Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 1-2, январь, февраль 2021  -  cодержание номера 

В защиту рубля, доходов населения
и национальной финансовой политики...

Моисей ГЕЛЬМАН

Заблуждения властей

Президент страны майским, 2018 года, указом в очередной раз предписал правительству добиться повышения уровня жизни народа. Реальные доходы населения непрерывно падают и в 2020 г. в сравнении с 2013-м сократились на 10,6%. При этом около 20 млн. человек живут на грани или ниже порога бедности. Осуществлению директивы президента прямо или опосредованно должна способствовать реализация 12, давно задуманных, национальных проектов. К сожалению, в их числе отсутствует важный документ, посвященный государственной финансовой политике, которая почему-то еще никогда не разрабатывалась, хотя согласно Конституции России находится в федеральном ведении. Между тем, национальная финансовая политика должна быть важной частью экономической политики государства, которая также официально не провозглашена, и содержать совокупность мер, направленных на эффективное и сбалансированное использование денег в интересах населения и государства. При этом нужно обеспечивать сбалансированное денежное обращение как в отдельных отраслях экономики и между ними, так и во всех сферах общественных и государственных отношений - производственных, кредитных, социальных, торговых, бюджетных, налоговых. Для этого законодательно должны регламентироваться принципы управления (регулирования и контроля) эмиссией и оборотом денег, которые необходимы для построения и устойчивого развития социального государства, каковым провозглашена Российская Федерация.

Под устойчивым развитием понимается способность государства к расширенному воспроизводству совокупного национального капитала воспроизводством его составляющих. К ним относятся основные производственные фонды, природные ресурсы, а также люди с их знаниями и умением воспроизводить себе подобных, а также создавать новые знания, материальные ценности и прочие средства, необходимые для жизнеобеспечения населения и развития государства. Основой совокупного капитала является трудоспособный, профессионально образованный, человек. За свой труд он должен получать вознаграждение, необходимое для воспроизводства ресурсов, затрачиваемых для трудовой деятельности, с учетом затрат на выращивание для замены себе хотя бы одного потомка, а также выплат налогов. Однако в Российской Федерации, конституционно провозглашенной социальным государством, дела с достойной, то есть материально, социально и биологически обоснованной оплатой труда большинства наемных работников обстоят неважно. Хотя платежеспособный спрос населения на товары и услуги является основным приводом существования и развития экономики, от которого во многом зависят объемы материального производства и воспроизводства. Ведь промышленная продукция сама по себе никому не нужна, если она не востребована в производстве потребительской продукции и услуг.

Однако вместо государственной финансовой политики, которая согласно ст.71 Конституции России находится в федеральном ведении, Центробанк,  почему-то единолично, ежегодно принимает документ о денежно-кредитной политике, именуя ее государственной. Однако она ориентирована в основном на развитие в стране финансовых спекуляций. Причем приоритет производства материальных средств во многом подменен торговлей валютами, акциями и другими ценными бумагами, ориентированной в основном на вывоз капитала за рубеж. Между тем, в отличие от товарных денег – золота, имеющего рыночную цену, современные деньги не являются товаром. Они, будучи средством платежа, являются носителями информации о своей покупательной способности, поэтому не имеют стоимости, вследствие чего ими нельзя торговать – подробности ниже. Такая подмена, лежащая в основе политики ЦБ, явилась одной из принципиальных причин развала отечественной экономики и низкого жизненного уровня большей части населения страны.

Денежно-кредитная политика Центробанка, регламентированная рядом федеральных законов, свидетельствует, в частности, о непонимании ее апологетами сущности национальных денег и их роли в обеспечении экономической безопасности страны.

Ниже изложены предложения, которые, как представляется, позволят разработать государственную финансовую политику, ориентированную на развитие экономики страны и обеспечение ее национальной безопасности. Но для этого потребуется несколько изменить финансовое и банковское законодательство. Во-первых, необходимо будет регламентировать эмиссию денежной массы в сумме, которая обеспечивала бы в стране реализацию товарной массы и баланс товарно-денежного обращения – это одно их главных условий устойчивости развития экономики. Далее, для соблюдения при этом соответствующих конституционных норм, придется законодательно прописать научно обоснованные условия устойчивости покупательной способности рубля. В их числе конкретные меры, обеспечивающие минимизацию ценовой инфляции, стабильность курсов обмена рубля с другими валютами, сокращение биржевых операций и денежных затрат на спекулятивные операции, ликвидацию криминального и легализованного «теневого» бизнеса, в том числе исправлением ошибок налогообложения. Потребуется также научно обосновать и законодательно регламентировать некоторые основные понятия, неопределенность либо ошибочность которых приводит к неоднозначности понимания многих правовых положений и ошибочности их применения в экономической и финансовой практике.

Деньги и стоимость продукции

При проведении рыночных реформ все правительства Российской Федерации совершали те же принципиальные ошибки, что допустили император Александр II и его престолонаследники, вследствие чего разрушалась экономика страны. Но если либералы царской России, следуя в фарватере экономических в те времена интересов Великобритании и международных финансовых спекулянтов, обеспечили рубль товарным эквивалентом – золотом, что на какое-то время помогло стабилизировать покупательную способность царской «золотой» валюты, то постсоветские либеральные реформаторы российские деньги «обеспечили» фальсифицированным эквивалентом стоимости товаров - американской валютой в пересчете по липовому курсу. Так как продукты питания и «ширпотреб» были тогда почти в основном «импортными, то ценовая инфляция в первый же год «реформ» подскочила почти на 3000% (!), и рубль из-за этого сразу же «обрушился». Поэтому «обвал» покупательной способности рубля при низких доходах значительной части населения обернулся для его большинства трагедией и превращением в «жертв перестройки» и последующих «реформ».

Ошибки, подробней рассмотренные ниже, были заложены еще в теории денег политэкономов прежних времен, в том числе Адамом Смитом и Карлом Марксом. О них можно было бы не упоминать, если бы ошибки не перекочевали в современные учебники по экономике и финансам во всем мире. Поэтому старым догмам и в советское время, и нынче, обучали и продолжают обучать доморощенных финансистов, включая «лучших в мире» глав Минфина РФ и Центробанка России. В результате, вокруг понятий «деньги» и «стоимость», а также содержания функций денег и их роли в современной экономике, наплетено немало сумбурного и противоречивого, внесенного в практику товарно-денежного обращения Российской Федерации. Чтобы далее обоснованно аргументировать предложения по исправлению аспектов финансовой политики, я постарался уточнить и скорректировать некоторые понятия и представления.

Стоимость продукции (товара) – свойство, характеризующее ценность товара (полезность) для потребителя в денежном выражении.

Рыночная стоимость продукции - выражается ценой в деньгах, которые потребитель готов уплатить продавцу за товар. Рыночная стоимость включает в себя затраты на ресурсы – природные, материальные и энергетические, приобретенные предприятием, которые понадобились для ее дальнейшего производства или его завершения, и добавленную стоимость, созданную при дальнейшем производстве продукции или его завершении на этом же предприятии на основе приобретенных ресурсов. Материальные ресурсы – это необходимые для производства продукции вещества, материалы, полуфабрикаты, комплектующие изделия, виды энергии, технологическое и транспортное оборудование. 

Добавленную стоимость образуют денежные затраты предприятия при производстве продукции, исключая затраты на приобретенные ресурсы, в результате чего продукция приобрела новые свойства по сравнению с использованными ресурсами, приобретенными у  других предприятий. Добавленная стоимость в общем случае образуется из свободных оборотных денежных средств предприятия, полученных им кредитов, и прибыли. Их сумма должна обеспечивать требуемую рентабельность производства. При этом учитываются затраты на заработную плату работников, страховые платежи, которые предприятие выплачивает во внебюджетные фонды в размере 30% от фонда заработной платы, отчисления на амортизацию оборудования, уплачиваемые налоги, кроме НДС, а также выплаты процентов по кредитам и дивидендов по акциям. Составляющие добавленной стоимости представляют собой случайные величины. Их  значения зависят от многих случайных факторов, в том числе от конъюнктуры на рынках товаров и труда, ценовой инфляции, размеров инвестиций в производство, от желания продавца продукции больше заработать, а покупателя – добиться снижения цены, и пр. 

Валовая (суммарная) добавленная стоимость всех видов продукции, созданных в стране за определенное время, включая стоимость использованных для их производства природных ресурсов, представляет собой валовой внутренний продукт – ВВП. Это обобщающий показатель экономической деятельности страны, выражающий стоимость ВВП, обычно в рыночных ценах.

Как известно, производство любой продукции начинается с добычи необходимых для ее изготовления природных ресурсов. Из них изготавливают требуемые материалы, вещества, производят электроэнергию...  Природные ресурсы - это продукты, произведенные природой, и они еще до извлечения из недр имели неопределенную стоимость, именуемую природной рентой.

