Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Российские недра: халява кончилась

Ольга Крупенье

Похоже, Россия начинает чувствовать себя хозяином в собственном доме. Руководство страны осознало, что далеко не все договоры об освоении месторождений выгодны государству. И совершенно очевидно, что многим зарубежным партнерам это очень не нравится.

Маленький остров — большая тревога

В последнее время остров Сахалин у всех на слуху. А за выступлением Лаврова на недавней международной конференции «Нефть и газ Сахалина» наверняка следили многие нефтяные магнаты и эксперты мира. Хотя, казалось бы, что может судьбоносного сказать глава внешнеполитического ведомства на сугубо отраслевом форуме?

Сыр-бор разгорелся из-за международного проекта «Сахалин-2», который разрабатывается по Соглашению о разделе продукции (СРП). Панику среди зарубежных партнеров вызвали требования России о неукоснительном соблюдении лицензионного соглашения и природоохранного законодательства в зоне действия этого СРП. Требования вполне естественные, но они почему-то вызвали разговоры иностранных компаний о «выдавливании» зарубежного капитала с российского рынка ТЭК.

Лавров зарубежных партнеров постарался успокоить. По его словам, проверки «Сахалина-2» не означают непременного отзыва лицензии. «Утверждения о «ревизии» СРП и о выдавливании иностранцев из российского топливно-энергетического комплекса не имеют под собой никаких оснований», — подчеркнул министр.

Да, сегодня российские профильные ведомства проверяют эффективность реализации проектов на условиях СРП и проводят мониторинг режимов природопользования и охраны окружающей среды при добыче углеводородов. Но это, как указал Лавров, «обусловлено требованиями законодательства, а также специфическими положениями соглашений о разделе продукции, предусматривающими, в том числе, рассмотрение и утверждение российскими уполномоченными органами капитальных затрат нефтяных компаний, разрабатывающих месторождения на условиях СРП».

Цель проверок – обеспечить добросовестное выполнение условий соглашения всеми сторонами, подчеркнул министр. Но именно это, наверное, и надо было сказать с высокой трибуны не последнему в стране человеку, чтобы лишить покоя и сна зарубежных партнеров России по СРП.

«Сахалин-2» — крупнейший российский проект, финансируемый за счет иностранного капитала, и крупнейший в мире комплексный нефтегазовый проект. Соглашение о разделе продукции по «Сахалину-2» стало первым из подписанных в РФ договоров такого рода и первым реально работающим СРП. Для его реализации в апреле 1994 года была учреждена акционерная компания «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани Лтд.» («Сахалин Энерджи», Sakhalin Energy).

Ее акционерами являются Shell Sakhalin Holdings B.V. — 55% (компания-учредитель — британо-голландская Royal Dutch/Shell), Mitsui Sakhalin Holdings B.V. — 25% (учредитель — Mitsui Sakhalin Holdings B.V., Япония) и Diamond Gas Sakhalin B.V. — 20% (учредитель — Mitsubishi Corporation, Япония).
Суммарные извлекаемые запасы Пильтун-Астохского и Лунского месторождений, разрабатываемых в рамках проекта, составляют 150 млн. тонн нефти и 500 млрд. кубометров газа. Общие геологические запасы — 600 млн. т нефти и конденсата и 700 млрд. куб. м газа. Общая стоимость проекта — $20 млрд. Общие поступления России от его реализации составят более $50 млрд. при прогнозной цене на нефть в районе $34 за баррель.

Но то, что на бумаге выглядит красиво и привлекательно, на деле стало большой головной болью. О том, что на «Сахалине-2» все не так просто, в первую очередь, с точки зрения экологии, говорили и писали давно. Но это были отдельные публикации, выступления экологов, депутатов, заседания в рамках Совфеда.

Первый серьезный шаг сделала Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор), которая обратилась в суд с иском об отмене приказа, утверждающего экологическую экспертизу, проведенную три года назад. Речь идет о приказе № 600 от 15 июля 2003 года «Об утверждении заключения экспертной комиссии Госэкоэкспертизы материалов «ТЭО комплексного освоения Пильтун-Астохского и Лунского лицензионных участков».

