Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

ЕГАИСты ввергли Россию в алкогольный кризис

Виктор Морозов

Многострадальный закон и его идеолог

События, происшедшие после вступления в силу Федерального закона № 102 "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта", без преувеличения можно назвать самым громким кризисом на рынке с начала века. Тем не менее, кризис был вполне ожидаемым. Производители и продавцы алкоголя начали говорить о нем еще в середине 2005 года, когда приняли этот закон.

Согласно закону вся алкогольная продукция должна пройти маркировку новыми акцизными марками со штрих-кодами, а производители и дилеры - обзавестись оборудованием, с помощью которого можно считывать новый штрих-код. А, считав, регистрировать каждую единицу продукции в единой государственной автоматизированной информационной системе (ЕГАИС) учета производства и оборота алкогольной продукции. Был определен срок введения в действие системы — до 1 июля 2006 года. Предполагалось, что после этого срока работать без этой системы учета будет запрещено.

От Госдумы над новым законопроектом работал Комитет по экономполитике, от правительства - два с половиной года Минсельхоз. Подготовка законопроекта шла осторожно, что вполне понятно: учитывались все тонкости и нюансы работы на алкогольном рынке. Спешка здесь была бы неуместна.

Но вдруг, в мае 2005-го, законопроект передали в Министерство экономического развития и торговли - министерство Германа Грефа рвануло одеяло на себя, пытаясь показать всем, как нужно работать. Идеологом нового законопроекта был назначен молодой, недавно пришедший в Минэкономразвития, ныне директор Департамента госрегулирования в экономике Андрей Шаров. Амбициозный, но, увы, видимо, некомпетентный Шаров фактически сломал почти готовый к принятию законопроект.

Не будем выяснять: почему Герман Оскарович выдал «молодому бойцу» такой громадный кредит доверия. Говорить об этом сейчас уже не имеет смысла. Важно другое - как Шаров, прикрываясь либеральными реформами, этим кредитом воспользовался. Возможно, вся загвоздка в скудоумии «молодого бойца» и он не ведал, что творил. Но возможно также и то, что наш фигурант был вполне заинтересованным лицом в этой лихо закрученной истории, которая отбросила российский алкогольный рынок на десять лет назад и привела к гибели тысячи людей.

Зарегулировавшийся

Те изменения, которые были предложены Андреем Шаровым (заметим, без согласования с какими-либо другими министерствами и ведомствами) ужесточили госрегулирование алкогольного рынка. Казалось бы, подчиненный Германа Грефа должен поддерживать линию, которую проводит Министерство экономического развития. И линия эта в том, что государство должно максимально отказаться от вмешательства в экономику. Но у г-на Шарова получилось все наоборот.

Несомненно, по сути, идея учета и контроля за оборотом спиртного по единой системе хороша. Учет каждой капли спиртного объективно мог дать положительные результаты в борьбе с нелегальным алкоголем. Но воплощение этой идеи Шаровым было проведено из рук вон плохо. Как говорится, заставь дурака Богу молиться, он лоб расшибет…
Были допущены совершенно безграмотные вещи, приведшие к смертям по всей стране.

По новой редакции Закона в стране запретили торговать водкой юрлицам с уставным капиталом ниже 1 млн. рублей. Подняли планку уставного капитала и для производителей, не дав при этом достаточно времени для приведения уставных капиталов в соответствие с новым законом.

А ведь в России на селе и в малых городах чуть не большинство таких компаний – кооперативы, у которых уставного капитала попросту нет. Об этом как-то Шаров не подумал, и целые территории остались без единой капли легального алкоголя. Допустим, что директор Департамента госрегулирования экономики Андрей Шаров попросту не знает свою страну и видит только то, что происходит в пределах Садового кольца. Но не мог же он, готовя закон, не знать о производителях, о том, какие предприятия продают спиртное в деревнях и селах…

Как известно, вакуума не бывает. В России люди пили и продолжают пить. И на место легального алкоголя пришла некачественная, поддельная, попросту, ядовитая водка и суррогат: средства бытовой химии, жидкости для мытья окон и ванн и пр.

