Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 1-2, январь, февраль 2022  -  cодержание номера 

Для обеспечения национальной безопасности страны
необходимо воссоздать
министерство геологии и недропользования

Евгений Козловский,
министр геологии СССР в 1975-1989 годах,
д.т.н., профессор,
президент XXVII сессии Международного геологического конгресса,
почетный президент Ассоциации геологических организаций России

Алексей Варламов,
д.г-м.н., заслуженный геолог РФ,
президент Ассоциации геологических организаций России,
научный руководитель ВНИ геологический нефтяной институт

 

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, принятой в 2021 году, одним из основных национальных интересов признано развитие минерально-сырьевой базы. Однако при нынешней организации поиска новых месторождений минерального сырья и воспроизводства его запасов решить эту проблему вряд ли удастся. Ведь прежнюю эффективную государственную систему разрушили, а новую, рыночную, правительство за прошедшие 30 лет создать так и не смогло. Для этого в отсутствие необходимых условий и средств требовалось перестроить организацию и финансирование геологоразведочных работ по западному образцу. Однако, как показывают успешные результаты многолетней работы советских геологов, это не имело и не имеет смысла.

Экономика Советского Союза при всех ее недостатках развивалась на основе планирования товарного производства при соблюдении баланса ресурсов и намечавшихся к изготовлению объемов продукции. Это требовало опережающего развития минерально-сырьевой базы страны. Ведь с добычи природных ресурсов и их переработки начинаются все технологические цепочки товарного производства, а разведка и подготовка месторождений к промышленной эксплуатации занимает от 10 до 15 лет. В результате Россия унаследовала от Советского Союза беспрецедентно богатую минерально-сырьевую базу. Ее содержимое раскрывали благодаря блестяще организованной системе государственного геологического исследования недр и расширенного воспроизводства запасов подавляющего большинства видов полезных ископаемых. Отвечало за выполнение этих работ Министерство геологии СССР (Мингео), которому прямо или через республиканские министерства геологии подчинялись многочисленные геологические предприятия во всех регионах страны.

Мингео являлось не только органом исполнительной власти, но и хозяйствующим субъектом. Оно в рамках общегосударственных планов развития экономики планировало все геологоразведочные работы на территории СССР и в 40 странах, координировало их проведение и отвечало за выполнение.  В 1950-1980-х годах советскими геологами было разведано и передано в промышленную эксплуатацию много месторождений различных видов минерального сырья, запасов которых хватило на приснопамятные 1990-е и последующие годы. Неспроста на XXVII сессии Международного геологического конгресса, проходившего в 1984 году в Москве, геологическая служба Советского Союза получила высочайшую оценку международного геологического сообщества. Эти достижения были достигнуты во многом  благодаря разумной государственной политике подготовки и расстановки кадров. Согласно отзывам зарубежных специалистов, советская система поисков минерального сырья и недропользования по эффективности опережала геологическую службу Соединенных Штатов.

Сейчас руководство геологоразведочными работами зачастую доверяется людям без должного образования и опыта работы, не прошедшим все ступени профессионального мастерства. Вместе с тем проведение  таких работ сейчас нередко является случайным, так как в стране отсутствует общегосударственное планирование развития экономики, в рамках которого должны обосновываться показатели воспроизводства запасов минерального сырья. При этом жалкое существование влачит геологическая наука. Прежде она во многом развивалась в производственных объединениях и тесно соприкасалась с полевыми  изысканиями, которые являлись ее практическим продолжением.  Анализ сложившейся ситуации подробно изложен в публикации Е.А. Козловского Системный кризис исследований недр и обеспечения минерально-сырьевой безопасности страны (газета «Промышленные ведомости» № 1-2, апрель 2016 г.).

К геологоразведочным работам определенное отношение имеет Федеральное агентство по недропользованию - Роснедра, которое находится в ведении Минприроды. Но оно лишь организует  государственное геологическое изучение недр, экспертизу проектов и проведение конкурсов и аукционов на право пользования недрами. Через него проводится также бюджетное, явно недостаточное, финансирование работ. Поэтому Роснедра и Минприроды  играют лишь некую посредническую роль и фактически не отвечают за результаты проводимых работ, выполняемых геологическими организациями. Их число в стране за годы псевдорыночных реформ  существенно сократилось, и в ведении Роснедр осталось всего порядка десятка.

