Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Геология: уроки великой войны.
В память о великой Победе

Евгений Козловский

вице-президент РАЕН,
доктор технических наук,
профессор

В 2005 г. весь мир будет отмечать величайшее событие XX века - победу Советского Союза и стран Коалиции в Великой Отечественной войне, войне, в которой погибли миллионы воинов и безвинных жертв фашистской авантюры. Историки ещё в который раз хронологически изложат факты, объяснят суть и смысл этого грандиозного события. Я хочу, насколько это возможно, взглянуть на исторический смысл событий с несколько другой стороны.

Накануне 60-летия Победы, я счёл необходимым обратиться к одной из проблем, плохо известных широкой общественности и, как мне представляется, не осмысленной правительственными органами. Ведь Вторая мировая война была не только схваткой сражавшихся армий, но и ожесточённой борьбой экономик воевавших сторон. В частности, идёт разговор о роли минерально-сырьевых ресурсов в период этих потрясений. А здесь есть чему поучиться и извлечь политические уроки и нынешним руководителям!
В своей статье я опираюсь на публикации хорошо известных мне исследова-телей В.А. Евстрахина, В.П. Федорчука и др., которым выражаю своё глубокое уважение.

Война – есть война! И найти объективное её определение также сложно, как построить новое общество, к которому мы, казалось бы, стремимся. Что же играет главную, скрытую цель масштабных военных авантюр? Политическое обладание пространством? Нет! Минерально-сырьевой потен-циал, без которого не может виваться экономика любой страны . Так было всегда, так есть и сейчас!

Всему миру известно, что минерально-сырьевой потенциал России огромен и является не только предметом гордости россиян, но и предметом зависти мирового капитала с естественным желанием отстегнуть от России часть ее территорий. Мы обязаны это знать, оценивать, прогнозировать политическую обстановку и готовить отпор, во всяком случае, быть готовыми к активным действиям. Это задача обеспечения национальной безо-пасности страны, её целостности, подготовленности к отражению оче-редной агрессии. В этом отношении опыт геологии военного и восстановительного периодов представляет неоценимый источник опыта.


Итоги предвоенных пятилеток

Ожидал ли Советский Союз нападения фашистской Германии? Многочис-ленные источники доказывают, что ожидал и готовился к этому. Об этом го-ворят итоги предвоенных пятилеток. Как известно, план первой пятилетки был выполнен досрочно. С опережением реализовывались и планы после-дующих пятилеток, и лишь последняя предвоенная (третья) была прервана 22 июня 1941 г. в результате вероломного нападения на СССР фашистской Гер-мании. Каковы же минерально-сырьевые итоги предвоенных пятилеток, и с какими результатами пришла геологическая служба страны к этой трагической дате?

На конец третьей пятилетки намечалось довести добычу каменного угля до 243 млн. т, то есть на 90% выше уровня 1937 г. (нынешняя добыча угля в России не дотягивает до этой цифры!), торфа – 49 млн. т (106%), выплавку чугуна -22 млн. т (152%), стали – 158 млн. т (увеличение на 58%), выпуск це-мента – до 11 млн. т (102%), выплавка меди должна была возрасти в 2,8 раза, алюминия – в 4 раза. Не подлежит никакому сомнению, что эти показатели были бы достигнуты, что подтверждается статистическими данными о дея-тельности горнодобывающих отраслей страны за последний мирный год – 1940-й.

Тогда было произведено чугуна 15 млн. т (в 4 раза больше, чем в 1913 г.), стали – 18,3 млн. т (в 4,5 раза больше), добыто угля 166 млн. т (в 5,5 раза), нефти – 31,1 млн. т (в 3,5 раза). И даже в самый канун Отечественной войны темпы роста не снизились: за первое полугодие 1941 г. было добыто нефти 17,3 млн. т (в расчёте на год – не менее 35 млн. т), угля – 92,9 млн. т, железной руды – 16,6 млн. т (при годовом плане 29,9 млн. т), марганцевой руды – 1,5 млн. т (план 2,6 млн. т). Важно подчеркнуть, при этом значительно возросла доля восточных районов страны: по нефти – до 11,6%, углю – до 35,9%, железной руде – до 28,8%, никелевой руде – до 85,5%, медной руде – до 96,8%, бокситам – до 49,9%, цинку – до 44,8%, свинцу – до 93%. 

Особенно высокими темпами в годы предвоенных пятилеток развивалась до-быча цветных и редких металлов, в т. ч. тех, которые в дореволюционной России поступали только по импорту. Во второй пятилетке, например, добы-ча вольфрама, никеля, сурьмы, олова, молибдена была организована с нуля, а в третьей пятилетке объём производства указанных металлов вырос соответ-ственно в 11,3, 20, 6,5, 10,5 и 158 раз, алюминия - в 180 раз, производство фосфатов – в 7,6 раза. Oстальные отрасли народного хозяйства страны хотя и развивались несколько меньшими, но всё же достаточно высокими темпа-ми.
Успешно совершенствовалась и техническая база сельского хозяйства стра-ны: на полях работали 480 тысяч тракторов, 150 тысяч комбайнов и 200 ты-сяч автомашин. Народный доход (в сопоставимых ценах) составил (в млрд. руб.): в 1928 г. - 25, в 1932 г. - 45,5, в 1937 г. - 96 и в 1940 - 128. Если 1928 г. принять за базовый (100%), то эти цифры будут выглядеть следующим обра-зом: 100 - 182 - 384 - 512%. Капитальные вложения в народное хозяйство СССР за две с половиной предвоенные пятилетки росли еще стремительнее: с 3,7 до 43 млрд. руб. в год, то есть увеличились в 11,7 раза. Основные фонды выросли в 5 раз - со 140 млрд. руб. в 1928 г. до 709 млрд. руб., а валовая про-дукция промышленности - в 6,5 раза: с 21,4 до 138,5 млрд. руб. И, что осо-бенно важно, прирост в значительной степени шел за счет средств производ-ства, стоимость которых в 1928 г. составляла 8,5 млрд. руб., а в 1940 г. - 84,8 млрд. руб., то есть стала в 10 раз больше.