Но произошло это не только благодаря изменению планки уставного капитала для производителей и продавцов. Основное, что затормозило доступ легального алкоголя на прилавки магазинов, - неправильно установленное время для введения акцизных марок нового образца, без которых спиртное не могло продаваться. В январе 2006 года, когда предприятия уже готовы были к выполнению требований, оказалось, что марки нового образца не напечатаны!

Тогда Андрей Шаров выступил с заявлением в Интерфаксе, что, мол, «этот вопрос будет решен в течение нескольких дней. А пока производители алкоголя могут выпускать продукцию и складировать ее». Надо быть поистине наивным человеком и совсем не знать своей страны, чтобы быть уверенным в том, что новые акцизные марки будут введены в оборот за столь короткое время! А рекомендовать производителям временно «заскладировать» свою продукцию было откровенным издевательством. Неужели специалист Минэкономразвития не в курсе, что это деньги! Причем, не только выручка и прибыль производителей, но и налоги государства.

Конечно же, новые акцизные марки не появились у производителей ни через несколько дней, ни даже через месяц.

Новые проблемы

Спустя пару месяцев, когда новые акцизные марки были все-таки напечаны и худо-бедно, но розданы производителям, выявилась другая проблема.
На экстренном заседании в Минэкономразвития, инициированным Шаровым, принимается решение о внесении изменений в постановление правительства, регулирующее розничную торговлю алкоголем.

Постановление "О внесении изменений в постановление Правительства РФ от 19 января 1998 года и признании утратившими силу некоторых правовых актов по вопросам розничной продажи алкогольной продукции" предписывало производителям и импортерам размещать на этикетках информацию о вреде употребления алкогольной продукции. До сих пор такие надписи наносились на контрэтикетку на задней части бутылки.

Естественно, ни один из участников рынка к таким изменениям готов не был. Поэтому с 23 февраля весь алкоголь, продаваемый на территории РФ, оказался вне закона. И тогда было решено издать еще одно правительственное постановление — «О внесении изменений в постановление Правительства РФ от 19 января 1998 года...». По этому постановлению был установлен переходный период, в течение которого производители получали право торговать алкогольной продукцией, не снабженной предупреждающими надписями. Таким образом, разрешили продавать продукцию, на этикетке которой нет надписи о вреде алкоголя.

Это ли не благодатная почва для производства и продажи поддельного алкоголя? Именно во времена хаоса, неразберихи, когда одновременно разрешено продаваться продукции с разными надписями на этикетках, производители некачественного алкоголя и нелегальные торговцы активизируются. Мог об этом не знать, не догадываться Андрей Шаров? Вряд ли. А если и мог, то это говорит только в пользу его некомпетентности.

После вступления в силу с 1 июля запрета на торговлю спиртным со старыми акцизными марками все бутылки со старыми марками были изъяты из продажи. И их можно было бы отправлять на помойку. Ущерб был уже нанесен — как поставщикам, так и потребителям. Когда же из магазинов почти полностью пропал импортный алкоголь, Андрей Шаров обвинил импортеров. Они, дескать, знали, когда вводятся ограничения, но все равно завезли слишком много алкоголя! Так и осталось неизвестным, тряс ли ботинком перед носом у иностранцев Андрей Шаров, как в свое время Никита Хрущев… Но точно показал иностранцам «кузькину мать»!

По всему выходит, что причины алкогольного кризиса были изначально "встроены" Шаровым в новый закон. Директор Департамента по госрегулированию МЭРТа Андрей Шаров - автор конкретной даты - 30 июня. Это был последний день возможной продажи продукции со старыми марками. Во время обсуждения законопроекта разбирающиеся люди умоляли Шарова не включать дату в сам закон, а установить специальным распоряжением правительства. Так изменять ее было бы намного легче. А в том, что это понадобится сделать не раз и не два, никто не сомневался. "Я тут представитель правительства", — ответил тогда Андрей Шаров и сделал по-своему.

Возможно, его заставил это сделать кризис среднего возраста… А может, все куда глубже и без помощи дедушки Фрейда нам не обойтись… Но ясно одно - проблема для психотерапевта налицо: попытка вписать себя и свое имя в историю. Все это – возможные комплексы, некомпетентность, и, в то же время, излишняя амбициозность привели к закономерным следствиям. А именно, к разорению многих предприятий, особенно малого и среднего бизнеса.

