Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум

Промышленные ведомости: экспертная общероссийская газета

«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Налогом, названным НДС, у населения и государства
ежегодно вымогается свыше 35 триллионов рублей

Чтобы навести порядок в экономике страны нужно  обеспечить системную устойчивость баланса товарно-денежного обращения

 

Моисей ГЕЛЬМАН,
кандидат технических наук

 

Важным фактором устойчивого развития экономики страны и расширенного воспроизводства национального капитала является денежное обращение, сбалансированное с товарным оборотом. Однако за более чем тридцатилетнее существование Российской Федерации власти так и не разработали государственной финансовой политики, как неотъемлемой части экономической. Следуя рекомендациям МВФ, Банк России бесконтрольно навязывал стране денежно-кредитную политику, основными целями которой являются приоритет финансовых спекуляций, вымогательство громадных сумм денег у населения и вывоз капитала за рубеж. На их осуществлении и было в основном сфокусировано финансовое и банковское законодательство, пороки которого стараниями лоббистов во многом обусловили развал отечественной экономики. В результате, у населения и бюджета страны получатели прикрытых законодательно «теневых доходов» ежегодно вымогали не менее 35 триллионов рублей. Значительная часть этих средств вывозилась в валюте за рубеж.

Одной из основных причин развала российской экономики является искусственно созданный в стране дефицит денег. Существует он потому, что выпускаемую в обращение рублевую денежную массу законодательно предписано обеспечивать не товарами страны, а золотовалютными резервами Банка России. Однако золота и иностранной валюты в пересчете на рубли все годы «реформ» оказывалось в обороте недостаточно для баланса с денежной массой. При этом ее искусственно обесценивают постоянным занижением курса обмена рубля с долларом и евро, лишая национальную валюту тождественности (паритетности) с той же американской по реальной покупательной способности. 

Денег в стране должно выпускаться в обращение столько, чтобы выкупались все востребуемые на рынке товары и услуги. Для этого регулированием в обороте денежной массы и составляющих валовой стоимости товарооборота государство необходимо поддерживать баланс товарно-денежного обращения. Ввиду противоречивости интересов государства и субъектов экономики осуществлять такое регулирование, кроме властей, никто не может. Но условия, необходимые для такого регулирования, и меры их обеспечения в российском законодательстве отсутствуют. О причинах подобного правового нигилизма, угрожающего национальной безопасности страны, и мерах по их устранению говорится ниже.

Какими должны быть в стране денежная масса и ее годовой оборот

Как ни странно, но в законодательстве страны отсутствуют экономически обоснованные нормы денежной эмиссии и числа годовых оборотов денежной массы, обеспечивающие баланс товарно-денежного обращения. В статье 30 закона о Центробанке говорится: «Банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами». Однако про обеспечение безналичных денег, сумма которых значительно превышает сумму наличных, в законе почему-то умалчивается. Активы - это золотовалютные резервы ЦБ. Согласно отчету Центробанка, на 1 января 2020 г. его активы в рублевом эквиваленте составляли округленно 40 513 млрд. рублей. При этом денежная масса (агрегат М2) составляла 51 660 млрд. рублей, из них на наличные деньги приходилось 9 658 млрд., а безналичных денег выпустили 42 002 млрд. рублей (чтобы исключить влияние пандемии и западных санкций на дальнейший анализ экономических показателей и для их сопоставимости здесь и далее приводятся экономические данные 2019 года).

Однако выпускаемых в обращение денег все годы существования Российской Федерации значительно не хватало для поддержания в экономике баланса товарно-денежного обращения. К примеру, в 2019 г. оборот товаров и услуг в стране составил 201,315 трлн. рублей. Если денежная масса в размере 51,66 трлн. рублей обернулась за год оценочно 2,5 раза, что составило 129,15 трлн. рублей, то в 2019 г. оборот товаров и услуг был обеспечен деньгами лишь на 64%, в 2015-2017 годах - примерно на 62%, а в приснопамятные 1990-е дефицит денег достигал… 70%, что явилось одной из основных причин дефолта в августе 1998 г. и нараставшего сворачивания в стране промышленного производства.

Для сравнения, в Китае в 2019 г. денежная масса составила 202,3 трлн. юаней, а оборот (выручка) организаций – 106,7 трлн. юаней. Если денежная масса обернулась за год оценочно 2,5 раза, это составило 445 трлн. юаней, что в четыре раза превысило товарооборот по стоимости. При этом в Китае, в том числе благодаря существенной достаточности в обращении денег, нет никакой ценовой инфляции, с которой Центробанк России безуспешно борется, искусственно создавая существенный денежный дефицит.

Обеспечение рублевой денежной массы дефицитной по обменному курсу суммой золотовалютных резервов, и установление при этом существенно заниженных курсов обмена рубля с другими валютами путем спекуляции ими, в стране искусственно ограничивают денежную эмиссию и денежное обращение. Это привело к опасному сворачиванию товарного производства и растущей зависимости российской экономики от доллара и евро. Иначе говоря, перманентный дефицит денег из-за недостаточной их обеспеченности в товарообороте и золотовалютными активами позволяет Центробанку произвольно девальвировать рубль, искусственно снижая его обменный курс. Это существенно снижает покупательную способность рубля при растущей инфляции цен.