Рыночная стоимость, допустим, добытой железной руды, определяется множеством случайных факторов. Она складывается из неизвестной природной ренты и добавленной к ней стоимости, которая возникает в результате добычи и обогащения руды. Истинную природную ренту оценить невозможно, ее значение скрыто в рыночной стоимости извлеченного природного ресурса, то есть в полученной выручке от его продажи. Частично рента поступает в фонд заработной платы добывающего и обогатительного предприятия, но большую ее часть обычно присваивают работодатель, а также государство. Природную ренту можно условно считать премией, выданной природой в дополнение к прибыли.

Итак, рыночная стоимость продукции, выражаемая ценой в деньгах, которые готов уплатить ее покупатель, образуется из суммарной (валовой) добавленной стоимости, созданной на всех этапах производства этой продукции, и включает природную ренту использованных в производстве продукции природных ресурсов.

Во времена Маркса деньгами являлось золото. Оно, будучи средством платежа, согласно теории денег того времени играло также роль меры стоимости и всеобщего эквивалента стоимости товаров. Цена в «Капитале» трактовалась Марксом как денежное выражение определенным количеством золота количества труда, овеществленного в товаре.

Мера в науке об измерениях – метрологии имеет два смысловых значения: одно – как единица измерения физической величины, второе – как устройство (эталон), воспроизводящее размер этой единицы, которое характеризуется постоянством значения воспроизводимой единицы этой величины. В противном случае это не мера. Невозможно представить себе, чтобы, допустим, эталон килограмма массы или его копия в виде килограммовой гири меняли свою массу сверх интервала допустимых погрешностей. Ведь тогда не будет соблюдаться международное единство измерения массы, согласно которому килограмм картошки в Москве, Нью-Йорке и Нью-Васюках  с учетом некоторых внешних условий должен весить одинаково. В противном случае, покупателей будут повсеместно обвешивать, а при производстве продукции, требующей, допустим, определенных весовых соотношений компонентов, будут нарушаться технологии, и выпускаться бракованные изделия.

Золото является готовым природным товаром, человек его не производит, а извлекает из недр. Рыночная стоимость добытого золота тоже определяется множеством случайных факторов. Она складывается из неопределенной природной ренты – это, как отмечалось, стоимость, созданная природой в виде премии человеку, и случайной рыночной добавленной стоимости, которая образуется при добыче золота. Из сказанного следует, что мнимая функция золота, как меры стоимости товара, явилась той самой принципиальной ошибкой, на которой основана теория Маркса о деньгах. И вот почему.

Стоимость, выражаемая денежной ценой, не является физической величиной и не имеет постоянного значения, присущего мере. Стоимость - абстрактное понятие, ее значение невозможно измерить, сравнив с соответствующей мерой, так как такую меру физически невозможно создать. Кроме того, рыночная стоимость золота – случайная величина, что тоже противоречит понятию «мера» - эталонному значению единицы физической величины. Поэтому цена золота физически не может быть мерой стоимости товара, то есть не существующей в природе единицей измерения. Это все равно, что утверждать о существовании меры (эталона), допустим, бухгалтерского сальдо, то есть абстрактного  числа, или какого-нибудь абстрактного чувства человека, допустим, зависти, измерить которые невозможно. Слово «мера» без указания воспроизводимой ею единицы величины столь же абстрактно для понимания, как, допустим, слово «культура» без применения к какому-либо конкретному предмету – речи, поведению, обучению и пр.

Золото, как товар, и будучи также товарными деньгами, то есть средством платежа, согласно Марксу имеет рыночную стоимость. Но банкноты, на которые золото обменивалось и им обеспечивались, будучи также средством платежа, являлись лишь символами золотых денег. Поэтому ни золото, ни прежние «золотые» и нынешние символические деньги не являлись и не являются мерой стоимости, как это утверждается в современных учебниках.

Символические деньги представляют собой носитель информации (справку) о рыночной стоимости продукции. Можно также сказать, что символические деньги, будучи носителем информации об их покупательной способности, являются виртуальным эквивалентом рыночной стоимости товара, предъявляемым в качестве средства платежа за продукцию.

После отмены «золотого стандарта» несуществующую меру стоимости товаров неправомерно перенесли на символические деньги, которые, в отличие от золота, к тому же не являются товаром. Вполне возможно, сделано это было определенными лицами умышленно, чтобы теоретически обосновать допустимость спекулятивной торговли символическими деньгами, как «товаром». «Продаются» деньги по случайным надуманным ценам их базарного спроса и предложения, которые затем Центробанком и коммерческими банками выдаются за надуманные официальные курсы обмена валют. Курсы именуют «плавающими».

Эта ошибка по сей день тиражируется во всех государствах, включая Россию. Золото же подменили в основном американской валютой, которой неформально был придан статус мировой, свободно конвертируемой. Поэтому национальные валюты, включая рубль, конвертируются большей частью в доллары, реже - в евро, юань, иену. В долларах осуществляется и значительная часть международных расчетов, устанавливаются мировые цены по многим товарным группам, и представлена вся мировая статистика.

Напомню, исторически первоначально роль мировой (резервной) валюты выполнял английский фунт стерлингов. Это было закономерно,  так как в Великобритании во времена внедрения «золотого стандарта»  активно развивалась промышленность и торговля.  Кроме того, страна располагала множеством колониальных владений, экономика которых во многом кооперировалась с  экономикой метрополии, и поэтому торговый обмен между метрополией и колониями основывался на фунте стерлингов. Однако впоследствии в связи с бурным экономическим развитием США во время Второй мировой войны и утерей Британией большинства своих заморских владений доллар стал стремительно вытеснять фунт стерлингов, все больше выполняя роль основной резервной валюты в мире. Окончательно эта роль за долларом была закреплена в 1944 г. на Бреттон-Вудской финансовой конференции  ООН, на которой доллар провозгласили основной валютой в мире для торговых расчетов.  Поскольку в то время  экономики стран Европы,  СССР и Японии лежали в руинах, США стали главным мировым производителем и экспортером различной продукции, обеспечив своими военно-политическим влиянием, торговлей и ничем не ограничиваемой эмиссией долларов глобальный спрос на них,  навязав всем, кроме государств Варшавского договора, свою валюту. Послевоенный мир согласился использовать доллары для международных расчетов, потому что деваться тогда было некуда.

Бреттон-Вудская валютная система, основанная на фиксированном золотом паритете доллара (35 долларов соответствовали  одной тройской унции золота),  действовала до начала 1970-х годов, пока в августе 1971 года США  не объявили о прекращении обмена долларов на золото для иностранных правительств. Официально эта система продолжала существовать до 1976 года, когда приняли Ямайскую валютную систему.  После этого курсы валют стали устанавливаться не государствами  на основе золотого паритета  с долларом, а финансовыми спекулянтами на валютных рынках.  Это обусловило постоянное колебание обменных курсов, поэтому они называются  плавающими. Ямайская система действует в мире  по настоящее время, и она была внедрена также в Российской Федерации.  После распада в 1991 году СССР и ликвидации  Совета экономической взаимопомощи Соединенные Штаты  еще больше укрепили свое влияние, став тогда абсолютным финансовым гегемоном.

Сколько должно быть в стране национальных денег

Денежная масса и ее покупательная способность относительно стоимости товарной массы должны изменяться в допустимых по условиям устойчивого развития экономики пределах. Для этого необходимо, как отмечалось, осуществлять ряд законодательно регламентированных мер. Помимо определенной эмиссии денег, нужно добиваться стабилизации покупательной способности денежной единицы за счет минимизации ценовой инфляции и поддержания стабильности курса обмена валют, а также осуществлять ряд других, упомянутых выше, мер. Однако этого не происходит, и, как показано ниже, денежной массы для обеспечения ее баланса с товарной массой систематически не хватает. И вот почему.

Следуя в фарватере денежной политики Федеральной резервной системы США (ФРС), которая проводится Международным валютным фондом, в ст.30 закона «О Банке России» законодатель записал, что «банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами». Чем обеспечена безналичная часть рублевой массы в законодательстве почему-то умалчивается. Между тем статьей 75 Конституции РФ Банку России предписано единолично осуществлять денежную эмиссию. Под денежной эмиссией понимается выпуск в обращение наличных и безналичных денег. Однако эту конституционную норму в ст.4 закона «О Банке России» законодатель почему-то «скорректировал». В ней говорится, что «ЦБ монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует наличное денежное обращение, при этом в ст.29 упомянутого закона сказано, что единственным законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации являются банкноты (банковские билеты) и монета Банка России».

