Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» №9-10 сентябрь, октябрь 2021  -  cодержание номера 

Стратегическая инициатива:
«Геология. Возрождение легенды»

Минприроды неспособно в интересах национальной безопасности страны обеспечить расширенное воспроизводство ее минерально-сырьевой базы

 

Моисей ГЕЛЬМАН,
кандидат технических наук

 

Пресс-служба Минприроды России 7 октября этого года опубликовала на сайте министерства статью «Геология. Возрождение легенды» - это инициатива, которая принесёт миллиарды рублей в бюджет». В ней приведено интервью с министром природных ресурсов и экологии Александром Козловым, юристом по образованию и опыту работы, назначенным на эту должность в ноябре 2020 года.

Заголовок статьи показался мне несколько странным. Ведь слово «легенда» в толковых словарях имеет несколько разных смысловых значений и каждое из них используют в соответствии с контекстом публикации и речи. Так, в словаре Ожегова «легенда» означает фантастическое предание о древнем, доисторическом, событии. Легендой называют также человека, чье героическое прошлое людская молва переплела многочисленными фантазиями и домыслами, приписав ему придуманные поступки. Поэтому образ его идеализирован, причем это не всегда человек положительный. К примеру, легендой является воровка Сонька – золотая ручка. Вымышленные сведения разведчика (шпиона) о себе, которые для сокрытия истинного «я» он излагает противнику, чтобы ввести его в заблуждение, тоже называются легендой. Еще «легендой» именуют совокупность условных знаков на топографической карте, плане местности или какой-нибудь схеме, посредством которых шифруют определенную информацию. Согласно словарю Даля «легенда» – это священное древнее преданье или поверье о событии, происшедшем в доисторические времена. А поверье – идущее из старины и живущее в народе убеждение в чем-то или вера в примету. В словаре Ефремовой можно узнать, что «легенда», попросту говоря, вымысел или фантастическое сказание.

Надо заметить, что «возрождать» фантазии, то есть домыслы, можно только в отношении самих фантастических домыслов. Как видим, ни одно из словарных толкований не подходит для подтверждения того, что геология прежних, еще многим памятных советских времен, и даже до того, начиная примерно с XVII века, является легендой, то есть вымыслом, переплетенным с правдой. Спрашивается, вымысел о советской геологии, как якобы легенде далекого прошлого, порожден плохим знанием предмета или русского языка?

Ведь известно, что советские геологи открыли для страны богатейшую уникальную минерально-сырьевую базу. Она обеспечила индустриализацию СССР, а после его развала вот уже 30 лет помогает выживать Российской Федерации. Неспроста громадные научные и практические достижения советских геологов получили на международных геологических конгрессах официальное признание мирового профессионального сообщества. Тем не менее, советскую геологию с ее величайшими достижениями министр природных ресурсов Александр Козлов и его коллеги из правительства почему-то посчитали легендой. И все, что «успешно» проедалось последние 30 лет, они намерены за несколько лет возродить «из пепла» подобно возрождению легендарной птицы Феникс.

Дело в том, что, в отличие от мифического возрождения птицы Феникс, председатель Правительства РФ Михаил Мишустин подписал недавно распоряжение, которым утвердил 42 стратегические инициативы. Они распределены по шести направлениям: социальная сфера, строительство, экология, цифровая трансформация, технологический рывок и государство для граждан. Правда, непонятно, для чего понадобились эти инициативы при наличии множества имеющихся разнообразных национальных проектов, госпрограмм, законов и подзаконных актов.  После во многом не осуществленных предыдущих намерений, реализация очередного замысла должна якобы повысить качество жизни людей и сделать российскую экономику более современной и гибкой. Чтобы усилить контроль и в темпе добиться осуществления продекларированных намерений, за каждую инициативу отвечает соответствующее министерство с указанием ударных сроков исполнения - до 2024-го и 2030 года.