Вместо того чтобы поддерживать в экономике баланс товарно-денежного обращения и обеспечивать таким образом реализацию востребуемых на рынке товаров, Центробанк девальвацией рубля неоднократно снижал его обменный курс. При этом значительную часть товарооборота составляют у нас импортные товары и компоненты, которые используются на многих этапах (переделах) производства продукции. Поэтому девальвация рубля ведет к росту цен импортируемых изделий и тем самым к дополнительному подорожанию всех промежуточных и потребительски завершенных видов продукции.

Установление обменного курса рубля с долларом и евро по результатам спекулятивной торговли валютами и использование кросс-курсов для обмена их с юанем и некоторыми другими валютами по сути с тождественным по курсу долларом – еще одна принципиальная ошибка российских властей. Напомню, начало последней масштабной девальвации рубля и вызванной этим очередной ценовой инфляции руководители Центробанка спровоцировали в 2014 году, вдвое обесценив рубль. Хаотичная девальвация рубля, отпущенного руководителями Центробанка в «свободное плавание» на потребу спекулянтам, стала возможной также ввиду отсутствия в законодательстве экономически обоснованных норм эмиссии денег и валютного обмена.

Согласно п.2 ст.75 Конституции России, защита и обеспечение устойчивости рубля является основной функцией Центрального банка Российской Федерации. Но непонятно от чего и каким образом Центробанк должен защищать, то ли рубль, то ли его устойчивость. Эти требования являются абстрактными, так как отсутствуют их правовые определения и содержательная сущность.

Деньги – это символические средства платежа в системе товарно-денежного обращения. В наличном виде денежная банкнота (монета) представляет собой статический носитель информации о количестве предписанных ей денежных единиц. В безналичном виде деньги являются виртуальным компьютерным, то есть цифровым условным, отображением  предписанных ей денежных единиц. Поэтому вопреки упомянутой конституционной норме некорректно говорить об устойчивости рубля, то есть условном или виртуальном элементе. Ведь свойством устойчивости обладают динамические системы, то есть группы взаимосвязанных элементов, которые функционируют в соответствии с наборами определенных правил, алгоритмов, образуя единые сообщества. Таковыми являются и системы товарно-денежного обращения, которые характеризуются, в частности, показателями стоимости.

Под устойчивостью в теории управления понимается способность динамической системы возвращаться в равновесное состояние при ликвидации воздействовавшего на нее возмущения. Неустойчивая система при воздействии на нее возмущения отклоняется от равновесного состояния и начинает колебаться с нарастающей амплитудой вплоть до возможного разрушения. В теории динамических систем существует понятие «точка бифуркации». Так в зависимости от вида вероятного возмущения называют возможные переходы системы из этой точки в разные состояния. Тогда в системе либо начнет нарастать хаос вплоть до ее возможного разрушения, либо она возвратится в прежнее исходное устойчивое состояние, либо в ней установится новый уровень устойчивости.

Следует говорить не о надуманной устойчивости рубля, а о необходимости поддерживать системную устойчивость баланса товарно-денежного обращения, которая характеризуется комплексом определенных критериев (показателей). При этом рублевая сумма, выпускаемая в рыночный оборот, должна обеспечиваться не золотовалютными резервами страны, что ошибочно регламентировано законом о Банке России и наносит ущерб национальным интересам, а сбалансированным по стоимости товарооборотом.

Возврат системы товарно-денежного обращения в устойчивое состояние в случае отклонения от него необходимо осуществлять регулированием денежной массы доведением ее до баланса со стоимостью товарооборота. Если неустойчивость системы вызвана физическим увеличением товарной массы, то для установления нового уровня баланса товарно-денежного обращения понадобится, либо увеличить денежную эмиссию для компенсации роста валовой стоимости товарной массы, либо снизить валовую цену товарной массы, либо осуществить совместно обе процедуры. Однако баланс обычно нарушается ввиду роста цен. Поэтому при росте ценовой инфляции ее необходимо устранять ликвидацией спекулятивных составляющих стоимости продукции и соответствующим, для корректировки цен, изъятием денег из обращения, либо нормированием сверхприбыли и переводом ее избытка в доход бюджета. Подробно обо всем говорится ниже.

Способы устранения спекулятивных доходов и инфляции цен

К спекулятивным относятся доходы, полученные от «накрутки» цен, в том числе вследствие фиктивного налогообложения и получения сверхприбыли, от торговли валютами по «базарным» ценам, от повышения ключевой ставки ЦБ и ставок коммерческих банков, доходы «теневого бизнеса», от незаконной эмиссии денег, и др. Однако меры по устранению спекулятивных доходов, которые приводят к росту цен, поборам с населения и к снижению его покупательной способности, а также к сокращению бюджетных доходов и прочим негативным последствиям, законодательством фактически не предусмотрены.

Ликвидация поборов, вымогаемых посредством так называемого НДС

«Теневой экономикой» именуются хозяйства, налоги от доходов которых утаивают от зачисления в бюджет. Помимо «теневой» криминальной существует узаконенная «теневая экономика». В узаконенном случае «теневой» налог взимается с выручки (оборота) предприятий, но он ложно именуется НДС. В конечном итоге все налоги выплачивает население страны, но почти 90% псевдоНДС в федеральный бюджет не поступает. Разрушающее влияние этого налога на экономику страны подробно рассмотрено в публикации «Честный отъем денег у населения» и государства по Налоговому кодексу. Доходы узаконенного «теневого бизнеса» от присваиваемого псевдоНДС ежегодно превышают десятки триллионов рублей. Как прекратить поборы и увеличить доходы бюджета страны? – «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2021 г. 