Однако согласно учебникам и толковым словарям по экономике, наличный платеж означает не платеж наличными деньгами, как записано в ст. 29 упомянутого закона, а безналичную оплату покупателем поставляемого товара с предоставлением соответствующих платежных документов. От наличного платежа следует отличать платеж (расчет) наличными деньгами приобретаемого товара. Об условиях эмиссии безналичных денег и их количества в законе вообще не сказано, а говорится, что Банк России должен устанавливать правила, формы и стандарты безналичных расчетов. Тем не менее, ЦБ систематически публикует информацию о выпускаемой им денежной массе (агрегат М2), выделяя в ней наличные деньги и «безналичку».

Активами Банка России являются золотовалютные резервы (они их основа, составляют примерно 97%), а также размещенные Центробанком на стороне депозиты, выданные коммерческим банкам кредиты, государственные облигации и прочие ценные бумаги. Можно уверенно сказать, что в статью 30 закона «О Банке России» вкралась ошибка: активами ЦБ обеспечивается не сумма банкнот с монетами, как записано в этой статье, а некая сумма наличных и безналичных рублей, значительно превосходящая сумму отпечатанных наличных денег, но меньше официальной денежной массы. Это подтверждается статистикой Банка России. К примеру, согласно финансовому отчету на 1 января 2020 г. его активы в рублевом эквиваленте составляли округленно 40 513 млрд. рублей. При этом денежная масса составляла 51 660 млрд. рублей, из них на наличные деньги приходилось 9 658 млрд. рублей, то есть в 4,2 раза меньше активов ЦБ, а безналичных денег выпустили в сумме 42 002 млрд. рублей. Как видим, в нарушение ст. 30 «О Банке России» наличные деньги не были полностью обеспечены его активами.

Казалось бы, следуя логике упомянутой статьи 30 закона «О Банке России», всеми его активами должна была бы обеспечиваться вся рублевая масса. В этом случае, чтобы уменьшить зависимость рубля от поступающей в страну валюты, в золотовалютных резервах следовало бы наращивать массу золота. Но руководство ЦБ следует рекомендациям МВФ, ограничивая массу золота в размере 20% от активов, а мнимые излишки распродает и разрешает продажу драгметалла за рубеж золотодобывающим компаниям. В 2019 г. было вывезено, в основном в Великобританию, золота на $5,7 млрд. В 2020 году в России добыли 370 тонн золота, из них 320 тонн стоимостью 18,5 млрд. долларов экспортировали, в том числе, 290 тонн - в Лондон. Следуя рекомендациям МВФ, к продажам драгметалла впервые за 13 лет подключился Банк России - с декабря 2020 года его золотой запас уменьшился на 2,76  тонны. Поразительно, но Центробанк, отказавшись от скупки драгметалла и разрешив его экспорт, фактически спонсирует геополитического противника России. Ведь денежную массу ЦБ увеличивает не за счет закупок российского золота и наращивания тем своих активов, а в ущерб государству путем девальвации рубля. Между тем, в «нарушение» рекомендаций МВФ золото в активах США составляет почти 80%, Германии – 76,5%, Италии – свыше 72%, Нидерландов – почти 70%.

Выпускаемых в обращение наличных и безналичных денег явно недостаточно для поддержания баланса товарно-денежного обращения. Оценить денежный дефицит несложно. В 2019 г. оборот товаров и услуг в стране составил 201,315 трлн. рублей, денежная масса в размере 51,66 трлн. рублей обернулась за год оценочно 2,5 раза, что составило 129,15 трлн. рублей. В результате в 2019 г. оборот товаров и услуг был оценочно обеспечен деньгами лишь на 64%. Еще больший денежный дефицит наблюдался в предыдущие годы. К примеру, в 2015 г. оборот товаров и услуг был обеспечен деньгами лишь на 62%. Почти такой же дефицит наблюдался в 2016-м и 2017 году.

Умышленно поддерживаемый дефицит денег, нарушающий в стране баланс товарно-денежного обращения и тем препятствующий реализации всей продукции, свидетельствует о порочной политике Центробанка держать страну на голодном денежном пайке. Руководство ЦБ утверждает, что это нужно якобы для снижения инфляции, не поясняя какой – ценовой или денежной. Но в нормальных национальных банках-регуляторах сумму денег в обращении сокращают только при их избыточности, то есть при денежной инфляции. У нас же в стране ежегодно растет ценовая инфляция, для уменьшения которой требуются иные способы, в том числе доступность и относительная дешевизна кредитов. Ввиду искусственно созданного дефицита денежных средств, задолженности многих предприятий, высоких кредитных ставок, и, вследствие этого, недоступности для них перекредитования займов, от года к году растет их кредиторская задолженность. Если в 2015 г. она составляла 38,9 трлн., то в 2019-м увеличилась до 53,34 трлн. рублей. Между тем, только в федеральном бюджете, по официальным данным Минфина, к концу 2020 г. накопилось неиспользованных 15,6 трлн. рублей.

Эмиссия денежной массы осуществляется Центробанком, исходя из ошибочных функций символических денег, причем без условий нормирования ее обоснованного размера. Поэтому денежная эмиссия в сумме, эквивалентной не стоимости товарной массы на внутреннем рынке страны с учетом оборота, а непонятно по каким критериям, является экономическим абсурдом, подрывающим национальную безопасность государства. Происходит все это с начала 1990-х. Причем думские лоббисты интересов ЦБ и международных финансовых спекулянтов в законе о деятельности Центробанка «забыли» почему-то указать не только условия денежной эмиссии, но и меры, ограничивающие или предотвращающие изъятие денег из товарно-денежного оборота, чтобы не нарушать его баланса. Подробно эти меры рассмотрены в последнем разделе «Честный отъем денег у населения» и предприятий и его предотвращение этой публикации.

Вред, наносимый экономике отвлечением денег на спекуляции, наглядно виден на валютных и фондовых биржах. На расширение финансовых спекуляций, как отмечалось, и направлена денежно-кредитная политика Банка России, выдаваемая за государственную. Об этом свидетельствуют, в частности, объемы торгов на фондовой и денежной площадке холдинга «Московская биржа». Согласно отчетам холдинга, к примеру, в 2019 г. объем валютных торгов составил 308,27 трлн. рублей. Совокупный оборот на всех биржевых площадках холдинга превысил 798,3 трлн. рублей, тогда как товарный оборот в стране составил лишь 201,315 трлн. рублей, что почти в четыре раза меньше! Налицо был громадный «финансовый пузырь» (подробней о причинах возникновения «финансовых пузырей» и их опасности для экономики говорится в последнем разделе этой публикации).

Подобное происходит из года в год во многом благодаря незаконной эмиссии безналичных денег коммерческими банками. Суммарно кредиты, депозиты и прочие размещенные банками на стороне средства, предоставленные организациям, другим кредитным организациям и физическим лицам, на 1 января 2020 года по данным Банка России составили 65,675 трлн. рублей. В то же время денежная масса составила 51,66 трлн. рублей. Таким образом, в 2019 г. сумма размещенных коммерческими банками на стороне денежных средств более чем на 14 трлн. рублей превысила официальную денежную массу. Размещенные на стороне активы коммерческих банков, на 21% превысившие денежную массу, представляли собой фальсифицированную «безналичку». Такие, официально не существующие, деньги коммерческие банки в нарушение Конституции РФ и при попустительстве Банка России много лет безнаказанно выдают в виде рублевых кредитов. Они на валютной бирже большей частью конвертируются в валюту, которая вывозится за рубеж.

Золотовалютные резервы Центробанка не используются для нужд российской экономики, и большая часть американской валюты из этих резервов до недавнего времени была вложена в основном в американские ценные бумаги под мизерные проценты. После введения западных санкций значительную часть американских долларов Центробанк конвертировал в китайские юани и японскую иену. Однако неблагожелательные изменения курсов обмена этих валют с долларом привели к потере значительной части резервов ЦБ. Все эти средства работали и работают на «чужого дядю», чем фактически поддерживаются экономические санкции Запада против России. Ведь золотовалютный резерв Центробанка, размещенный за рубежом в ценных бумагах, использовался и используется иностранными банками для кредитования российских компаний под проценты, которые превышали получаемые ЦБ от вложений в зарубежные активы.

Российские рубли представляют собой фактически некие справки о наличии в Центробанке РФ иностранных валют, стоимости имеющихся у него драгоценных металлов, а также о его долговых обязательствах. Можно сказать, что российские рубли представляют собой в основном фальсифицированные копии резервных валют. Ведь рублевую денежную массу в соответствии со ст.30 закона «О Банке России» Центробанк выпускает в размере, эквивалентном своим активам в пересчете по липовым обменным курсам рубля и доллара и кросс-курсам обмена доллара на другие валюты. Липовым, так как при «базарном» плавающем курсе обмена валют покупательная способность рубля существенно занижена в сравнении с реальной.

