Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 1-2, январь, февраль 2022  -  cодержание номера 

ФСБ предложила запретить
применение в России криптовалют

Но Конституцией РФ и без этого запрета товары и услуги допускается оплачивать только рублями, а криптовалюту используют для кражи капитала и вывоза его за рубеж  

Моисей ГЕЛЬМАН

 

Согласно Конституции РФ у нас в стране для оплаты товаров и услуг разрешено использовать только рубли. Однако банковским законодательством почему-то не поясняется причина такого ограничения. Между тем это одно из важных условий обеспечения устойчивости покупательной способности государственных (национальных) денег. Ведь любая дополнительная валюта в обороте, и которая не является государственной, включая резервную и криптовалюту, нарушает в стране баланс товарно-денежного обращения и ведет к инфляции и экономическому кризису. Иначе говоря, несоответствие суммы денежного оборота стоимости в обороте товаров и услуг чревато ценовой или денежной инфляцией и экономическим кризисом в стране.

Interfax.ru со ссылкой на агентство Bloomber сообщило, что Федеральная служба безопасности недавно предложила Центробанку России запретить операции с криптовалютами, но почему-то только для финансирования иноагентов. На эти трудно отслеживаемые платежи, по оценке Bloomberg, в 2021 г. российские граждане потратили  около 7 трлн. рублей, а счетов в российских криптокошельках насчитывалось около 17 миллионов. Создается впечатление, что ни законодатель, ни Центробанк, ни ФСБ давно не заглядывали в ст.75 Конституции РФ, которой регламентированы следующие требования:

1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.

2. Защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

Однако эти конституционные нормы нарушаются банковским регулятором и законодательством. Известно, что при оплате товаров и услуг в качестве средства платежа используются национальные наличные и безналичные деньги. Наличные – это банкноты и монеты, а безналичные – это виртуальные деньги в электронном виде, ими указывают суммы транзакций в счетах и кассовых чеках, то есть - источники и получатели платежей. Казалось бы, если Основным законом страны предписана исключительность применения в денежном обороте рублей, то странным является разрешенный Федеральным законом «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте ….» оборот других валют, негосударственных. Именуются в законе они цифровыми. К ним относятся и криптовалюты, которые являются по существу безналичными деньгами и тоже цифровыми, так как представлены в банковских компьютерах тоже в виде кодов. Но, в отличие от ничем, по сути, не защищенной национальной «безналички», так называемые цифровые деньги при транзакциях, то есть их переводах, хорошо защищены от подделки, так как представляют собой зашифрованную информацию, раскрыть которую сложно. Использование для этих целей криптографии и определило приставку «крипто» в названии валюты. Для защиты от повторной эмиссии их маркируют индивидуальными серийными номерами, которые хранятся в памяти банковских ЭВМ. Такой числовой идентификации почему-то лишены национальные безналичные рубли, что позволяет их фальсифицировать благодаря возможности  бесконтрольной незаконной повторной эмиссии безналичных денег коммерческими банками.

О масштабной фальсификации безналичных рублей свидетельствует тот факт, что суммарно кредиты, депозиты и прочие размещаемые коммерческими банками на стороне средства, предоставляемые организациям и физическим лицам, ежегодно значительно превышают официальную денежную массу. К примеру, на 1 января 2020 года по данным Банка России размещенные на стороне средства коммерческих банков составили 65,675 трлн. рублей, а денежная масса – лишь 51,66 трлн. рублей. Таким образом, в 2019 г. сумма размещенных коммерческими банками на стороне денежных средств более чем на 14 трлн. рублей превысила официальную денежную массу. Эти активы, на 21% превысившие денежную массу, представляли собой фальсифицированную «безналичку». Происходило это вследствие невозможности учета этих денег при транзакциях из-за отсутствия их индивидуальной численной маркировки. Такие, официально не существующие, деньги коммерческие банки в нарушение Конституции РФ и при попустительстве Банка России много лет безнаказанно выдают в виде фальсифицированных кредитов. Они на валютной бирже или посредством криптовалют на так называемой майнинговой интернет-ферме большей частью конвертируются в евро и доллары, которые вывозятся за рубеж.

Если некая сумма национальных денег, выплаченная за приобретенные товары и услуги, представляет собой их стоимость, выраженную ценой, то себестоимость «добычи» (майнинга) криптовалюты, как результата программной обработки данных, равна без учета амортизации аппаратуры стоимости затраченной на это электроэнергии. Но спекулянты «накручивают» цены криптовалют, объяснить которые невозможно. Так, цена одного биткоина в конце января этого года превысила…  43 500 долларов.