В результате строительства новых железнодорожных линий, в т.ч. знамени-того Турксиба, связавшего прямым путем районы Сибири и Средней Азии, где быстрыми темпами развивалось строительство горнодобывающих пред-приятий. Созданные на Востоке мощности позволили к 1940 г. довести здесь добычу угля до уровня, в 1,7 раза превысившего добычу всей дореволюцион-ной России, а по выплавке стали - в 1,4 раза. В 1940 г. производство средств производства крупной промышленности в СССР выросло по сравнению с до-революционным 1913 г. в 17 раз, а по отношению к 1920 г. - в 91 раз.
Численность рабочих и служащих в народном хозяйстве СССР увеличилась за две с половиной предвоенные пятилетки почти в 3 раза: с 10,8 до 31,2 миллиона человек.
Предвоенные достижения стали возможными во многом благодаря успехам молодой геологической службы страны, обеспечившей выявление, ускорен-ную разведку и подготовку для промышленного освоения многих и многих месторождений полезных ископаемых.

Нефть. Большое значение для развития геологоразведочных работ по поиску нефти имела оценка ее ресурсов, выполненная в предвоенный период под ру-ководством И.М. Губкина. Эта оценка основывалась на обширном, научно переосмысленном фактическом материале и содержала количественные дан-ные ожидаемых запасов нефти, в т.ч. в регионах с низкой степенью изучен-ности. Все прогнозы позже блестяще подтвердились. Для предвоенных пяти-леток характерным был быстрый рост объемов глубокого бурения на нефть: в 1929-1930 гг. пробурено 236 тыс. м, а в 1940 г. - 501 тыс. м, из которых около 70% приходилось на старые нефтяные районы Кавказа. В новых (восточных) районах было пройдено 125,5 тыс. м скважин. Пропорционально объему бу-ровых работ росло и количество разведанных запасов нефти. 

Уголь. Была осуществлена полная переоценка его запасов. Они были опреде-лены в 1654 млрд. т, что вывело нашу страну на второе место в мире по это-му виду минерального топлива. Главное - была подготовлена сырьевая база для новых угледобывающих предприятий на Урале, в Кузбассе, на Дальнем Востоке, в Казахстане и Средней Азии.

Горючие сланцы. Месторождения этого вида минерального топлива были выявлены в европейской части страны и в Сибири.
Торф. В предвоенные годы на базе разведанных месторождений торфа дей-ствовали мощные тепловые электростанции, все большее применение полу-чал торф в сельском хозяйстве, в т.ч. в животноводстве, и в химической про-мышленности.

Железо. Были значительно расширены перспективы давно известных желе-зорудных бассейнов (Криворожский, Керченский) и отдельных месторожде-ний (Урал, Западная Сибирь), а также выявлен и разведан ряд новых объек-тов (Закавказье, Урал, Сибирь и др.). Это позволило создать базу для Магни-тогорского комбината на Урале, сыгравшего решающую роль в годы Вели-кой Отечественной войны.
Марганец. В результате поисково-ревизионных работ, проведенных в годы первых пятилеток, в дополнение к двум разрабатывавшимся марганцевонос-ным бассейнам (Чиатурский и Никопольский) был выявлен ряд новых место-рождений марганца на Северном Урале (Полуночное, Березовское, Ново-Березовское и др.), а в Центральном Казахстане открыта целая марганцево-рудная провинция с месторождениями осадочных и осадочно-метаморфогенных руд палеозойского возраста. В Западной Сибири выявлено Усинское месторождение карбонатных и карбонатно-силикатных руд, начата эксплуатация окисленных руд Мазульского месторождения.
Хромиты. В предвоенный период на Южном Урале в Мугоджарах было от-крыто уникальное по запасам и качеству руд Донское месторождение хромитов.

Молибден. Поисковые работы на молибден велись преимущественно в рай-онах пегматитовых и кварцево-жильных полей, связанных с массивами гра-нитов. В результате был выявлен ряд небольших, хотя местами и богатых жильных месторождений - Умальтинское в Хабаровском крае и др. В Забай-калье было открыто Шахтаминское месторождение, интенсивно разрабаты-вавшееся во время Великой Отечественной войны. Однако позже основное внимание было обращено на освоение менее богатых, но гораздо более круп-ных штокверковых - Джидинско-Первомайское, скарновых -Тырныаузское и других месторождений, отличающихся комплексным вольфраммолибдено-вым содержимым руд. В канун Великой Отечественной войны было доказано промышленное значение по молибдену ряда крупных медно-порфировых ме-сторождений - Коунрадского в Центральном Казахстане, Кальмакырского в Узбекистане и др.

Вольфрам. Долгое время поиски промышленных месторождений вольфрама результата не давали. Лишь накануне войны были открыты его промышлен-ные месторождения, освоение которых осуществлялось в ходе продолжав-шейся разведки. Это Тырныаузское на Северном Кавказе, Акчатау в Цен-тральном Казахстане, Лянгар, Чорух-Дайрон, Койташ, Угат, Майхура, Ин-гички в Средней Азии, Калгутинское на Алтае, Джидинское в Забайкалье, Аляскитовое на Северо-востоке СССР и др.

Медь. Были не только восстановлены все ранее действовавшие медные руд-ники Урала, Закавказья, Центрального Казахстана, Алтая и Минусинского района, но и выявлено и ускоренными темпами разведано большое число но-вых месторождений: медно-никелевые - Норильское и Мончегорское, медно-порфировые - Коунрадское, Бощекульское и Кальмакырское (Алмалыкское), медно-молибденовые — Каджаранское и Агаракское, медно-колчеданные - Блявинское, Сибайское и Учалинское; переоценено и разведано месторожде-ние медистых песчаников - Джезказганское и ряд медно-колчеданных место-рождений - Дегтярское, им. III Интернационала и др. Большая часть разве-данных месторождений сразу же осваивалась, что позволило увеличить про-изводство меди в СССР за предвоенные пятилетки в 4,5 раза.

