Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» №12, декабрь 2021  -  cодержание номера 

Эльвира Набиуллина утверждает, что инфляцию порождает расточительство населения

На самом же деле рост цен обусловлен игнорируемыми властями пороками законодательства

Моисей ГЕЛЬМАН

 

Недавно глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина, выступая в комитете Госдумы по финансовому рынку, заявила, что высокая инфляция грозит разрушением благополучия людей, а ее росту способствует расточительное потребление населения страны. Мол, все дело в том, что население на покупки всего и вся тратит якобы много денег, используя для этого кредиты, и мало сберегает. Поэтому Эльвира Сахипзадовна весьма обеспокоена: «Такое поведение может создавать серьезные риски для раскручивания инфляционной спирали. Рост инфляционных ожиданий, который действительно нас сильно тревожит, и то, как этот рост повлиял на финансовое поведение, показывает, как люди боятся инфляции». Согласно логике Набиуллиной, порождает инфляцию не порочная финансовая политика Центробанка и правительства, а якобы ее ожидания. Они, мол, инфляционные ожидания, побуждают людей из чувства надуманного ими страха залезать в долги, создавая ажиотажный спрос, и тем самым провоцируют рост цен.

Выступая до этого в Госдуме с отчетом о результатах деятельности правительства в 2020 году, Михаил Мишустин заявил, что имеется достаточно инструментов для сдерживания «аппетитов» тех, кто наживается на ажиотажном спросе населения. Инструменты, возможно, существуют, но они, судя по непрекращающемуся росту цен, либо тщательно припрятаны, либо неисправны. В частности, попытки выборочно «морозить» цены на некоторые продукты питания успехов не приносят. Надо полагать, что Михаил Мишустин, будучи занят государственными делами, в магазины не заглядывает. Если бы он как, допустим, канцлер Германии Ангела Меркель, систематически сам покупал еду, чтобы кормить близких, то убедился бы, что многим его согражданам сейчас не до ажиотажного спроса. Для властей не секрет, что вследствие увеличения в последние год-полтора цен на все и вся от 50 до 100%, а на многие лекарства - до 200-300%, и снижения реальных, без того низких, доходов подавляющей части населения, покупательная способность все большего количества людей приближается к уровню нищеты. Поэтому магазины нынче переполнены дорожающими продуктами питания, причем нередко с просроченной годностью и опасного качества. Покупателей же сравнительно немного и покупают они в основном мало и что подешевле.

Росту в стране ценовой инфляции много лет безуспешно, но с удивительным упрямством и поразительной некомпетентностью, пытается воспрепятствовать глава Центробанка Эльвира Набиуллина со своим окружением. Она почему-то убеждена, что росту цен можно противостоять увеличением ключевой ставки ЦБ – это тот процент, который накручивается Центробанком за продажу создаваемых им из «воздуха» денег. Однако такая коммерция приводит только к удорожанию банковских кредитов, и, как следствие, к увеличению цен на товары (услуги) при сокращении суммы денег в обращении ввиду уменьшения их востребованности в обороте. Создается впечатление, что Эльвира Набиуллина не понимает разницы между ценовой инфляцией, то есть ростом цен, и денежной инфляцией – избыточностью денег в обращении. И вот почему.

К повышению ключевой ставки грамотные банковские регуляторы других стран прибегают при денежной инфляции, то есть если денежная масса в стране в избытке. У нас же хронически денег в обороте не хватает, то есть искусственно создана денежная дефляция.

В последние годы дефицит денег в обращении составляет в среднем около 40% относительно товарного оборота. Цены же растут вследствие пороков ряда законов и их несоблюдения, на что власти не обращают внимания и не стремятся исправить ситуацию.

Один из главных пороков законодательства в области финансов – отсутствие рыночных критериев нормирования размеров денежной эмиссии, обеспечивающей в стране баланс товарно-денежного обращения.

Исходя из смысла коммерции, денег в стране должно выпускаться в обращение столько, чтобы на рынке выкупались все пользующиеся спросом предлагаемые товары и услуги. Для этого реализацией мер, обеспечивающих стабильность покупательной способности рубля, и регулированием в обороте размера денежной массы в стране должен поддерживаться баланс товарно-денежного обращения. Однако вместо этого условия, необходимого для поддержания устойчивости экономики, но отсутствующего в законодательстве, в статье 30 закона о Центробанке говорится: «Банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами». Про обеспечение безналичных денег в законе почему-то умалчивается.