Пока «проедали» и разворовывали советское сырьевое наследство, почти исчезли несколько поколений специалистов, его создававших, и была разрушена прежняя стройная единая система геологоразведочных работ. Фактически была развалена также государственная система территориальных производственных управлений — основа прежней мощной советской геологии. При этом был нарушен прежний порядок выполнения единого комплекса работ - регионального геологического изучения недр, поиска и разведки месторождений, который осуществлялся под управлением Мингео. Порядок складывался многими десятилетиям, и был регламентирован соответствующими нормативно-правовыми документами. Он позволял, в частности, жестко контролировать достоверность оценок результатов каждого этапа работ, минимизируя ошибки и приписки. Это обеспечивало последующую передачу в промышленную эксплуатацию качественных и эффективных месторождений.

О масштабах развала в России прежней государственной системы геологоразведочных работ в какой-то мере говорит сравнение холдинга АО «Росгеология», до недавнего времени монопольно выполнявшего государственные заказы, только с одной из множества организацией Министерства геологии СССР - «Главтюменьгеологией». Это была самая мощная геологическая служба в мире. В конце 1980-х годов, в пору своего расцвета, в «Главтюменьгеологии» только основные работы - буровые и геофизические выполняли 11 объединений, 50 нефтеразведочных и геофизических экспедиций, количество буровых бригад приближалось к ста, а бригад по испытанию скважин – к 60. В состав «Главтюменьгеологии» входили также три научно-исследовательских и один проектный институт, вычислительный центр и лаборатория, оснащенная новейшим оборудованием, экспедиция по подсчету запасов углеводородного сырья, а также аварийная служба, хорошо оснащенная средствами противоаварийной защиты. Общее число работников «Главтюменьгеологии» к 1988 г. достигло ста тысяч.

С 1953-го по 1991 г. «Главтюменьгеология» открыла 550 месторождений нефти, газа и газоконденсата. Среди них такие уникальные, с запасами газа более 500 млрд. м3 и нефти более 300 млн. тонн,  как  Уренгойское, Самотлорское, Приобское, Русское, Заполярное, Ямбургское и др. Проведение широкомасштабных поисковых и разведочных работ на большей части Западной Сибири завершилось 70 лет назад открытием и последующим освоением крупнейшей тогда в СССР Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

Для большей полноты сравнения прежней и нынешней государственных геологических служб сопоставим структуры Роснедр и Министерства геологии СССР. На начало 2017 года в ведении Роснедр находилось лишь 10 федеральных научно-исследовательских и производственных организаций, 17 бюджетных учреждений и 11 территориальных органов. По состоянию на 1 января 2017 года численность работников центрального аппарата Роснедр составляла 109 человек,  территориальных органов – 690 человек, а работников подведомственных организаций - 10 432 человека.

В Министерстве геологии СССР в 1978 г. действовало 67 производственных геологических  объединений, и два научно-производственных. Основной производственной единицей являлись геологоразведочные экспедиции, количество которых в разные годы в среднем составляло около 650. В министерстве создали уникальное Всесоюзное промышленное объединение по производству геологоразведочной техники. Штатную численность центрального аппарата министерства установили в количестве 620 человек. По оценкам, количество работников геологических организаций на территории РСФСР достигало 800 тысяч человек.

Общее число работников Роснедр и «Росгеологии» с предприятиями не превышает 26 тысяч, то есть почти в 30 раз меньше, чем было только в одной «Главтюменьгеологии».

Для сравнения, в 2017 г. в материнской компании «Росгеология», управляющей надстройке холдинга, работало почти 450 человек, то есть немногим меньше чем в центральном аппарате бывшего Министерства геологии СССР, а количество работников холдинга в начале 2021 г. не превышало 15 тысяч. За 10 лет существования «Росгеологии» в ней сменилось четыре руководителя, причем ни один из них не был геологом и двое ушли со скандалами.