В экологическое направление, которое разработало и контролирует исполнение Минприроды, входят четыре стратегические инициативы: «Генеральная уборка», «Экономика замкнутого цикла», «Политика низкоуглеродного регулирования» и «Геология. Возрождение легенды». Вот что пояснил по этому поводу министр Александр Козлов в интервью пресс-службе своего министерства:

«Генеральная уборка – это про вред, накопленный за десятилетия. Нам нужно поднять суда, которые мешают судоходству, которые видят люди, живущие вдоль побережья. Ликвидировать опасные скважины, свалки и брошенные промышленные объекты. И самое главное – мы должны понять, сколько этого вреда у нас накоплено, какой из них действительно угрожает здоровью жителей. И сделать так, в том числе с помощью законов, всё было убрано и вычищено. Вторая инициатива - «Экономика замкнутого цикла». Название говорит само за себя: это построение сбалансированной системы обращения с твёрдыми коммунальными отходами. Третья инициатива сейчас актуальна как никогда, этот вопрос активно обсуждается на международном уровне, это минимизация климатических рисков. И четвертая инициатива - «Геология. Возрождение легенды». Для нашего министерства очень важная, очень нужная инициатива. А для государства – это миллиарды рублей в бюджеты».

Объединение под одной «крышей» так называемого экологического направления четырех различных стратегических инициатив, поручение контролировать их осуществление Министерству природных ресурсов и экологии, и соответствующие декларативные утверждения и комментарии министра по этому поводу показались мне во многом странными и даже абсурдными. И вот почему.

Экология – наука о взаимодействиях флоры, фауны и человека между собой и со средой обитания. В настоящее время под экологическими проблемами также понимают вопросы охраны окружающей среды, как комплекса мер, предназначенных для ограничения негативного влияния деятельности человека на окружающую природу. Анализ показывает, что далеко не все инициативы экологического направления, перечисленные Александром Козловым, и не все меры, намеченные для их осуществления, целесообразны, нацелены на охрану окружающей среды и имеют отношение к деятельности Минприроды.

Ликвидация и утилизация мусорных свалок, а также брошенных промышленных предприятий, указанные в комплексе мер по осуществлению Генеральной уборки, вряд ли относятся к функциям Минприроды. Ответственность за ликвидацию упомянутых объектов, включая распределение выделенных на эти работы бюджетных средств, должно в основном нести Министерство строительства и ЖКХ России и его аналогичные органы в регионах. Однако вызывает удивление, почему министр не упомянул также об экологически опасных  захоронениях радиоактивных отходов, размываемых водой скотомогильниках, загрязненных реках и озерах, последствиях экологических катастроф, таких как крупнейшая катастрофа в Арктике, происшедшая из-за разлива дизельного топлива в Норильске, гигантские лесные пожары в Сибири и на Дальнем Востоке... .

При этом в  рамках Генеральной уборки намечено поднять затонувшие суда, «которые мешают судоходству, которые видят люди, живущие вдоль побережья». Побережье - территория, прилегающая к морю. При морской катастрофе судно обычно тонет и ложится на дно, где постепенно утилизируется самой природой. Мешают же судоходству корабли, затонувшие в реках и полузатонувшие в море. Но их обычно оперативно поднимают спасательные и водолазные службы морских и речных пароходств, а не чиновники Минприроды, не имеющие отношения к подобным работам.

Ликвидация при Генеральной уборке законсервированных опасных нефтяных и газовых скважин, о которых упомянул Александр Козлов, является  прерогативой их владельцев, соответствующих нефтяных и газовых компаний. Она тоже не должна курироваться Минприроды, это обязанность Министерства энергетики. Однако такие работы почти не ведутся, хотя из многих неработающих скважин выделяются парниковые газы, в том числе сероводород. Но помимо большого числа неработающих скважин, которые числятся на балансах компаний и доподлинно неизвестно, сколько их в стране, имеется еще громадное количество неучтенных казенных заброшенных скважин. Во время последней инвентаризации в 2015 г. Росимущество, которое ведет реестры государственной собственности, таковых обнаружило около 1,8 миллиона. Сколько их сейчас, и кто обязан их утилизировать, неизвестно. Похоже, никому до этого нет дела. По оценкам специалистов, только в Тюменской области насчитывается свыше 10 тысяч недостаточно надежно законсервированных нефтяных скважин, что чревато экологической катастрофой. Если опасностью неработающих скважин озаботилось, наконец, пусть еще в «инициативном» порядке, только Минприроды, которому подчиняется Росприроднадзор, то почему это произошло только сейчас, спустя четверть века, и какие, кроме «инициативных» деклараций, предложены меры для ликвидации потенциально опасных объектов?

