Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 5-6 май, июнь 2021  -  cодержание номера 

«Честный отъем денег у населения»,
бизнеса и государства по Налоговому кодексу

Доходы узаконенного «теневого бизнеса» от присваиваемого псевдоНДС ежегодно превышают десятки триллионов рублей. Как прекратить поборы и увеличить доходы предприятий, населения и бюджета страны.

Моисей ГЕЛЬМАН,
кандидат технических наук

 

Что скрывается за «НДС»,
который начисляют в магазинах за покупки

Как известно, Остап Бендер знал «400 сравнительно честных способов отъема денег у населения». Но, будучи субъектом индивидуальной предпринимательской деятельности, упомянутый «турецкий поданный» все время рисковал нарушить Уголовный кодекс, так как не он его писал, хотя и чтил. Разработчики Налогового кодекса РФ и наши финансовые власти вот уже четверть века обходятся гораздо меньшим количеством «честных способов отъема денег у населения» и государства. Делают они это безбоязненно, узаконив ряд поборов. При этом поражает масштабностью вымогательств налог по кличке «НДС», названный чужим именем для прикрытия доходов «теневого бизнеса». Как показано ниже, к примеру, в 2019 г. узаконенные «теневики» присвоили около 35 трлн. рублей этого налога. Как все это происходит?

Когда покупатели в магазинах получают кассовый чек с пропечатанной на нем благодарностью за покупки, то мало кто задумывается, что на самом деле скрывается за взимаемым с приобретенных товаров налогом, именуемым НДС. Расшифровывается эта аббревиатура как налог на добавленную стоимость. Однако, как показано ниже, таковым он не является, так как начисляется с выручки от реализации продукции. С этого обмана и начинается узаконенный Налоговым кодексом «честный отъем денег у населения» и государства в пользу товаропроизводителей, спекулянтов, коррупционеров и лжеэкспортеров. Ведь из собираемого в качестве оброка с населения «НДС» в бюджет попадает мизерная его часть. К примеру, в 2019 г. поступило лишь около 11%. Если начисляемые налоги не поступают в бюджет, а присваиваются субъектами хозяйственной деятельности, то такой бизнес называется «теневым», и неплательщиков должны привлекать к уголовной ответственности. Однако «теневой бизнес» с присвоением значительной суммы начисляемого «НДС» почему-то был узаконен Налоговым кодексом.

Начисление «НДС» с добавлением его к цене реализуемой продукции указывается в платежных документах. В частности, в кассовых чеках указано, что этот налог по ставке 20% (на некоторые продукты питания и лекарства ставка равна 10%) начисляется с цены приобретенной продукции, то есть с ее рыночной стоимости, и покупатель платит за приобретенный товар с добавлением к ней этого налога. Согласно официальным документам Росстата в рыночную стоимость включены затраты на приобретенные предприятием ресурсы – природные, материальные и энергетические, которые понадобились для производства продукции, и добавленная стоимость, созданная при дальнейшем производстве продукции или его завершении на этом же предприятии на основе приобретенных ресурсов. Материальные ресурсы – это необходимые для производства продукции вещества, материалы, полуфабрикаты, комплектующие изделия, технологическое и транспортное оборудование и др. 

Добавленную стоимость образуют денежные затраты предприятия при производстве продукции, исключая приобретенные для ее изготовления ресурсы. Иначе говоря, добавленная стоимость – это стоимость затраченного данным предприятием овеществленного труда в денежном выражении. Благодаря этому труду продукция при ее изготовлении приобрела новые свойства по сравнению с приобретенными на стороне ресурсами и ее заготовками. Добавленная стоимость в общем случае образуется за счет использования свободных оборотных денежных средств предприятия, полученных им кредитов, и начисленной прибыли. Их сумма должна обеспечивать требуемую рентабельность производства. При этом учитываются затраты на заработную плату работников, страховые платежи, которые предприятие выплачивает во внебюджетные фонды в размере 30% от фонда заработной платы (их можно считать дополнительным налогом на заработную плату), отчисления на амортизацию оборудования, уплачиваемые налоги, кроме так называемого «НДС», а также выплаты процентов по кредитам.