ПсевдоНДС, который на самом деле начисляется с оборота (выручки), необходимо отменить. И вот почему. К примеру, в 2019 г. оборот организаций РФ составил 201,315 трлн. рублей, и по ставке 20% им должны были начислить для передачи в бюджет налог с выручки в сумме 40,263 трлн. рублей. Однако в федеральный бюджет поступило лишь 4,481 трлн. рублей или 11% начисленной суммы, что на 35,782 трлн. рублей было меньше. Дело в том, что согласно ст. 171 Налогового кодекса в бюджет выплачивается разница между суммой псевдоНДС, которую продавец получает от покупателей при реализации своей продукции, и суммой псевдоНДС, которую покупатель выплачивает поставщикам за приобретенные для своего производства материальные ресурсы и продукцию. Иначе говоря, при товарообмене между продавцами и покупателями продукции (ресурсов, работ) проводятся взаимозачеты этого налога. Поэтому, в отличие от других налогов, в федеральный бюджет налогоплательщик переводит лишь остатки псевдоНДС, не скомпенсированные при взаимозачетах. Они начисляются ежеквартально в течение налогового периода, который увеличен почти до четырех месяцев. Все это время псевдоНДС находится у налогоплательщиков в обороте в виде беспроцентного кредита. Такие «налоговые каникулы» позволяют накруткой цен за счет спекулятивных продаж и перепродаж продукции в сочетании с взаимозачетами налогов, начисляемых с выручки, уменьшать их сумму, поступающую в бюджет.

Таким образом, в федеральный бюджет в 2019 г. после взаимозачетов псевдоНДС поступило 4,481 трлн. рублей или 11% остатков этого налога, что на 35,782 трлн. рублей было меньше его конечной начисленной суммы. За счет спекулятивных продаж и перепродаж продукции по завышенным ценам и налоговых при этом взаимозачетов почти 90% этих денег превратились в «теневую» выручку изготовителей, продавцов и перепродавцов продукции. Ими эта выручка согласно Налоговому кодексу и благодаря взаимозачетам присваивается, в том числе в виде сверхприбыли.

Суммарный доход консолидированного бюджета в 2019 г. составил 22,737 трлн. рублей. К этой сумме следует добавить страховые выплаты предприятий во внебюджетные фонды в сумме 7,036 трлн. рублей. Можно сказать, что они представляют собой неформальный консолидированный налог на фонды оплаты труда предприятий по общей ставке около 30%, которым облагается население для пенсионного, медицинского и социального страхования. С учетом не выплаченного в бюджет в 2019 г. псевдоНДС в сумме 35,782 трлн. рублей населению было начислено формальных и неформальных налогов в сумме 65,555 трлн. рублей или почти 60% относительно ВВП. Столь громадная налоговая нагрузка, как в России, характерна для слабо развитых стран с относительно небольшим ВВП, к примеру таких, как Алжир или Восточный Тимор. Для сравнения, в странах Евросоюза налоги составляют около 36%, а в США – около 25% от ВВП.

Совокупные денежные доходы населения России в 2019 г. составили 62,076 трлн. рублей, что меньше начисленных формальных и неформальных налогов в сумме 65,555 трлн. рублей. Разница была с избытком «скомпенсирована» за счет банковских кредитов, которых к концу 2019 г. накопилось на 17,475 трлн. рублей. Примерно половину этой суммы составили кредиты на ипотеку.

На долю псевдоНДС, которая не поступает в бюджет и присваивается товаропроизводителями и перепродавцами продукции в виде дополнительной добавленной стоимости, включая прибыль, в 2019 г. пришлось, как отмечалось, почти 35,782 трлн. рублей. Это около 90% начисленного налога с выручки или 55% суммы формальных и неформальных налогов. Выплачивает эти деньги население. Из приведенных данных видна вся абсурдность налога с оборота (выручки) и «сизифова труда» по его учету. Причем столь бессмысленным делом занято около миллиона бухгалтеров в организациях и Федеральной налоговой службе. Только на их годовую зарплату при условной средней месячной ставке 50 тысяч рублей затратили оценочно 600 млрд. рублей.

Если ликвидировать налог с выручки с взаимозачетами, который в 2019 г. начислили в сумме 40,263 трлн. рублей, то эти деньги можно было бы частично распределить в качестве дополнительных доходов консолидированного бюджета, а остальные сохранить населению. За счет этого выигрыша можно было бы установить налог с продаж, допустим, в 20 трлн. рублей от выручки в 201,315 трлн. рублей, то есть по ставке примерно 10% вместо нынешних 20%. Население в таком случае сохранит около 20 трлн. рублей, что позволит увеличить на эту сумму его чистый доход и покупательную способность.

Как отмечалось, налог с продаж представляет собой налог с конечного значения выручки в розничной торговле. Он начисляется, но почти 90% его присваивают в качестве оброка товаропроизводители и перепродавцы продукции. Прежде он направлялся в региональные бюджеты и был отменен в 2005 году. Сейчас после взаимозачетов его остатки поступают в федеральный бюджет.