Активов Центробанка в рублевом исчислении, и, соответственно, денежной массы, все годы так называемых реформ оказывалось, как отмечалось, гораздо меньше, чем требовалось для обеспечения баланса товарно-денежного обращения. Чтобы выпускать большую по номиналу сумму рублей, ЦБ в 2014 г. начал масштабную девальвацию рубля, отпустив его в «свободное плавание». Все упомянутые действия Центробанка нарушали п.2 ст.75 Конституции России, согласно которому на ЦБ возложены «защита и обеспечение устойчивости рубля». Под устойчивостью рубля следует понимать стабильность его покупательной способности, которая является интегральным показателем устойчивости экономической системы. Меры, обеспечивающие  стабильность  покупательной способности рубля, рассмотрены во всех разделах этой публикации.  

Каким должен быть обменный курс рубля и доллара

Несмотря на то, что деньги не являются товаром и поэтому не имеют стоимости, за обменный курс доллара, как отмечалось, в России официально принимается его спекулятивная, реально не существующая «цена» в рублях. Она устанавливаемая ежедневно на базаре, именуемом валютной  биржей. Базарная «плавающая» цена валют отражает лишь сиюминутные интересы участников валютных торгов. А на их интересы влияет множество субъективных факторов, включая каждый чих и неосторожные высказывания официальных лиц, слухи, настроение и здоровье самих продавцов и покупателей валюты и их жен, погоду, магнитные бури…

Абсурдные попытки добиваться стабильности обменного курса рубля продажей валют на бирже для удерживания их «цен» продолжаются по сей день. Но они так ничему и не научили правительство страны и Банк России. Не научил даже дефолт в августе 1998 года. Тогда, перед тем как он случился, власти спешно договорились с МВФ о получении кредита в сумме 24 млрд. долларов и «спустили» их на рынке. Кредит пропал, а рубль продолжал «падать».  

На самом же деле, чтобы обеспечивать эквивалентность международного товарообмена по стоимости, валютные курсы необходимо устанавливать равными паритетам покупательных способностей – ППС соответствующих национальных денежных единиц. Проблема – в обоснованности выбора предмета паритетности.

Общепринятый в мире ППС установлен по стоимости в долларовом эквиваленте содержимого «корзин» ограниченного ассортимента потребительских товаров в соответствующих странах. Сейчас он используется при сопоставлении ВВП разных стран и отражает лишь часть их внутренних товарооборотов. Однако этот показатель недостоверен еще и по другой причине - содержимое потребительских «корзин» в разных странах существенно различается между собой. Так, если в российской  «корзине» содержатся товары и услуги 156 наименований, то в «корзине» Англии - 350,  Германии – 475, а в США «корзина» содержит 300 разных товаров и услуг. При этом не учитываются еще и значительные различия в качестве товаров, «корзиночных» подушевых норм продовольствия, а также нормируемых сроков использования «ширпотреба», допустим, трусов или обуви, по сравнению с российскими нормами.

Все эти различия приводят к нарушению единства определения ППС ввиду несопоставимости цен продуктов питания и «ширпотреба» в разных странах.  Такая методика позволяет у нас существенно занижать показатель ценовой инфляции, представляющий собой относительный годичный прирост средней стоимости содержимого потребительской «корзины», которая, к тому же, не обеспечивает выживания граждан. При этом существенно искажаются макроэкономические показатели, что делает недостоверным их сопоставление с аналогичными показателями других стран.

Очевидно, ППС валют двух стран по стоимости их потребительских «корзин»  может быть с определенной погрешностью пригоден только в качестве «туристического» курса обмена наличных денег этих стран - ими расплачиваются граждане за потребительские товары и услуги в розничной торговле. Однако определять такой ППС необходимо по идентичному содержимому «корзин».

Розничная торговля потребительскими товарами является только частью внутренних  товарооборотов стран. Немалую долю товарооборота составляет промышленная продукция, которая весьма разнообразна, а ее виды существенно различаются в разных странах по ценам. Поэтому использование валютного курса при международном товарообмене, определяемого по ППС стоимости только потребительских «корзин» соответствующих стран, ведет к неэквивалентности товарообмена между ними по стоимости и к обману в денежных расчетах.

Для эквивалентности обмена промышленной продукцией по стоимости, оплачиваемой безналичными валютами, курсы их обмена представляется логичным  устанавливать по среднегодовой стоимости отдельных «корзин»,  содержащих укрупненные группы товаров. Это виды минерального сырья,  различные виды продукции машиностроения (транспортное, станкостроение, энергетическое, для металлургии и пр.), «ширпотреб» и продовольствие при их оптовых закупках и продажах, и пр. Дифференцированные валютные курсы по паритетам стоимости различных товарных «корзин» соответствующих стран будут более точными по сравнению с курсами по паритетам стоимости только их потребительских корзин, не говоря уже о «плавающих» курсах. Однако определение дифференцированных валютных курсов - дело весьма сложное. Поэтому целесообразным представляется установление курса обмена валют по паритету валовых добавленных стоимостей продукции соответствующих стран. И вот почему.

Как отмечалось, валовая (суммарная) добавленная стоимость всех видов продукции, созданных в стране за определенное время, и включающая рыночную стоимость природной ренты использованных для их производства природных ресурсов, представляет собой валовой внутренний продукт (ВВП). Это обобщающий показатель экономической деятельности страны, выраженный обычно в рыночных ценах, он представляет собой стоимость, образно говоря,  «корзины» всех товаров и услуг, производимых в стране обычно за год, включая валовую прибыль предприятий и уплачиваемые ими налоги, кроме НДС.

От ВВП отличают валовую выручкусумму денежных средств, полученную (вырученную) предприятиями страны от продажи товаров и услуг за определенное время. Валовая выручка включает все налоги с НДС, а без НДС она представляет собой оборот организаций. Как подробно показано в предпоследнем разделе этой публикации при рассмотрении ошибок Налогового кодекса, налог, именуемый НДС, на самом деле является налогом с выручки предприятий. Взимается он многократно с одних и тех же составляющих стоимости продукции и в результате образуется валовая налоговая сумма в арифметико-геометрической прогрессии. Однако ввиду взаимозачетов предприятиями этого налога при товарообмене в бюджет попадает лишь примерно 5% начисленной суммы.  При этом по мере изготовления и реализации продукции начисленный «НДС» добавляется каждым предприятием к ее рыночной цене. Накопленная сумма этого налога в бюджет не поступает, она остается в обороте и достается изготовителям продукции и ее перепродавцам в качестве оброка, выплачиваемого населением. Оценки этой немалой суммы в десятки триллионов рублей, искажающей истинные затраты на производство продукции и ее стоимость, а также покупательную способность рубля, приведены в упомянутом предпоследнем разделе публикации.

Искусственное увеличение валовой выручки и оборота организаций за счет псевдоНДС и его многократного суммирования с добавлением к цене продукции, если их использовать для определения валютных курсов обмена рубля, значительно нарушат эквивалентность товарообмена по стоимости. Поэтому использовать эти показатели для установления валютных курсов представляется нецелесообразным.

Для эквивалентности товарообмена по стоимости представляется целесообразным устанавливать курс обмена валют, равным соотношению ВВП стран. Соотношение ВВП представляет собой паритет валовых добавленных стоимостей продукции соответствующих стран, приходящихся на денежную единицу их национальных валют.

К примеру, ВВП США в 2019 г. в рыночных ценах составил 21,344 трлн. долларов, а России - 110,046 трлн. рублей, в результате чего доллар добавленной стоимости был эквивалентен 5,155 рубля, а рубль добавленной стоимости - 0,193 доллара. Это и были курсы обмена указанных валют по паритету валовых добавленных стоимостей продукции и услуг США и России.

Конечно же, предложенные варианты установления обменных валютных курсов требуют тщательного анализа. Двусторонние соглашения о конвертации валют по курсам, отражающим дифференцированные паритеты стоимости групп продукции, либо соглашения по паритетам ВВП, приходящимся на денежные единицы, должны заключаться со странами, пожелавшими заключить такое соглашение. В противном случае, расчеты при товарообмене в странах, не связанных таким обязательством, должны будут осуществляться по кросс-курсам их валют с какой-нибудь из резервных. Курсы обмена должны периодически корректироваться в соответствии с текущими индексами ценовой инфляции.

 «Честный отъем денег у населения» и его предотвращение

Итак, государство должно выпускать в оборот определенную сумму денег, обеспечивающую баланс товарно-денежного обращения. Чтобы покупательная способность денежной массы и, тем самым, ее сумма относительно стоимости товарной массы изменялись только в допустимых пределах, необходимо осуществлять ряд мер. Для этого нужно, как отмечалось, добиваться стабилизации покупательной способности денежной единицы за счет минимизации ценовой инфляции, стабильности курса обмена валют и сокращения затрат денег на спекулятивные операции, а также предпринимать другие действия. Однако этого почти не происходит. Способов изъятия денег из товарно-денежного оборота хотя и меньше четырехсот, которыми обладал Остап Бендер, но тоже немало.