Таким образом, согласно Налоговому кодексу (ст. 154) и платежным документам, псевдоНДС взимается с рыночной стоимости продукции, то есть с выручки (дохода) предприятия, полученной от ее реализации. Поэтому так называемый НДС на самом деле является налогом с выручки. Валовая выручка (оборот организаций) представляет собой сумму денежных средств, полученную (вырученную) предприятиями страны от продажи товаров и услуг за определенное время, обычно за год. Она включает также все налоги, кроме налога с выручки и акцизов. К примеру, оборот организаций в 2019 г. составил 201,315 трлн. рублей. Если бы начислили только один раз налог с его конечного значения (конечной выручки) по ставке 20%, то налог составил бы 40,263 трлн. рублей. Однако в федеральный бюджет в 2019 г. поступило лишь 4,481 трлн. рублей этого налога. Спрашивается, куда подевались остальные, свыше 35 трлн. рублей, выплаченные в конечном итоге населением страны? Аналогичную картину можно было наблюдать все предыдущие годы. Какова действительная сумма начисляемого налога с выручки известно только Федеральной налоговой службе. И вот почему.

«НДС» начисляют на продукцию по цепочкам ее многоэтапного производства и каждый последующий потребитель продукции, изготовленной на данном этапе (переделе) производства, выплачивает налог ее поставщику. Происходит это последовательно, вплоть до конечного потребителя функционально завершенной продукции. Так как промышленная продукция востребуется только в случаях ее использования для производства потребительских товаров и услуг, то конечным потребителем и налогоплательщиком является население страны. На каждом предприятии цена реализуемой продукции по мере ее изготовления возрастает на добавленную этим предприятием стоимость. Поэтому псевдоНДС, исчисляемый по ставке 20% (для группы социально значимых товаров – по ставке 10%), от изготовителя к изготовителю продукции по мере завершения  ее производства в абсолютном значении пропорционально возрастает.

Рассмотрим, к примеру, упрощенную цепочку производства хлеба «зерно-мука-хлеб». ПсевдоНДС на зерно начисляется при его продаже мукомольному комбинату с выручки сельхозпредприятия, в которую входят также прибыль, заработная плата и страховые платежи. Кроме того, но уже по «персональным» ставкам, еще раз начисляются налог на прибыль и подоходный налог. Таким образом, эти составляющие стоимости подвергаются двойному налогообложению. Допустим, некое количество зерна стоит 100 рублей, в том числе прибыль составляет 20 рублей. Тогда цена реализации мукомольному комбинату зерна с «НДС» по ставке, допустим, 20% составит 120 рублей, в том числе налог на прибыль по ставке «НДС» - 4 рубля. Кроме того взимаются повторно «персональные» налоги на прибыль по ставке 20% в размере 4 рублей и подоходный - 13% . Далее цену зерна без «НДС» мукомольный комбинат включает в стоимость изготовленной из зерна некоторого количества муки, добавив к зерну, допустим, стоимость в 100 рублей, включая 20 рублей прибыли. Тогда цена муки составит 200 рублей, цена ее реализации с псевдоНДС по ставке 20% - 240 рублей, а «НДС» - 40 рублей. При этом налог на прибыль от зерна в составе муки по ставке «НДС» возрастет до 8 руб. Аналогично формируются выручка от реализации выпеченного хлеба с возрастанием численного значения «НДС».

Однако «НДС» в бюджет налогоплательщики выплачивают в гораздо меньших суммах, чем его начисляют. Согласно ст. 171 Налогового кодекса для исчисления выплачиваемого в бюджет псевдоНДС из суммы этого налога, которую получает предприятие при реализации своей продукции, вычитается сумма псевдоНДС, которую предприятие, уже как покупатель, само выплачивает за приобретенную для своего производства продукцию. Иначе говоря, при товарообмене происходят взаимозачеты этого налога между продавцами и покупателями продукции (ресурсов, работ, услуг). Поэтому, в отличие от других налогов, в федеральный бюджет налогоплательщик переводит лишь часть суммы псевдоНДС, не скомпенсированную при взаимозачетах. Но переводит только в случае, если сумма налога, полученная предприятием при реализации своей продукции, превышает сумму налога, выплаченную предприятием за продукцию, приобретенную для своих производственных нужд. 