Замена налога с выручки с его взаимозачетами налогом с продаж позволит существенно увеличить доходы консолидированного бюджета и страховые выплаты. Это упростит и удешевит систему налогообложения, увеличит покупательную способность населения, позволит возвратиться к прежнему возрасту выхода на пенсию, повысить пенсионные выплаты, медицинское страхование и социальные выплаты, вернуть незаконно ликвидированную индексацию пенсий работающим пенсионерам... Скорректированную систему налогообложения можно было бы использовать в странах Евразийского экономического союза, чтобы выровнять условия хозяйствования на единой таможенной территории. Сейчас из-за отсутствия их унификации Россия ежегодно теряет свыше миллиарда долларов.

Ликвидация спекулятивных доходов предприятий нормированием их прибыли

Если ликвидировать налог с выручки с взаимозачетами и заменить его налогом с продаж, то товаропроизводители и перепродавцы продукции не станут добровольно снижать цены, уменьшая свою нынешнюю выручку. Так как она останется в обороте, как минимум, прежней, то в результате налоговых взаимозачетов сформируется ее конечная сумма псевдоНДС, которая не будет передана в бюджет. Сказанное наглядно иллюстрируется упомянутым примером платежей 2019 года. Тогда в бюджет поступило лишь 11% налога, начисленного с выручки, а остальные 89%, составивших 35,782 трлн. рубля, присвоили продавцы продукции. Больше некому было, так как псевдоНДС после его взаимозачетов добавляется в итоге к конечной цене продукции, что указывается в «платежках» предприятий и кассовых чеках магазинов. Подробности такой узаконенной «теневой» выручки, надо полагать, известны в Федеральной налоговой службе.

Что нужно сделать, чтобы сократить спекулятивные доходы, получаемые, в том числе, за счет взаимозачетов псевдоНДС, превращенного в «теневую выручку», и постепенно снизить, стабилизировать и гармонизировать цены товаров и услуг?

Чтобы сократить взимание поборов с населения, получаемых за счет спекулятивно повышенных цен, необходимо ограничить прибыль изготовителей продукции и ее перепродавцов. У товаропроизводителей для этого нужно будет законодательно нормировать прибыль относительно себестоимости продукции. А у ее перепродавцов потребуется нормировать их прибыль относительно цены продукции ее изготовителей с учетом нормирования торговых наценок. Для выравнивания условиях хозяйственной деятельности предприятий норму их прибыли потребуется дифференцировать. Сверхнормативная прибыль будет подлежать переводу в доход бюджета. Так можно будет ограничить спекулятивные продажи и перепродажи продукции, что приведет к постепенному снижению, стабилизации и гармонизации цен. Следует заметить, что прибыль – произвольно присваиваемая владельцем предприятия сверх себестоимости продукции сумма, синоним премии. Если прибыль предназначена для компенсации инвестиций, то их следует считать дивидендами по акциям и во избежание поборов ограничивать выплатой, как кредита с процентами.

Если товаропроизводитель и перепродавец продукции захотят увеличить ее цену, но избежать при этом сверхприбыли и ее изъятия в бюджет, то это можно будет сделать, увеличив оплату труда. Однако увеличение оплаты труда окажется выгодным для владельца предприятия лишь с увеличением объема производства с одновременным повышением абсолютного значения прибыли при сохранении ее относительной нормированной ставки. Это условие ограничения добавленной стоимости будет действовать на каждом переделе продукции во всех цепочках ее кооперационного производства, начиная с добычи полезных ископаемых, что позволит системно и комплексно ограничивать инфляцию цен.

Ликвидация спекулятивных поборов с двойным налогообложением доходов

Таких поборов немало. В частности, дважды облагаются налогом доходы физических лиц - НДФЛ. Первый раз на них начисляется НДФЛ по ставке 13%. Но так как этот доход является частью выручки, то с него взимается еще и псевдоНДС по ставке 20%. Также дважды облагается налогами прибыль – по своей основной ставке и по ставке с выручки (псевдоНДС).

Неоднократно взимаются налоговые поборы с выручки сырьевых добывающих компаний, лукаво названные «налоговым маневром». Для этого на протяжении последних нескольких лет власти постепенно снижают вывозные пошлины на экспорт минерального сырья, увеличивая тем его конкурентоспособность на внешних рынках. Но одновременно они увеличивают налог на добычу полезных ископаемых – НДПИ. Таким образом, за счет повышения внутренних цен власти искусственно увеличивают ценовую инфляцию, что тоже напоминает «сизифов труд». Так как НДПИ включается в выручку, а все издержки вместе с налогами в конечном итоге оплачивает население, то пользование недрами облагается еще дополнительно и псевдоНДС. В 2019 г. НДПИ совместно с некоторыми сборами за пользование недрами составил 6,258 трлн. рублей, поэтому вторично начисленный налог за пользование недрами, но уже налог с выручки, составил 1,251 трлн. рублей. Однако, как отмечалось, в бюджет из этой суммы попало лишь 11%.