Вторая стратегическая инициатива - «Экономика замкнутого цикла», как представляется, также не входит в функции Минприроды. Переработка твердых коммунальных отходов, то есть вторсырья, которая позволяет возвращать в хозяйственный оборот содержащиеся в них полезные компоненты для повторного использования, относится к сфере промышленного производства. Поэтому кураторство всего цикла переработки вторсырья является прерогативой федерального и региональных министерств промышленности и торговли.

Третья стратегическая инициатива - Политика низкоуглеродного регулирования. Официально провозглашенная цель – «адаптация российской экономики к возникающим внешним вызовам климатической повестки и, в частности, трансграничного углеродного регулирования». Что такое «внешние вызовы климатической повестки» и как несуществующая «климатическая повестка» может что-то вызывать, мне неведомо. А само словосочетание низкоуглеродное регулирование является неграмотным и потому абсурдным. Речь, на самом деле, идет о мерах по снижению выбросов в атмосферу так называемых парниковых газов в рамках объявленной всемирной войны с глобальным потеплением климата. В число парниковых газов входят пары воды, а также антропогенные выбросы, содержащие метан, углекислый и угарный газы и некоторые другие газообразные вещества. Выбросы больших количеств метана и углекислого газа происходят также при таянии в северных широтах территорий вечной мерзлоты из-за разложения содержащихся в них органических веществ, и льдов. При таянии земель вечной мерзлоты выделяется еще один парниковый газ – окись азота. Но основным его источником являются используемые в сельском хозяйстве азотистые удобрения.

Большие надежды на успехи в войне с потеплением климата возлагают сейчас на «зеленую» энергетику - «солнечные» и «ветряные» электростанции. Мол, она позволит заменить автомашины с двигателями внутреннего сгорания на электромобили и заместить тепловые электростанции, сжигающие углеводородное топливо. Но, похоже, никто из апологетов декарбонизации экономики (удаление из нее углерода, еще один неграмотный, притянутый за уши, термин) не потрудился прикинуть, какой должна быть мощность «зеленых» источников электроэнергии в стране, чтобы обеспечивать зарядку одновременно громадного числа электрокаров. Сейчас мощность «солнечных» и «ветряных» электростанций в России не превышает порядка процента от суммарной мощности традиционных электростанций. Вряд ли долю «зеленой» мощности по многим причинам доведут за несколько десятилетий до трети или четверти. Анализ и практика показывают, что ввиду нестабильности погодных условий «солнечные» и «ветряные» источники электроэнергии, по меньшей мере, в России, могут использоваться лишь в некоторых регионах в качестве дополнительных средств электроснабжения для экономии углеводородных видов топлива. Это подтверждается и масштабным снижением прошедшим летом выработки в Европе электроэнергии «зелеными» источниками из-за аномальной погоды. Так как там до того был закрыт ряд тепловых и атомных станций и возник дефицит электроэнергии, то столь же аномально подорожало традиционное топливо.

По оценкам многих специалистов, основная масса парниковых газов, до 90%, образуется в результате испарения воды с поверхности Мирового океана и выделения из него в атмосферу  углекислого газа, а также при извержениях вулканов. При этом следует учитывать баланс выбросов и глобальное поглощение углекислого газа лесами, а также морскими водорослями в результате фотосинтеза. Однако этим важным фактором почему-то пренебрегают участники Парижского соглашения о климате, включая Россию. Между тем, по оценкам, российские леса поглощают до 20% углекислого газа, попадающего в земную атмосферу. В отсутствие прямых доказательств причин, и руководствуясь лишь фактами потепления климата, нельзя однозначно утверждать, что потепление вызывают антропогенные выбросы в результате хозяйственной деятельности человека.

Существенные изменения климата происходят не впервые. Спрашивается, почему нельзя их объяснить, допустим, прецессией оси вращения Земли, вследствие чего меняется ее положение относительно солнечного потока, и что время от времени может приводить к климатическим и природным катаклизмам? Поэтому война против потепления климата путем низкоуглеродного регулирования представляется пока борьбой с ветряными мельницами. А снижение антропогенных выбросов относится хотя и к важным, но оперативным мерам на отдельных территориях. 

