Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Некоторые итоги «реформирования» электроэнергетики России

.
За последние шесть лет непроизводственные затраты РАО «ЕЭС» возросли на 38,6 млрд. долларов

Василий Платонов

заслуженный деятель науки и техники РФ,
д. т. н., профессор

Реформирование электроэнергетики России начиналось в условиях всеобщей эйфории и декларирования будущих успехов рыночных преобразований в стране. Оценки специалистами последствий преобразования сложного автоматизированного энергокомплекса страны не принимались во внимание. При этом все осуществляется согласно ничем не аргументируемым заверениям непрофессионального менеджмента РАО «ЕЭС России» о якобы будущем снижении тарифов на электроэнергию вследствие конкуренции и привлечении инвесторов для обновления и развития отрасли.

Однако заявленные цели реформирования принципиально не реализуемы и основывались на незнании авторами реформ основ технологии работы отрасли. При такой дезинформации об ожидаемых успехах и были приняты решения, позволившие менеджменту РАО «ЕЭС» начать ликвидацию единого электроэнергетического комплекса страны с заменой его на многие сотни коммерческих фирм.
В результате за короткий период тарифы на электроэнергию и тепло возросли в три раза, основные фонды отрасли интенсивно стареют и практически не обновляются, а непроизводственные затраты составили такую сумму, что её хватило бы для обновления основных фондов.

Заявленные цели

Радикальному реформированию электроэнергетики предшествовала шумная и дорогая пиар-компания, организованная менеджментом РАО «ЕЭС» при поддержке Министерства экономического развития и торговли. На многочисленных «круглых столах» и совещаниях, в публикациях в средствах массовой информации и выступлениях на телевидении высказывались следующие основные цели реформирования отрасли.

1. Повышение надежности электроснабжения потребителей путем обновления изношенного оборудования отрасли и привлечения для этого инвесторов.
2. Введение рыночных механизмов в отрасли разделением монопольных и конкурентных сегментов системы электроснабжения.
3. Отказ от затратного принципа формирования тарифов и их снижение на основе сокращения издержек вследствие конкуренции.
4. Ликвидация локального монополизма путем разрушения вертикальной интеграции региональных энергосистем - отделением производства и сбыта электроэнергии от ее передачи и распределения.

Прошедние годы реформирования отрасли показали, что ни одна из заявленных целей не была достигнута и даже принципиально не могла быть реализована по следующим причинам.
По данным Росстата, суммарные внешние инвестиции в электроэнергетику России в 2000-2004 гг. составили менее 1% от потребностей отрасли на этот период. По экспертным оценкам, внешние инвестиции в электроэнергетику России станут привлекательными при тарифах на электроэнергию не менее 6 центов/кВт.ч, что окажется губительным для отечественной экономики.

Говоря о целесообразности отделения производства электроэнергии от ее передачи необходимо вспомнить о структуре тарифов, существовавшей в РАО «ЕЭС» до 1996 г. Расходы на обслуживание магистральных сетей составляли только 7,4% абонентской платы, которая в свою очередь не превышала 7,3% среднеотпускного тарифа. То есть, соотношение затрат на производство и затрат на передачу электроэнергии по магистральным сетям составляло соответственно 61% и 0,54% среднеотпускного тарифа. Даже если учесть дополнительные отчисления с основных фондов (амортизация и налог на имущество), суммарная доля расходов на передачу энергии по магистральным сетям не превышала 1,6% среднеотпускного тарифа и была почти в 40 раз меньше затрат на производство электроэнергии. Поэтому заявленная цель по разделению монопольных и конкурентных видов бизнеса изначально не имела экономического смысла, ввиду несопоставимости затрат.

Борьба с затратным принципом формирования стоимости электроэнергии сводилась, в основном, к необходимости искоренения затратного принципа получения электроэнергии. Между тем производство электроэнергии всегда является затратным, поскольку её количество определяется качеством и количеством сжигаемого топлива, т.е. его стоимостными (затратными) показателями. Кроме того, другие статьи затрат в электроэнергетике определяются технологическими нормами и правилами технической эксплуатации оборудования, требованиями техники безопасности и экологическими нормами производства электроэнергии. Они научно обоснованы и базируются на многолетнем положительном опыте работы Единой энергосистемы страны, признанной самой надежной энергосистемой мира.

