Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» № 7-8, июль, август 2006  -  cодержание номера 

Нефтяной «мыльный пузырь»

Роберт Сэмюэлсон

Возможен ли нефтяной «мыльный пузырь»? В общем-то, да. В начале 2002 года нефть продавали примерно по 20 долларов за баррель, теперь цена приближается к 75 долларам. Главная причина заключается в уменьшении разрыва между спросом и предложением и в том, что поставки (о чем напоминает нынешняя война на Ближнем Востоке) могут прерваться в любой момент. Свою роль играют также старомодные спекуляции, и это увеличивает вероятность «мыльного пузыря». Но каждый «пузырь» имеет свои особенности, и если он лопнет, а цены заметно снизятся, мы не должны предаваться иллюзиям и считать это началом новой эры уютного изобилия. Этого не будет.

В финансовых «мыльных пузырях» нарушается связь между ценами и базовыми принципами. На пике технологического «мыльного пузыря» акции предприятий, не приносивших прибыли и имевших мало перспектив стать доходными, продавались по сказочным ценам. Нефтяные же цены не оторваны от базовых принципов. Несмотря на все огорчения, бензин все же доступен. Даже при цене 3 доллара за галлон он обходится американцам лишь в 4% располагаемого дохода. Это верно и в глобальном масштабе. При 70 долларах за баррель мировые продажи нефти могут составить около 2,2 трлн. долларов в год и это лишь доля для глобальной экономики стоимостью 50 трлн. долларов.

Действительно, именно потому, что людям и компаниям так нужна нефть любая вероятность её дефицита резко повышает цены. На экономическом жаргоне цены "негибки". Большой скачок лишь слегка тормозит спрос. Аналогично большой спад лишь слегка увеличивает его. На протяжении десятилетий нефти было в избытке. Например, в 1985 году мир использовал 60 млн. баррелей в день, тогда как добывающие страны могли производить ежедневно около 70 млн. баррелей. Нефтеперерабатывающих мощностей тоже было в избытке: в 1985 году американские НПЗ были загружены на 78% своей мощности.

Потеря поставок или перерабатывающих мощностей не создавала дефицита. "Традиционно, когда что-то шло не так – а что-то не так было всегда, будь то утечка на трубопроводе или авария на заводе, – проблему решали в другом месте", – говорит экономист Лоренс Гольдштейн из отраслевого аналитического центра "Фонд исследований нефтяной индустрии". Цены повышались на гроши и едва ли кто-то это замечал.

Теперь спрос составляет примерно 85 млн. баррелей в день, а мощностей на 1-2 млн. баррелей больше. Но и этот избыток скорее кажущийся, отмечает Гольдштейн. В основном он состоит из "кислой" нефти с высоким содержанием серы, для которой мало перерабатывающих мощностей. В США коэффициент загрузки мощностей обычно превышает 90%, но это предел, необходимый для технической поддержки производства.
Перемена объясняется низкими ценами и ошибками в расчетах. В 1985-1999 годах нефть стоила в среднем 18 долларов за баррель. Инвестиции в дорогостоящие месторождения и новые перерабатывающие заводы были тогда невыгодными. Компании урезали бюджеты, увольняли инженеров-нефтяников и сливались: Exxon купила Mobil; Chevron поглотила Texaco. При этом почти все недооценивали спрос на нефть. Но подгоняемый Китаем, после 2000 года он рос гораздо быстрее, чем раньше. Так что цены были вынуждены расти. Иначе спрос превысил бы предложение. Но обязательно ли цене было подниматься с 20 до 70 долларов за баррель? Здесь могла сказать свое слово спекуляция.
Крупные спекулянты – это институциональные инвесторы: пенсионные фонды, хеджевые фонды (пулы слабо регулируемых средств) и инвестиционные банки. Они купили нефтяные фьючерсы и, по сути, держат пари, что через полгода или год цены на нефть превысят нынешние. С 2002 года инвестиции во фьючерсы, пожалуй, увеличились в пять раз, превысив 100 млрд. долларов, полагает энергетический экономист Филип Верлегер.

Это могло поднять нынешние цены на нефть, говорится в докладе постоянного подкомитета сената США по расследованиям. Поскольку инвесторы вкладывают деньги во фьючерсы, фьючерсные цены растут. С конца 2004 года они превышают спотовые цены. В один из недавних дней спот составлял 74,6 доллара за баррель, а фьючерсы в декабре прошлого года – на 2 доллара больше. Это создает для компаний стимул помещать больше нефти в хранилища ("материально-производственные запасы"), говорится в докладе, так как выгоднее продавать нефть в будущем, а не сегодня. Нефтяных запасов в промышленно развитых странах хватит на 20 лет. Цены спотовые растут, так как на рынке оказывается меньше нефти.

В докладе приводятся оценки с разбросом от 7 до 30 долларов за баррель. Теоретически процесс может питать сам себя и образовать огромный мыльный пузырь. Чем больше спекулянтов покупают фьючерсов, тем больше нефти идет на хранение и тем выше поднимется спотовая цена. В какой-то момент пузырь лопнет - хранилища переполнятся. Неожиданный рост поставок или падение спроса окажет на цены огромное давление книзу, так как продавцам надо будет продавать нефть, а спрос негибок. Некоторые эксперты считают, что такое развитие событий возможно.

Но мы должны избежать простого вывода, будто только спекулянты искусственно подняли цену на нефть. В действительности они спекулируют на реальных рисках: что возможно перестанет поступать нефть из Персидского залива, что ураган в Мексиканском заливе повредит американские буровые вышки и нефтеперерабатывающие заводы, что политические события в других странах (России, Нигерии, Венесуэле) могут урезать поставки. Так что высокие цены отражают реальные опасения.

Нефть необходима и ненадежна. Разумная страна минимизировала бы эту ненадежность, введя режим экономии (через налоги и жесткие инструкции) и осваивая собственные ресурсы. Нам следовало бы удвоить свои усилия годы назад. Но ещё не поздно сделать это сейчас.
                                                               The Washington Post - Inopressa.ru

Другие статьи номера «ПВ» № 7-8, июль, август 2006

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100