Активы - это золотовалютные резервы ЦБ. Размер рублевой денежной массы, включающей наличные и безналичные деньги (агрегат М2), в пересчете на валютные активы по официальному обменному курсу превышает их сумму. Согласно финансовому отчету Центробанка, на 1 января 2020 г. его активы в рублевом эквиваленте составляли округленно 40 513 млрд. рублей. При этом денежная масса составляла 51 660 млрд. рублей, из них на наличные деньги приходилось 9 658 млрд., а безналичных денег выпустили 42 002 млрд. рублей.

«Привязанность» денежной массы к золотовалютным резервам при их ограниченности приводит к искусственному ограничению денежной эмиссии, что постоянно создавало в стране дефицит денег, и, как следствие, провоцировало девальвацию рубля и инфляцию цен.

Поэтому выпускаемых в обращение денег всегда не хватало для поддержания баланса товарно-денежного обращения. К примеру, в 2019 г. оборот товаров и услуг в стране составил 201,315 трлн. рублей, денежная масса в размере 51,66 трлн. рублей обернулась за год оценочно 2,5 раза, что составило 129,15 трлн. рублей. В результате, в 2019 г. оборот товаров и услуг был обеспечен деньгами лишь на 64%. В 2015-2017 годах оборот товаров и услуг обеспечивался деньгами примерно на 62%, а в приснопамятных 1990-х дефицит достигал… 70%, что явилось одной из основных причин дефолта и развала в стране промышленного производства.

Вместо того чтобы увеличить денежную массу за счет эмиссии и таким образом обеспечить деньгами полную реализацию востребуемой товарной массы, Центробанк в нарушение Конституции России искусственно, путем девальвации рубля, неоднократно снижал его обменный курс. Девальвация осуществлялась «автоматически» благодаря свободной купле-продаже валют на валютной бирже. Для относительной стабилизации обменного курса рубля Центробанк продавал или покупал на валютной бирже доллары и евро. В результате девальвации за счет снижения валютного курса рубля и тем самым его покупательной способности по отношению к импортным товарам, которые преобладают на внутреннем рынке, увеличивали стоимость валютных активов Центробанка в рублевом эквиваленте. Это согласно упомянутой ст. 30 закона о Банке России позволяло проводить дополнительную денежную эмиссию. Однако таким образом ЦБ провоцировал ценовую инфляцию в стране, так как импортная продукция в пересчете на рубли дорожала. Напомню, начало очередной масштабной девальвации рубля и вызванной этим масштабной ценовой инфляции руководители Центробанка спровоцировали в 2014 году, вдвое обесценив рубль.

Хаотичная девальвация рубля, отпущенного руководителями Центробанка на потребу спекулянтам в «свободное плавание», стала возможной ввиду отсутствия в законодательстве экономически обоснованных норм эмиссии денег и обмена валют разных стран на рубли. Валютные курсы должны устанавливать, исходя из условия обеспечения эквивалентности международного товарообмена по стоимости. Однако обмен валют по экономически обоснованным и относительно стабильным курсам, о чем говорится ниже, подменен их продажей по случайным ценам базарного спроса и предложения на валютных биржах. Хотя нынешние символические деньги не являются товаром, так как не имеют стоимости, и поэтому ими нельзя торговать, получая прибыль. 

Между тем, как отмечалось, одним из важных условий поддержания баланса и устойчивости товарно-денежного обращения является обеспечение стабильности покупательной способности рубля. Об этом говорится в п.2 ст.75 Конституции России: Защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти (подчеркнуто автором).

Согласно п. ж) ст.71 Конституции, в ведении Российской Федерации находятся финансовое, валютное и кредитное регулирование, а также денежная эмиссия. Эти обязанности возложены на Центробанк, он подотчетен Госдуме и должен выполнять законы Российской Федерации. Причем согласно законодательству его уставный капитал и иное имущество являются федеральной собственностью. Однако в Конституции почему-то прямо не сказано что Банк России является органом государственной власти, который относится к ее исполнительной ветви. Это дало повод руководству ЦБ утверждать, что банк якобы не зависит от государства. Наглядным свидетельством нарушения «субординации» стал антиконституционный отпуск рубля в «свободное плавание», что привело к его обвальной девальвации, росту цен, снижению реальных доходов и покупательной способности населения. Поэтому утверждение руководителей ЦБ, что возглавляемый ими государственный регулятор  не является органом государственной власти, противоречит п.2 ст.75 Конституции. Ведь в этой конституционной норме говорится, что защиту и обеспечение устойчивости рубля Центробанк осуществляет независимо от других органов государственной власти. По-русски это означает, что ЦБ - тоже орган государственной власти, которому Конституцией предписано обеспечивать устойчивость рубля, но Центробанк это конституционное условие грубо нарушил.