Многие из операторов и дилеров оказались в финансовом кризисе. И уж, конечно, абсурдным выглядит то, что сейчас г-ну Шарову доверили подготовку закона по поддержке малого и среднего бизнеса! Страшно представить, что может произойти, если он претворит и этот закон в жизнь. Возможно, тогда страна вообще лишится малого предпринимательства.

Сегодняшние убытки федерального бюджета оцениваются в 15 млрд. рублей, а прибыль нелегальных продавцов алкоголя – в 10 млрд. рублей! Разве за это не полагается наказывать?

ЕГАИСм в своей простоте

Еще одно детище нового закона, который «родил» директор Департамента по госрегулированию Минэкономразвития Андрей Шаров, - единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС). Задача ее такова: учесть каждую каплю произведенного в стране алкоголя для повышения прозрачности рынка.
Предполагалось, что ЕГАИС, изготовленная госкомпанией «Атлас», заработает с 1 июля с. г.

На всех предприятиях будут установлены счетчики, связанные с сервером налоговиков. Они будут фиксировать каждую бутылку, на которую «наклеивается» марка со штрих-кодом, а данные будут заноситься в базу ФНС. В штрих-коде все: производитель, наименование продукции, градусность, пункт назначения. То есть, любой проверяющий орган со сканером сможет определить историю каждой бутылки и степень ее законности.

Однако с 1 июля не заработала автоматизированная система и оптовое звено алкогольного бизнеса встало. Оптовики не могли ни принять алкоголь, ни направить его в розницу, то есть доставить его покупателю. Почему же это произошло? Для получения и установки программного обеспечения, необходимого для учета акциза, было дано катастрофически мало времени. Поэтому на многих предприятиях отрасли и в налоговых территориальных органах его попросту не успели установить.

А те, кто успел, получили такую картину: ЕГАИС либо работала отвратительно, либо не работала вовсе. К примеру, заводы не могли ввести реквизиты своих партнеров, потому что в системе не было нужных кодификаторов. Связь между серверами - модемная, очень медленная, к тому же, она постоянно обрывалась. А когда в программу пытались зайти одновременно больше десяти пользователей, она, общегосударственная, тихо «зависала».

К слову сказать, такой системы нет ни у одной страны в мире. По сложности это было сравнимо с запуском первого спутника. О чем думал директор Департамента госрегулирования Минэкономразвития г-н Шаров, устанавливая неправдоподобно сжатые сроки для ввода системы? Похоже, что на «авось»…

Итог получился плачевный: спутник не взлетел. Не получилось гениальной электронной системы в России. Но люди в России пили и пьют. И когда одни, легальные, каналы не обеспечивают доставки алкоголя потребителю, их начинают заменять другие – нелегальные.

Мог ли специалист Минэкономразвития Андрей Шаров не знать, что больше 30% населения нашей страны находится за чертой бедности и в первую очередь попадают в категорию пьющих, причем, пьющих дешевые алкогольные напитки? Возможно, Андрей Шаров живет в другой стране… Или высокая зарплата работника министерства, а главное, возможности и связи, которые дает его работа, настолько «оторвали» его от народа, что он не представляет, как живут простые люди? Или таким образом была реализована идея борьбы за чистоту нации?

Массовая зачистка

С начала года производство и импорт легального спиртного рухнули на 74%!
Убытки алкогольной отрасли и бюджета страны колоссальны. Но это всего лишь деньги! Сейчас стоит вопрос о тысячах человеческих жизней. По стране (в 14 регионах!) прокатилась волна массовых отравлений некачественным ядовитым алкоголем и суррогатом: жидкостями бытовой химии, средствами для мытья окон, ванн и разными «максимками». От отравлений уже скончалось больше тысячи человек, всего же за 10 месяцев этого года не стало населения небольшого города - 17 тысяч!

Почему за это никто не ответил по нормам Уголовного кодекса? Можно промолчать, когда «не идет» административная и пенсионные реформы, когда вопрос с монетизацией «не доработали»… Везде можно было придумать хоть какие-нибудь аргументы против отставок. Но теперь-то что? На ровном месте страну вогнали в алкогольный кризис, благодаря которому активизировались подпольные производители и погибли тысячи людей.