Политика низкоуглеродного регулирования, принятая без всестороннего и независимого обсуждения, требует еще тщательного анализа. Ее непродуманное проведение чревато для отечественных предприятий громадными суммами «углеводородного налога». Ведь предполагается, что вкладом России в Парижское соглашение должно быть снижение эмиссии парниковых газов в нашей стране к 2030 году до 70% от уровня 1990 года. Но этого «базового» уровня никто не знает, так как физические измерения выбросов у нас никогда не проводили и не проводят сейчас. Очевидно, инициаторы взимания углеродного налога будут исходить из оценочных значений, взяв за основу расчетов, допустим, соотношение объемов производства промышленных предприятий в упомянутые годы. Но промышленное производство за последние 30 лет упало примерно на 70% в сравнении с 1990 годом. Поэтому не исключено, что при прогрессивно возрастающих ставках штрафа, о значениях которых еще неведомо, для их выплат в России придется дополнительно сворачивать промышленное производство. Следует также учесть, что для низкоуглеродного регулирования на предприятиях понадобится создать новую систему измерения, контроля и учета выбросов парниковых газов. Все эти затраты в итоге придется выплачивать населению страны, что может обернуться провалом многих намеченных стратегических инициатив.

Как же оценивает министр Александр Козлов перспективы четвертой стратегической инициативы - «Геология. Возрождение легенды», которая, по его мнению, «для нашего министерства очень важная, очень нужная инициатива, а для государства – это миллиарды рублей в бюджеты»?

В Большой советской энциклопедии понятие Геология определено как ком­плекс на­ук по исследованию со­става, строе­ния, происхо­ж­дения и ис­то­рии разви­тия зем­ной ко­ры и Зем­ли, про­цес­сов в них про­ис­хо­дя­щих, зако­но­мер­но­стей образования, раз­ме­ще­ния и поиска по­лез­ных ис­ко­пае­мых, а также ан­тро­по­ген­ного воз­дейст­вия на литосферу и её взаи­мо­дей­ст­вия с био­сфе­рой. Однако, согласно намерениям правительства, четвертая инициатива направлена на расширение в кратчайшие сроки минерально-сырьевой базы страны, то есть речь идет о поиске новых и доразведке эксплуатируемых месторождений. Так и следовало бы, без надуманного пафоса о легенде, назвать эту инициативу.

Казалось бы, Александр Козлов должен был конкретизировать меры по ее реализации, увязав с государственной программой «Воспроизводство и использование природных ресурсов» и подписанной им отраслевой программой «Программа геологического изучения участков недр на территории Арктической зоны РФ…». Однако в обсуждаемой публикации, которая предназначена для широкого круга специалистов геологического сообщества, все это отсутствует. Глава Минприроды России сумбурно поведал, почему такая инициатива очень важна. При этом он бессистемно, без учета стратегической значимости опережающего поиска полезных ископаемых и расширенного воспроизводства минерально-сырьевой базы страны, перечислил лишь некоторые аспекты проблем, но без их решений. В частности он сказал:

«Поиск новых месторождений – это полномочия государства, так как мы разведываем запасы за пределами лицензий. И наша главная функция – регулировать процессы: искать ресурсы и выводить их на аукционы, когда они действительно нужны стране».

Замечу, полномочиями по поиску новых месторождений наделено Федеральное агентство по недропользованию – Роснедра, которое находится в ведении Минприроды. Министерство вопреки утверждению его главы не уполномочено вести поиск новых месторождений. Монопольное выполнение госзаказов на геологоразведочные работы Роснедра до 2020 года поручало холдингу АО «Росгеология». Что касается аукционов по продаже лицензий, то, согласно нормативно-правовым документам, их проводит не Минприроды, а Роснедра. Причем, вопреки утверждению министра, никаких работ «за пределами» полученных лицензий без получения для этого новых лицензий проводить нельзя. При этом министр умолчал о проблемах с лицензированием. Ведь выдача лицензий и их использование нередко оказываются бесконтрольными и становятся предметами купли-продажи.