Обеспечение устойчивости рубля, то есть стабильности его покупательной способности, должно осуществляться рядом мер. В их числе снижение и ограничение спекулятивных доходов с целью снижения и стабилизации цен. К спекулятивным относятся доходы от перепродаж продукции и накрутки тем самым ее цен, от торговли деньгами по «базарным» ценам, от повышения ключевой ставки и тем самым - ставок коммерческих банков, доходы «теневого» бизнеса – криминального и узаконенного, от незаконной эмиссии денег коммерческими банками, и др. (подробней см. ниже). Однако меры по их устранению и ограничению законодательством почему-то не регламентированы.  

Чтобы на внутреннем рынке добиться стабильности цен импортной продукции, доля которой в товарообороте доходит до 70%, необходимо отказаться от установления валютных курсов рубля по результатам биржевых спекуляций. Для обеспечения эквивалентности международного товарообмена по стоимости валютные курсы необходимо устанавливать равными паритетам покупательных способностей – ППС соответствующих национальных денежных единиц. Проблема – в обоснованности выбора предмета паритетности.

Для эквивалентности международного товарообмена по стоимости представляется целесообразным устанавливать курсы обмена валют по соотношению ВВП, создаваемых в соответствующих странах одним работающим, то есть по соотношению среднедушевых значений годовой выработки добавленной стоимости. Такой обменный курс достоверней, чем «плавающие» спекулятивные биржевые курсы или курсы по ППС относительно «корзин» потребительских товаров, составляющих лишь часть ВВП и оборота организаций соответствующих стран.

Для обоснования предлагаемого валютного курса, напомню, что добавленную стоимость образуют денежные затраты предприятия при производстве продукции, исключая затраты на приобретенные ресурсы. В результате продукция приобрела новые свойства по сравнению с использованными ресурсами, приобретенными у других предприятий. Добавленная стоимость в общем случае образуется из свободных оборотных денежных средств предприятия, полученных им кредитов, и прибыли. Их сумма должна обеспечивать требуемую рентабельность производства. По сути это цена затраченного на предприятии труда с премией в виде прибыли. Валовая (суммарная) добавленная стоимость всех видов продукции, созданных в стране за определенное время, включая стоимость использованных для их производства природных ресурсов, представляет собой валовой внутренний продукт – ВВП. Это обобщающий показатель экономической деятельности страны, выражающий стоимость ВВП, обычно в рыночных ценах.

Среднегодовая выработка добавленной стоимости одним работающим (показатель удельной годовой производительности труда, то есть его цены) равна частному от деления годового значения ВВП страны на среднегодовое в ней число работавших. К примеру, ВВП США в 2019 г. в рыночных ценах составил 21,344 трлн. долларов, а России - 110,046 трлн. рублей. Количество экономически активных граждан, к которым относятся люди в возрасте от 15 до 65 лет, на первое января 2020 г. в США составляло около 222 млн., а в России – примерно 80 млн. человек. К сожалению не удалось узнать численности работавших в это время в США. Поэтому для оценки потенциальной среднедушевой производительности труда в обеих странах использовано число экономически активных граждан.

Из приведенных показателей можно было оценить среднегодовую выработку ВВП одним работником в 2019 году: в США - 96 144 долларов, а в России – 1 375 575 рублей. Это фактически показатели среднегодовой стоимости их труда. Из соотношения подушевых долей годовых ВВП следовало, что рублю добавленной стоимости в России соответствовало создание в США добавленной стоимости почти на 7 центов, а на доллар в США – добавленной стоимости в России на 14,3 рубля. Можно полагать, что среднедушевые годовые затраты физического и интеллектуального труда десятков миллионов людей на создание средних подушевых добавленных стоимостей в США и России идентичны.