Принудительная девальвация рубля

Конвертация рублей в доллары или евро и обратно по спекулятивным, «плавающим» валютным курсам их обмена существенно занижает покупательную способность рубля. Так как сумма иностранных валют в активах Центробанка в долларовом эквиваленте ограничена, то рублей для нормального функционирования экономики не хватает. Поэтому Центробанк время от времени «обваливает» рубль распродажей валют и золота, увеличивая по более низкому курсу рубля эмиссию денежной массы. При этом увеличивается по номиналу и сумма доходов бюджета. Однако ввиду возрастающей ценовой инфляции из-за немалых объемов импортной продукции, которая при этом дорожает в рублях, покупательная способность рубля снижается.

Подчинение финансовой политики страны интересам США, выразителем которых выступает Международный валютный фонд, началось еще до создания Российской Федерации. Миссия МВФ, давно квартирующая в Москве и пристально наблюдающая за финансовыми делами в России, дважды в 2014  году – январе и сентябре настоятельно рекомендовала Центробанку РФ «проводить денежно-кредитную политику на более жестком уровне, для того, чтобы стабилизировать и понизить темпы инфляции. Осуществление при этом  перехода на гибкий обменный курс и таргетирование инфляции должно будет содействовать закреплению  ставок по долгосрочным кредитам и инфляционных ожиданий».

Речь в директиве МВФ шла, по сути, о продолжении в России «шоковой терапии» в новой форме. Указание МВФ о необходимости постепенной передачи полномочий рынку по «определению равновесного обменного курса рынку», в переводе на нормальный язык означало валить рубль дальше, до издыхания. «Равновесный обменный курс», отражающий спекулятивную «цену» валюты при  балансах спроса на нее и предложения на валютной бирже, – фикция, порождаемая аппетитами финансовых спекулянтов.

В 2014 г. МВФ призвал Центробанк фактически поддержать антироссийские экономические санкции Евросоюза и США, введенные в марте 2014 года, что и было сделано. Тогда девальвацией рубля Центробанк увеличил долги валютных заемщиков в рублевом исчислении и в результате десятки тысяч людей и предприятий разорились. В очередном, от 23 мая 2018 года, заявлении миссии МВФ об экономическом положении России на «птичьем» языке утверждалось:

«Официальные органы создали прочные основы макроэкономической политики, включая осмотрительное (!!!) бюджетное правило, таргетирование инфляции и гибкий обменный курс. Это продолжит оказывать содействие в преодолении неопределенности, степень которой в последнее время повысилась из-за вновь возникшей геополитической напряженности и турбулентности в странах с формирующимся рынком». 

В переводе на нормальный русский язык это означало, что МВФ весьма доволен выполнением его прежних указаний о создании максимального дефицита денег в российской экономике и сворачивании, тем самым, товарного производства. После столь лукавых утверждений о мнимых достижениях наших властей, миссия МВФ подытожила итоги своих досужих размышлений об улучшении нашей жизни следующими на том же «птичьем» языке рекомендациями:

«Существуют возможности для осуществления стимулирующего рост сдвига в расходах и налогообложении в рамках бюджетного правила. При финансировании увеличивающихся расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру официальным органам следует рассмотреть вопрос об изменении приоритетов в других видах расходов, о повышении собираемости налогов и о расширении налоговой базы путем сокращения налоговых расходов, связанных с НДС и НДФЛ.  Кроме того, несмотря на то, что расходы на оказание социальной помощи являются высокими, их охват слишком широк, а средства в расчете на получателя незначительны. Необходимо повысить их адресность, с тем, чтобы они вносили ощутимый вклад в сокращение бедности. Параметрическая пенсионная реформа также может создать некоторые дополнительные возможности для бюджета».

Конечно же, появление вскоре после упомянутого заявления МВФ законопроектов о повышении в стране пенсионного возраста и НДС, и последовавшее их принятие, явились «случайными совпадениями». Кроме того, ввиду существенного, во многом из-за западных санкций, снижения притока в страну валюты, Правительство РФ и Центробанк России приступили к масштабному изъятию долларов и евро из оборота путем скупки.

Девальвация рубля ведет к внесудебному отчуждению денег российских граждан и предприятий в пользу экспортеров продукции и государства за счет дорожающих в рублях импортных товаров. При этом экспортеры продукции в рублевом исчислении ее стоимости получают значительную дополнительную прибыль. Происходит это за счет реэкспорта (перепродажи за рубежом) компонентов и энергоресурсов, закупленных у российских поставщиков по более низким ценам, которые используются для производства экспортируемой продукции. Это приводит к неравным условиям деятельности хозяйствующих субъектов, работающих на внешний и внутренний рынки. Неравенство усиливается, так как в производстве отечественной продукции используются в больших количествах зарубежные материалы, вещества и комплектация. Государство же с дорожающей импортной продукции собирает больше налогов.

Девальвация рубля занижением спекулятивных курсов его обмена с резервными валютами, приводит также к нарушению п. 2 ст. 34 Конституции России, в котором сказано: «Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию». Соответственно нарушаются и нормы федерального закона о защите конкуренции на рынках. Чтобы уменьшить девальвацию рубля нужно стабилизировать его покупательную способность установлением твердых валютных курсов его обмена, как показано выше, а также минимизацией ценовой инфляции путем устранения ошибок в Налоговом кодексе РФ – подробности ниже.

«Финансовые пузыри» и фальсификация банками безналичных денег

Выше, в разделе Сколько должно быть в стране национальных денег, подробно рассмотрено к чему приводит отвлечение значительной части денежной массы для спекуляций на валютных и фондовых биржах. Как отмечалось, в 2019 г. совокупный оборот на биржевых площадках холдинга «Московская биржа» почти в четыре раза превысил товарный оборот организаций страны. Налицо был громадный «мыльный пузырь». Подобное происходит из года в год вследствие «перекачивания» на финансовые рынки как значительной части выручки от продаж по повышенным ценам различной продукции и услуг, так и благодаря незаконной эмиссии коммерческими банками безналичных денег.

Наглядным примером наращивания выручки от продаж продукции путем повышения цен могут служить поборы с потребителей электроэнергии. Прибыль ее поставщиков и перепродавцов на этом с позволения сказать рынке превышает 100%. Подробный анализ вымогательства и раздувания «финансового пузыря» изложен в публикации Как вымогают деньги у потребителей электроэнергии, «Промышленные ведомости» № 8, 2013 г. 

Другую разновидность «финансового пузыря» много лет создают коммерческие банки. Как отмечалось, к примеру в 2019 г. сумма размещенных ими на стороне денежных средств более чем на 14 трлн. рублей превысила официальную денежную массу. Эти активы коммерческих банков, превысившие на 21% официальную денежную массу, представляли собой громадный «финансовый пузырь» образованный из фальсифицированной «безналички». Официально несуществующие деньги  коммерческие банки в нарушение Конституции РФ и при попустительстве Центробанка много лет безнаказанно выдают в виде рублевых займов, которые на валютной бирже большей частью конвертируются в валюту и она вывозится за рубеж. Если вместо спекуляции валютами введут их обмен в банках по твердым курсам с учетом нормированных операционных затрат, о чем говорилось выше, то отвлечение денег на валютные спекуляции прекратится. Очевидно, фиктивные кредиты обслуживают также криминальную «теневую» экономику, оборот в которой, по оценкам Росфинмониторинга, например в 2018 г. превысил 20 трлн. рублей. Это еще один способ накачивания «финансового пузыря». Кроме того, фиктивные кредиты наверняка используются для растущего вывоза капитала за рубеж.  

Межбанковские операции осуществляются расчетными центрами ЦБ через открытые там корреспондентские счета коммерческих банков с использованием единой компьютерной системы. При этом банковские счета, резервы и операции должны автоматически контролироваться. То, что Центробанк, располагая современными средствами компьютерного контроля над банковскими операциями, далеко не полностью выполняет комплекс предписанных ему законодательно функций по поддержанию стабильности и ликвидности банковской системы, признала даже  как-то руководитель ЦБ Эльвира Набиуллина. Неспроста за последние примерно шесть лет обанкротилось около 1000 банков, и у их клиентов были украдены деньги, суммарно исчислявшиеся триллионами рублей.

Эмиссия фиктивных кредитов, напоминающая денежные переводы по фальшивым «чеченским» авизо времен 1990-х, для поддержания мнимой ликвидности банков проводилась при кредитной поддержке Центробанком. Она исчисляется ежедневно сотнями миллиардов рублей. Как говорится, передовой опыт первых лет «рыночных реформ» был внедрен в жизнь и поставлен на поток. Можно утверждать, что российские коммерческие банки уже давно в нарушение Конституции страны и бесконтрольно проводят эмиссию биткоинов, так как безналичные рубли представляют собой виртуальную цифровую валюту.