Переводится разница в бюджет не сразу, а согласно нормативно-правовым актам ежемесячно частями, в течение трех месяцев после сдачи налоговой декларации в налоговую инспекцию. В интервале между подачами налоговых деклараций (налоговый период, обычно тоже составляет три месяца) предприятия получают псевдоНДС при реализации своей продукции и выплачивают его продавцам продукции, когда приобретают ее для своих нужд. Все это время, то есть от трех до шести месяцев, накопленная предприятиями сумма псевдоНДС находится в их финансовом обороте, и за счет этой суммы образуется значительная часть дополнительной выручки изготовителей, продавцов и перепродавцов продукции.  В бюджет отложенные долги по остаткам этого налога выплачиваются в течение до полугода в рассрочку, зачетом в счет последующих платежей за покупки, облагаемые «НДС». Образована своеобразная долговая «пирамида». «Дотацию» в виде оброка выдает в конечном итоге население страны, приобретая облагаемые «НДС» потребительские товары и услуги. В их ценах «упрятаны» все налоги, выплаченные авансом предприятиями, чьи ресурсы и оборудование использовались в производстве потребительской продукции.

В отличие от оборота, ВВП - валовой внутренний продукт представляет собой валовую (суммарную) добавленную стоимость всех видов продукции, созданных в стране за год. В ВВП также содержатся суммы всех налогов, перечисленных в консолидированный бюджет, исключая псевдоНДС. Разница между годовым оборотом организаций и ВВП представляет собой совокупную стоимость приобретенных предприятиями на стороне товаров, а также не выплаченную в бюджет часть суммы псевдоНДС, которая временно остается у предприятий в качестве оборотных средств. За счет средств,  временно использованных в качестве оборотных, предприятия получают дополнительный доход, который остается в их обороте.  

К примеру, оборот организаций в 2019 г. составил 201,315 трлн. рублей. Если из него вычесть ВВП того же года в сумме 110,046 трлн. рублей, то получим 91,269 трлн. рублей. Эта часть выручки включает стоимость продукции, приобретенной предприятиями для своих производственных нужд, и сумму псевдоНДС, временно использованной в качестве оборотных средств. Как отмечалось, если бы с конечного значения оборота начислили только один раз налог с выручки по ставке 20%, то этот налог составил бы, оценочно, 40,263 трлн. рублей. Однако в федеральный бюджет в 2019 г. поступило лишь 4,481 трлн. рублей налога с выручки или 11% его начисленной суммы, что составило 2,22% от оборота и 4% от ВВП.

Таким образом, из начисленной суммы налога с выручки в размере 40,263 трлн. рублей предприятиям вместо бюджета досталось в качестве дополнительных оборотных средств 35,782 трлн. рублей. Они использовались для получения дополнительных доходов, в том числе за счет спекулятивного повышения цен, выполнения «липовых» работ и перепродаж продукции, возврата «НДС» с лжеэкспорта и пр. В частности, импортные фрукты, овощи и лекарственные препараты за счет спекуляций часто дорожают на 200-400%. Подлежавшие переводу в бюджет 4,481 трлн. рублей в качестве оборотных средств от трех до шести месяцев тоже использовались предприятиями для получения дополнительных доходов. Долги бюджету возвращались за счет новых платежей за реализованную продукцию.

Согласно данным Банка России, экспорт в 2019 г. в рублевом эквиваленте составил 27,108 трлн. рублей. На эту сумму начислили «НДС» в размере 5,421 трлн. рублей с последующим возвратом их экспортерам. Стоимость импортных товаров составила 16,444 трлн. рублей и на них при реализации на внутреннем рынке был начислен «НДС» в 3,288 трлн. рублей. Таким образом, с учетом возврата «НДС» за экспорт в оборот поступило бы не меньше 33,649 трлн. рублей этого налога. Для сравнения: доход консолидированного бюджета в 2019 г. в виде всех собранных налогов составил 22,737 трлн. рублей, а с учетом страховых взносов в сумме 7,036 трлн. – 29,773 трлн. рублей. С учетом же не выплаченного в бюджет псевдоНДС в сумме 35,782 трлн. рублей начислили всего налогов в сумме 65,555 трлн. рублей или почти 60% от ВВП, составившего 110,046 трлн. рублей.. Столь громадная налоговая нагрузка на бизнес и население, как в России, характерна для слабо развитых стран с относительно небольшим ВВП, к примеру, Алжира или Восточного Тимора. Для сравнения, в Евросоюзе налоги составляют около 36%, в США – около 25% от ВВП.