Никель. Изучение месторождений никеля в предвоенные годы продолжалось во все возрастающих масштабах, как на Урале, так и в прилегающих к нему районах Казахстана - Аккермановское, Кемпирсайское, Айдырлинское и дру-гих месторождений, ставших базой Уральского, а затем и Южно-Уральского никелевых комбинатов. Качественно новый этап в развитии никелевой про-мышленности СССР начался после разведки Норильского месторождения медно-никелевых сульфидных руд на севере Красноярского края. В 1936-1941 гг. здесь, кроме относительно бедных вкрапленно-прожилковых руд, были разведаны крупные жильные поля, характеризующиеся наличием бога-тых тел, руды которых не требовали предварительного обогащения. На севе-ро -западе под руководством академика А.Е. Ферсмана был открыт новый никеленосный район, связанный с массивом Монче-Турдры. Оруденение здесь, как и в Норильске, сульфидное - комплексное медно-никелевое. На ба-зе разведанных рудных залежей в 1932-1938 гг. в Монче-Турдре был выстро-ен горнометаллургический комбинат «Североникель».

Свинец и цинк. Планомерные поиски новых месторождений свинцовых руд были начаты в 1928-1929 гг. Они завершились выявлением большого числа промышленно значимых объектов в Казахстане, на Рудном Алтае, в Средней Азии и других районах Советского Союза.
Олово. В период первых пятилеток был выявлен ряд новых оловоносных районов, главным образом на востоке страны, что дало основание академику С.С. Смирнову выделить в 1937 г. оловорудный пояс, объединяющий круп-ные рудные провинции Северо-Востока, Забайкальскую и др. В это время были открыты и начали осваиваться многочисленные месторождения олова в Якутии (Эге-Хая, Илинтас и др.), на Чукотке (Валькумей, Иультин и др.), Ко-лыме (Хениканджа, Хатарен, Голимое) и др.

Сурьма. В начале 1930-х годов была успешно завершена детальная разведка Кадамджайского сурьмяного месторождения в Южной Киргизии, на базе ко-торого был создан горно-металлургический комбинат. Несколько позже было начато промышленное освоение Тургайского в Казахстане и Раздольнинско-го в Красноярском крае жильных месторождений. Этим была практически решена проблема обеспечения соответствующих отраслей промышленности как металлической сурьмой и ее сплавами, так и оксидными и другими со-единениями.

Ртуть. Был восстановлен и начал давать продукцию Никитовский ртутный рудник в Донбассе. Поисковые работы привели к обнаружению новых ме-сторождений ртути на Кавказе, в Средней Азии и Горном Алтае.
Алюминий. Успешная разведка Тихвинских месторождений позволила вы-явить условия их формирования, что послужило основой для расширения по-исковых работ на бокситы и в других регионах страны. Систематические ис-следования привели к оконтуриванию ряда перспективных площадей. Особое значение имело выявление крупнейшего в Советском Союзе Северо-Уральского бокситового района. Первым здесь было разведано месторожде-ние Красная Шапочка. В 1927-1941 гг. к северу от него в девонских извест-няках были открыты бокситоносные залежи, составляющие в совокупности единый Северо-Уральский бокситоносный бассейн, прослеживающийся не-прерывно в меридиональном направлении более чем на 30 км.

Магний. За счет освоения Соликамских месторождений на Урале было нача-то промышленное производство магния, использовавшегося для получения легких и прочных сплавов с алюминием. Эти сплавы явились основой совре-менного самолетостроения.
Благородные металлы. Большое значение для успешной индустриализации страны и оплаты закупавшегося за рубежом промышленного оборудования имело развитие сырьевой базы благородных металлов - золота, платины, пла-тиноидов и др. Колымская экспедиция 1928 г., организованная Ю.А. Билиби-ным, выявила первые промышленные месторождения золота на северо-востоке СССР, что сыграло исключительно важную роль в период Великой Отечественной войны. Ведь, несмотря на ленд-лиз и союзнические отноше-ния со странами антигитлеровской коалиции, нам, как и в годы первых пяти-леток, за основную часть военных поставок приходилось расплачиваться твердой валютой, и в первую очередь золотом. Добыча платины была возоб-новлена сразу же после окончания гражданской войны и иностранной интер-венции. Накануне Великой Отечественной войны металлы платиновой груп-пы стали поступать и из рафинажных заводов, перерабатывавших комплекс-ные сульфидные руды введенного в эксплуатацию Норильского медно-никелевого месторождения. Платина широко применялась в химической промышленности (особенно в нефтеперерабатывающей), а также в области точного приборостроения и в лабораторной практике.

Нерудное сырье. За годы предвоенных пятилеток были созданы практически заново отрасли химической и агрохимической промышленности, исполь-зующие различные виды нерудного минерального сырья: серу (Гаурдак, Шорсу и др. в Средней Азии, месторождения Поволжья и др.), фосфор (Хи-бины, Каратау), калийные соли (Соликамск) и др. Большое развитие получи-ла добыча асбеста (Баженовское месторождение на Урале). Во многих рай-онах страны была начата добыча стекольно-керамического сырья. Были от-крыты первые промышленно значимые месторождения плавикового шпата (Калангуйское, Абагайтуйское, Солнечное в Забайкалье, Аурахматское и Та-кобское в Средней Азии, Амдерминское в Заполярье). На их базе в 1939 г. было начато производство искусственного криолита для развивающейся бы-стрыми темпами алюминиевой промышленности. Ликвидировали дефицит графита: в 1941 г. на территории СССР было выявлено уже более 350 место-рождений этого ценного вида минерального сырья, наиболее богатые из ко-торых интенсивно эксплуатировались. Суммарная добыча графита в стране достигла почти 20 тыс. т, что полностью удовлетворило потребности в нем всех отраслей народного хозяйства.

Месторождения строительных материа-лов были выявлены в районах практически всех промышленных новостроек, что способствовало их успешному завершению. На базе разведанных место-рождений цементного сырья был сооружен ряд заводов, выпускавших про-дукцию всех необходимых марок и во все возрастающих количествах.

Советские геологи в предвоенный период делали все от них зависящее, что-бы максимально укрепить минерально-сырьевой потенциал страны и обеспе-чить отечественную, в т.ч. и оборонную промышленность разведанными за-пасами всех видов полезных ископаемых.

Возможности агрессора

Германия собственными минерально-сырьевыми ресурсами была обеспечена далеко не в полной мере: не было нефти, легирующих металлов и многого другого. К моменту нападения на СССР Германия имела возможность ис-пользовать экономический, в частности, минерально-сырьевой потенциал почти всей Европы – оккупированных государств, своих союзников по фа-шистскому блоку и так называемых нейтральных стран. Ресурсы захвачен-ных государств играли огромную роль в экономическом обеспечении даль-нейшей агрессии гитлеровского рейха.