С начала 2021 года действует закон «О цифровых финансовых активах». Этим актом разрешили использовать криптовалюту в качестве средства платежа и сбережений, а также для инвестиций, но запрещено приобретать на нее в России товары и услуги. Принят закон в нарушение п.1 ст.75 Конституции РФ, в котором сказано: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются».

Так как в стране разрешили спекуляцию криптовалютой, участниками продаж которой станут также заинтересованные в этих спекуляциях ее инициаторы - Центробанк и Минфин России, то фальсификат можно будет трансформировать в доллары, под них выпускать липовые рубли и накачивать бюджет липовыми налогами, продолжая создавать иллюзию финансового благополучия в экономике страны. Замечу, принудительная девальвация Центробанком рубля для увеличения денежной массы по номиналу тоже представляет собой частичную ее фальсификацию, так как при этом теряется часть покупательной способности денежной единицы.

Создается впечатление, что фиктивное кредитование несуществующими деньгами, то есть путем их фальсификации, осуществлялось по заранее согласованному коррупционному сценарию с целью  их последующей «обналички» или конвертации и вывоза капитала за рубеж. Причем сценарий этот прописан законодательно, большей частью еще в 1990-х. Такие мысли приходят после сопоставления соответствующих норм Конституции России, федерального закона о ЦБ и Уголовного кодекса РФ – в последнем не предусмотрено уголовного преследования за фальсификацию безналичных денег.

В Уголовном кодексе статьей 186 «Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг» наказание предусмотрено лишь за сбыт или изготовление  поддельных наличных денег, что весьма странно. И так как пренебрежение конституционными нормами уже давно стало у нас неписанной нормой, то про фальсификацию безналичных денег и наказание за это в УК нет ни слова. Надо полагать, подобные «упущения» в законодательстве неслучайны. Но те, кто их допустил, дали все же промашку. В ст. 187 УК РФ «Изготовление или сбыт поддельных кредитных документов либо расчетных карт и иных платежных документов» за все эти действия предусмотрены различные сроки лишения свободы и крупные штрафы. Замечу, чтобы перевести получателю на его счет «кредит» из несуществующих денег, банк, выдающий фиктивный кредит, должен оформить соответствующее платежное поручение. Спрашивается, разве не является ли оно тоже фиктивным, то есть  поддельным, если деньги, которые переводятся по этой «платежке», у банка отсутствуют или вовсе не существуют в стране?

Еще одним «способом честного отъема денег» у товаропроизводителей и населения является установление высоких кредитных ставок коммерческих банков, значительно превышающих ключевую ставку, по которой банки приобретают деньги у ЦБ. Причем, сама ключевая ставка относительно велика, учитывая, что новые деньги ЦБ «делает из воздуха», получая от их реализации громадную прибыль. Такая форма спекуляции деньгами тоже приводит к снижению покупательной способности рубля, что нарушает п.2 ст.75 Конституции России согласно которому на Центробанк возложены «защита и обеспечение устойчивости рубля». Для устранения подобных спекуляций предлагается ключевую ставку Центробанка и кредитные ставки коммерческих банков нормативно ограничить только их комиссионными, учитывающими операционные затраты на проводку денег получателям. Ключевая ставка может составить для ЦБ, оценочно, 0,25% или несколько больше, как в Европейском банке, а комиссионные для коммерческих банков – до 2%.

Чтобы сделать кредиты доступными и выгодными для реализации экономически и социально значимых проектов представляется целесообразным ряду отобранных по конкурсу крупным банкам разрешить проводить денежную эмиссию для целевого кредитования в рамках запланированного Центробанком размера денежной массы. Чтобы кредитные деньги не воровали и не использовали для иных, отличных от назначения кредита нужд, предлагаемое кредитование должно быть в виде целевой кредитной линии, с поэтапной выдачей кредитов и приемкой выполненных работ с участием кредитора. При низких нормированных ставках банкам станет выгодно инвестировать привлекаемые деньги в рентабельные производства или делать их рентабельными, приобретая соответствующие акции и получать доходы по дивидендам. Вклады для инвестиций в производство с получением дивидендов, при низких ставках по обычным вкладам, будут привлекательны в таком случае для населения.

Если говорить о фондовой бирже, то это в основном вторичный рынок акций. Цены там складываются стихийно, и мало что общего имеют с реальной ликвидностью той или иной компании - эмитента акций. Чтобы уменьшить объемы спекулятивных сделок на вторичном рынке, которые отвлекают деньги из оборота в товарном производстве, представляется целесообразным взимать с покупателя акций определенную сумму, равную нормированной доле их продажной стоимости. Эти деньги в качестве кредита по нормированной корпоративным уставом  компании, эмитента акций, ставке на определенный срок будут направляться в специальный инвестиционный фонд компании на выделенный субсчет. Таким образом, покупать акции станет выгодно  только лицам, которые будут стремиться участвовать в развитии данного предприятия.

Ликвидация «теневого бизнеса», узаконенного Налоговым кодексом

Все  налоги, начисляемые на доходы субъектов хозяйственной деятельности, в конечном итоге выплачивает население страны, и они должны обязательно поступать в консолидированный бюджет. На то они и налоги. Если налоги не платят или скрывают их от уплаты, то такую деятельность именуют криминальным «теневым бизнесом» и она уголовно наказуема. Но, оказывается, существует узаконенный «теневой бизнес», участники которого присваивают почти всю сумму налога, начисленного на их доход. В ст.146 Налогового кодекса этот налог неверно назван НДС. Однако вопреки своему названию и общепринятому официальному толкованию, взимается он не с добавленной стоимости, а выручки, полученной от продажи продукции. В этом несложно убедиться, взглянув на любое платежное банковское поручение или кассовый чек, выдаваемый в магазине за покупки. В каждом из этих документов указано, что так называемый НДС, прежде по ставке 18%, а с 2019 года - по ставке 20%, взимается относительно цены продукции, то есть с выручки продавца. Только на некоторые продукты питания и лекарства ставка снижена наполовину.

Согласно Налоговому кодексу, налог с выручки, то есть псевдоНДС, начисляют при реализации продукции, изготавливаемой каждым предприятием в кооперации со смежниками, и добавляют к ее цене. Поэтому одни и те же составляющие затрат облагаются этим налогом в обороте изготавливаемой продукции многократно в геометрической прогрессии - процент от процента. Происходит это по числу предприятий в процессе многоэтапного производства, и все начисленные в геометрической прогрессии псевдоНДС арифметически суммируются. В результате формируется результирующий налог с выручки в арифметико-геометрической прогрессии. К примеру, в упрощенной цепочке производства хлеба «зерно-мука-хлеб» «НДС» на зерно начисляется трижды, и суммируемые начисления добавляются к ценам зерна, муки и хлеба по мере их реализации. То же происходит с налогом, начисленным на муку и хлеб.

Однако согласно ст. 171 Налогового кодекса, из суммы псевдоНДС, которую предприятия получают в дополнение к цене реализуемой ими продукции, вычитается сумма псевдоНДС, которую они сами выплачивают сверх цены приобретаемой продукции (ресурсов) для своего производства. Иначе говоря, при товарообмене происходит взаимозачет этого налога. Поэтому, в отличие от других налогов, в бюджет переводится не вся начисленная сумма псевдоНДС, а только небольшая ее часть, не скомпенсированная при взаимозачетах, то есть результат алгебраического суммирования. Сумму начисленного, но не переведенного в бюджет псевдоНДС, включают в цену реализуемой продукции, а значит - в ее оборот как части выручки. В итоге почти вся начисленная на выручку сумма налога, выплачиваемая конечным покупателем – населением, попадает изготовителям, продавцам и перепродавцам продукции. В этом несложно убедиться.

Информация о валовой выручке в публичной статистике Росстата отсутствует. Поэтому воспользуемся публикуемым оборотом организаций, который представляет собой валовую выручку, но без учета «НДС». К примеру, в 2017 г. согласно официальным данным оборот товаров и услуг составил 158 781 млрд. рублей. В обороте, в отличие от выручки, содержатся все налоги, кроме начисляемого на каждом предприятии псевдоНДС. Если бы его начисляли только один раз по ставке 18% с конечного значения всего оборота, это в 2017 г. составило бы 28 580 млрд. рублей. На самом же деле, сумма налога, многократно начисляемого не с оборота, а с выручки в  арифметико-геометрической прогрессии на каждом предприятии, производящем продукцию по кооперации со смежниками, значительно больше. Ее достоверно может указать только Федеральная налоговая служба. Однако и одноразового начисления с конечного значения оборота, как части выручки, достаточно, чтобы увидеть всю абсурдность существования этого налога и «сизифова труда» по его учету. Столь бессмысленным трудом занято около миллиона бухгалтеров в организациях страны и в самой Федеральной налоговой службе.