Глава МПР Юрий Трутнев, сославшись на представление Генпрокуратуры, 19 сентября подписал приказ об отмене результатов экспертизы. И глава Ростехнадзора Константин Пуликовский заявил, что считает необходимым отмену положительного заключения государственной экологической экспертизы второго этапа проекта «Сахалин-2» в связи с протестом Генпрокуратуры РФ. Генпрокуратура признала, что документ был издан в нарушение законодательства.

В эти же дни руководитель Росприроднадзора Сергей Сай подписал приказ «О проведении проверки соблюдения природоохранного законодательства на о. Сахалин при реализации проекта комплексного освоения Пильтун-Астохского и Лунского лицензионных участков».

Как сообщило Reuters, «данные действия вызвали резкое недовольство представителей консорциума: Японии, рассчитывающей на поставки газа с 2008 года, США, Великобритании и Франции, чьи фирмы участвуют в сахалинских разработках, и Евросоюза, недовольного непредсказуемостью инвестклимата в России».
Экологи же говорят о серьезнейших нарушениях в работе компании «Сахалин Энерджи». Так, директор российского представительства Всемирного фонда дикой природы Игорь Честин вообще заявил об уничтожении уникальной подводной фауны залива Анива.

Есть и еще один тревожный факт: 21-22 сентября в зоне действия проекта произошел массовый выброс крабов и рыбы в многокилометровой прибрежной зоне. А океанологи заговорили об угрозе жизни обитающей в этих водах популяции китов.

В результате Трутнев пообещал остановить проект «Сахалин-2», если его участники не обеспечат экологическую безопасность работ и не компенсируют нанесенный окружающей среде ущерб. Более того, министр отстранил от работы руководство территориальных органов «Росприроднадзора» на Сахалине. Тогда же было объявлено, что будут проведены проверки Кавыктинского и Харьягинского месторождений, лицензии на их разработку принадлежат французской Total.

Французская подачка

Второй крупный проект на условиях СРП реализуется в Ненецком автономном округе на Харьягинском месторождении. Его оператором и основным инвестором является французская компания Total. Вот что написала 2 сентября 2006 года окружная газета «Няръяна вындер» («Красный тундровик»), простодушно признавшись, что при подготовке статьи руководствовалась материалами, предоставленными компанией «Тоталь»:

«Харьягинское СРП стало первым прибыльным для Российского государства проектом освоения недр, осуществляемым на условиях СРП. Первый платеж по прибыльной нефти был произведен в середине мая 2006 года в размере $14,5 млн. Во втором квартале сумма платежа была удвоена. Всего до конца года «Тоталь» планирует выплатить государству более $100 млн., половина этой суммы поступит в бюджет Ненецкого автономного округа».

Харьягинское месторождение в НАО — один из трех в России проектов, реализуемых на условиях СРП. Общие запасы нефти по категориям A+B+C на месторождении оцениваются в 160,4 млн. тонн, в контрактной зоне — 97 млн. тонн. Харьягинское СРП было заключено 20 декабря 1995 года сроком на 29 лет с возможностью продления до 33 лет и вступило в силу 12 февраля 1999 года.
Инвесторами проекта стали АО «Total Разведка Разработка Россия» (Франция) — 50%, Norsk Hydro Sverige A.B. (Норвегия) — 40% и АО «Ненецкая нефтяная компания» (Россия) — 10%. Деятельность последней контролируется администрацией НАО. Оператором проекта выступает «Total Разведка Разработка Россия» (ТРРР). Запасы нефти по Харьягинскому месторождению, переданные на баланс АО «ТРРР», составляют более 55 млн. тонн, за время действия проекта предполагалось добыть порядка 45 млн. тонн «черного золота».

В проектных документах, на основании которых заключалось СРП, государству обещался доход не менее $2,5 млрд. Общий объем затрат по ХСРП на весь период действия – до 2028 года — был установлен в размере $2 млрд. Надо отметить, что в ТЭО разработки Харьяги были заложены экономические нормативы затрат на бурение скважин и добычу нефти, в два раза выше российских. Выручка от реализации запланированной добычи в рамках ХСРП нефти предполагалась около $6,6 млрд.