Большое значение имел захват самого крупного в Западной Европе Лота-рингского железорудного бассейна, расположенного на территории Франции и Люксембурга. Поставки железной руды с месторождений этого бассейна имели особое значение для обеспечения сырьем германской черной метал-лургии. В 1941 г. гитлеровцы вывезли из оккупированных районов Франции 4,9 млн. т черных металлов – 73% их годового производства. В 1942 г. в же-лезорудных районах Лотарингии и Люксембурга было добыто соответствен-но 12,2 и 5 млн. т. руды. Это позволило сократить добычу бедных железных руд на низко рентабельных месторождениях Германии.

С захватом Силезии Германия получила доступ к месторождениям высоко-качественных углей Верхнесилезского бассейна, которые в годы войны со-ставляли значительную часть энергетического баланса рейха. Из Австрии Германия стала получать (правда, в небольших количествах) нефть, желез-ную руду, руды цветных металлов.
Крупными поставщиками Германии стратегического минерального сырья были ее союзники. Румыния, обладавшая наиболее крупным из известных в то время в капиталистической Европе месторождений нефти, ежегодно по-ставляла 2,8-3 млн. т. нефти и нефтепродуктов. Венгрия отправляла нефть и бокситы, Финляндия – никель, Италия, которая занимала одно из ведущих мест в мире по запасам и добыче ртути (месторождение Монте-Амиата), по-ставляла значительное количество этого важного для производства боепри-пасов сырья. На долю союзников Германии в 1942 г. приходилось 92,9% им-порта в эту страну нефти, 95,1 – нефтепродуктов, 70,1 – бокситов, 47,1 – хромовой, 14,8 – марганцевой, 13,4 – медной руды, 43 – 49% свинца и цинка (в руде), в 1943 г. – 92% стали, нефти и нефтепродуктов, 64,5 – бокситов, 57,8 – свинцовой , 36,7 – хромовой и 26,4% медной руды.

Готовясь к агрессии, Германия задолго до 1939-го года накапливала страте-гические запасы дефицитных видов полезных ископаемых, в т.ч. и с помо-щью США, Англии и других стран, а после заключения пакта о ненападении - и при участии Советского Союза. К тому же в ее распоряжении оказались материальные ресурсы всех оккупированных ею стран. По уровню промыш-ленного производства Германия в
1939 г. значительно опередила Англию и Францию. Так, выплавка алюминия достигла 194 тыс. т (в 1931 - лишь 21 тыс. т), то есть превысила суммарное его производство во всех остальных странах Европы, вместе взятых, и почти сравнялась по этому важнейшему показателю с США. А в 1941 г. Германия, использовав мощности оккупированных ею стран, выплавила уже 324 тыс. т алюминия.

К 1941 г. Германия по выплавке стали превосходила нашу страну в 3 раза, по выработке электроэнергии - в 2,3 раза, по добыче угля - в 5 раз. Мощность автомобильных заводов составляла 600 тысяч единиц в год ( у нас гораздо меньше). Общая сумма богатств, награбленных гитлеровской Германией в странах Западной Европы, превысила 9 млрд. фунтов стерлингов, что было вдвое больше годового национального дохода самой Германии. На герман-скую промышленность работали более 12 миллионов иностранных рабочих .
Значительную роль в обеспечении германской промышленности стратегиче-скими материалами играли экономические связи с так называемыми ней-тральными странами. С 1940 по 1942 г. экспорт в Германию из нейтральных стран увеличился более чем в 2 раза. Швеция поставляла высококачествен-ную железную руду из месторожде-ний района Кирунавара (порядка 16-18 млн. т в год), ферросплавы, сталь, цинк. Из Испании поступали ртуть, добы-вавшаяся на крупнейшем в мире месторождении Альмаден, железная и свин-цово-цинковая руды, пирит, свинец, олово, вольфрамовый концентрат, из Португалии - вольфрамовый концентрат, из Турции - хром. Через Испанию и Португалию в Германию направлялись стратегические материа-лы из стран Южной Америки и Азии. Испания даже перепродава-ла значительное количе-ство бензина, поступавшего из США. Для гитлеровского рейха Португалия закупала в странах Латинской Америки нефть, нефтепродукты и другое сы-рье, Турция - нефть в Иране.

Потребность в легирующих металлах - марган-це, хроме, никеле, вольфраме, ванадии и молибдене, добыча которых в Гер-мании не производилась, полностью удовлетворялась за счет ввоза руд, ме-таллов и ферросплавов из оккупированных, союзных и нейтральных стран.
Оккупированные территории Советского Союза подвергались ограблению в больших масштабах. В частности, фирма Круппа получила металлургические заводы «Азовсталь» и им. Ильича в Мариуполе, концерн «Пройсише Бер-гверке унд Хюттен А.Г.» захватил шахты и установки по производству ртути в Никитовке.

До 1943 г. Германия имела достаточное количество жидкого горючего. В 1941 г. добыча нефти в Германии составила 1,6 млн. т, а вместе с оккупиро-ванными территориями и союзными государствами - 8,6 млн. т, при этом производство синтетического горючего составило 4,1 млн. т. В 1942 г. рейх имел 1,68 млн. т добытой нефти и 6,35 млн. т синтетического горючего, а импорт и прямые передачи вермахту нефти и нефтепродуктов (в основном из Румынии и Венгрии) составляли 2,8 млн. т. В 1943 г. было произведено 6,6 млн. т жидкого горючего и смазочных масел, около 3 млн. т нефти поступило из Румынии и Венгрии.

Военная экономика Германии опиралась на мощную металлургическую базу. В 1941-1943 г.г. производство чугуна достигло 24-27 млн. т, стали - 32-34,6 млн. т в год, в том числе за счёт Австрии, Судетской области, западных зе-мель Польши, Лотарингии, Люксембурга, протектората Чехии и Моравии, Польского генерал-губернаторства – почти 10 млн. т чугуна и 12 млн. т стали ежегодно. Производство алюминия (с учётом поставок из оккупированных стран и импорта) составляло в 1941 г. 324 тыс. т, в 1942 г. – 420, в 1943 – 432 тыс. т, а меди по тем же годам 161 тыс. т, 164 и 187 тыс. т cоответственно.
Положение изменилось коренным образом во второй поло-вине 1944 г. - в июле было завершено освобождение захваченных гитлеровцами районов Со-ветского Союза, и советские войска вступили в Польшу.