Казалось бы, начисленные в 2017 г., как минимум, 28 580 млрд. рублей, подобно любому другому налогу, должны были бы быть переведены в бюджет. Однако, согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы, в бюджет в 2017 г. поступило лишь 3 236 млрд. рублей псевдоНДС. Спрашивается, куда делись остальные, не менее 25 344 млрд. рублей из начисленного налога, который выплатило население страны?

Аналогичную картину можно было наблюдать и в 2018 году. Оборот предприятий составил тогда 191 840 млрд. рублей, а начисленный псевдоНДС, как минимум, - 34 531 млрд. рублей. Однако в бюджет согласно официальным данным поступило лишь 3 761 млрд. рублей. Остальные, выплаченные населением, но не попавшие в бюджет 30 770 млрд. рублей налога с выручки, остались в обороте, который таким образом искусственно увеличили за счет поборов с населения. 

Более точно оценить многократно «накручиваемую» на валовую выручку дополнительную стоимость в виде псевдоНДС можно сопоставлением ВВП и оборота организаций. В ВВП содержатся суммы всех налогов, перечисляемых в консолидированный бюджет, кроме псевдоНДС. В обороте также содержатся суммы тех же, перечисляемых в консолидированный бюджет, налогов. Но в обороте, как пояснялось, остается вся начисленная с выручки в арифметико-геометрической прогрессии сумма псевдоНДС, добавленная к цене продукции, и она не переводится в доход консолидированного бюджета. Если из годового оборота организаций вычесть годовой ВВП, то разницу составит добавленная к обороту искомая сумма псевдоНДС.  В нее входит также  какая-то часть "НДС" за экспортную продукцию,  выплаченная Налоговой службе, но еще не возвращенная продавцам, как это требуется,  в отчетном периоде. Возвращаются деньги обычно спустя 6-12 месяцев в счет зачета следующих платежей.

К примеру, оборот организаций в 2019 г. составил 201,315 трлн. рублей. Если из него вычесть ВВП того же года в сумме 110,046 трлн. рублей, то получим 91,269 трлн. рублей. Эта часть оборота образована за счет многократно «накрученного» псевдоНДС, добавленного к цене реализованной продукции, но не поступившего в бюджет. Доход консолидированного бюджета в 2019 г. в виде всех собранных налогов составил 22,737 трлн. рублей, а без псевдоНДС – 18,256 трлн. рублей. Получается, сумма, не попавшего под взаимозачеты псевдоНДС и переведенная в доход консолидированного бюджета, равнялась 4,481 трлн. рублей, что составило лишь 4,9% (!) от всей начисленной суммы этого налога. Согласно данным Банка России экспорт в 2019 г. составил в рублевом эквиваленте 27,108 трлн. рублей, на эту сумму должны были начислить  «НДС» в размере 5,421 трлн. рублей. Поэтому даже при немедленном возврате этого налога за экспорт, «накрученный» в обороте псевдоНДС составил бы не меньше 85,848 трлн. рублей.

Поборы в виде псевдоНДС, составившие в 2019 году оценочно 91,269 трлн. рублей, представляли собой оброк с населения и должны были кому-то достаться. Можно утверждать, что, не перечисляемая в бюджет сумма псевдоНДС, которая образуется за счет «накручивания» цен, достается в качестве дополнительного дохода товаропроизводителям, спекулянтам, перепродавцам товаров, фирмам, исполняющим фиктивные работы, криминальному «теневому бизнесу». Используется этот оброк с населения также для криминального возврата «НДС» за лжеэкспорт, и в других случаях.  Известно, в частности, что импортные фрукты, овощи и лекарственные препараты за счет спекуляций часто дорожают на 200-400%. 

Доходы, «накрученные» за счет остающегося в обороте многократно начисленного и не поступившего в бюджет псевдоНДС, представляют собой выручку узаконенного «теневого бизнеса» и образуют разновидность «финансового пузыря». Все это ведет к снижению покупательной способности населения и его реальных доходов, сворачиванию товарного производства, сокращению доходов бюджета, вывозу капитала за рубеж, росту ценовой инфляции… . Согласно данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, скрытый от налогообложения доход криминальной «теневой» экономики, в 2017 году составил почти 19 трлн. рублей, а в 2018-м и в 2019 году превышал 20 триллионов. Доход же легализованной Налоговым кодексом «теневой» экономики, с которого не выплатили налог с выручки, в 2017 году превысил 66,7 трлн., в 2018-м – 88,2 трлн., а в 2019 году составил почти 91,27 трлн. рублей. Снижение темпа прироста «теневого» дохода в 2019 г., несмотря на увеличение псевдоНДС, можно объяснить влиянием на экономику пандемии.

Анализ показал, что вместо многократно начисляемого псевдоНДС, около 95% которого не поступает в бюджет, в интересах государства и населения необходимо взимать только истинный НДС. Этот налог в виде трех составляющих и сейчас взимается вместе с налогом с выручки. Как отмечалось, истинный НДС включает в себя заработную плату (доходы физических лиц), страховые взносы, выплачиваемые предприятиями во внебюджетные фонды, и прибыль предприятий. Если ликвидировать налог с выручки, около 95% которого не попадает в бюджет, то нынешний сбор НДС можно увеличить. Одновременно существенно снизится налоговая нагрузка на население, вследствие чего повысятся его реальный доход и покупательная способность, а увеличение потребительского спроса приведет к увеличению товарного производства. Это подтверждается оценочными расчетами.

К примеру, в 2017 г. ВВП страны согласно данным Росстата составил 92 081 млрд. рублей. А сумма выплаченного в бюджет истинного НДС, в который входят налог на прибыль, налог на доход физических лиц (НДФЛ) и страховые взносы, составила 13 776 млрд. рублей или 14,9% относительно ВВП. Вместе с поступившими после взаимозачетов в бюджет «остатками»  псевдоНДС в размере 3 236  млрд. рублей, сумма этих налогов в 17 012 млрд. рублей составила относительно ВВП около 19%. Чтобы при ликвидации налога с выручки скомпенсировать выпадающий при этом доход бюджета в 3 236  млрд. рублей, для составляющих НДС нужно установить единую налоговую ставку в 20%. В таком случае, в бюджет в 2017 г. поступило бы 18 416 млрд. рублей или на 1 500 млрд. рублей больше.  

В 2018 г. ВВП  составил 103 626 млрд. рублей, а НДС  в составе налога на прибыль, НДФЛ и страховых взносов – 14 168 млрд. рублей. Вместе с поступившим в бюджет налогом с выручки в размере 3 761 млрд. рублей, сумма в 17 929  млрд. рублей упомянутых налогов составила относительно ВВП около 17%. Если отменить налог с выручки, и для его компенсации установить единую ставку для составляющих НДС в 20%, то в бюджет поступило бы 20 725 млрд. рублей или на 2 796 млрд. рублей больше.

Таким образом, вместо четырех налогов - налога с выручки, налога на прибыль, НДФЛ и страховых взносов выплачивался бы только один НДС. Он взимался бы, как и сейчас, лишь однажды. При этом для всех трех его составляющих – прибыли, НДФЛ и страховых взносов была бы установлена единая налоговая ставка в 20%, как и нынешняя ставка для прибыли. Для объективности учета фактической заработной платы, выплачиваемой работодателем, целесообразно формально увеличить ее на сумму страховых взносов и взимать налог с их суммы как с дохода работника. При этом число составляющих НДС сократится до двух, что дополнительно упростит и удешевит бухгалтерские операции на предприятиях и в Федеральной налоговой службе. 

Итак, ликвидация налога с выручки, около 95% которой присваивают изготовители, продавцы и перепродавцы продукции, приведет к ликвидации этого оброка с населения. При этом налоговая нагрузка на население снизится в ценах 2017-го, 2018-го и 2019 г. более чем на 66,7 трлн., 88,2 трлн. и 91,2 трлн. рублей, соответственно. Тогда за счет частичного уменьшения выигрыша населения можно было бы увеличить налог с продаж потребительской продукции и услуг в размерах, позволяющих дополнительно увеличить доходы консолидированного бюджета, допустим, на 20 трлн. рублей. Налог с продаж потребительской продукции, он же налог с конечной выручки в розничной торговле, который ошибочно тоже официально именуют НДС, составляет 20%, а на некоторые продукты питания и лекарства – 10%. После ликвидации псевдоНДС продавцы и перепродавцы продукции не снизят цены, так как добровольно наверняка не захотят их скорректировать, чтобы сохранить свои нынешние доходы. Поэтому при ликвидации оброка с населения в виде спекулятивно повышенных цен и, тем самым, ликвидации сверхприбыли продавцов и перепродавцов продукции за счет этого оброка, потребуется ограничить их прибыль. Этого можно добиться ее законодательным нормированием относительно себестоимости производства продукции для товаропроизводителя, или нормированием прибыли относительно стоимости приобретенной продукции при ее реализации.