Необходимость ликвидации затратного принципа формирования тарифов идеологами-рыночниками из РАО «ЕЭС» «обосновывалась» следующими утверждениями:
- энергетики могут обосновать включение в тариф любых производимых ими затрат;
- электростанции не заинтересованы в снижении затрат на топливо и технологии получения электроэнергии, поскольку все эти затраты включаются в тариф;
- ремонтное обслуживание электроэнергетического оборудования ведется хозяйственным способом, при котором в тариф включаются стоимость материалов и зарплата работников; необходимо организовывать тендеры на выполнение ремонтных работ с оплатой времени гарантированной безаварийной работы;
- энергетики не заинтересованы в снижении технологических потерь при транспортировке и сбыте электроэнергии, поскольку все эти потери включаются в тариф;
- численность персонала в электроэнергетике завышена, поскольку определяется «устаревшими нормативами».

Приведенные выше утверждения носили откровенно дезинформационный характер, поскольку противоречили основам технологии и организации работы отрасли.
Действующая методика формирования тарифов обеспечивает строгий контроль за всеми составляющими затрат и требует их обоснования, поэтому легко показать несостоятельность приведенных выше доводов о бесконтрольном формировании тарифов:

- утвержденная государственными органами методика расчета обеспечивает строгий контроль и предусматривает включение в тариф только затрат, связанных с технологией производства, передачи, распределения и сбыта энергии по обоснованным нормам;
- расход топлива на производство энергии определяется удельными затратами, нормируемыми для данного типа электростанций, их рекомендуемое непрофессиональным менеджментом снижение противоречит законам термодинамики, а завышенный расход топлива оплачивается из прибыли, которая ограничена;
- рекомендуемое вопреки проектно-эксплуатационным нормам снижение затрат на поддержание технологического процесса ведет к снижению надежности работы оборудования электрических станций, что недопустимо;
- проводимая политика снижения затрат на ремонт оборудования уже привела к значительному увеличению сроков ремонта сверх нормативного времени, что ограничивает располагаемую мощность и снижает надежность электроснабжения в целом;
- технологические потери при транспортировке и сбыте электроэнергии рассчитываются по научно-обоснованным методикам с точностью до долей процента и потери, превышающие расчетные, не утверждаются РЭК, а коммерческие потери энергоснабжающих организаций оплачиваются из их прибыли;
- численность персонала в электроэнергетике нормируется в соответствии с потребностями технологии и определяется правилами технической эксплуатации и техники безопасности. Для обеспечения надежности работы электроэнергетического оборудования, когда ошибки в действиях персонала недопустимы, производится дублирование действий, производимых персоналом, при которых все технологические операции производятся не менее, чем двумя работниками, взамно контролирующих друг друга.

Технологическая и экономическая целесообразность требует размещения источников электрической и тепловой энергии вблизи мест их потребления. Это обеспечивает максимальную надежность энергоснабжения и экономичность вследствие минимума потерь энергии при ее передаче и экономии топлива, особенно при комбинированной выработке электрической и тепловой энергии на ТЭЦ.
Вертикально-интегрированные системы электроснабжения создавались десятилетиями во всех регионах страны и стали основой АО-энерго. Вертикальная интеграция АО-энерго в пределах одного региона позволяет решать весь комплекс задач по производству, передаче и распределению энергии, гарантирующих надежность электро- и теплоснабжения потребителей.

Идея устранения локального монополизма для организации виртуальной конкуренции привела к дроблению единой технологической системы региональных АО-энерго на отдельные коммерческие структуры по генерации, передаче и сбыту энергии, связанные договорными отношениями. При этом каждая структура приоритетной задачей считает получение максимальной прибыли, а неизбежные при таком подходе нарушения технологических обязательств будут обязательны к устранению только через судебные решения. В результате необходимые действия по энергоснабжению регионов, решавшиеся диспетчерскими службами АО-энерго за считанные секунды, будут решаться в судах различных инстанций неделями, а регионы все это время будут оставаться без тепла и света.
По-существу, проведенная ликвидация региональных АО-энерго ведет страну к национальной катастрофе — потере энергоснабжения целых регионов, особенно с суровыми климатическими условиями.

Технологические результаты

После реформирования генерации под контролем государства останутся только атомные и гидравлические электростанции, совокупно составляющие менее трети генерирующих мощностей страны. Причем большая часть ГЭС Сибири из-за нарушений при приватизации оказалась под контролем частных лиц. Базовые тепловые электростанции теперь объединены в 6 экстерриториальных объединенных генерирующих компаний (ОГК), а изъятые из АО-энерго ТЭЦ, тепловые сети и котельные преобразованы в 70 территориальных генерирующих компаний (ТГК). Все эти тепловые электростанции подлежат распродаже частным структурам, в результате чего государство теряет контроль над базовой отраслью и не сможет обеспечивать энергетическую безопасность страны.