Минерально-сырьевой потенциал СССР в период войны

Практически по всем показателям (кроме, пожалуй, нефти) Советский Союз уступал ресурсному потенциалу фашисткой Германии. Однако у нас было и два громадных преимущества: патриотизм советского народа и наличие мощного тыла - заволжских территорий с их минерально-сырьевыми ресур-сами, выявленными за годы предвоенных пятилеток.
С этих позиций следует по новому подойти к анализу причин наших военных неудач первых двух лет войны. Представляется, что одной из главных при-чин был недоучет такого фактора, как минерально-сырьевая обеспеченность. Советские геологи за предвоенные годы сумели создать мощную минераль-но-сырьевую базу страны, обеспечив ее разведанными запасами практически всех видов полезных ископаемых, и, что особенно важно, теми, что, опреде-ляют научно-технический прогресс. Важно подчерк-нуть, что в результате проведенных в предвоенные годы геолого-разведочных работ значительное количество минеральных ресур-сов было выявлено на Урале и в восточных районах страны .

Наша горнодобывающая промышленность развивалась бурными темпами, но все же недостаточными, что привело к качественному отставанию нашей во-енной техники от германской. Особенно четко это просматривалось в само-лето- и танкостроении. Перелом наступил лишь в ходе войны, когда в полной мере стали использоваться минерально-сырьевые ресурсы восточных регио-нов страны.
«Отечественная война, - писал Н.А. Вознесенский, - потребовала немедлен-ного перевода советской эконо-мики на рельсы военного хозяйства». Уже че-рез неделю после начала Великой Оте-чественной войны Советским прави-тельством был принят первый военный «Мобили-зационный народнохозяйст-венный план» на Ш квартал 1941 г., заменивший дейст-вовавший до этого план мирного времени, установленный в соответствии с задания-ми четверто-го года третьей пятилетки. Новым планом предусматривалось увели-чение производства военной техники на 26%.

Советское правительство 16 августа приняло «Военно-хозяйственный план» на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Ка-захстана и Средней Азии, по которому предусматривалось на Востоке СССР уве-личение добычи угля, нефти и производст-ва авиа- и автобензина, чугуна, стали, про-ката, меди, алюминия, взрывчатых матери-алов и боеприпасов, разнообразной воен-ной техники. Этим планом намечались эвакуация на восток из европейских райо-нов страны сотен промышленных предпри-ятий, возведение новых электро-станций суммарной мощностью 1386 тыс. кВт и строительство пяти новых доменных пе-чей, 27 мартенов, блюминга, пяти коксо-вых батарей, 59 камен-ноугольных шахт и др. - всего на 16 млрд. руб.». Этот план был не только выполнен, но и перевыполнен.

Первый период войны складывался для СССР неблагоприятно. На оккупиро-ванной гитлеровцами к ноябрю 1941 г. территории ранее добывалось 63% уг-ля, выплавлялось 68% чугуна, 58% стали, выпускалось 60% алюминия. На захваченной территории оказались горнодобывающие предприятия Донецко-го и Подмосковного угольных бассейнов, Криворожского железорудного и Никопольского марганцеворудного бассейнов, месторождение ртути Ники-товское, бокситов -Тихвинское, никеля на Кольском полуострове, многие за-воды черной и цветной металлургии. Позднее немецкие войска подошли также к нефтяным промыслам Северного Кавказа. В некоторых захваченных районах гитлеровцам удалось частично наладить добычу полезных ископае-мых и производство металлов. Полезные ископаемые этих районов не только выбыли из системы народного хозяйства СССР, но даже поставлялись в Гер-манию.

Острота положения усугублялась тем, что свыше 80% военной продукции производилось в центральных и северо-западных районах Европейской части России и на Украине. К лету 1941 г. промышленные предприятия Урала, По-волжья, Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока давали лишь 18,5% воен-ной продукции. В создавшихся условиях важнейшей задачей хозяйственной политики страны стало развертывание в глубоком тылу, в восточных районах новой крупной военно-промышленной базы.

Вторая половина 1941 г. была временем великого перемещения производи-тельных сил на восток. С июля по декабрь этого года было эвакуировано в восточные районы 2593 предприятия, в т.ч. 1523 крупных. В мировой исто-рии не было примеров такой гигантской эвакуации производительных сил. Перебазированием на восток военных и гражданских промышленных пред-приятий руководил А.Н. Косыгин. Эвакуации подверглись и геологические организации западных районов страны - за исключением Белорусского гео-логического управления, кадровый состав которого пополнил отряды бело-русских партизан. Сотрудники Украинского ГУ были перебазированы в Ка-захстан, Северо-Кавказского и Азовско-Черноморского ГУ - в Южную Кир-гизию, где они сразу же включились в работу местных геологических орга-низаций. На восток были эвакуированы сотрудники головных НИИ, а также геологических вузов, хотя большая часть их студентов и преподавателей вступила в ряды народного ополчения, защищая Москву и Ленинград.

Горнорудные предприятия западных районов страны работали до последней возможности, выдавая продукцию буквально под обстрелом и бомбежками. Вот только один пример. Враг вплотную подошел к высокогорному вольф-рамово-молибденовому руднику Тырныауз. Для отступления оставался толь-ко один путь - узкая тропа через перевалы Большого Кавказа. По ней и на-правились все работники комбината. Среди них был и главный его геолог - Н.А. Хрущёв. В 50-килограммовом рюкзаке он нес всю первичную геологи-ческую документацию рудника. Через два года, после изгнания оккупантов, она помогла восстановить работу комбината, и он вновь начал выдавать так нужные оборонным заводам концентраты редких металлов.

Развитие военного производства в восточных районах потребовало расшире-ния топливно-энергетической и сырьевой базы Урала, Сибири, Дальнего Востока, Казахстана и Средней Азии. Нужно было в предельно короткие сроки освоить не только известные, но и быстро выявить, разведать и пере-дать промышленности новые месторождения высококачественного стратеги-ческого минерального сырья. Следует подчеркнуть, что геологоразведочные работы были нацелены на решение конкретных задач, связанных с созданием или развитием определенных горнодобывающих либо металлургических предприятий.