Так как отмена налога с выручки и замена его налогом с продаж позволит существенно увеличить доходы консолидированного бюджета, допустим, на 20 трлн. рублей, то можно будет ликвидировать часть налогов и акцизов, упростив и облегчив все налогообложение. В частности, можно будет ликвидировать НДПИ, что позволит снизить затраты горнодобывающих и нефтегазовых компаний. Это позволит также снизить цены на добываемые природные ресурсы нормированием прибыли. В итоге дополнительно уменьшится налоговая нагрузка на предприятия и население.

Отмена налога с выручки позволит ликвидировать также немалые поборы, которые взимаются с населения за электроэнергию. Одни из них лукаво названы перекрестным субсидированием. Суть его в том, что населению якобы снижают тарифы на 20% за счет такого же относительного увеличения цены электроэнергии, потребляемой промышленными предприятиями. Но эти наценки на промышленность включены в стоимость электроэнергии предприятий и тем самым - в стоимость выпускаемой ими продукции. Поэтому за повышение промпредприятиям цены электроэнергии в итоге расплачивается население навязанным ему кредитованием, лукаво названным перекрестным субсидированием. Кредит население оплачивает по ставке певдоНДС в 20%. К примеру, в 2019 году производство, передача и распределение электроэнергии  обошлись всем потребителям в 3,878 трлн. рублей и население выплатило за навязанное ему «перекрестное субсидирование» кредит в сумме 775,6 млрд. рублей.

Мнимое субсидирование - не единственные спекулятивные поборы, которыми потребителей электроэнергии обложили генерирующие компании, «Россети» и компании, осуществляющие расчеты с потребителями. Их суммарная прибыль, как показал анализ, достигает, оценочно, 100% (см. Как вымогают деньги у потребителей электроэнергии. – «Промышленные ведомости» № 8, октябрь 2013 г.). Одним из таких поборов является также дважды оплачиваемая мощность электропотребления. Потребителей заставляют оплачивать электроэнергию, то есть затрачиваемую во времени мощность, и повторно саму мощность, которая значительно превышает установленную мощность электростанций страны. Ликвидация поборов в электроснабжении при нормировании прибыли поставщиков электроэнергии ставками в 10-15%, как было принято в советское время, позволит дополнительно существенно снизить цены в экономике, увеличить реальные доходы населения и консолидированного бюджета.

Установление валютных курсов рубля по паритету среднедушевой стоимости труда в соответствующих странах

Еще одна принципиальная ошибка денежно-кредитной политики Центробанка России, характерная также для большинства стран мира, это установление обменных курсов валют по спекулятивным ценам их спроса и предложения на валютных биржах. На спрос и предложение валют влияет множество субъективных и случайных факторов, вплоть до сплетен и настроения продавцов и покупателей денег. Поэтому спекулятивные валютные курсы ведут к неэквивалентности международного товарообмена по стоимости, спекуляциям валютами, нестабильности их курсов и пр. В итоге также нарушается устойчивость баланса товарно-денежного обращения.

Но современные символические деньги не являются товаром, так как они не имеют стоимости, и поэтому ими нельзя торговать, получая еще и прибыль. Все эти факторы в сочетании с обеспечением рублевой денежной массы не товарами, а золотовалютными резервами, и девальвацией рубля обусловили дефицит денежного обращения в стране и рост ценовой инфляции. В результате рубль оказался лишенным статуса суверенной национальной денежной единицы и превратился в обесцененное средство обмена на резервные валюты.

Для эквивалентности международного товарообмена по стоимости валютные курсы необходимо устанавливать по паритетам обоснованно выбранного показателя национальных валют. Проблема – в аргументированном выборе такого показателя. Использование для этой цели спекулятивных биржевых курсов не выдерживает критики. Некорректны и курсы, равные паритетам покупательных способностей валют, которые вычисляют по стоимости «корзин» потребительских товаров. Ведь «корзины» составляют лишь часть ВВП и оборота организаций соответствующих стран, причем в отсутствие унификации их содержимого по качеству и количеству. Это существенно нарушает единство оценок и достоверность обменных курсов валют.

Для эквивалентности международного товарообмена по стоимости представляется целесообразным устанавливать курсы обмена валют по соотношениям годовых валовых внутренних продуктов - ВВП, создаваемых в соответствующих странах одним работающим. Курс обмена валют двух стран принимается равным соотношению среднедушевых значений годовой выработки добавленной стоимости этих стран, то есть равным паритетности валют по среднедушевой за год стоимости (производительности) труда в этих странах. Соотношение подушевых стоимостей труда стран – наиболее общий показатель оценки паритетности валют.

Добавленную стоимость, создаваемую предприятием, образуют его затраты при производстве продукции в денежном выражении, исключая затраты на приобретенные сторонние ресурсы. В результате создания добавленной стоимости продукция приобретает новые свойства. Добавленная стоимость - это цена затраченного на предприятии труда с премией, именуемой прибылью. Валовая (суммарная) добавленная стоимость всех видов продукции, созданных в стране обычно за год, представляет собой годовой валовой внутренний продукт. Это обобщающий показатель экономической деятельности страны, выражающий стоимость ВВП в рыночных ценах.

