено не абсолютное, а относительное. Поэтому глупо и неправомочно было бы отнимать "излишек" акций, чем пугает Чубайс иностранных владельцев. Квоту можно обеспечить дополнительной эмиссией, которую наверняка порекомендовали проверяющие, так как в Обществе образовался значительный добавочный капитал. Поэтому Чубайс заинтересован как можно дольше блокировать утверждение упомянутого отчета. Один раз ему это удалось. Что будет при повторном рассмотрении отчета в конце августа - посмотрим.

Мутная вода для ловли неприватизированной рыбы

Но, по всей видимости, для Анатолия Борисовича дополнительная эмиссия сегодня неприемлема по еще одной, более весомой причине, связанной с тщательно скрываемой истинной мотивацией "реформирования" отрасли. Как упоминалось выше, президентским указом, по которому создано РАО "ЕЭС России", в уставный капитал материнской компании должно было быть внесено не менее 49% акций, принадлежавших государству в уставных капиталах нынешних "дочек" РАО. А так как перед акционированием электроэнергетики все ее имущество являлось государственным, можно утверждать, что уставные капиталы - "матери" и суммарный ее "дочек" должны быть сегодня примерно одинаковыми. Однако, согласно годовому отчету, обнародованному на последнем собрании акционеров РАО "ЕЭС России", суммарный уставный капитал дочерних компаний, равный почти 139,9 млрд. рублей, в 7 раз (!) превышает уставный капитал материнской компании, равный 21,558 млрд. рублей. Но за все эти годы появился и добавочный капитал: у "матери" в размере 108,5 млрд. рублей, а у "дочек" в размере 352,5 млрд. рублей, то есть примерно в 5 раз и 2,5 раза соответственно превышающие соответствующие уставные капиталы. Однако далеко не вся "добавка" принадлежит солидарно акционерам.

Во-первых, несколько лет после организации РАО на создание и обновление его основных фондов выделялись бюджетные средства.

Во-вторых, в тарифы на электроэнергию включена так называемая инвестиционная компонента. По грубой оценке, с потребителей за все годы собрано этой компоненты на сумму примерно 8 млрд. долларов. И созданное на эти деньги имущество, строго говоря, солидарно принадлежит потребителям.

В-третьих, длительное время государство оставляло причитавшиеся ему по акциям дивиденды в Обществе, на которые, видимо, тоже кое-что построено.

В-четвертых, после акционирования государство передало РАО "ЕЭС России" дополнительное имущество на значительную сумму.

Нетрудно подсчитать, что дополнительная эмиссия акций только в размере суммы, собранной на инвестиции с потребителей, позволит на порядок увеличить уставный капитал материнской компании и тем самым кардинально снизить долю иностранного владения акциями. Но Чубайс упорно не желает проводить дополнительную эмиссию. Ведь тогда придется перевести в уставный капитал весь добавочный, бо_льшую часть которого в виде акций придется закрепить за государством. И не исключено, что в размере 75% всего нового пакета.

Поэтому рискну предположить, что истинной мотивацией намерений Анатолия Борисовича и его сподвижников является приватизация в чьих-то интересах, возможно собственных, в первую очередь всего добавочного капитала Общества, прикрываемая разделом единой энергосистемы, лукаво именуемым реструктуризацией. Ведь опыта грабительской приватизации им не занимать. Вспомним, как Алик и Толик, превратив федеральный орган управления госимуществом в торговый дом по его дешевой распродаже, на халяву раздавали далеким от промышленности людям бывший советский пирог, что в немалой степени поспособствовало развитию в стране масштабного экономического кризиса. Теперь настала очередь электроэнергетики.

В пользу высказанного предположения свидетельствует весь приведенный выше анализ. Причем объектами наибольших вожделений приватизаторов окажутся уставные и добавочные капиталы дочерних компаний РАО "ЕЭС России" в сумме 492 млрд. рублей, что более чем в 23 раза превышает уставный капитал "матери". Дело в том, что, согласно принципиальной диспозиции декларируемых реформ, региональные АО-энерго должны упразднить, выделив из них самостоятельные региональные сетевые генерирующие и сбытовые компании. Таковых окажется несколько сотен. В зависимости от складывающегося противостояния этим планам версии реструктуризации "дочек" и "матери" меняются с легкостью необыкновенной, что тоже свидетельствует о профанации замыслов. Неизменным остается одно: полное отсутствие каких-либо публичных суждений о реструктуризации соответствующих пакетов акций. А в мутной воде, как известно, легче ловить неприватизированную рыбку. К тому же часть активов нынешних региональных компаний - высоковольтные линии электропередач и относительно мощные станции - должна будет перекочевать в соответствующие сетевые и генерирующие компании, будущие новые "дочки" РАО. Утверждается, что их выкупят. Но на какие деньги?

Полная неясность, как станут перевыпускать и обменивать акции при намечаемом вселенском перемещении и смешивании активов РАО "ЕЭС России", вызвала протест со стороны пока небольшой группы акционеров. Они боятся потерять часть своего капитала ввиду неподконтрольности для них переакционирования. Но принципиальной причиной такой угрозы является сама реструктуризация РАО "ЕЭС России", которая окажется гибельной для единой энергосистемы и приведет к разрушению электроэнергоснабжения страны. Выживут лишь отдельные электростанции, обслуживающие сырьевые и металлургические предприятия, работающие на экспорт, которые эти станции в конце концов поглотят. Пилотные проекты подобных объединений уже пытаются реализовать, и такой способ реструктуризации тоже пригоден для увода активов на сторону.

Синдром Форрестола

Психиатрам хорошо известно, что если кто-либо, будучи в полном уме и здравии, пытается систематически осознанно внушать окружающим мысль о якобы грозящей им опасности или какую-нибудь иную бредовую идею, то нередко такой пропагандист и агитатор становится жертвой собственных вымыслов. Вначале им овладевает мания преследования, которая впоследствии перерастает в маниакально-депрессивный психоз. При внезапном приступе страха вялотекущая шизофрения может завершиться трагически. Этому есть примеры. В начале 50-х годов, в разгар "холодной войны", из окна своего кабинета в Пентагоне с криком "русские идут" выбросился один из проповедников неминуемости советской угрозы министр обороны Соединенных Штатов Форрестол.

Наблюдая по телевизору великого приватизатора с блеском в глазах с маниакальным упорством повторяющего, что он, вопреки проискам врагов, не свернет с намеченного пути, я невольно вспоминаю множество сделанных им разоблачений. Это и раскрытый в июне 1996 года антигосударственный заговор в Кремле. Это и его предупреждение о коммунистическом реванше, вызревшем в стенах Счетной палаты. Это и обвинения в антигосударственности людей, не разделяющих его принципов реформирования электроэнергетики, а также проведенная им масштабная кадровая чистка в РАО "ЕЭС России" (неужто и туда враги проникли?), после которой, в частности, в правлении компании из 15 членов остался лишь один энергетик. Это и обвиненный им во враждебности к России Александр Солженицын... Поэтому я с большой тревогой ожидаю дальнейших событий.

Моисей Гельман, кандидат технических наук

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100