В результате перебазирования и строительства на востоке промышленных и оборонных предприятий, освоения новых месторождений минерального сы-рья коренным образом изменилось размещение производительных сил стра-ны. Восточные районы превратились в ее основную военно-промышленную базу. Ведущее место занял Урал, ставший главным звеном военно-промышленной базы страны, ее арсеналом, основным поставщиком цветных и черных металлов. Уже в IV квартале 1941 г. на его долю пришлось 62% произведенного в стране чугуна, около половины выпуска стали и меди, поч-ти третья часть цинка и весь выпущенный в этот период алюминий, а также никель, кобальт, магний. А к сентябрю 1942 г. выпуск промышленной про-дукции на Урале увеличился по сравнению с довоенным в 2,5 раза.

Принятые меры способствовали значительному увеличению производствен-ных мощностей металлургических предприятий, усиленных эвакуированным оборудованием. Магнитогорский комбинат принял оборудование 34 заводов, Нижнетагильский, Орский и Челябинский - 13 заводов. Всего за два с поло-виной месяца была сооружена первая очередь нового металлургического за-вода в Челябинской области. Были расширены также мощности старых ме-таллургических заводов - Златоустовского, Свердловского и других. Для удовлетворения резко возросшей потребности в железной руде были значи-тельно усилены геологоразведочные работы, в первую очередь в районах действующих металлургических комбинатов - Тагило-Кушинского, Бакаль-ского, Магнитогорского, Орско-Халиловского и других. В Западной Сибири геологоразведочные работы проводились в районах, прилегающих к Кузнец-кому комбинату - на месторождениях Горной Шории и Кузнецкого Алатау.

Из-за потери Никопольских рудников на Украине и сложности доставки из Чиатурского района в Грузии возникли большие трудности снабжения мар-ганцем металлургических заводов Урала и Западной Сибири. В 1940 г. удельный вес восточных районов в добыче марганцевых руд не превышал 8,4%. В создавшейся обстановке первостепенное значение приобрели развед-ка и форсированное освоение месторождений Полуночного, Уразовского и Улу-Телакского на Урале, Джездинского в Казахстане, Мазульского и Дур-новского в Западной Сибири. Уже к концу 1941 г. на заводы черной метал-лургии пошел первый уральский марганец. В 1944 г. удельный вес восточных районов в добыче марганцевой руды достиг 84,7%.

В связи с выходом из строя никелевых рудников на Кольском полуострове резко возросло значение добычи сульфидных никелевых руд в Норильском районе Красноярского края и на месторождениях силикатных руд никеля на Урале. Последние стали основной сырьевой базой Уфалейского никелевого комбината. С 1942 г. начал работать Норильский никелевый завод с полным циклом по выплавке никеля, меди, кобальта и платиноидов. Норильский и Уфалейский комбинаты стали основными поставщиками никеля и кобальта для металлургических заводов Урала и Сибири, производивших легирован-ную броневую сталь. Все это позволило резко увеличить выпуск высококаче-ственных сталей. Удельный вес качественного проката поднялся с 23% в первом полугодии 1941 г. до 49% во втором, а по восточным районам - с 36,9% до 70,8% соответственно. В 1943 г. металлургические заводы на вос-токе страны давали 94,7% от общей выплавки чугуна и свыше 86,7% произ-водства стали и проката.

Из-за оккупации Украины сложилось также чрезвычайно острое положение с обеспечением промышленности алюминием. В стране остался один алюми-ниевый завод - Уральский. Были приняты экстренные меры по увеличению его мощности и строительству новых заводов. В сентябре 1942 г. вступила в строй вторая очередь Уральского завода и в 1943 г. он уже давал столько алюминия, сколько до войны выпускали три завода. В военные годы стали выплавлять алюминий Богословский завод на Урале и Новокузнецкий в Ке-меровской области, сырьевой базой которых служили месторождения высо-кокачественных бокситов Северного Урала, а позже выявленные месторож-дения бокситов на Южном Урале.

В годы войны были расширены Джезказганский и Балхашский меднорудные комбинаты, а вблизи последнего открыто и быстро вовлечено в освоение крупное Восточно-Коунрадское медно-молибденовое месторождение. Меде-добывающая промышленность страны полностью обеспечивала нужды обо-ронных отраслей.
Основная добыча свинцово-цинковых руд производилась на месторождениях Рудного Алтая и Каратау, запасы которых в военные годы были существенно увеличены. Резко возросшая потребность в вольфраме удовлетворялась за счет месторождений Джидинского, Белуха и Антонова гора в Забайкалье, Мульчихинского на Алтае, Лянгарского и Койташского в Узбекистане, Чо-рух-Дайронского в Таджикистане. С началом войны к ним присоединился Ингичкинский вольфрамовый рудник (Западный Узбекистан).

 Молибдено-вые концентраты поставлялись, кроме Балхашского комбината, рудниками Умальтинским на Дальнем Востоке, Первомайским (на Джидинском место-рождении) и Чикойским в Забайкалье. В 1943 г., после освобождения от не-мецких захватчиков Северного Кавказа, возобновилась добыча вольфрамо-вых и молибденовых руд на Тырныаузском месторождении. Добыча вольф-рамовых руд была организована на открытых в военные годы месторождени-ях Караобинском в Казахстане и Ингички в Узбекистане.

Оккупация Никитовских ртутных рудников на Украине поставила в тяжелое положение производство ряда боеприпасов. В связи с этим в сжатые сроки были разведаны запасы ртути на месторождениях Южной Киргизии, что по-зволило быстро ввести в действие Хайдарканский ртутный комбинат, став-ший флагманом ртутной подотрасли. Кроме того, была осуществлена опыт-ная отработка ряда более мелких месторождений: Чаувайского, Адыракоу-ского, Бирксуйского в Средней Азии, Акташского в Горном Алтае. Военные заводы были полностью обеспечены этим важным стратегическим металлом. Значительно расширил выпуск стратегической продукции и Кадамджайский сурьмяный комбинат (Южная Киргизия), первая очередь которого была вве-дена в строй в 1934 г. Отпала необходимость в импорте и этого металла.