После развала Советского Союза минерально-сырьевая база России целенаправленно разваливалась, и добыча полезных ископаемых уже давно не компенсируется приростом многих видов минерального сырья. Месторождения истощаются, рентабельность их падает, 95% запасов распределено. За последние 30 лет открыли лишь небольшое количество мелких и средних месторождений и только одно крупное - это месторождение золота и меди Малмыж в Хабаровском крае. В последние годы по 21 виду минерального сырья образовался почти полный или весьма значительный дефицит. В их числе марганец, хром, стронций, ртуть, цирконий, свинец, цинк, флюорит, барит и др. В связи с этим перед страной со всей остротой возникала дилемма: интенсифицировать поиски в стране источников недостающих видов полезных ископаемых или ориентироваться на увеличение импорта дефицитного сырья. Согласно результатам проверок Счетной палаты, сейчас поставками из-за рубежа покрывается свыше трети стратегических видов минерального сырья. В частности, за счет импорта обеспечивается две трети потребности в бокситах и почти половина — в меди. Некоторые металлы в России вообще не добывают и импортом на 100% покрываются потребности в титане, хроме, марганце и литии. Более чем по 86% видов твердых полезных ископаемых, в том числе по 12 видам импортируемых, геологоразведка вообще не ведется. В 2020 г. не были обеспечены прирост урана и хромовых руд, разведка газа на Камчатке и др.

В нефтегазовом секторе резко ухудшилась структура разведанных запасов нефти. Доля активных (высокопродуктивных) запасов нефти в балансе составляет сейчас около 45%, а доля низкорентабельных запасов возросла до 55%. Свыше 70% запасов нефтяных компаний находится на грани рентабельности добычи. Продолжается многолетняя негативная тенденция снижения проектной нефтеотдачи. Резкое сокращение на внутреннем рынке спроса минерального сырья заставило его российских поставщиков расширять свои позиции на внешних рынках. За рубежи вывозится до 45% добываемой в стране нефти и 30-35% производимых нефтепродуктов, 30-33% - газа, а по алюминию, никелю, меди, металлам платиновой группы и алмазам Россия занимает ведущее место среди стран-экспортёров, оказывая значительное влияние на конъюнктуру мирового рынка.

Непомерный рост экспорта продукции минерально-сырьевого комплекса негативно влияет на экономику России. Возросший экспорт при резком снижении добычи минерального сырья не только усиливает диспропорции между его производством и потреблением, но и ухудшает структуру экономики, существенно приблизив ее к модели экспортно-сырьевого типа. Причем рост объемов экспортных поставок минерального  сырья лишь усилил социально-экономическую зависимость России от цен мирового рынка благодаря дискриминационным действиям и экономическим санкциям Запада в отношении нашей страны и российских компаний.

Сложилась явно ненормальная ситуация в отношениях. Мы поставляем в страны Евросоюза в больших объемах энергоресурсы, обеспечивая их национальную безопасность. Они же в ответ, руководствуясь псевдополитическими соображениями, установили против нас экономические санкции, которые в определенной мере угрожают в перспективе национальной безопасности РФ. Дело в том, что гипертрофированное увеличение экспорта топливно-энергетических ресурсов и основных ликвидных металлов повлекло за собой снижение сырьевой обеспеченности национальной промышленности и ограничило возможности ее эффективного функционирования. А так как запасы минеральных ресурсов не бесконечны, то увеличение их экспорта происходит в ущерб нынешним и будущим поколениям страны и ее национальным интересам. Ведь значительная часть населения России  еще не обеспечена газом. Это не учитывается властями.

Экспорт стратегических и критических видов минерального сырья не сопровождался эффективным использованием валютных поступлений в промышленном секторе экономики. Как известно, основным источником «латания дыр» в консолидированном бюджете страны является Фонд национального благосостояния - ФНБ. Он наполняется главным образом за счет отчислений из валютной выручки нефтегазового комплекса части прибыли и содержащейся в ней природной ренты. Совершенно очевидно, что без расширенного воспроизводства основной ресурсной базы экономики, доходы которой опережали бы расходы ФНБ, исчезнет сам Фонд. Чтобы этого не случилось, необходимо в ближайшее время обеспечить расширенное воспроизводство запасов минерального сырья путем проведения масштабных геологоразведочных работ. Объемы поисков новых сырьевых запасов, учитывая время от начала геологоразведочных работ до ввода новых месторождений в промышленную эксплуатацию, должны, как отмечалось, опережать воспроизводство существующей минерально-сырьевой базы на 10-15 лет. Для этого требуется существенно увеличить финансирование отрасли.