Англоязычный термин mining дословно означает «добыча полезных ископаемых». Образно говоря, это «добыча» виртуальных денег, эмиссия которых не регулируется государством. «Добыча» осуществляется на основе одного из современных способов криптографической защиты информации – алгоритма блокчейн. Так как «специалисты» пугают руководство страны, что отказ от криптовалют якобы чреват потерей важнейшей для нас «технологии», хотя речь идет о получившем распространении алгоритме защиты информации, то необходимо пояснить, о чем фактически идет речь.

Попросту говоря, блокчейн (англ. blockchain, в переводе означает цепь блоков) — это выстроенная по определённым правилам последовательная цепочка блоков информации, каждый из которых хранит информацию об отдельной транзакции. Они по программе формируются в компьютерах, владельцы которых обмениваются данными о проводимых между ними операциях.  Реализацию алгоритма блокчейн можно образно сравнить с записями неких событий в амбарной книге (журнале) учета. Это могут быть не только операции с криптовалютой, но, допустим, перемещения лекарств от фармпроизводителя  предприятиям торговли, или результаты голосования на разных территориях страны при выборах ее президента. Журнал находится в общем ведении группы лиц, которые осуществляют некую совместную деятельность последовательным выполнением составляющих ее операций. Записывают они информацию на равных правах, но сделанные записи невозможно кому-то самовольно изменить или удалить.

Данные в систему добавляются последовательно, по цепочке, в виде упомянутых блоков, от одного компьютера - к соседнему, непосредственно к нему подключенному. Отсюда, как отмечалось, и название блокчейн. Каждый новый блок информации, добавляемый в систему, в том числе новым компьютером, имеет обратную связь с предыдущим для подтверждения обмена. При добавлении в информационную базу системы нового блока он рассылается всем ее пользователям (абонентам) и после этого становится невозможным изменить его без согласия большинства участников, действующих в рамках этой системы. Это один из основных принципов защиты информации. Формируемые блоки хранятся у всех пользователей сети. При этом каждый блок содержит кодированную информацию, сформированную в данном компьютере, ее именуют хеш, а также информацию - хеш, сформированную в блоке предыдущего компьютера. Хеш, таким образом, – это информация, свернутая в кодированное слово ограниченной разрядности. Хеши можно трансформировать в соответствующий штрих-код, который идентифицирует и сопровождает основную передаваемую информацию, в нашем случае – о транзакции, для контроля ее сохранности. Если кто-то в каком-то блоке самовольно изменил чужую информацию хотя бы на один знак, то все ранее сформированные хеши тоже изменятся. В таком случае блок с новыми данными автоматически проверяется другими компьютерами сети. Для этого в каждый блок добавляется так называемая хеш-сумма, которая образно напоминает уникальный отпечаток пальцев руки. Так как блоки последовательно, в очередности соединения компьютеров, складываются в цепочки, то переставить их местами бесконтрольно невозможно – система тут же обнаружит несоответствие блочной структуры и хеш-суммы.

Одной из основных и принципиальных особенностей такой системы является децентрализация обработки в ней данных – последовательно в каждом компьютере цепочки. Поскольку главного, то есть единственного, управляющего компьютера в системе нет, то для несанкционированного изменения информации в каком-то блоке придётся одномоментно редактировать все остальные. А для этого нужно знать ключи шифрования всех блоков. Но они скрыты от посторонних лиц и без разрешения их владельцев не раскрываются. Поэтому взломать такую систему практически невозможно, разве что если каким-то образом не украсть личные ключи шифрации всех пользователей. Чтобы измененная одним из пользователей информация была принята в качестве действующей, следует получить согласие не менее 51% от общего числа участников системы. Если измененные данные не находят одобрения и подтверждения такого большинства, то они воспринимаются системой как ложные и блокируются.

Еще одна важная особенность, обеспечивающая ее безопасность, - все операции в ней выполняются без посредников, только между парой компьютеров соседних в цепочке абонентов. Вместе с тем вся информационная база системы открыта для обозрения, и можно узнать, какие операции были совершены, что позволяет оперативно отслеживать прохождение, допустим, закупаемых товаров и факты их оплаты. Кроме того, не привлекая посредников, можно проверять самостоятельно всех участников сделки по их ИНН, которые идентифицируются одними из элементов штрих-кода. Децентрализация обработки данных и отсутствие центрального компьютера делают невозможным установить чей-либо монопольный контроль над операциями, проводимыми в системе, и диктовать свои условия их проведения. А использование алгоритмов индивидуального шифрования блоков обеспечивает защиту записей каждого пользователя. Поэтому никто другой в системе не может их редактировать или удалять.