Среднегодовая выработка добавленной стоимости одним работающим (удельная годовая производительность труда в ценовом выражении) равна частному от деления годового значения ВВП страны на среднегодовое в ней число работавших. К примеру, ВВП США в 2019 г. в рыночных ценах составил 21,344 трлн. долларов, а России - 110,046 трлн. рублей. Количество экономически активных граждан, к которым относятся трудоспособные люди в возрасте от 15 до 65 лет, на первое января 2020 г. составляло в США около 222 млн., а в России – примерно 80 млн. человек. К сожалению не удалось узнать среднюю численность граждан, работавших в это время в США. Поэтому для оценки потенциальной среднедушевой производительности труда использовано число экономически активных граждан, которое отличается от среднегодовой численности работавших.

Из приведенных показателей можно оценить среднегодовую выработку ВВП одним экономически активным работником в 2019 году: в США - 96 144 долларов, а в России – 1 375 575 рублей. Это показатели среднегодовой стоимости их труда. Из соотношения среднедушевых годовых ВВП следовало, что рублю добавленной стоимости в России соответствовало создание в США добавленной стоимости почти на 7 центов, а доллару в США - создание добавленной стоимости в России на 14,3 рубля. Различие среднедушевых годовых значений стоимости труда в разных странах обусловлено различиями в них технологий и эффективности производства.

В приведенном примере среднегодовые курсы обмена валют оценочно составили 7 центов за рубль и 14,3 рубля за доллар. Это свидетельствовало о существенно заниженном курсе рубля, который в декабре 2019 г. составил 62 рубля за доллар. Курсы обмена валют с рублем должны будут предлагаемым способом периодически, допустим, раз в полгода, корректироваться Центробанком с учетом изменения паритета подушевой стоимости труда в России и других странах, то есть соответствующих паритетов валют. Для исключения спекуляций обмен валютами необходимо осуществлять через коммерческие банки с фиксированной оплатой за эту операцию.

Использование в международных расчетах национальных валют приводит к нарушению в этих странах баланса национального товарно-денежного обращения. Кроме того, такие расчеты усложняют международный товарооборот. Во избежание всего этого используют клиринг (англ. clearing — очистка). Это безналичные расчёты между странами, предприятиями и банками за проданные друг другу товары, ценные бумаги и оказанные услуги, осуществляемые взаимозачётом, исходя из баланса платежей по валютным курсам. Разница в платежах выплачивается спустя согласованные сторонами время и сумму. В странах СЭВ до развала СССР в клиринговых расчетах использовался безналичный переводной рубль - клиринговая валюта, предназначавшаяся для обслуживания многосторонних расчётов. Для выполнения этих функций банки часто используют клиринговые центры. Очевидно, что клиринговая валюта в сочетании с предлагаемыми валютными курсами позволила бы обеспечить эквивалентность товарообмена по стоимости между странами Евразийского экономического сообщества.

Конвертация рубля и других валют по паритету среднедушевой производительности труда в ценовом выражении устранит политическую и экономическую зависимость многих стран от Федеральной резервной системы США и других резервных валют.

«Финансовые пузыри», незаконная денежная эмиссия и вывоз капитала за рубеж

Искусственное занижение валютного курса рубля является одним из слагаемых денежно-кредитной политики Банка России, выдаваемой за государственную. Она, как отмечалось, направлена на расширение финансовых спекуляций. Для их осуществления используются значительные средства ЦБ и коммерческих банков, которые отвлекаются из реального сектора экономики. Об этом, в частности, свидетельствуют объемы торгов на фондовой и денежной площадках холдинга «Московская биржа». Согласно отчетам холдинга, к примеру в 2019 г. объем валютных торгов составил 308,27 трлн. рублей. Совокупный оборот на биржевых площадках холдинга превысил 798,3 трлн. рублей, тогда как товарный оборот в стране составил лишь 201,315 трлн. рублей, то есть почти в четыре раза меньше спекулятивного биржевого оборота. Налицо был громадный, систематически создаваемый, «финансовый пузырь».

На фондовом рынке процветают финансовые спекуляции, лукаво именуемые «портфельными инвестициями». Это разновидность «финансовых пузырей». Ведь перепродажа акций на вторичном рынке по спекулятивным ценам обычно не создает новых инвестиций в реальном секторе экономики. Поэтому утверждения, что «портфельные инвестиции» является якобы индикатором ликвидности основных фондов – от лукавого.

Дивиденды являются одним из способов «честного отъема» денег, и их выплаты могут длиться бесконечно долго. Сокращать спекуляции на фондовом рынке нужно, привлекая инвесторов, заинтересованных в развитии промышленного производства. Для увеличения их заинтересованности целесообразно вносить на специальные инвестиционные счета промышленных предприятий привлекательные для эмитентов акций и инвесторов кредиты. Вложения акционеров в реальный сектор экономики представляют собой, по сути, способ кредитования путем приобретения акций. Так как кредит подлежит возврату, то и прибыль с выплатой дивидендов следовало бы юридически рассматривать как возврат кредита с процентами. Таким образом, предлагаемое инвестиционное кредитование путем покупки акций позволило бы ликвидировать бессрочную выплату дивидендов как форму оброка, которым облагаются работники предприятий, не имеющие акций, и, в конечном итоге, все население страны.