В таком случае соотношение (паритет) подушевых добавленных стоимостей двух стран будет отражать обусловленную технологиями производства разницу в среднедушевой производительности труда (выработке), и это соотношение может быть принято равным курсу обмена доллара и рубля. В приведенном случае среднегодовые курсы обмена рубля и доллара составляли 7 центов за рубль или 14,3 рубля за доллар, что свидетельствовало о существенно заниженном усилиями Центробанка курсе рубля. Отказ от конвертации по биржевым спекулятивным курсам обмена  рубля, как и других валют, с долларом, покупательная способность которого во многом зависит от намерений руководства Федеральной резервной системы США и настроений биржевых спекулянтов, позволит уменьшить  политическую и экономическую зависимость соответствующих стран от чужой валюты.

Искусственное занижение валютного курса рубля является одним из слагаемых денежно-кредитной политики Банка России, выдаваемой за государственную. Она направлена на расширение финансовых спекуляций. Для их осуществления из реального сектора экономики отвлекаются значительные средства, что также приводит к росту цен вследствие сокращения денег для создания добавленной стоимости и возрастает ценовая инфляция. Об этом свидетельствуют, в частности, объемы торгов на фондовой и денежной площадке холдинга «Московская биржа». Согласно отчетам холдинга, в 2019 г. объем валютных торгов составил 308,27 трлн. рублей. Совокупный оборот на всех биржевых площадках холдинга превысил 798,3 трлн. рублей, тогда как товарный оборот в стране составил лишь 201,315 трлн. рублей, что почти в четыре раза меньше! Налицо был громадный «финансовый пузырь».

Подобными «пузырями» из реального сектора экономики отвлекаются деньги в основном для последующего вывода капиталов за рубеж. В 2019 г. за рубеж ушло свыше 22 млрд. долларов, а в 2020-м уже 47,8 миллиардов. С января по сентябрь нынешнего года чистый вывоз капитала из России частными инвесторами достиг 59 млрд. долларов, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 48%. Надувают «финансовые пузыри» во многом благодаря незаконной эмиссии безналичных денег коммерческими банками. Суммарно кредиты, депозиты и прочие размещенные банками на стороне средства, предоставленные организациям и физическим лицам, на 1 января 2020 года по данным Банка России составили 65,675 трлн. рублей. В то же время денежная масса составила 51,66 трлн. рублей. Таким образом, в 2019 г. сумма размещенных коммерческими банками на стороне денежных средств более чем на 14 трлн. рублей превысила официальную денежную массу. Размещенные на стороне активы коммерческих банков, на 21% превысившие денежную массу, представляли собой фальсифицированную «безналичку».

Такие, официально не существующие, деньги, примерно на 20% превышающие ежегодно в среднем денежную массу,  коммерческие банки в нарушение Конституции РФ и при попустительстве Банка России много лет безнаказанно выдают в виде фальсифицированных кредитов. Они на валютной бирже большей частью конвертируются в валюту, которая вывозится за рубеж.

Если вместо спекуляции валютами введут их обмен в банках по твердым курсам с периодической коррекцией на инфляцию цен и при нормированных операционных затратах, то отвлечение денег на валютные спекуляции прекратится или существенно снизится. Фиктивные кредиты, увеличивающие цены продукции, обслуживают также криминальную «теневую» экономику, оборот в которой, по оценкам Росфинмониторинга, в  2019 г. превысил 20 трлн. рублей. То же происходило и годом ранее. Название «теневой» экономика получила за невыплату налогов с доходов. Это еще один способ накачивания «финансового пузыря». Но помимо криминальной «теневой экономики» существует «теневая экономика», узаконенная Налоговым кодексом. В 2019 г. доход узаконенного «теневого бизнеса» превысил 35 трлн. рублей. Образуется он путем взимания налога с выручки, ложно именуемого НДС. Его разрушающее влияние на экономику страны подробно рассмотрено в публикации «Честный отъем денег у населения» и государства по Налоговому кодексу. Доходы узаконенного «теневого бизнеса» от присваиваемого псевдоНДС ежегодно превышают десятки триллионов рублей. Как прекратить поборы и увеличить доходы бюджета страны? – «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2021 г. 