Такая хорошо защищенная система на основе алгоритма блокчейн была впервые использована при создании криптовалюты биткоин. Однако число операций и продолжительность реализации алгоритмов майнинга искусственно затянуты. Это сделано умышленно, чтобы увеличить затраты на оборудование и электроэнергию, используемую для «добычи», а тем самым - цену криптовалюты, включая ее «накрученную» прибыль. Тарифы для населения у нас установлены на 20% ниже промышленных. Майнингом занимается часть «продвинутого» населения страны. По данным «Россетей», потребление электроэнергии населением на майнинг второй год подряд растет на 5%: в 2020 году оно составило 111 млрд. кВт•ч, а в 2021 году превысило 117 млрд. кВт•ч и составило 10% потребления страной в целом. Мощность используемых для этого «легальных» компьютеров, то есть подключенных к счетчикам электроэнергии, превысила по оценкам 700 МВт, а «нелегальных», владельцы которых воруют электроэнергию, – 400 МВт. Аппаратура для майнинга, потребляющая один МВт мощности, в зависимости от производительности оборудования стоит от 100 млн. до 300 млн. рублей. Эти данные свидетельствуют о масштабах новой «индустрии».

Существует несколько видов криптовалют, наиболее распространен биткоин, единицей которого является виртуальная монета coin. Майнинг без надуманных операций требует относительно небольшого их числа, для маркировки криптовалют достаточно генерации случайных чисел, а для обработки данных требуется небольшое число блоков. Поэтому реализация алгоритмов блокчейна может потребовать сравнительно небольшого количества электроэнергии и стоить относительно дешево, намного дешевле нынешних надуманных цен.

Однако криптовалюты ничем не обеспечены и в правовом отношении не защищены. Их можно приобретать на специальных биржах в Интернете, в том числе за рубли, и размещать в виртуальных банках в виде депозитов. Платежи переводятся получателям, минуя обычные банки, контролировать оборот той или иной криптовалюты можно только с ведома ее владельца. Как отмечалось, криптовалюты эмитируются в сети компьютеров «мировой паутины» и никак не связаны с какой-либо государственной валютной системой. Уже по этой причине их применение является незаконным, так как нарушаются упомянутые выше условия денежного обращения,  что ведет к финансовому и экономическому кризису. Все это создает широкие возможности для глобальных и внутристрановых финансовых спекуляций и экономических преступлений. Поэтому Китай и ряд других стран запретили у себя выпуск и применение криптовалют.

Однако руководители российского Минфина и финансовые спекулянты настойчиво ратуют за использование в стране криптовалют, а руководители ЦБ делают вид, что якобы недовольны такими намерениями. Происходит все это, невзирая на то, что одними из важных для России конституционных и экономических условий является обеспечение устойчивости рубля. Устойчивость должна обеспечиваться реализацией ряда факторов, направленных, как отмечалось, на достижение стабильности покупательной способности рубля и курсов его обмена с другими валютами, а также путем эмиссии денежной массы, эквивалентной стоимости товарной массы, что позволяло бы выкупать все товары (услуги) в обороте, соблюдая товарно-денежный баланс. Поддерживать баланс согласно конституционной норме об обеспечении устойчивости рубля должен был бы Центробанк регулированием суммы денежного обращения. Кроме того, должна обеспечиваться надежная защита денег от фальсификации. Однако все эти условия не соблюдаются, и они даже не регламентированы законодательно, что чревато кризисами финансовой системы страны.

Цифровые деньги согласно закону «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте ….» могут быть валютой любой страны или наднациональной валютой, и принимаются у нас в качестве средства платежа. Надо сказать, что закон, помимо его несоответствия Конституции России, не регулирует отношений, касающихся выпуска и оборота цифровой валюты, многие его понятия не раскрыты и не совпадают с общепринятыми. Это вносит большую путаницу и в законодательство и во все сферы финансового обращения, опять же провоцируя кризисы в экономике.

Инициаторами использования в стране криптовалюты несколько лет назад явились руководители Центробанка, Минфина и Минэкономразвития России. Объясняется это их стремлением к неподконтрольным финансовым спекуляциям. Ведь децентрализованная эмиссия владельцами мощных ЭВМ по засекреченным алгоритмам той или иной криптовалюты и ее конвертация на виртуальных биржах в национальную валюту за счет покупателей тех же биткоинов ведет к строительству множества финансовых «пирамид». Таким образом, криптовалюты для Федеральной резервной системы США, МВФ и финансовых спекулянтов криптовалюты стали средством провоцирования новых глобальных и региональных финансовых и экономических кризисов.