Между тем, суммарные бюджетные расходы на геологическую разведку за последние три года, с 2018-го по 2020-й, составили всего 87 млрд. рублей, то есть в среднем ежегодно выделялось менее 30 млрд. рублей. При этом затраты бюджета на геологоразведку твердых полезных ископаемых составили лишь 13,97 млрд., а недропользователей – 139,43 млрд. рублей. Однако даже эти мизерные средства освоены неполностью. В опубликованном отчете Счетной палаты отмечалось, что «Росгеологией» на 1 января 2021 года не выполнены работы по 45 контрактам на сумму 4,138 млрд. рублей или 27,7% от предусмотренного объема, в том числе по 37 контрактам, заключенным в 2016-2019 годах, на сумму 4,021 млрд. рублей.  Наибольшее число неисполненных обязательств образовалось по контрактам на воспроизводство минерально-сырьевой базы углеводородов на сумму 3,28 млрд. рублей, что составило 81,6% от общей стоимости невыполненных работ. Холдинг до 2020 года был монопольным исполнителем госзаказов на геологоразведочные работы, и почти 80% его финансирования обеспечивалось бюджетными средствами.

Проблемы у АО «Росгеология» возникли вследствие принципиальных ошибок, допущенных уже при его создании. Созданный в 2011 году с целью геологического исследования недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы, холдинг был обречен на неуспех. Дело в том, что важность и объемы поставленных задач не соответствовали возможностям и состоянию переданных в холдинг около полусотни предприятий. Это были остатки отрасли, собранные со всей страны. Проблемы усугублялись на протяжении последних десяти лет, в том числе благодаря порочной кадровой политике и назначению некомпетентных руководителей холдинга. За это время, как отмечалось, сменилось четыре гендиректора, двое из них ушли после крупных скандалов, причем ни один из них не имел образования и опыта работы по какой-нибудь геологической специальности. Как следствие, АО «Росгеология» на протяжении всей своей деятельности ежегодно срывало государственный заказ и возвращало неосвоенные средства в государственный бюджет. Финансовые итоги весьма неутешительны –15 миллиардов рублей убытков только за 2020 год.

Важными причинами неудовлетворительной деятельности холдинга являются обособленность деятельности этой организации, неквалифицированное руководство и распределение государственного заказа по нормам закона 44-ФЗ.

Эти и многие другие проблемы обусловлены отсутствием единой системы управления геологоразведочными работами.

Форма организации в виде акционерного общества, эффективная для бизнес-структур, совершенно не подходит для геологических предприятий. Эта форма не учитывает специфики геологоразведочных работ, больших рисков получения негативных результатов поисков, их продолжительности до  10-15 лет и многое другого, что требует больших затрат и длительного времени окупаемости. Этими работами невыгодно заниматься частному бизнесу, для которого важно быстрое получение прибыли от своих вложений. Особенно критически это проявилось в отношении научно-исследовательских институтов. В результате все НИИ, вошедшие в холдинг «Росгеология», за последние годы существенно растеряли научный потенциал, а качество выполняемых ими научных работ заметно снизилось. Вызывает, в частности, недоумение бессмысленная ликвидация ВНИИ экономики и геологоразведочных работ, а также ВНИИ информационных систем.

Подводя итог краткому, далеко неполному, анализу состояния геологической отрасли за последние 30 лет, мы  сформулировали  видение некоторых основных проблем геологической отрасли, которое разделяют многие специалисты. Это подтвердили и общественные слушания, которые 21 сентября 2021 г. провела Ассоциация геологических организаций России.

1.Отсутствие единого органа исполнительной власти, отвечающего за геологическое изучение недр, воспроизводство минерально-сырьевой базы и недропользование, включая все правоустанавливающие и правоприменительные функции. В существующей структуре управления ни один руководитель не несет ответственности за главный целевой результат – стратегическое исследование недр и воспроизводство минерально-сырьевой базы.

2. Государственный заказ на геологоразведочные работы распределяется на основе закона № 44-ФЗ, регулирующего отношения, главным образом, в сфере купли-продажи различной товарной продукции и услуг. Его применение для геологоразведочных работ неприемлемо из-за вероятностного или даже непредсказуемого характера результатов работ и почти полного отсутствия товарной продукции как их конечного результата. Закон, как правило, задерживает работы на срок от трех до шести месяцев и крайне негативно влияет на качество и эффективность работ и их проведение.