Но уже к 2005 году общая сумма затрат по ХСРП оценивалась оператором в $5 млрд. Фактические затраты на бурение одной скважины превышали российские по аналогичным работам в 3-4 раза, а себестоимость тонны нефти оказалась выше среднероссийской в 2-3 раза. Более того, с учетом фактических показателей, к концу 2006 года (8-й год ХСРП) суммарные затраты по проекту должны составить $1 млрд. 465 млн., а доход российского государства — всего около $100 млн., из которых пока поступило менее половины.

Что касается всего периода действия СРП, то, по последней версии Тоtal, за 29 лет разработки, при расчетной цене нефти $17 за баррель, выручка от реализации Харьягинского СРП (за минусом роялти) составит $3 млрд. 209 млн., суммарные затраты к возмещению российской стороной — $3 млрд. 164 млн., а доход российского государства — всего $256 млн.

То есть, получается, что зарубежная компания качает нефть из недр России, при этом государство не только оплачивает баснословно возросшие расходы французов, но и с благодарностью принимает подачку в $45 млн., вместо законно причитающихся миллиардов долларов.

Закон себе во вред

Согласно принятому в 1995 году закону «О соглашениях о разделе продукции», СРП является договором, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет субъекту предпринимательской деятельности (инвестору) на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ.

Инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск, причем, не нарушая российское законодательство. Произведенная продукция делится между инвестором и государством. Казалось бы, все логично и грамотно. Но...
В России действуют всего три СРП — «Сахалин-1», «Сахалин-2» и Харьягинское. И все они для России оказались невыгодными.

Как считает эксперт Моисей Гельман из «Промышленных ведомостей», «в самом законе о СРП имеется ряд существенных недостатков, касающихся как концепции недропользования, так и его применения на практике». По его мнению, «распыление ответственности и дублирование функций различных министерств и ведомств привело к полной потере контроля за соблюдением условий уже подписанных СРП». «Наблюдательный совет не в состоянии выполнять свои функции именно из-за неудачного выбора представителей государства, которые, возможно, преследуют не только государственные интересы», — говорит Гельман.

Кроме того, по существующим положениям, всей полнотой информации обладает и может контролировать ее только оператор месторождения, например, в случае с ХСРП — французская Тоtal. «Интересно, что выбирает оператора в виде акционерного общества почему-то не Россия, хозяин месторождения, а иностранный инвестор. Таким образом, компания-оператор тоже оказывается иностранной, и счета ее открываются в зарубежных банках», — отмечает Гельман. И приводит в качестве примера «Сахалин-2», когда неоднократные попытки сотрудников Счетной палаты получить копии или оригиналы «платежек» на приобретенное для проекта оборудование ни к чему не привели.

В бухгалтерии оператора копий платежных документов якобы не было, а зарубежный банк, где был открыт счет оператора, на запросы просто не отвечал.
Есть еще один момент, который отмечают эксперты: операторы проектов не заинтересованы и в увеличении добычи нефти. Потому что в тот же закон о СРП было вложено положение, которое, казалось бы, тоже должно защищать государство: чем выше отдача пласта, чем больше произведено продукции, тем больше доход государственной стороны.

«Чтобы российская сторона чувствовала себя хозяином в собственном доме и могла контролировать затраты на освоение месторождений, она должна сама учреждать операторов для реализации соответствующих проектов по СРП», — говорит Гельман.
Вещь, в общем-то, совершенно очевидная. Хотелось бы узнать имя того человека, который протащил в закон положение, по которому все нити управления проектами оказались в руках зарубежных компаний, полностью выведенных из-под контроля России, то есть собственника недр.

А пока зарубежный оператор под предлогом защиты коммерческой информации устанавливает столь закрытый режим работы, что государство в лице, как местных органов власти, так и федеральных структур не имеет доступа к рабочим материалам.
Надо сказать, все эти ошибки недешево обходятся российскому государству: миллиарды долларов упущенной прибыли и огромные экологические потери.

События последних дней позволяют надеяться на позитивные перемены. Недаром так всполошились зарубежные бизнесмены, привыкшие к тому, что в России можно давать взятки, не соблюдать законы и получать баснословные доходы.

Росбалт

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100