Далее министр пояснил: «На сегодняшний день 95% запасов распределено, добыча растёт, стратегические недра импортируются, месторождения истощаются и их рентабельность падает. Ресурс XXI века – это вода. За него скоро все биться будут, а у нас нет даже единого реестра. Мы про нефть знаем больше, чем про воду. Государственная голова должна оперировать всей геологической информацией. А она у нас разбросана повсюду. Документы в коробках в подвалах стоят. Много архивов утеряно. Поэтому мы и разработали инициативу «Геология. Возрождение легенды».

Если не обращать внимания на ложное утверждение, что стратегические недра импортируются, то все прочее, сказанное министром, отражает лишь некоторые, далеко не все беды воспроизводства запасов минерального сырья и недропользования. Они во многом порождены бездарным управлением отраслью и неразумной экономической политикой, проводимой тридцать лет в стране. Анализ сложившейся ситуации подробно изложен в публикации д.т.н., профессора Евгения Козловского  Системный кризис исследований недр и обеспечения минерально-сырьевой безопасности страны («Промышленные ведомости» № 1-2, апрель 2016 г.).

Несмотря на то, что 95 % запасов распределено, месторождения истощаются и их рентабельность падает, а за 30 лет открыли лишь небольшое количество мелких и средних месторождений и только одно крупное - это месторождение золота и меди Малмыж в Хабаровском крае, Александр Козлов, не приводя никаких доказательств, утверждает:

«К 2024 году откроют более двух десятков перспективных площадей твёрдых полезных ископаемых и углеводородов. Вдвое увеличится прирост запасов подземных вод в вододефецитных регионах, и будет работать 1000 автоматизированных пунктов мониторинга состояния подземных вод. К 2030 году все показатели кратно увеличатся. Сотни перспективных площадей твёрдых полезных ископаемых и углеводородов будут переданы для лицензирования, воспроизводство нефти, газа, золота, серебра, свинца, цинка и сурьмы достигнет 150%, заработают 5000 автоматизированных пунктов мониторинга состояния подземных вод, в три раза увеличится прирост запасов подземных вод в вододефицитных регионах. Будут работать 100 технологических полигонов для испытания отечественного оборудования по геологическому изучению, разведке и добыче трудноизвлекаемых запасов нефти, а компетенции государственного сектора в геологоразведке позволят решать геологические задачи с низкой себестоимостью и использовать 100% отечественного оборудования на суше, в океане и на шельфе».

Министр почему-то не пояснил, откуда за два года появятся более двух десятков перспективных площадей твёрдых полезных ископаемых и углеводородов, а еще через шесть лет появятся уже сотни, если сам же заявил о недееспособности основного исполнителя госзаказов – АО «Росгеология» (см. ниже). Сомнения вызывает и его ничем не подтвержденный оптимизм в отношении удвоения за два года запасов пресных подземных вод в вододефицитных районах. К ним, в первую очередь, относится Крым. В результате неупорядоченного бурения на полуострове артезианских скважин и хищнического извлечения из них пресной воды происходит ее вытеснение морской водой и засоление почв. Процесс этот необратимый. Не оправдались и надежды, что под дном Азовского моря существует море пресной воды. Результаты разведочного бурения показали, что вода там насыщена солями и не пригодна для питья. Непонятно также, какое отношение Минприроды имеет к машиностроению и полному его замещению отечественными образцами, к добыче трудноизвлекаемых запасов нефти, и на чем основан оптимизм министра об исполнении всего обещанного им к 2030 году.

Многие чиновники в подтверждение своей «продвинутости» часто используют модные математические и технические термины, смысла которых не понимают. Александр Козлов убежден, что «недропользование - драйвер развития регионов, потому что сначала приходят геологи, потом создаются посёлки». Драйвер (англ. driver) — это программа или аппаратно-программное средство, которым снабжается внешнее устройство, подключаемое к компьютеру для осуществления обмена между ними данными посредством управляющей программы (операционной системы) ЭВМ. Внешними устройствами могут быть, к примеру, видеокамера, сканер или принтер. Моей фантазии не хватило представить себе виртуальный драйвер в образе геолога, который куда-то приходит, чтобы построить какой-то поселок для развития целого региона.

В заключение приведу еще одну цитату из высказываний Александра Козлова: «Руки государства» – Росгеология, извините за сравнение, атрофированы на 96 %. Геологам в поле идти надо, а у предприятия кредиторка такая, что оно продаёт имущество на металлом в Индию.