Разделение базовых федеральных тепловых и гидравлических станций на 10 трансроссийских ОГК с электростанциями, разнесенными на тысячи километров и не связанными никакой общехозяйственной деятельностью, не имеет ни экономического, ни технического смысла, поскольку такое организационное решение является затратным по своему содержанию и исключает возможность взаимного резервирования электростанций данного ОГК. Единственная очевидная цель (кроме скупки недооцененных активов этих электростанций) создаваемых ОГК - это искусственное снижение доли каждой из них в генерирующей мощности региона до уровня, позволяющего уходить от контроля за ценообразованием со стороны антимонопольных структур и, следовательно, бесконтрольно повышать тарифы на электроэнергию.

Также не имеет ни экономического, ни технологического обоснования и представляется весьма опасным для крупных городов управление генерирующими компаниями регионов (ТЭЦ, тепловые сети и городские котельные) из 14 вновь созданных центров, удаленных на сотни километров от объектов теплоснабжения и не имеющих возможности оперативно учитывать их метеоусловия.
При оценке результатов реформирования систем передачи электроэнергии надо учесть, что до реформирования отрасли 97% всех электрических сетей страны успешно эксплуатировалось АО-энерго, а все магистральные сети также успешно эксплуатировались рядом АО-энерго на правах аренды.

В результате ликвидации АО-энерго создано 63 распределительных сетевых компаний (РСК), которыми управляют 4 межрегиональные распределительные сетевые компании (МРСК), а также 54 магистральных сетевых компаний (МСК), которыми управляют 7 межрегиональных магистральных сетевых компаний (ММСК). В результате этих преобразований возникла суперсетевая магистрально-распределительная компания, в которой свыше 120 функционально излишних промежуточных структур с многочисленными штатами менеджеров в их правлениях и советах директоров. Все это многократно увеличило затраты на содержание созданной суперсетевой компании и ухудшило управляемость передачей и распределением электроэнергии. Реальным результатом созданной сверхкомпании оказалась возможность отключения электричества в любом регионе страны для реализации экономических и политических корпоративных целей.

Примером может служить отключение от сети электроснабжения по указанию менеджмента РАО «ЕЭС России» водозабора одного из сибирских мегаполисов, в результате чего миллионный город оказался без воды и канализации.
Ликвидация региональных центров энергоснабжения была осуществлена в период 2004-2005 гг., несмотря на десятилетия высоконадежной работы АО-энерго и известные факты безусловного вреда подобных преобразований для экономики подавляющего большинства стран мира.

Для компенсации утраченных функций АО-энерго по технологическому управлению энергоснабжением создано 62 новых районных диспетчерских управлений (РДУ). Низкая эффективность РДУ обусловлена отсутствием в них базовой функции технологического управления отраслью - регулирования электропотреблением региона, которая реализовалась в АО-энерго через службы многих сетевых предприятий. Созданная в результате реформирования система управления отраслью резко ухудшила контроль за электроснабжением. Практически отсутствует управление в структурах «гарантирующих поставщиков», занимающихся сбытом электроэнергии и не имеющих для гарантированного энергоснабжения ни источников энергии, ни средств ее доставки потребителям.

В результате реформирования вместо 100 прежних крупных акционерных обществ, связанных единой технологической дисциплиной, возникло до 1000 мелких акционерных обществ, в которых реализация технологических связей осуществляется на основе лицензионных и договорных обязательств. Все это, с одной стороны, ухудшает технологическое управление отраслью, поскольку принимавшиеся прежде за несколько минут оперативные решения по изменению режимов в значительной мере заменяются длительным рассмотрением несоблюдения договорных обязательств в судебных инстанциях. С другой стороны, почти десятикратное увеличение числа акционерных обществ приводит к росту издержек и тарифов из-за введения в них многих тысяч излишних должностей.

Экономические результаты

Финансовые результаты реформирования РАО «ЕЭС» можно оценить, используя данные Росстата о значениях среднеотпускного тарифа и данные РАО «ЕЭС» об отпуске электроэнергии структурами холдинга. Из них следует, что объем реализации электроэнергии холдингом за время с 2000-го по 2005 г. включительно составил 93,6 млрд. долларов. Из этой суммы 33 млрд. долл. пришлись на производство электроэнергии, а остальные почти 60 млрд. – на её передачу, распределение и сбыт, а также на непроизводственные затраты, включая реформирование отрасли.

По данным Института повышения квалификации работников госслужбы РФ, в 1996 г., т. е. до реформирования РАО «ЕЭС», затраты на производство электроэнергии составляли в среднем около 60 % от отпускного тарифа. Если исходить из этой доли, то выручка энергохолдинга с 2000-го по 2005 г. без учета возросших за это время непроизводственных затрат, включая реформирование отрасли, должна была составить 55 млрд. долл., но она достигла 93,6 млрд. долларов. Таким образом, непроизводственные затраты в РАО «ЕЭС» увеличились за последние шесть лет на 38,6 млрд. долларов. Такая сумма могла бы обеспечить инвестиционные потребности страны, определенные стратегией реформирования отрасли до 2010 г. с намеченным объемом реконструируемых и вновь вводимых генерирующих мощностей в объеме 53-57 ГВт. Однако объем вновь введенных мощностей ГЭС и ТЭС за 2000-2005 годы составил всего 5 ГВт.