Норма прибыли должна дифференцироваться в зависимости от вида хозяйственной деятельности предприятия с переводом сверхнормативной прибыли в доход бюджета. При этом снижение нормы прибыли ограничит возможности спекулятивной продажи и перепродажи продукции. Должны также дифференцироваться ставки налога на прибыль. Все это позволит постепенно существенно замедлить рост ценовой инфляции, а также стабилизировать и гармонизировать цены. В таком случае ставки объединенного НДФЛ и налога на прибыль будут различаться.

Ликвидация налога с выручки и введение вместо него значительного меньшего по сумме налога с продаж на потребительские товары, приведет, как отмечалось, к существенному увеличению доходов консолидированного бюджета. Налог с продаж будет распределяться между федеральным и региональными бюджетами. Сейчас налог с продаж назван «НДС» и согласно искаженному названию поступает только в федеральный бюджет. При существенном увеличении доходов консолидированного бюджета, допустим, на 20 трлн. рублей, можно будет ликвидировать налог на добычу полезных ископаемых – НДПИ. В 2019 г. НДПИ совместно с некоторыми сборами за пользование недрами составил 6,258 трлн. рублей. Взимается он вместе с налогом с выручки. При ликвидации НДПИ снизятся затраты горнодобывающих и нефтегазовых компаний, что позволит снизить цены на природные ресурсы нормированием прибыли, как описано выше, и дополнительно уменьшится налоговая нагрузка на население. А пока правительство увеличивает поборы с населения так называемым «налоговым маневром». Для этого на протяжении нескольких лет оно постепенно снижает вывозные пошлины на экспорт минерального сырья и увеличивает НДПИ.

Ликвидация налога с выручки с увеличением при этом доходов бюджета позволила бы также не прибегать к увеличению возраста выхода на пенсию и увеличить  пенсионные выплаты.

Комплексное планирование развития

как основа управления экономикой

Создается впечатление, что чиновники, управляющие под контролем МВФ у нас финансами, либо плохо представляют себе что такое деньги и их значимость в обеспечении национальной безопасности страны, либо, возможно, осознанно, в чьих-то интересах, гробят национальную денежную систему и тем самым – отечественную экономику.  Ведь даже далеко не полные, приведенные выше, факты свидетельствуют о серьезных пороках проводимой в стране финансовой политики, которая должна быть составной частью экономической политики.

Казалось бы, если отечественную экономику решено модернизировать, что безуспешно декларируется уже много лет, то властям необходимо, наконец, совместно с владельцами «заводов, газет, пароходов», что именуется государственно-частным партнерством, задаться аргументированными целями модернизации, чтобы бизнес «знал свой маневр». Для достижения этих целей и обеспечения гарантий будущей эффективности вложений  потребуется выбрать обоснованную модель развития экономики, сформулировать соответствующие задачи, расписав алгоритмы их решений, и разработать план модернизации. Ведь никакие системы не возникают и не функционируют сами по себе. Системы всегда проектируют, планируя их строительство и управляя их развитием.

Для осуществления намеченного плана развития потребуется изменить принципы, функции и, соответственно, структуру управления экономикой, в том числе управления финансами. Иначе говоря, потребуется разработать государственную экономическую политику, направленную на сбалансированное по ресурсам, производству и потреблению всего и вся развитие страны, и охватывающую все аспекты хозяйственной деятельности государства. Перспективное планирование, осуществляемое в рамках государственно-частного и социального партнерства, должно быть основано на управлении балансами ресурсов, производства продукции и платежеспособного на нее спроса. Только тогда, «понимая свой интерес» и «зная свой маневр» на длительную перспективу, при гарантиях прибыльности вложений, бизнесмены станут вкладывать деньги в создание в России новых производств.

Чтобы осуществить сказанное необходимо будет принципиально изменить нынешние функции и структуру системы управления экономикой. В Советском Союзе министерства и ведомства являлись хозяйствующими субъектами. Они представляли собой, говоря языком рынка, холдинговые компании, которые управляли подчинёнными им предприятиями и действовали в рамках общегосударственного плана. Все холдинги в виде «дочек» входили в громадную госкорпорацию – «материнскую компанию», «правлением» которой являлся Совет министров СССР, а «советом директоров» – Политбюро ЦК КПСС. Партийные комитеты КПСС всех уровней осуществляли тогда контроль на всех предприятиях и во всех организациях за исполнением принимаемых руководством «госкорпорации» решений, и образовывали тем самым подсистему звеньев обратной связи в системе управления государством. Ликвидация государственных функций КПСС и последующая ликвидация самой партии без создания адекватных  обратных связей с участием населения и общественных организаций во многом поспособствовали разрушению управления Советским Союзом и его распаду.

Сегодня роль и деятельность министерств и ведомств совершенно иные, чем были в Советском Союзе. Они уже не могут командовать предприятиями, и не являются хозяйствующими субъектами товарного производства, к тому же значительная часть капитала в стране перешла в частные руки.  Поэтому  их функции должны были бы отвечать целям и условиям рыночной экономики, в которой преобладает частный капитал и происходит свободный товарообмен. Этого, однако, не произошло по сей день. И реформаторы, нередко лишь имитируя деятельность, продолжают пребывать в уповании на волшебные силы рынка и его невидимой руки, давно показавшей всем нам фигу.

Развитая экономика представляет собой большую систему с кооперированным  производством. Поэтому планирование развития страны должно быть комплексным, а не фрагментарным.  Представляется, что для этого должен быть создан общефедеральный орган макроэкономического индикативного планирования. Оно должно основываться на разработках и упрвлении  макроэкономическим балансом комплекса природных, материальных, финансовых, трудовых  и технологических ресурсов, необходимых и достаточных для производства продукции согласно научным прогнозам спроса и предложения. Для детальной проработки  аспектов макроэкономического плана развития должны быть созданы подразделения, которые будут заниматься межотраслевым и отраслевым планированием и разработкой соответствующих балансов производства и потребления продукции.

Для реализации макроэкономического, межотраслевых и отраслевых планов потребуется разрабатывать также соответствующие планы межрегионального развития и кооперации производства, и соответствующие балансы ресурсов. Поэтому потребуется также создать федеральный  орган межрегионального макроэкономического планирования, в федеральных округах – органы окружного планирования и социально-экономического развития, подобные бывшим  совнархозам, а в субъектах Федерации – региональные органы планирования. Знание перспектив позволит также интенсифицировать развитие малого и среднего бизнеса в сфере товарного производства. Подробней предлагаемая реорганизация управления экономикой изложена в публикации Планирование как основа антикризисного управления экономикой и ее модернизации («Промышленные ведомости» № 1, 2015 г.).

Система управления любым объектом, согласно канонам теории систем, помимо органа  регулирования - звена прямой связи должна содержать независимое звено обратной связи – орган контроля. Посредством звена (совокупности звеньев) обратной связи регулятор получает оперативную информацию о реакции на его команды и о текущем поведении объекта, что позволяет динамично отслеживать и корректировать состояние и дальнейшее поведение объекта, исходя из целей и задач управления. В России органы госконтроля полностью подчинены соответствующим министерствам и ведомствам, что  также во многом способствовало развалу управления страной и ее экономикой. Не работает по этой же причине должным образом и «властная вертикаль», а «ручное управление» может быть лишь точечным и без гарантий  результатов.

Чтобы обеспечить требуемую эффективность и устойчивость управления страной и ее экономикой необходимо все звенья обратной связи – государственные органы контроля (надзора) вывести из регулирующих звеньев – правительства, министерств и ведомств, и подчинить президенту страны, как гаранту соблюдения конституционных прав граждан и интересов государства. Контроль госорганами должен сочетаться с контролем независимыми организациями - общественными, в том числе корпоративными, СМИ, и населением, в том числе путем выборов представителей законодательной и исполнительной власти. Координировать деятельность органов государственного контроля (надзора) могло бы Контрольное управление Президента РФ, возможно, в рамках вновь созданного Министерства государственного контроля и надзора. Такое переподчинение явилось бы начальным этапом модернизации управления экономикой, что позволило бы контролировать последующее реформирование исполнительной власти и самой экономики.

Отказ государства от нынешних хаотичных и фрагментарных экономических телодвижений в виде нацпроектов и «островков инноваций» типа Сколково и «Роснано» в пользу политики планируемого развития, а также изменение функций и структуры системы государственного управления, потребует привлечения к руководству наукой и промышленностью, экономикой и финансами  компетентных, государственно мыслящих специалистов. Таковых в правительстве страны и Банке России  нынче немного, поэтому происходит то, что происходит.

От автора

 В публикации изложены взгляд автора на финансовую ситуацию в стране и его оценочные о ней суждения, возможно, в чем-то ошибочные.  

Другие статьи номера «ПВ» 1-2, январь, февраль 2021

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100