Среди месторождений олова, выявленных в годы Великой Отечественной войны, важное значение имели Хрустальнинское в Приморье и Хинганское в Хабаровском крае, однако основную массу концентратов этого важнейшего металла оборонного значения (подшипниковые сплавы, консервные банки и пр.) поставляли в годы войны рудники Якутии и Чукотки. Добыча олова на них возросла с 1,9 тыс. т в 1940 г. до 4,2 тыс. т в 1945 г. А всего для нужд обороны предприятия на северо-востоке поставили 17,6 тыс. т этого металла.

Немалый вклад в дело Победы внесли разведчики недр и горняки Колымы, где в военные годы было добыто значительное количество золота и олова. Только на Колыме с 1941 по 1945 г. было добыто в общей сложности 345,6 т золота, в основном россыпного. На долю рудного золота в эти годы при-шлось лишь 3,2 т. Первое рудное золото выдал в 1944 г. рудник им. А. Мат-росова, а в 1945 г. - рудник Игуменовский. Этим была заложена минерально-сырьевая база рудного золота, которое сейчас должно заменить близкие к ис-тощению россыпи. Необходимо подчеркнуть, что именно северо - восток обеспечил значительную часть валютного металла для оплаты поставок во-енного снаряжения, поступавшего из-за рубежа.

Одна из трасс, причем наи-более сложная и протяженная, по которой доставлялись военные грузы из США и перегонялись военные самолеты по ленд-лизу, была проложена через прииски Колымы. С одним из транспортов в 1943 г. сюда прибыл вице-президент США Уоллес. Его сопровождала большая группа американских геологов. Их плохо замаскированной целью было убедиться в платежеспо-собности СССР. Ознакомление экспертов с приисками Сосуманковского и Тенькинского золотоносных районов развеяло возникшие по этому поводу сомнения.

Открытие и ввод в эксплуатацию новых месторождений обеспечили рост производства цветных металлов. В частности, уже в 1943 г. производство ни-келя превысило довоенный уровень в 1,3 раза, вольфрамовых концентратов - в 1,8 раза, олова - в 1,7 раза.
Особое положение в военной экономике страны занимал топливно-энергетический комплекс. В 1942 г. добыча всех видов топлива сократилась по сравнению с 1941 г. более чем в 2 раза. Основной причиной снижения до-бычи нефти стало ухудшение военной обстановки на южных участках фрон-та. Еще в конце первого года войны начался демонтаж оборудования на неф-тепромыслах Майкопа и Грозного. В 2 раза сократилась добыча нефти в рай-оне Баку, где также была демонтирована и направлена в восточные районы часть оборудования. Государственный комитет по обороне принял тогда ме-ры по развертыванию геологоразведочных работ в Казахстане, Средней Азии и, особенно, в Волго-Уральском районе. В 1943 г. доля Куйбышевской об-ласти в общесоюзной добыче нефти возросла по сравнению с 1941 г. более чем в 3 раза, республик Средней Азии - почти в 2 раза.

 Н.К. Байбаков вспо-минает: «В 1941 г. план добычи нефти был выполнен досрочно на 102%. Страна получила 23481, 8тыс. т нефти… Бакинские нефтяники в 1942 г. дали стране 15709,5 тыс. т нефти. Это было поистине героическим подвигом». В 1943 г. в Баку было добыто 12691 тыс. т нефти, в то время как общая добыча нефти в стране составила 17,9 млн. т. В 1941-45 гг. бакинские нефтяники да-ли стране 75 млн. т нефти.
Большое значение имели выявление и ввод в эксплуатацию Елшанского га-зового месторождения близ Саратова, Это позволило перевести электростан-ции и промышленные предприятия Поволжья на газовое топливо, а в даль-нейшем построить газопровод Саратов-Москва.

Основной базой энергетических и коксующихся углей в годы войны стал Кузбасс. Добыча угля здесь в 1943 г. достигла почти 25 млн. т - более четвер-ти общесоюзной, в т.ч. коксующихся углей - 9,5 млн. т. В 2 раза, по сравне-нию с довоенной, возросла добыча угля в угольных бассейнах Урала – Кизе-ловском, Корпинском, Копейском. Все более важное значение приобретал Карагандинский бассейн в Казахстане, где в 1943 г. добыча угля составила уже 9,7 млн. т. В освобожденном в конце 1941 г. Подмосковном бассейне до-быча угля в 1943 г. достигла 14,7 млн. т, в 1,7 раза превысив его выпуск 1942 г. Во второй половине Великой Отечественной войны в общесоюзной добыче угля важную роль снова стал играть освобожденный Донбасс - уже в 1944 г. на его шахтах было добыто 21 млн. т угля.

Обеспеченная всеми сырьевыми и энергетическими ресурсами оборонная промышленность набирала темпы производства военной техники. За первую половину 1942 г. по сравнению со вторым полугодием 1941 г. производство танков возросло в 2,3 раза, полевой артиллерии - в 2 раза, противотанковой артиллерии - в 4 раза, минометов — в 3 раза. В 1943 г. Советский Союз про-изводил больше, чем Германия, самолетов на 10 тысяч, танков, самоходных артиллерийских установок, артиллерийских орудий и минометов — в 2 раза. К этому времени Красная Армия уже располагала достаточным количеством артиллерии, танков, самолетов, автоматического стрелкового оружия. В дальнейшем превосходство Красной Армии над немецко-фашистскими вой-сками возрастало. В 1944 г. военное производство достигло наивысшего уровня. По сравнению с 1942 г. производство самолетов возросло в 1,6 раза (с 25,4 до 40 тысяч), танков и самоходных орудий - в 1,2 раза (с 24,4 до 29 тысяч), пулеметов - в 1,2 раза (с 356,1 до 439,1 тысяч). Наряду с увеличением выпускаемого вооружения значительно улучшилось и его качество.

Экономика Советского Союза выдержала суровые испытания Великой Оте-чественной войны. В сложных условиях военного времени была обеспечена высокая степень вооруженности Красной Армии новейшими видами военной техники. Всего за годы войны было произведено 102,8 тысяч танков и САУ (в Германии - 43,4 тысячи), 112,1 тысяч самолетов (80,6), 834 тысячи орудий и минометов (384,5). Великая Отечественная война закончилась победой со-ветского народа. Но какой ценой! Общие людские потери народов нашей страны по последним данным оцениваются в 27 миллионов человеческих жизней.

