Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» № 1-2, февраль 2006  -  cодержание номера 

Мировая нефтедобыча:
цены будут расти, производство падать

Владимир Арутюнов

профессор, доктор химических наук,
заведующий лабораторией
Института химической физики РАН


Два вопроса, связанных с нефтедобычей, волнуют всю активную часть населения Земли - от высокопоставленных политиков до провинциальных фермеров. В обычной формулировке СМИ и даже некоторых профессиональных изданий они звучат примерно так: «Когда же прекратиться рост цен на нефть?» и «Когда закончатся ресурсы нефти?».
На самом деле в такой постановке оба вопроса бессмысленны, поскольку рост цен на нефть уже не прекратится, а ее ресурсы в земной коре не будут исчерпаны никогда. И вот почему.

Геологические процессы метаморфизма рассеянного в осадочных породах органического вещества, приводящие к образованию залежей газообразных, жидких и твердых углеводородов, протекают в земной коре уже на протяжении нескольких сотен миллионов лет после выхода жизни на сушу. К сожалению, скорость этих процессов почти в миллион раз ниже современной скорости добычи углеводородных ресурсов. Но даже истощенные и утратившие свое промышленное значение месторождения содержат значительно больше нефти, чем было извлечено из них в процессе их разработки.

При самых современных и изощренных технологиях добычи на поверхность обычно удается извлечь менее половины (от 25 до 45%) первоначальных ресурсов. И человечеству, видимо, никогда не удастся извлечь всю содержащуюся в земной коре нефть.

Чтобы получить содержательные ответы на действительно интересующие всех вопросы о перспективах нефтяной отрасли, нужно эти вопросы корректно сформулировать. Например, так: «Каковы доступные на Земле ресурсы нефти с ценой извлечения менее 100 долларов за баррель?» или «Когда растущие потребности мировой экономики в энергии уже не смогут удовлетворяться за счет роста добычи нефти?».

Оценивая имеющиеся ресурсы любого полезного ископаемого, надо четко представлять, какую цену потенциальный потребитель готов платить за добываемый продукт. Вряд ли мировую экономику серьезно заинтересует нефть по цене урана, поскольку тогда автомобиль из средства передвижения снова превратится в роскошь. Поэтому реально доступные нам ресурсы нефти определяются не только успехами геологоразведки и прогрессом в технологии добычи, но и допустимой ценой ее поставки на мировой рынок. Рост мировых цен на нефть расширяет ресурсную базу нефтедобычи, но отнюдь не пропорционально их росту.

Что касается ответа на второй вопрос, то, прежде всего, необходимо отметить, что закат нефтяной эпохи уже начался. Причем он начался не с резкого взлета цен в 2000 г. и не с последней войны в Персидском заливе. Он начался с 1985 г., когда впервые в истории мировой нефтедобычи темпы извлечения нефти превысили темпы прироста вновь открываемых ресурсов. После этого исчерпание доступных ресурсов нефти стало только вопросом времени.

До сих пор даже среди политиков и экономистов бытует представление о том, что высокая цена на нефть – это некое временное конъюнктурное явление, которое вот-вот пройдет, и которым нефтедобывающим странам нужно, пока не поздно, воспользоваться. Увы, это глубочайшее заблуждение основано на полном непонимании истинных причин роста цены на нефть. Продолжающийся до сих пор рост объема поставок нефти на мировой рынок обеспечивается все более широким применением самых современных технологий ее добычи.

Но именно это и определяет быстрый рост цены добываемого продукта. Рост мирового объема добычи нефти за последние 30 лет на 60% (с 50 до 80 млн. баррелей в сутки) уже потребовал увеличения ежегодных затрат на ее добычу с менее чем 10 до более 160 млрд. долларов, т.е. более чем в 16 раз! В дальнейшем эта тенденция будет только усиливаться. Например, если сейчас при морской добыче нефти только 15% платформ действуют на глубинах более 1 км, то среди вновь заказываемых примерно 100 плавучих платформ уже 56 из них предназначаются для работы на таких глубинах. Общая стоимость только этого вида бурового оборудования превысит 30 млрд. долларов.

Поэтому специалисты уже совершенно спокойно обсуждают возможность роста в ближайшем будущем цены на нефть до 100 долларов за баррель и выше.
Конечно, нефть не единственный энергетический ресурс, которым располагает человечество. Цивилизация бурно развивалась до начала нефтяной эпохи и, безусловно, будет развиваться и после ее окончания. Однако среди пока доступных нам первичных источников энергии нефть уникальна по своей универсальности, доступности и удобству использования. И до сих пор ей нет равноценной альтернативы. Именно жидкое топливо, получаемое из нефти, сформировало привычный облик нашей цивилизации, придав ей тот комфорт и мобильность, без которых уже немыслимо наше представление о «современном» образе жизни. Именно нефтяное сырье дало нам то обилие и разнообразие новых искусственных материалов, к которому мы привыкаем с детства как неотъемлемому дару цивилизации.

Нет смысла подробно обсуждать так называемые «альтернативные» источники энергии. В масштабах промышленной энергетики сегодня их нет, и широкое промышленное использование их в течение ближайших десятилетий даже не прогнозируется. Зато прогнозируется удвоение мирового потребления энергии уже к 2035 г., а к концу века – минимум утроение, главным образом, за счет бурного роста экономики таких быстро развивающихся стран, как Китай, Индия и др. Эти страны сейчас активно конкурируют со старыми промышленными державами за доступные энергоресурсы. Поэтому достоверный прогноз остающихся в нашем распоряжении ресурсов имеет в прямом смысле жизненное значение и для мировой экономики и для многих стран мира.

Увы, прогноз неутешителен. Подавляющая часть выявленных нефтяных ресурсов расположена на глубинах менее 3 км. Этот слой земной коры уже достаточно хорошо изучен, и перспективы открытия новых крупных месторождений мирового уровня, по оценкам специалистов, весьма невысоки. Возможность существенного расширения доступных ресурсов за счет будущих технологических достижений также весьма проблематична. Поэтому хотя доступные ресурсы нефти иссякнут еще не скоро, уже в текущем десятилетии ожидается снижение объема ее добычи. И почти наверняка этот источник будет не в состоянии обеспечить растущие потребности новых лидеров мировой экономики. Видимо, такой реалистический прогноз и является наиболее обоснованным и содержательным ответом на вопрос о роли нефти в экономике XXI века.

Что касается перспектив российской нефтедобычи, то ожидаемый для нее сценарий практически совпадает с мировым. Доля России в доказанных мировых ресурсах нефти всего 5%, причем при продолжающемся росте добычи прирост разведанных запасов с начала 1990-х годов практически равен нулю. Хотя еще есть некоторая надежда на открытие новых месторождений, их разведка, обустройство и промышленное освоение в суровых российских условиях потребуют многолетних усилий и колоссальных затрат.

Поэтому ставка на продолжение экспорта сырой нефти как основы национальной экономики, когда даже имеющие несравненно большие ее ресурсы ближневосточные страны ускоренными темпами реализуют национальные программы переработки на месте не менее половины добываемых энергоресурсов, вряд ли разумна и перспективна.

Другие статьи номера «ПВ» № 1-2, февраль 2006

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100