Министр фактически признал, что холдинг «Росгеология» недееспособен. Однако его оценка диаметрально противоположна мнению президента страны, высказанному в июле этого года в поздравлении холдингу в связи с 10-летием создания компании:

«Объединяя предприятия во многих регионах России, ваша компания вносит весомый вклад в изучение недр и воспроизводство минерально-сырьевой базы страны. И конечно важно, что внедряя современные технологии, воплощая в жизнь востребованные проекты по поиску перспективных районов добычи полезных ископаемых, разработке месторождений арктического шельфа – вы сохраняете приверженность замечательным трудовым традициям, заложенным поколениями выдающихся ученых, инженеров, специалистов. Уверен, коллектив «Росгеологии» будет и впредь успешно решать стоящие перед ним ответственные задачи, направленные на укрепление экономического, промышленного, индустриального потенциала страны. Подавать пример слаженной, эффективной работы. Желаю вам реализации намеченных планов и всего самого доброго». 

Какой же весомый вклад в изучение недр вносит холдинг? Это пояснила Счетная палата в опубликованном в мае этого года отчете. В нем говорилось, что на 1 января 2021 года не выполнены работы по 45 контрактам на сумму 4,138 млрд. рублей или 27,7% от предусмотренного объема, в том числе по 37 контрактам, заключенным в 2016-2019 годах, на сумму 4,021 млрд. рублей. В 2019 году не были исполнены госконтракты на 4,9 млрд. рублей. Наибольшее число неисполненных обязательств образовалось по контрактам на воспроизводство минерально-сырьевой базы углеводородов на сумму 3,28 млрд. рублей, что составило 81,6% от общей стоимости невыполненных работ. Холдинг до прошлого года был монопольным исполнителем госзаказов на геологоразведочные работы, и почти 80% его финансирования обеспечивалось бюджетными средствами. О некоторых его «достижениях» рассказано в публикации Президент РФ поздравил «Росгеологию» с юбилеем. Но читал ли он текст своего послания? («Промышленные ведомости» № 7-8, август 2021 г.).

Проблемы у АО «Росгеология» возникли вследствие принципиальных ошибок, допущенных уже при его создании. Они усугублялись на протяжении десяти лет, в том числе благодаря порочной кадровой политике и назначению некомпетентных руководителей. За это время сменилось четыре гендиректора, двое из них ушли после крупных скандалов, причем ни один из них не имел образования и опыта работы по какой-нибудь геологической специальности.

Руководители Минприроды и Роснедр за прошедшие четверть века после создания министерства оказались неспособны решить стратегически значимые проблемы минерально-сырьевой базы страны, как важной части обеспечения ее национальной безопасности. Если руководители советских министерств и ведомств в рамках своей компетенции обязаны были принимать определенные решения и отвечать за их исполнение, и для этого им подчинялись соответствующие организации и предприятия, то при нынешней системе управления экономикой и действующем законодательстве такая ответственность фактически исключена. Это наблюдается и в структуре управления геологией, вертикаль которой образуют Минприроды, Роснедра, «Росгеология», научные и производственные геологоразведочные предприятия. Верхние два органа выполняют в основном посреднические функции по пересылке «вниз» бюджетных средств.

В 1970-1980-х годах, «золотой век» советской геологии, было впрок разведано много месторождений, запасов которых хватило на приснопамятные 1990-е и последующие годы. С 1975-го по 1989 год Министерство геологии СССР возглавлял выдающийся геолог с мировым именем, лауреат Ленинской и Государственных премий,  Евгений Козловский. После окончания Московского геологоразведочного института свою будущую трудовую, научную, государственную и преподавательскую деятельность он начинал рабочим геологической поисковой партии. Сейчас руководство геологоразведочными работами и отраслью зачастую доверяется людям без должного образования и опыта работы.