Оброк в виде бессрочных дивидендов делает выгодным вывоз капитала за рубеж. К примеру, в Сбербанке иностранцы владеют свыше 44% акций, его прибыль в 2019 г. превысила 856,24 млрд. рублей. Из 422 млрд. рублей, выделенных в 2019 г. Сбербанком +на дивиденды, порядка 211 млрд. зачислили в бюджет России, а 190 млрд. рублей пошли на выплату иностранным держателям акций. Немалые доли акций у иностранцев в «Газпроме», «Россетях», электрогенерирующих компаниях, «Алросе», ВТБ… Так, «Газпром» в 2019 году выплатил дивидендов в размере 360,784 млрд. рублей или 30% чистой прибыли компании. Почти 39,4% акций «Газпрома» принадлежат американскому банку-​депозитарию The Bank Of New York Mellon. Они свободно обращаются на фондовом рынке США в виде американских депозитарных расписок, каждая из которых соответствует двум обыкновенным акциям «Газпрома». Российская Федерация владеет 38,37% акций «национального достояния». Для сравнения, за 2021 год «Газпром» выплатил дивидендов на рекордную сумму 1243,57 млрд. рублей, что составило 60% чистой прибыли компании.

Суммарная прибыль банковского сектора России в 2019 году превысила два трлн. рублей, что на 51% было больше прибыли предыдущего года. Однако доля кредитования банками реального сектора экономики не превышает 10% от прочих размещаемых ими на стороне средств. Надуваются «финансовые пузыри» не только легально, но и незаконной эмиссией безналичных денег коммерческими банками. Это видно из официальной статистики. Суммарно кредиты, депозиты и прочие размещенные банками на стороне средства, предоставленные организациям и физическим лицам, на 1 января 2020 года по данным Банка России составили 65,675 трлн. рублей. В то же время денежная масса составила 51,66 трлн. рублей. Таким образом, в 2019 г. сумма размещенных коммерческими банками на стороне денежных средств более чем на 14 трлн. рублей (!!!) превысила официальную денежную массу. Размещенные на стороне средства коммерческих банков, на 21% превысившие денежную массу, представляли собой фальсифицированную «безналичку». Это может свидетельствовать о бесконтрольности оборота денежной массы, в том числе о сговоре проведения незаконной эмиссии.

Такие, официально не существующие, деньги, примерно на 20% в среднем ежегодно превышающие денежную массу, коммерческие банки в нарушение Конституции РФ много лет безнаказанно выдают в виде фальсифицированных кредитов. Их на фондовой бирже большей частью конвертируют в валюту, которая вывозится за рубеж.

В 2019 г. за рубеж ушло свыше 22 млрд. долларов, в 2020-м - 48,4 миллиардов, в 2021 году вывоз капитала вырос до 72 млрд. долларов. Чистый отток капитала из России, согласно данным ЦБ, в 2022 году превысил 200 млрд. долларов.

Фиктивные кредиты обслуживают также криминальную «теневую экономику», оборот в которой, по оценкам Росфинмониторинга, в 2019 г. превысил 20 трлн. рублей. В результате доходы криминального «теневого бизнеса» вместе с узаконенным согласно Налоговому кодеку «теневым» в 2019 году превысили 55 трлн. рублей. Если вместо спекуляции валютами введут их обмен в банках по предлагаемым твердым курсам при нормировании операционных затрат, то отвлечение денег на валютные спекуляции и вывоз капитала за рубеж, а также фальсификация денег коммерческими банками с выдачей незаконных кредитов значительно сократятся.

С начала 2021 года действует закон «О цифровых финансовых активах». Этим актом разрешено использовать криптовалюту в качестве средств платежа и сбережений, а также для инвестиций. По сути, применительно к нашей стране речь идет о еще одном способе фальсификации денег и незаконном их обороте. Принят закон в нарушение п.1 ст.75 Конституции РФ, в котором сказано: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются». 

Так как в стране разрешили спекуляции криптовалютой, участником которых намерен быть также Минфин России, то фальсификат можно будет трансформировать в доллары, под них выпускать липовые рубли и накачивать бюджет липовыми налогами. Помимо криптовалюты, выпустили в обращение и так называемые цифровые рубли, которые также нарушают законодательство. По сути говоря, всё это безналичные деньги в цифровом, то есть компьютерном представлении, но под разными названиями. Таким образом, в дополнение к существующим порокам денежного обращения в стране созданы еще одни незаконные возможности для финансовых спекуляций и накачки «финансовых пузырей».

Сокращение финансовых спекуляций нормированием ключевой и банковских кредитных ставок

Накачке «финансовых пузырей», спекулятивному вымогательству денег кредитными организациями у предприятий и населения, инфляции цен и в результате росту неустойчивости баланса товарно-денежного обращения во многом способствует увеличение ключевой и банковских кредитных ставок. Поэтому их необходимо ограничивать. Исходя из практики банковских регуляторов ведущих стран, можно сказать, что ключевая ставка Банка России при эмиссии им денег «из воздуха» не должна превышать 1-1,5%, а кредитные ставки коммерческих банков не должны превышать 2-3%. Нормирование ставок позволит существенно ограничить их нынешние спекулятивные значения, что сократит поборы с населения и бизнеса.