Состояние материальной базы отрасли отражает интенсивное старение (выработку паркового ресурса) основных фондов отрасли: в гидрогенерации - 1,4 ГВт/год, теплогенерации - 4 ГВт/год, в атомной энергетике - 0,76 ГВт/год. При этом затраты на ремонт генерирующих мощностей увеличилась в среднем на 20% при значительном росте времени ремонтов сверх нормативных сроков.
В системах передачи и распределения электроэнергетики выработка паркового ресурса достигает 50%, а базовое оборудование распределительных подстанций (трансформаторы и выключатели) практически не обновляется, что делает весьма реальным повторение крупных мегааварий, подобных произошедшей в мае 2005 г. в московском регионе.

Намеченная распродажа всех тепловых электростанций страны общей мощностью около 120 ГВт частным структурам не решит проблемы обновления генерирующих мощностей, поскольку при остаточной стоимости около 50 долл./кВт (она потенциальными покупателями считается завышенной) за них можно будет получить немногим более 5,5 млрд. долларов. Эти средства позволят построить около 4 ГВт новых мощностей, что составит менее 2% потребности страны.
Следует обратить особое внимание, что распродажа ТЭЦ и вывод их на оптовый (свободный) рынок энергии и мощности, приведет к банкротству региональных систем электро- и теплоснабжения и вызовет невиданного масштаба национальную катастрофу в России.

Прогнозные оценки тарифов, полученные Институтом систем энергетики и Институтом проблем безопасного развития атомной энергетики показали, что к 2010 г. при сохранении монопольной организации отрасли среднеотпускной тариф с учетом необходимых инвестиций составил бы около 3,5 цента/кВт.ч, а после реформирования с привлечением внешних инвестиций под 17% годовых и сроком их окупаемости 10 лет необходимый тариф составит 6,5 цента за кВт.ч. При таком соотношении тарифов расходы в производстве электроэнергии увеличатся в 1,35 раза, диспетчеризации и управлении - в 29,5, на транспорт электроэнергии - в 2,1, распределение и сбыт - в 2,2 раза.

Из приведенных данных видно, что «реформирование» электроэнергетики России еще далеко не завершено, а затраты по всем видам технологии отрасли уже кратно увеличились. Причем, затраты на диспетчеризацию, содержание менеджмента РАО «ЕЭС», Администратора торговой системы и прочих новых структур увеличились в 30 раз. Такой колоссальный рост обусловлен созданием многочисленных новых предприятий с тысячами высокооплачиваемых должностей. Так, с созданием 62 региональных диспетчерских управлений соответствующие штаты увеличились на порядок (до 5000 должностей с окладами вдвое больших средних по отрасли). На порядок выше оклады и число менеджеров во вновь созданных многочисленных департаментах и отделах всяческих новых ОАО, ООО, НП и различных фондов, занимающихся виртуальными сделками по купле-продаже электроэнергии на длительные сроки, «за сутки вперед», «за час вперед» и сделками с акциями. Велики и практически неконтролируемы затраты холдинга по статьям «Прочие расходы» и «Внереализационные расходы», что позволяет оказывать спонсорскую помощь различным структурам, поддерживающим опасные для России реформы электроэнергетики.

В результате проводимых реформ непрофессиональным менеджментом энергохолдинга и утраты контроля государства за состоянием этой жизненно важной отрасли, ее основные фонды интенсивно стареют, а ввод новых объектов незначителен, несмотря на колоссальные непроизводственные издержки. Эта ситуация соответствует оценкам лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, что рыночные преобразования в электроэнергетике неэффективны, а при отсутствии контроля собственника (государства) наемный менеджмент оптимизирует только личную прибыль («Промышленные ведомости» №12, декабрь 2005 г.).

В заключении приведем аллегорию результатов реформирования отрасли из публикации профессора Л. С. Беляева, изданной Институтом систем энергетики СО РАН: «Представьте, уважаемый читатель, что вы наметили цель, закупили необходимое снаряжение и продукты и пошли. Пройдя значительную часть пути, и израсходовав дополнительные средства (38,6 млрд. долл. - В. П.), вы вдруг обнаружили, что перед вами пропасть. Что делать? Продолжать путь и упасть в пропасть, потому что вы уже понесли большие затраты и прошли значительную часть пути?».

Автор – профессор кафедры Электрические станции” Южнороссийского государственного технического университета, г. Новочеркасск

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100