Этот налог нужно отменить и вот почему. К примеру, в 2019 г. оборот организаций страны составил 201,315 трлн. рублей, и по ставке 20% им должны были оценочно начислить для передачи в бюджет 40,263 трлн. рублей. На самом же деле начислили несколько меньше, так как небольшая часть продукции облагается псевдоНДС по ставке 10%. Однако в федеральный бюджет поступило лишь 4,481 трлн. рублей или 11% начисленной суммы, что на 35,782 трлн. рублей меньше. Дело в том, что согласно ст. 171 Налогового кодекса в бюджет выплачивается разница между суммой псевдоНДС, которую предприятие получает от покупателей при реализации своей продукции, и суммой псевдоНДС, которую предприятие, уже как покупатель, само выплачивает поставщикам за приобретенные у них для своего производства материальные ресурсы и продукцию. Иначе говоря, при товарообмене проводятся взаимозачеты этого налога между продавцами и покупателями продукции (ресурсов, работ, услуг). Поэтому, в отличие от других налогов, в федеральный бюджет налогоплательщик переводит лишь малую часть суммы псевдоНДС, не скомпенсированную при взаимозачетах. Но переводит только в случае, если сумма налога, полученная предприятием при реализации своей продукции, превышает сумму налога, выплаченную предприятием за продукцию, приобретенную для своих производственных нужд. 

Переводится разница в бюджет не сразу, а согласно Налоговому кодексу ежемесячно частями, в течение трех месяцев после сдачи налоговой декларации в налоговую инспекцию. В интервале между подачами налоговых деклараций (это налоговый период, который составляет обычно тоже три месяца) предприятия получают псевдоНДС при реализации своей продукции и выплачивают его продавцам продукции, когда приобретают ее для своих производственных нужд. Все это время, то есть от трех до шести месяцев, накопленная предприятиями сумма псевдоНДС находится в их финансовом обороте в качестве беспроцентного кредита. Большая часть дохода от оборота этих денег присваивается в качестве дополнительной выручки изготовителей, продавцов и перепродавцов продукции за счет спекулятивного повышения ими цен.

ПсевдоНДС добавляется к цене реализуемой продукции. Как и все прочие налоги и издержки изготовителей и продавцов продукции, его в итоге выплачивает население страны.

Не выплаченный в 2019 г. в федеральный бюджет «остаток» псевдоНДС в сумме 35,782 трлн. рублей намного превысил суммарный доход консолидированного бюджета страны от всех собранных налогов, который составил 22,737 трлн. рублей. К доходу бюджета следует добавить также страховые выплаты предприятий во внебюджетные фонды в сумме 7,036 трлн. рублей. Страховые выплаты представляют собой неформальный налог на фонды оплаты труда предприятий по ставке 30%. С учетом же не выплаченного в бюджет псевдоНДС в сумме 35,782 трлн. рублей начислили формальных и неформальных налогов в сумме 65,555 трлн. рублей или почти 60% от ВВП. Столь громадная налоговая нагрузка на бизнес и население, как в России, характерна для слабо развитых стран с относительно небольшим ВВП, к примеру, Алжира или Восточного Тимора. Для сравнения, в Евросоюзе все налоги составляют около 36%, в США – около 25% от ВВП.

Совокупные денежные доходы населения России в 2019 г. составили 62,076 трлн. рублей, что меньше начисленных формальных и неформальных налогов в сумме 65,555 трлн. рублей. Начисление псевдоНДС приводит еще и к двойному налогообложению прибыли предприятий и доходов физических лиц – эти составляющие входят в выручку и поэтому дважды облагаются этим налогом. Дефицит доходов населения компенсируется за счет получаемых им кредитов, которых к концу 2019 г. накопилось на 17,475 трлн. рублей. Примерно половину этой суммы составили кредиты на ипотеку. Таковы причины мнимого «ажиотажного спроса» и расточительства населения, которыми так обеспокоены главы Центробанка и правительства.