Росту в стране ценовой инфляции много лет безуспешно, но с удивительным упрямством и, как представляется, с поразительной некомпетентностью, пытается воспрепятствовать глава Центробанка Эльвира Набиуллина со своим окружением. Они почему-то убеждены, что росту цен можно противостоять увеличением ключевой ставки ЦБ. Однако это приводит только к удорожанию банковских кредитов, и, как следствие, к увеличению цен на товары (услуги). Создается впечатление, что руководство Центробанка не понимает разницы между ценовой инфляцией, то есть ростом цен, и денежной инфляцией – избыточностью денег в обращении. К повышению ключевой ставки грамотные банковские регуляторы других стран прибегают при денежной инфляции, то есть если денежная масса в стране в избытке. У нас же хронически денег в обороте не хватает, то есть искусственно создана перманентная денежная дефляция.

Существенное ограничение кредитных ставок и другие, упомянутые выше, меры по ограничению финансовых спекуляций вынудят коммерческие банки активно заняться инвестициями в реальный сектор экономики. Доля их вложений в промышленное производство не превышает, как отмечалось, 10% от прочих на стороне размещений банковских средств. При этом прибыль банковского сектора громадная - в 2019 году она превысила два трлн. рублей, что на 51% было больше прибыли предыдущего года. При предлагаемом ограничении доходов за счет финансовых спекуляций, в частности, нормировании процентных ставок, Центробанк и коммерческие банки вынуждены будут привлекать для инвестиций в промышленность сбережения граждан на взаимно выгодных условиях. Для этого банки, как показано выше, должны будут, в том числе, увеличивать вложения в реальный сектор экономики путем приобретения акций, и делиться с вкладчиками выгодными благодаря нормированию банковских кредитов процентами по вкладам.

Установление прогрессивных налоговых ставок на доходы физических лиц

Эффективность экономических показателей во многом определяется как доходами населения, так распределением доходов по социальным группам и по платежеспособному спросу этих групп. Согласно официальным данным, 20% населения России обладает почти половиной всех доходов, при этом около 60% живет ниже черты бедности или на грани нищеты. Налицо опасная для государства разновидность «финансового пузыря» богатой группы людей, когда почти половину создаваемой в стране добавленной стоимости относительно малочисленная «элита» распределяет в свои карманы. Чтобы несколько изменить ситуацию, вместо единой, равной 13%, ставки налога на доходы физических лиц – НДФЛ, необходимо ввести шкалу ставок, прогрессивно растущих с увеличением доходов. И вот почему.

Промышленная продукция никому не нужна, если она не востребована в производстве потребительских товаров и услуг. При этом все налоги в стране прямо или опосредовано в конечном итоге суммарно выплачивает население. В 2019 г. населению начислили формальных и неформальных налогов в сумме 65,555 трлн. рублей или почти 60% от ВВП. Но НДФЛ в размере 13% в их числе не единственный. Допустим, условный суммарный налог с продажи килограмма колбасы, включая налог с выручки, составляет 100 рублей. При доходе покупателя в 1000 рублей налог относительно этой суммы составит 10%, но относительно дохода в 10 000 рублей доля налога на колбасу снизится до 1%. Таким образом, относительная доля налога возрастает с уменьшением доходов физических лиц, то есть реально существующая шкала налоговых ставок является регрессивной.

Введение прогрессивной, то есть возрастающей в зависимости от увеличения доходов населения шкалы только ставок НДФЛ вместо существующей регрессивной, с перераспределением части доходов в пользу малоимущих, позволило бы сократить опасное для страны неравенство в налогообложении граждан и увеличить покупательную способность населения.

По данным Росстата, в 2019 г. при общем годовом доходе населения в 62 076 млрд. рублей на долю 20% его наиболее обеспеченной части пришлось 47% всех денежных доходов, а на долю 20% наименее обеспеченной части – лишь 5,3%. При этом 10% самых богатых граждан страны обладали 30,3% всех доходов, а на долю 10% наименее обеспеченного населения приходилось 1,9%, то есть разница была почти в 16 раз. Подобное наблюдалось и в предыдущие годы. Между тем, согласно экспертным международным оценкам, уже семикратная разница в этом показателе должна служить тревожным предупреждением властям о значительной вероятности серьезных социальных протестов. Поэтому в развитых странах с социально ориентированной экономикой соотношение доходов крайних децимальных групп наименее и наиболее обеспеченного населения не превышает 4-5.

В 2019 г. доход 20% самых богатых граждан России составил 29,175 трлн. рублей или 47% всех доходов страны. С введением только для этой группы прогрессивно возрастающих ставок НДФЛ при средней налоговой ставке в 30% (от 21 до 40% в зависимости от дохода) можно было бы увеличить поступление этого налога в консолидированный бюджет с 3,792 трлн. до 8,751 трлн. рублей или на 4,959 трлн. рублей. Перераспределением этих средств, в том числе увеличением пенсий, можно было бы увеличить на 4,959 трлн. рублей доходы самых бедных людей.

* * *

Мир давно нуждается в ликвидации глобальной политической и экономической зависимости от финансового диктата США. Это в полной мере относится и к России. В приведенной публикации изложены предлагаемые меры по наведению порядка в финансовой сфере страны, направленные, в первую очередь, на обеспечение в экономике системной устойчивости баланса товарно-денежного обращения. Однако без принципиального изменения управления экономикой страны и ее кадровой политики все эти благие намерения, как представляется, будут обречены на продолжение того, что происходит в стране уже свыше 30 лет. Некоторые предложения по этому поводу были изложены в публикации Как российскую экономику довести не до ручки, а до ума.  «Промышленные ведомости» № 3, июнь 2014 г.

 

 



Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100