Есть еще одна причина для «накачки» внутреннего рынка России криптовалютой. Как отмечалось, рублевая масса в обороте должна обеспечивать баланс товарно-денежного обращения, то есть сбалансированную оплату всех товаров и услуг, которые оборачиваются на внутреннем рынке. Но в стране искусственно все годы «реформ» поддерживается денежный дефицит, составляющий в последние годы примерно 40% от стоимости товарной массы. Для  имитации увеличения денежной массы Центробанк в нарушение Конституции РФ прибегает к девальвации рубля. Это приводит к увеличению номинальной суммы банкнот и безналичных денег, но к снижению покупательной способности рубля и возможному сокращению денежной массы относительно товарной. Дальнейшая девальвация рубля с целью имитации увеличения рублевой массы становится опасной. Если же в стране разрешат масштабную спекуляцию различной криптовалютой, то ее основными участниками станут заинтересованные в этом финансовые спекулянты, интересы которых лоббируют Центробанк и Минфин России, а также депутаты Федерального собрания. Тогда денежную массу можно будет «накачивать» теми же липовыми биткоинами, трансформировать их в доллары, под них выпускать многие триллионы липовых рублей и собирать в бюджет липовые налоги, создавая иллюзию финансового благополучия. О таких интересах свидетельствует денежно-кредитная политика Центробанка.

Согласно закону о Центробанке, рубль должен быть обеспечен золотовалютными резервами страны в пересчете их в рубли по официальному «базарному» курсу обмена валют. В соответствии с этим правилом проводится эмиссия рублей. Но курс обмена фальсифицирован, так как игнорируется принцип эквивалентности (паритета) товарообмена по стоимости между странами, валюты которых конвертируются по недостоверному курсу. При этом растет ценовая инфляция в США, Евросоюзе и Китае, чьими валютами образованы золотовалютные резервы Банка России, поэтому «дешевеет» рубль, так как снижается его покупательная способность. Вместе с тем, сумма золотовалютных резервов в пересчете в рубли по его существенно заниженному курсу обмена оказывается недостаточной для обеспечения баланса товарно-денежного обращения. Вызывает удивление, почему Центробанк увеличивает денежную массу путем девальвации рубля, а теперь намерен привлечь для этого еще и криптовалюту, вместо того, чтобы выполнять условия Конституции РФ – монопольно осуществлять эмиссию рублевой массы и обеспечивать устойчивость рубля?  

Недавно Банк России выпустил доклад «Криптовалюты: тренды, риски, меры», в котором выражалось опасение, что рост вложений в криптовалюту создаст проблемы для функционирования всей экономики. Как выяснило агентство Bloomberg, чиновники правительства оценили сумму криптовалюты, находившуюся у россиян в начале январе этого года, в $214 млрд. или 16,4 трлн. рублей. Это 12% всех мировых криптоактивов, что, как минимум, втрое больше самых смелых предыдущих оценок. Между тем, денежная масса в стране на 1 января этого года составила 66,252 трлн. рублей, сумма банковских депозитов граждан – 16,4 трлн. рублей, а курс биткоина в конце января этого года превысил 43 500 долларов. Поэтому запоздалые опасения руководителей Центробанка об угрозах для отечественной экономики оборота в стране криптовалюты небезосновательны, параллельная валюта может привести к появлению в России еще одного теневого рынка. Предлагаемые же меры, но всего лишь по ограничению ее оборота, вызывают большие сомнения. Предложено, в частности, запретить майнинг, но запретить только внутри страны, что будет бессмысленным делом. Ведь при этом банковский регулятор не предлагает отменить нормы закона «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте ….», разрешающие физическим и юридическим лицам владеть криптовалютой, покупать ее на зарубежных рынках, и использовать в качестве средства платежа внутри России.

Очевидно, что майнинг на компьютерах за рубежом и сохранение оборота криптовалюты в стране – лишь имитация Центробанком уступки требованию ФСБ прекратить ее использование иноагентами для платежей внутри страны. К тому же курс биткоина в конце января этого года, как отмечалось, превысил 43 500 долларов, что с лихвой компенсирует финансовым спекулянтам такую уступку. Вместе с тем подорожание криптовалюты, чего объяснить невозможно, так как эта «валюта» не содержит информации о стоимости товара  и не является товаром, имеющим стоимость, делает выгодным уменьшение ее «добычи».

Официальное признание ничем не обеспеченных и юридически не защищенных криптовалют в качестве свободно у нас конвертируемых, абсурдно и обусловлено порочной государственной денежно-кредитной политикой. Это решение наряду с девальвацией рубля и в сочетании с западными санкциями является новым звеном в цепи диверсий, осуществляемых против экономики  нашей страны. Создается впечатление, что лоббисты, управляющие под контролем МВФ и ФРС США у нас финансами, либо в силу малограмотности, так как плохо представляют себе, что такое современные деньги, либо осознанно, вот уже много лет гробят нашу национальную денежную систему и тем самым – отечественную экономику. Между тем Китай и ряд других стран запретили у себя выпуск и применение  криптовалюты...

Другие статьи номера «ПВ» 1-2, январь, февраль 2022

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100