К примеру, согласно информации на сайте Минприроды нынешний глава министерства Александр Козлов в 2003 году окончил Московскую академию предпринимательства при Правительстве Москвы по специальности «Юриспруденция». Согласно же сообщению ТАСС он окончил Благовещенский филиал этой академии. В 2000 году Александр Козлов, когда ему было 19 лет, после окончания школы, не имея профильного образования, устроился юрисконсультом в компанию «Дальвостуголь», что в Амурской области. Там он проработал до 2004 года. Сравнивая даты начала его трудовой деятельности и окончания вуза в 2003 году можно было предположить, что учился будущий министр заочно и далеко от Москвы. Чтобы узнать получил ли министр юридическое образование со специализацией по охране природных ресурсов и окружающей среды, это важно для оценки адекватности его образования ныне занимаемой должности, я позвонил в Московскую академию предпринимательства. Там сообщили, что прием на факультет юриспруденции открыли…  в 2005 году. Но в официальной биографии министра сказано, что окончил вуз он в 2003 году. Может быть пошутили? В публикации российского информагентства ZNAK от 11.11.2020 утверждается, что Александр Козлов вообще не оканчивал Московской академии предпринимательства.

Все это вызывает недоуменные вопросы, которые не возникали в советские времена. Тогда, чтобы стать министром или, допустим, начальником отдела министерства, нужно было, начиная с рабочей должности, пройти в отрасли все административные ступени профессионального мастерства и управления. Почти все предшественники Александра Козлова ни по образованию, ни по опыту работы не имели отношения ни к экологии, ни к геологии. А кресло руководителя Роснедр много лет занимал… ветеринар.

Проведение  геологоразведочных работ сегодня является случайным делом, так как в стране отсутствует общегосударственное планирование развития экономики, в рамках которого должны обосновываться показатели опережающего воспроизводства запасов различных видов минерального сырья. При этом жалкое существование влачит геологическая наука. Прежде она во многом развивалась в производственных объединениях и тесно соприкасалась с полевыми  изысканиями, которые являлись ее практическим продолжением. Прошедшие 30 лет после развала Советского Союза показали, что для обеспечения минерально-сырьевой безопасности страны необходимо восстановить прежнюю государственную систему стратегического исследования недр и воссоздать для этих целей Министерство геологии и недропользования России.

Несколько лет назад с таким предложением обратились в правительство руководители Ассоциации геологических организаций Евгений Козловский и Алексей Варламов. Сделать это они предложили реорганизацией Роснедр с передачей в состав нового министерства из Минприроды РФ Департамента государственной политики и регулирования в области геологии и недропользования, а также всех полномочий по нормативно-правовому регулированию и контролю в этой сфере. В новое министерство предложено было также передать остатки геологоразведочных предприятий, принадлежащих государству, включая дочерние предприятия «Росгеологии», с преобразованием их в государственные организации и упразднив холдинг. Однако обращение осталось без ответа.

Недавно Ассоциация геологических организаций провела общественные слушания о состоянии геологической отрасли и необходимости осуществления в ней функциональных и структурных преобразований. Поводом для проведения слушаний послужило обращение депутата Государственной Думы, руководителя думской фракции «Справедливая Россия» С.М. Миронова к руководству страны. Он тоже предложил создать Министерство геологии и недропользования. Участники слушаний решили ходатайствовать перед высшими органами исполнительной и законодательной власти о принятии такого решения. Очевидно, в таком случае Минприроды потребуется преобразовать в Министерство экологии и охраны окружающей среды.

Экология и геология – разные области знаний и сферы экономической деятельности, поэтому непонятно почему в «экологическое направление» включили целую отрасль – геологию. Но под крышу Министерства природных ресурсов и экологии загнали еще и многие другие отрасли – лесную, водную, рыбную, гидрометеорологию, охоту. Конечно же, ни один министр, будь он даже о семи пядях во лбу, на таком «базаре» не способен объективно контролировать действия своих многочисленных заместителей, а также руководителей подведомственных органов, и принимать верные решения. О негативных последствиях объединения различных, функционально несовместимых субъектов предупреждал еще Александр Сергеевич Пушкин в поэме «Полтава»:

В одну телегу впрячь неможно
Коня и трепетную лань.
Забылся я неосторожно:
Теперь плачу безумствам дань...

Вещие слова поэта как нельзя полно и образно отразили негативные последствия многоликости Минприроды и профессиональной безликости многих его руководителей. И не только этого министерства…

P.S. В статье изложены оценочные суждения автора. 

Другие статьи номера «ПВ» №9-10 сентябрь, октябрь 2021

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100