Так почему за это никто по строгости так и не ответил - выговоры не в счет? Тем более, что есть конкретная фигура, благодаря амбициям и глупости которой это случилось.

Перевод стрелок

И только когда столь ужасающая ситуация с отравлениями, что сложилась за последние полтора месяца, получила широкую огласку в прессе, когда в эфире прямой линии Президент страны Владимир Путин отметил, что премьер-министр не сумел разобраться в ситуации на алкогольном рынке, зашевелились... На следующий день Михаил Фрадков на заседании правительства пообещал найти виновных и наказать.

Несколько дней, которые были даны министрам для выяснения ситуации, проводилось предварительное расследование. В итоге 2 ноября заместитель Михаила Фрадкова Александр Жуков объявил выговоры за несвоевременную подготовку нормативных актов, которая привела к сбоям в работе ЕГАИС, заместителю министра финансов Сергею Шаталову, замминистра экономического развития и торговли Андрею Шаронову и замминистра сельского хозяйства Игорю Рудене.

Строгие дисциплинарные взыскания наложены на ответственных работников этих министерств и Федеральной таможенной службы, а также на работников организаций, которые занимались разработкой и внедрением технических средств ЕГАИС.
По словам Жукова, «в настоящее время дефицита нет». Но действующее законодательство, касающееся оборота алкоголя, необходимо доработать. Сбои в системе устранены, однако в связи со сложностью и перегруженностью ЕГАИС не дает в полной мере возможности контролировать оборот алкоголя.

После заявления Александра Жукова глава Министерства экономического развития и торговли РФ Герман Греф позволил себе не согласиться с мнением премьер-министра. Он заявил, что МЭРТ не отвечает за регулирование алкогольного рынка и выговор замминистра Андрею Шаронову объявлен незаслуженно. «Я вынужден констатировать, что наше правительство соблюдает извечную российскую традицию - первый этап уже выполнен - наказание невиновных. Надо ждать второго этапа - награждения непричастных», - заявил министр. И тем самым полностью отверг причастность своего министерства к новому закону.

Но ведь это же абсурд! Доподлинно известно, что все законы, а тем более касающиеся регулирования рынков и прохождения продукции от производителей к потребителям, проходят через Минэкономразвития. Можно ли поверить в то, что Департамент по государственному регулированию и его директор Андрей Шаров были к этому не причастны?

С одной стороны, заявление министра оправдано и понятно. Никому не захочется, чтобы его ведомство было замешано в этой истории «с душком». Но ведь население страны может не полениться и полистать подшивку газет и журналов за год, и все встанет на свои места. Так может сейчас стоит повиниться? Пока еще у Андрея Шарова есть время.

Мультипликационный эффект

Несмотря на высказывание Жукова об отсутствии дефицита продукции на алкогольном рынке, производители и продавцы спиртного до сих пор не могут прийти в себя от введения нового закона и неразберихи, сложившейся за последние 10 месяцев.

А между тем ЕГАИС фактически не работает, и значит, нелегальные каналы доступа алкогольной продукции работают вместо легальных и набирают обороты. Как набирают обороты отравления и смерти от некачественного алкоголя. Эксперты предрекают новую вспышку отравлений на Новый год и рождественские праздники. Ведь дело не только в поддельной водке: народ травится в основном техническими жидкостями или антисептиками. И человек, покупавший бутылку за 35 рублей, не станет покупать её за 90.

Сейчас предлагаются разные решения защиты населения страны от некачественного алкоголя. Но не все эти решения основаны на здравом смысле. Кроме того, некоторые политики, депутаты используют алкогольную тему в популистских целях. Так или иначе, все они рассуждают о том, как несовершенен новый закон и как несовершенна неработающая ЕГАИС. Никто с этим не спорит. Но в пылу баталий забывается еще одна причина, по которой страна оказалась перед лицом настоящей алкогольной эпидемии.

Со вступлением в действие нового закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» перестал действовать старый закон, принятый еще в 1995 году. По этому закону рецептура алкогольной продукции, технологический регламент производства продукции, т.е., в какой последовательности какие ингредиенты класть (Постановление Правительства РФ от 30 декабря 1996 года "Производственный технологический регламент на производство водок и ликероводочных изделий"), а также регистрация оборудования, на котором производится спиртное, – все это должно было утверждаться в Министерстве сельского хозяйства.