3. Региональный этап изучения перспективных территорий для поисков месторождений как нефти и газа, так и многих видов твердых полезных ископаемых, далек от завершения. На территории Российской Федерации еще достаточно много участков недр, где не решены задачи прогноза полезных ископаемых, то есть первой стадии регионального этапа геологоразведочных работ. Это подтверждается и степенью разведанности полезных ископаемых, которая не превышает 50%.

4. Выделяемое бюджетное финансирование недостаточно для выполнения необходимых объемов геологоразведочных работ даже регионального этапа. По этой причине недропользователи вынуждены заниматься поисковыми работами на плохо подготовленных участках недр, включая территории с неустановленной нефтегазоносностью и неясной перспективой твердых полезных ископаемых. Все это усугубляется невысоким уровнем геологической компетентности недропользователей. Для обеспечения региональных работ следует в 2–3 раза увеличить их финансирование. В советское время геологические исследования финансировались за счет отчислений средств добывающих предприятий на воспроизводство минерально-сырьевой базы. В настоящее время эти отчисления включены в общую налоговую систему в виде НДПИ – налога на добычу полезных ископаемых. Так как этапы регионального геологического изучения недр, поиска и разведки месторождений в случаях положительных результатов  завершаются не коммерческой добычей полезных ископаемых, а передачей исследованных месторождений в промышленную эксплуатацию для такой добычи, то эти поисковые работы не должны облагаться налогами. Следует заметить, что налогообложение геологии должно быть пересмотрено.

5. Кадровый потенциал геологической отрасли существенно понизился. Об этом, в частности, свидетельствует  многократное уменьшение количества защит кандидатских и докторских диссертаций по геолого-минералогическим специальностям, и то, что в Минприроды России и Роснедрах нет ни одного специализированного совета по защите диссертаций по этим специальностям. Несколько лет Министерство науки и высшего образования РФ ведет какие-то непонятные игры с Московским геологоразведочным институтом (университетом) им. Серго Орджоникидзе, старейшим вузом страны и головным по подготовке кадров в этой области. Сейчас назначен новый очередной  и.о. ректора, который не имеет геологического образования и никогда в отрасли не работал. А за несколько лет до этого вуз хотели ликвидировать и присоединить к Российскому госуниверситету нефти и газа им. И.М. Губкина, далекому по профилю деятельности от МГРИ и в ущерб подготовки геологов широкого профиля. Сотрудникам МГРИ удалось отстоять самостоятельность вуза. Новое назначение ректором неспециалиста, как продолжение административного зуда министерских чиновников, нищенское финансирование МГРИ и попытки его ликвидировать,  все это сугубо отрицательно сказывается на подготовке новых кадров.

Воссоздать прежнюю эффективную систему геологоразведочных работ в условиях отсутствия административного единства их организации и осуществления, жёстких финансовых ограничений, исчезновения большинства квалифицированных специалистов и  снижения уровня образования и квалификации оставшихся, появления множества некомпетентных руководителей в геологических организациях, устаревшего парка геологоразведочной техники, и наличия многих других негативных факторов, делает, на наш взгляд, невозможным расширенное воспроизводство  минерально-сырьевой базы страны, что признано необходимым для обеспечения ее национальных интересов.

По мнению многих специалистов, для обеспечения минерально-сырьевой безопасности страны необходимо срочно воссоздать Министерство геологии и недропользования России. В частности, с этим предложением несколько лет назад мы обращались в правительство. Мы тогда предложили воссоздать министерство реорганизацией Роснедр с передачей в состав нового министерства из Минприроды России профильного департамента, а также всех полномочий по нормативно-правовому регулированию и контролю в этой сфере. В новое министерство предложено было также передать все геологоразведочные предприятия, принадлежащие государству, включая дочерние предприятия «Росгеологии» с преобразованием их в государственные организации, и упразднив холдинг.

Всю свою сознательную жизнь мы посвятили геологии. Поэтому у нас есть право заявить, что если правительство в ближайшие время не примет надлежащих, в том числе упомянутых выше, мер по изменению сложившейся опасной ситуации в отрасли, то страна спустя какое-то время потеряет возможность защищать свои интересы в этом сложном, полном противоречий, мире.

Другие статьи номера «ПВ» 1-2, январь, февраль 2022

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100