Из приведенных данных видна вся абсурдность существования налога с оборота (выручки) и «сизифова труда» по его учету. Ведь столь бессмысленным делом занято около миллиона бухгалтеров в организациях страны и в самой Федеральной налоговой службе. Только на их годовую зарплату при средней месячной ставке 50 тысяч рублей тратится оценочно 600 млрд. рублей. Так как ликвидация налога с выручки позволит существенно, в ценах 2019 г., уменьшить налоговую нагрузку на население на 35,782 трлн. рублей, то частично за счет этого выигрыша можно было бы увеличить налог с продаж потребительской продукции и услуг. Допустим, на 20 трлн. рублей. Это позволило бы значительно увеличить доходы консолидированного бюджета. Налог с продаж потребительской продукции представляет собой налог с конечной выручки в розничной торговле. Прежде он направлялся в региональные бюджеты и был формально отменен в 2005 году. После этого налог с продаж тоже назвали «НДС», чтобы можно было его остатки после взаимозачетов направлять в федеральный бюджет. Таким образом, ликвидация псевдоНДС позволит также значительно увеличить доходы региональных бюджетов за счет распределения им части налога с продаж.

После ликвидации налога с выручки продавцы и перепродавцы продукции не снизят цены, так как добровольно не захотят их скорректировать. Ведь, сохранив при этом свои нынешние номинальные доходы, они увеличат в них долю прибыли. Что можно сделать, чтобы постепенно существенно замедлить рост ценовой инфляции, а также стабилизировать и гармонизировать цены?

Для ликвидации оброка с населения в виде спекулятивно повышенных цен и, тем самым, ликвидации сверхприбыли продавцов и перепродавцов продукции за счет этого оброка, потребуется ограничить их прибыль. Этого можно добиться у товаропроизводителей законодательным нормированием прибыли относительно себестоимости их продукции, а у ее продавцов - нормированием прибыли реализуемой продукции относительно ее стоимости у изготовителей с учетом производственных затрат продавцов. Норму прибыли для учета различий условий хозяйственной деятельности предприятий потребуется дифференцировать с переводом сверхнормативной прибыли в доход бюджета. При этом нормирование прибыли ограничит возможности спекулятивной продажи и перепродажи продукции.

При существенном увеличении доходов консолидированного бюджета, допустим, на упомянутые 20 трлн. рублей, можно будет ликвидировать часть налогов и акцизов, упростив и облегчив налогообложение. В частности, можно будет ликвидировать налог на добычу полезных ископаемых – НДПИ. В 2019 г. НДПИ совместно с некоторыми сборами за пользование недрами составил 6,258 трлн. рублей. Взимается он сейчас вместе с налогом с выручки. При ликвидации НДПИ снизятся затраты горнодобывающих и нефтегазовых компаний, что позволит снизить цены на природные ресурсы нормированием прибыли. В итоге дополнительно уменьшится налоговая нагрузка на население. Вместе с тем, предприятия сохранят часть своих оборотных средств, используемых сейчас в качестве авансовых налоговых платежей, которые затем со значительной задержкой во времени возвращаются предприятиям, но выпадают из коммерческого оборота (см. В защиту рубля, доходов населения и национальной финансовой политики... - «Промышленные ведомости» № 1-2, январь-февраль 2021 г.). 

Пока же правительство увеличивает поборы с сырьевых добывающих компаний так называемым «налоговым маневром». Для этого на протяжении последних нескольких лет власти постепенно снижают вывозные пошлины на экспорт минерального сырья, увеличивая тем его конкурентоспособность на внешнем рынке за счет повышения внутренних цен, и увеличивают НДПИ. Ликвидация налога с выручки с увеличением при этом доходов бюджета позволила бы также упростить и удешевить систему налогобложения, увеличить покупательную способность населения, не прибегать к увеличению возраста выхода на пенсию, повысить размеры пенсионных выплат, вернуть незаконно ликвидированную индексацию пенсий работающих пенсионеров... Скорректированную систему налогообложения можно было бы использовать в странах Евразийского экономического союза, чтобы выровнять условия хозяйствования на единой таможенной территории. Сейчас РФ на единой таможенной территории ежегодно теряет до миллиарда долларов.

При всех выгодах предлагаемых изменений возникают серьезные сомнения в их скором осуществлении. Ведь тогда придется признать, что по чьему-то недосмотру или, возможно, умыслу в стране около 30 лет процветает легализованный «теневой бизнес», который наносит громадный ущерб национальной безопасности Российской Федерации. Однако провоцируемую при этом непрерывно растущую ценовую инфляцию глава Банка России почему-то объясняет расточительностью населения, которое своим нехорошим «финансовым поведением» мешает Центробанку бороться с ростом цен.

02 декабря 2021 г.

Другие статьи номера «ПВ» №12, декабрь 2021

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100