Сегодня же каждый завод производит алкоголь так, как умеет и на том оборудовании, которое у него есть. Либерализм полный! Покупателям предлагается продукт творческого экспромта изготовителей.
К примеру, я владелец завода, который производит водку. Захотел я смешать спирт с водой в процентном отношении 40 на 60, написал рецепт, и произвожу себе спокойно в промышленных объемах. И если оборудование у меня старое и разваливается, то никто мне слово не скажет – в новом законе нет этого пункта.

Но скажите, можно ли в нашей, к сожалению, пока еще развивающейся стране допускать такую свободу? Это возможно только в экономически развитой стране, с высокой степенью ответственности бизнеса. Но никак не в нашей, где пока еще третья часть всего бизнеса – «тень». Знал ли об этом директор Департамента МЭРТа по государственному регулированию Андрей Шаров, который предлагал и «продавливал» новый закон? Наверняка. Или он действовал в интересах «теневиков»?

В итоге получилась картинка с мультипликативным эффектом: с одной стороны, несовершенный новый закон, по которому контроля на отрезке пути от производителя к потребителю не было, как не было легальной возможности доставки спиртного конечному покупателю. С другой стороны, был отменен действовавший в прошлом контроль на производстве. Одно наложилось на другое, что и привело к массовым отравлениям и смертям наших соотечественников.

Повторимся, нужно быть либо наивным юнцом, либо вовсе не знать страны, где живешь, чтобы предложить то, что «продавил» Шаров. Возможно, это была попытка с его стороны устроить еще одну антиалкогольную кампанию… Неужели Андрей Шаров не знает, чем заканчивались такие кампании в истории нашей страны? Тогда выходит, что Шаров просто плохо учился в школе!

К примеру, его, так сказать, предшественник, один из инициаторов антиалкогольной кампании 1980-х Егор Лигачев еще в те годы сомневался, что у власти может что-то получиться. Совсем недавно в одной из популярных газет он сказал, что «в своё время мы ошибались, думая, что справиться с этим злом можно только с помощью запретов. Пьянство внедрялось столетиями, и требуется огромная работа, чтобы с ним покончить».
Неужели же нельзя учиться на ошибках предшественников? Ведь стоит только еще раз перелистать учебник!

Наказали невиновных

Когда Александр Жуков сделал выговоры трем заместителям министров - финансов, экономического развития и торговли и сельского хозяйства, Герман Греф вступился за своего заместителя Андрея Шаронова. Тогда он заметил, что выговор был объявлен незаслуженно, и «наказали невиновных». Герман Оскарович абсолютно прав, сказав, что наказали именно невиновных. И читатели этой статьи тоже знают, что наказали совсем не тех, кто на самом деле виновен. А Шаров тем временем продолжает «пиариться» на волне проблем алкогольного рынка. У него хватает совести выступать на эту больную тему! Несмотря на то, что он всю эту кашу и заварил.

Ведь есть неопровержимые доказательства того, что Андрей Шаров не только участвовал в разработке нового закона, вступившего в силу с 1 января 2006 года, но и вел работу по проведению этого закона в жизнь. Более того, он формировал общественное мнение, что столь спешное введение нового закона необходимо. И это самое печальное.

Только за последний год сообщений в СМИ, где Андрей Шаров выступал на различные темы - 848, по алкогольной тематике, а также по введению и проведению нового алкогольного закона – 345! Странно, не правда ли? Можно ли при этом говорить, что Минэкономразвития и Шаров не участвовали в принятии и проведении нового закона?
Вполне возможно, что Греф, защищая своего зама Шаронова, знает и сам, кто на самом деле виноват, но пока молчит.

Говорят, что в нескольких ведущих российских деловых изданиях блокирована негативная информация про Минэкономразвития. Журналист одной из таких газет, владельцы которой – иностранцы, рассказал, что на ближайшие месяцы «заказать» негативный материал про Минэкономразвития невозможно. Заказные статьи стоят в подобных изданиях до 50 тысяч долларов. Вряд ли их владельцы – альтруисты. На какие деньги и кем оплачена возможная блокировка негатива на специалистов министерства, остается только гадать.

solomin’s Journal




Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100