Доходы, «накрученные» за счет остающегося в обороте псевдоНДС, представляют собой выручку узаконенного «теневого бизнеса», так как около 90% начисленного налога с выручки в бюджет не поступает. Этот оброк ведет к снижению покупательной способности населения и его реальных доходов, сворачиванию товарного производства, сокращению доходов бюджета, вывозу капитала за рубеж, росту ценовой инфляции… . Согласно данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, скрытый от налогообложения доход криминальной «теневой» экономики в 2017 году составил почти 19 трлн. рублей, а в 2018-м и в 2019 году ежегодно превышал 20 триллионов. Доход же легализованной Налоговым кодексом «теневой» экономики, который представлял собой не выплаченный в бюджет налог с выручки, в 2017 году составил оценочно почти 21 трлн., в 2018-м – 25,5 трлн., а в 2019 году - 35,782 трлн. рублей. Прирост «теневого» дохода в 2019 г. возрос благодаря увеличению псевдоНДС с 18 до 20%.

Из приведенных данных видна вся абсурдность существования этого налога и «сизифова труда» по его учету. Столь бессмысленным делом занято около миллиона бухгалтеров в организациях страны и в самой Федеральной налоговой службе. Только на их годовую зарплату при средней месячной ставке 50 тысяч рублей тратится оценочно 600 млрд. рублей. Взимание псевдоНДС представляет собой явное нарушение конституционных имущественных прав населения:  его противоправно  заставили платить дань предприятиям в виде дважды начисляемого налога с выручки. Происходит подобное вымогательство уже много лет в соответствии с упомянутой выше ст.171 Налогового кодекса о взаимозачетах плательщиков псевдоНДС. Получается, что в этой части Налоговый кодекс противоречит пунктам 1 и 3 ст.35 Конституции РФ, где сказано:

1. Право частной собственности охраняется законом.

3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Однако имущество населения - его денежные доходы много лет принудительно отчуждается в виде псевдоНДС не для государственных нужд, причем без последующего возмещения.  Согласно ст.15 Конституции Российской Федерации, основной закон имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны, при этом принимаемые законы и иные правовые акты не должны противоречить основному закону страны. Поэтому ст.171 Налогового кодекса должна быть изменена в соответствии с Конституцией России в интересах государства, его экономики и населения.

Ликвидация доходов «теневого бизнеса»,
узаконенных Налоговым кодексом

Анализ показал, что вместо многократно начисляемого псевдоНДС, около 90% которого не поступает в бюджет, в интересах государства, населения и экономики страны необходимо взимать только истинный НДС. Этот налог в виде трех составляющих и сейчас взимается вместе с налогом с выручки. Как отмечалось, истинный НДС включает в себя заработную плату (доходы физических лиц), страховые взносы, выплачиваемые предприятиями во внебюджетные фонды, и прибыль предприятий, из которой выплачиваются дивиденды по акциям и проценты по кредитам. Если ликвидировать налог с выручки, около 90% которого не попадает в бюджет, то сбор истинного НДС можно значительно увеличить, увеличив тем и доходы консолидированного бюджета страны. Одновременно существенно снизится налоговая нагрузка на население, вследствие чего повысятся его реальный доход и покупательная способность, а увеличение потребительского спроса приведет к увеличению товарного производства. Это подтверждается оценочными расчетами.

К примеру, в 2018 г. ВВП  составил 103,626 трлн. рублей, а сумма выплаченного в бюджет истинного НДС, в который входят налог на прибыль, налог на доходы физических лиц (НДФЛ) и страховые взносы, составила 14,168 трлн. рублей. Эта сумма НДС вместе с поступившими в бюджет «остатками» налога с выручки в размере 3,761 трлн. рублей составила 17,929 трлн. рублей или относительно ВВП - около 17%. Если бы отменили налог с выручки, и для компенсации этого выпадающего из бюджета дохода установили единую ставку для трех составляющих истинного НДС в 20%, то в бюджет поступило бы 20,725 трлн. рублей или на 2,796 трлн. рублей больше.

Аналогичный эффект был бы достигнут и в 2019 г. Тогда ВВП составил 110,046 трлн. рублей, а сумма выплаченного в бюджет истинного НДС, в который входят налог на прибыль, НДФЛ и страховые взносы, - 15,535 трлн. рублей. Эта сумма вместе с поступившими в бюджет «остатками» псевдоНДС в размере 4,481 трлн. была равна 20,016 трлн. рублей или относительно ВВП - около 18%. Если бы отменили налог с выручки и для компенсации выпадающего дохода установили ставку для составляющих НДС в 20%, то в бюджет поступило бы 21,092 трлн. рублей или на 3,163 трлн. рублей больше.