Геологическое обеспечение боевых действий

Среди жертв войны были тысячи геологов и других работников геологиче-ских организаций всех ступеней - от полевых отрядов до аппарата наркома-тов. Несмотря на то, что геологи подлежали обязательному бронированию, как специалисты, прямо или косвенно работающие на оборону, многие из них были призваны в армию в первые дни войны, а еще больше вступили в нее добровольно, вошли в состав полков народного ополчения, вступали в партизанские отряды. Но многие и на фронте не забывали своей гражданской специальности. Как пишут А. И. Перельман и В. И. Рехарский, необходи-мость геологического обслуживания боевых операций в полной мере выяви-лась уже в первую мировую войну, когда в армиях России и других воюю-щих держав появились специалисты геологического профиля.

Великая Отечественная война поставила перед военной геологией новые за-дачи. Важное значение приобрели данные о проходимости местности для войск, которые составлялись с учетом условий рельефа, геологического строения, климата, гидрогеологии, характера почв и растительности. Эти сведения командованию давали геологи вместе с географами, которые также были в штате военно-геологических учреждений. Военные геологи занима-лись изучением инженерно-геологических и гидрогеологических условий фортификационного и дорожного строительства, водоснабжения и маскиров-ки войск, поисками местных строительных и других материалов.
Эффективность военно-геологического обслуживания фронтов, естественно, зависела не только от организации этих работ, но и от теоретических основ военной геологии, как особой прикладной науки.

Восстановительный период

Объем восстановительных работ после войны предстоял колоссальный. Эта задача в основном была выполнена к 1949 г., чему в немалой степени способ-ствовал минерально-сырьевой потенциал, созданный советскими геологами в предвоенные годы и укрепленный, несмотря на все трудности, в годы Вели-кой Отечественной войны в восточных районах страны. Всего в освобожден-ных районах за короткий срок было восстановлено 1047 угольных шахт с го-довой производительностью 44 млн. т угля, 13 доменных печей общей мощ-ностью 2,3 млн. т чугуна, 70 сталеплавильных печей на 2,8 млн. т стали, 28 прокатных станов с годовой производительностью 1,7 млн. т стального про-ката, восстановлено 40 тыс. км железнодорожных путей (40% от общей про-тяженности довоенных линий в СССР).

На долю советских геологов выпала тяжелая задача: ускоренными темпами разведать и подготовить к отработке месторождения местных строительных материалов и изыскать источники водоснабжения для восстанавливаемых населенных пунктов и промышленных предприятий, принять участие в под-готовке к эксплуатации затопленных и разрушенных шахт и рудников, ком-пенсировать разведкой запасы ряда полезных ископаемых, значительно по-дорванных в годы войны, и одновременно вести поиски новых источников минерального сырья, в т.ч. принципиально нового (уран, алмазы) и альтернативного.

Несмотря на тяготы войны, геологическая служба страны не сворачивала своей деятельности. Об этом может свидетельствовать численность ее персо-нала: к концу войны она не только не сократилась, но даже несколько воз-росла. После войны вернулись геологи, уходившие на фронт, кроме того, со-став полевых партий и экспедиций пополнился многими тысячами демоби-лизованных солдат и офицеров.
В послевоенный период развернулись поисково-разведочные работы на уран, начатые еще в 1943 г. - в самый разгар военного противостояния. К апрелю 1944 года только по линии Комитета геологии их вели 170 партий, в т.ч. 28 геологоразведочных, 158 поисково-съемочных и 84 ревизионных. В после-дующие годы объемы работ по урану возросли и стали одним из главных дел вновь образованного Министерства геологии СССР. В короткий срок про-блема создания минерально-сырьевой базы ядерной промышленности была решена. Хотя стартовые позиции Советского Союза уступали как американ-ским, так и германским: в распоряжении последних оказались богатейшие урановые концентраты, полученные из руд месторождения Шинколобве в Бельгийском Конго (Центральная Африка).

Второй главнейшей задачей геологической службы страны было развитие сырьевой базы нефтяной отрасли. Она также успешно решалась за счет опе-ративной разведки месторождений Поволжья и Предуралья («Второе Баку»). В короткий срок добыча нефти в стране превысила довоенный уровень.
Третья задача - восполнение подорванной за годы войны, когда отрабатыва-лись наиболее богатые и легкодоступные участки месторождений, минераль-но-сырьевой базы цветной металлургии.

Для решения перечисленных задач потребовалось значительное укрепление геологической службы страны, в основном по линии Геолкома - организации, ответственной за общерегиональные и поисковые работы. В течение всей войны Геолком возглавлялся И.И. Малышевым. Ему в 1945 г. удалось убе-дить руководство страны в необходимости большей централизации геологи-ческой службы и создания с этой целью Министерства геологии СССР. В 1946 оно было организовано, а И.И. Малышев стал первым его министром.

                                                                   ***
Минерально-сырьевой комплекс России, созданный до начала 1990-х годов и обладавший высокой устойчивостью к выживанию, в условиях непродуман-ного реформирования экономики оказался в критическом состоянии. За по-следние пятнадцать лет отечественная минерально-сырьевая база умышленно или бездумно разваливалась: добыча полезных ископаемых не компенсиру-ется приростом запасов, разведанные запасы резко снизились. Продолжает расти доля трудноизвлекаемых запасов по нефти (55-60% от разрабатывае-мых), ряд месторождений газа вступили в стадию падающей добычи.

В 2001 г. ликвидирован целевой бюджетный фонд воспроизводства мине-рально-сырьевой базы. А с 2002 г. субъекты РФ практически лишились фи-нансирования для изучения недр. Налицо плохо осмысленная политика госу-дарства, ведущая к упрощенческим понятиям в исследовании недр. Государ-ство не имеет долгосрочного плана развития минерально-сырьевого ком-плекса. Это, безусловно, осложняет и сдерживает развитие экономики стра-ны, что сказывается на ее национальной безопасности. При этом федераль-ные органы власти не располагают ориентированной на интересы страны концепцией законотворчества в сфере недропользования.

России нужна новая государственная минерально-сырьевая политика долго-временного исследования недр. Геология всегда была впередсмотрящей эко-номики! Унижения геологии последних лет связаны с некомпетентностью управления и непониманием ее роли в перспективном развитии страны. Лишь ликвидировав эту, хроническая болезнь власти, мы, используя свой минерально-сырьевой потенциал, cможем выйти на путь устойчивого развития.

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100