Таким образом, с отменой налога с выручки выплачивались бы только составляющие истинного НДС - налог на прибыль, НДФЛ и страховые взносы, что исключило бы их нынешнее двойное налогообложение. При этом для всех трех составляющих была бы установлена единая налоговая ставка в 20%. Для упрощения учета заработной платы работников предприятий, выплачиваемой работодателем в размере 70% фонда заработной платы, целесообразно было бы увеличить ее на сумму страховых взносов и взимать налог с их суммы как с дохода работника по ставке 20%.  При этом число составляющих НДС сократится до двух, что дополнительно упростит и удешевит бухгалтерские операции на предприятиях и в Федеральной налоговой службе. 

Итак, ликвидация налога с выручки, около 90% которой присваивают изготовители, продавцы и перепродавцы продукции, приведет к ликвидации этого оброка с населения. При этом налоговая нагрузка на население, как показали приведенные выше расчеты, снизится в ценах 2017-го, 2018-го и 2019 г. оценочно на 20,984 трлн., 25,502 трлн. и 35,782 трлн. рублей, соответственно. Тогда за счет частичного уменьшения выигрыша населения можно было бы увеличить налог с продаж потребительской продукции и услуг, допустим, на 20 трлн. рублей, что позволило бы дополнительно увеличить доходы консолидированного бюджета. Налог с продаж потребительской продукции представляет собой налог с конечной выручки в розничной торговле. Прежде он направлялся в региональные бюджеты и был отменен в 2005 году. После этого налог с конечной выручки в розничной торговле тоже назвали «НДС», чтобы можно было формально его остатки после взаимозачетов направлять в федеральный бюджет. Таким образом, ликвидация псевдоНДС, позволит также значительно увеличить доходы региональных бюджетов за счет распределения в них части налога с продаж.

После ликвидации налога с выручки продавцы и перепродавцы продукции не снизят цены, так как добровольно наверняка не захотят их скорректировать, чтобы сохранить свои нынешние доходы. Поэтому при ликвидации оброка с населения в виде спекулятивно повышенных цен и, тем самым, ликвидации сверхприбыли продавцов и перепродавцов продукции за счет этого оброка, потребуется ограничить их прибыль. Этого можно добиться законодательным нормированием прибыли товаропроизводителей относительно себестоимости их продукции и нормированием прибыли перепродавцов продукции относительно ее стоимости у изготовителей.

Норма прибыли должна дифференцироваться в зависимости от вида хозяйственной деятельности предприятия с переводом сверхнормативной прибыли в доход бюджета. При этом снижение нормы прибыли ограничит возможности спекулятивной продажи и перепродажи продукции. Все это позволит постепенно существенно замедлить рост ценовой инфляции, а также стабилизировать и гармонизировать цены. В таком случае ставки объединенного НДФЛ и налога на прибыль будут различаться.

При существенном увеличении доходов консолидированного бюджета, допустим, на 20 трлн. рублей, можно будет ликвидировать часть налогов и акцизов. В частности, можно будет ликвидировать налог на добычу полезных ископаемых – НДПИ. В 2019 г. НДПИ совместно с некоторыми сборами за пользование недрами составил 6,258 трлн. рублей. Взимается он сейчас вместе с налогом с выручки. При ликвидации НДПИ снизятся затраты горнодобывающих и нефтегазовых компаний, что позволит снизить цены на природные ресурсы нормированием прибыли, как описано выше, и дополнительно уменьшится налоговая нагрузка на население. А пока правительство увеличивает поборы с сырьевых добывающих компаний и населения так называемым «налоговым маневром». Для этого на протяжении нескольких лет власти постепенно снижают вывозные пошлины на экспорт минерального сырья, увеличивая тем его конкурентоспособность на внешнем рынке за счет повышения внутренних цен, и увеличивают НДПИ.

Ликвидация налога с выручки с увеличением при этом доходов бюджета позволила бы также не прибегать к увеличению возраста выхода на пенсию, повысить размеры пенсионных выплат, вернуть незаконно ликвидированную индексацию пенсий работающих пенсионеров...  Скорректированную систему налогообложения можно было бы использовать в странах Евразийского экономического союза, чтобы выровнять условия хозяйствования на единой таможенной территории. Но при всех выгодах предлагаемых изменений возникают серьезные сомнения в их осуществлении. Ведь тогда кому-то придется признать, что по их недосмотру или, возможно, умыслу в стране много лет процветает легализованный «теневой бизнес», что наносит громадный ущерб национальной безопасности.

 

Другие статьи номера «ПВ» 5-6 май, июнь 2021

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100