Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 4, апрель 2020  -  cодержание номера 

Из-за ошибок в Налоговом кодексе
население и бюджет
ежегодно лишаются десятков триллионов рублей

Моисей ГЕЛЬМАН

Майским, 2018 года,  указом Президента России правительству предписано, в частности, добиться повышения уровня жизни населения. Достижению этой цели должно прямо или опосредованно способствовать осуществление 12 национальных проектов. Однако, к сожалению, в их числе отсутствует важный документ, посвященный разработке и реализации государственной  финансовой политики, которая обеспечивала бы в стране баланс товарно-денежного обращения с учетом оборота денег во всех сегментах экономики. Одной из таких сфер денежного обращения является налогооборот. В правительстве, видимо, не знают что порядка 30 трлн. рублей, ежегодно начисляемых в виде  налога с выручки,  вместо бюджета легально, в  качестве оброка, попадают спекулянтам, перекупщикам товаров  и коррупционерам.  Между тем эти средства жизненно необходимы, особенно сейчас, в тяжелые времена нашествия коронавирусов, остановки многих предприятий и громадных вследствие этого  материальных потерь, которые несут  население, бизнес и государство. О том,  как вернуть эти деньги населению и в бюджет, чтобы  использовать их  во благо, рассказано ниже.

Вопреки бытующим представлениям  все налоги в стране, за исключением экспортных,  в конечном итоге выплачиваются  не изготовителями продукции  и  её продавцами, а населением. Казалось бы, одним из важных факторов повышения уровня жизни населения является увеличение его покупательной способности за счет понижения в доходах граждан налоговых выплат. В таком случае растут товарное производство и получаемая от реализации товаров выручка их изготовителей, что, в конце концов, ведет также  к увеличению доходов работников соответствующих предприятий и бюджета страны. Однако, как показано ниже, налоги, выплачиваемые населением, превышают 90% его суммарных доходов, но около половины начисляемой суммы в бюджет не попадает.

Выплачивает население  налоги,  когда приобретает потребительские товары и услуги. Дело в том, что природные ресурсы, изготавливаемые из них различные материалы, вещества и  все производимые с их использованием  комплектующие, а  в итоге – различные виды промышленной продукции, сами  по себе никому не нужны,  если они, прямо или опосредовано, не востребуются в производстве  потребительских товаров и оказании потребительских услуг. Поэтому в  ценах  продуктов  питания и «ширпотреба» концентрируются суммарно все денежные затраты, которые  понадобились на всех этапах (переделах)  их производства и сбыта. В цены включены также соответствующие налоги, которые  выплачиваются  в бюджет покупателями продукции.

Чтобы убедиться в справедливости сказанного, рассмотрим  упрощенную цепочку этапов производства и продажи хлеба:  «зерно – мука – хлеб - оптовый покупатель (продавец) - розничный покупатель (население)».  Образно цепочку можно представить в  виде пятиступенчатой пирамиды, которую венчает розничный покупатель хлеба. В цену хлебной буханки включены все удельные затраты на её изготовление - от стоимости сельхозработ по выращиванию зерна и оплаты всех необходимых для этого ресурсов и сельхозтехники,  до стоимости  муки, последующей выпечки из нее  хлеба и перевозки его в магазины.  В цену буханки  входит также суммарная  прибыль, которую каждый участник технологической цепочки устанавливает на своем участке изготовления (передела) продукта. Ее долю относительно себестоимости  продукции  каждый  устанавливает сам для себя на своем участке ее изготовления (передела).  С прибыли выплачивается налог в 20%.  Кроме того, в цену буханки включена оплата труда  по всей производственной цепочке.  Напомню, фонд оплаты труда на каждом предприятии состоит из двух частей. Первая – это зарплата работника со всеми доплатами и премиями, с которой взимается подоходный налог в 13%.  Вторую  часть составляют страховые взносы  за каждого работника, перечисляемые в фонды пенсионного, медицинского и социального страхования. Взносы  суммарно составляют 30% относительно  заработной платы, и предприятие выплачивает их в соответствующие фонды.

На каждом из этапов производств, в нашем случае - по цепочке   изготовления буханки хлеба и затем ее продажи, начисляется налог, именуемый  в Налоговом кодексе РФ налогом  на добавленную стоимость  («НДС»).  В упрощенной цепочке производства хлеба «НДС» сначала взимается со стоимости зерна.  В нее включены все затраты  на выращивание зерна,  прибыль и сумма всех налогов, ранее выплаченных сельхозпредприятием поставщикам ресурсов и оборудования, а также  самими этими поставщиками при производстве своей продукции. То же происходит при  продаже муки хлебокомбинату и готового хлеба – оптовому покупателю, который реализует  хлеб  населению в розницу. При этом  стоимость зерна со всеми прежними затратами и налоговыми выплатами  облагается «НДС»  четыре раза – в четвертый раз при  розничной продаже хлеба населению,  мука облагается этим налогом  трижды, а хлеб – дважды. Все промежуточные налоговые начисления включаются в цены промежуточных продуктов, используемых  для выпечки хлеба, и в цену самого хлеба.

По мере изготовления продуктов для его выпечки  все начисленные при их промежуточной реализации налоги на соответствующих этапах возвращаются изготовителям. Так, при закупке зерна мукомольный комбинат выплачивает сельхозпредприятию в цене зерна все налоги, которые оно ранее выплатило в бюджет и своим поставщикам. Далее, при реализации муки и хлеба аналогично возвращаются все затраты и выплаченные налоги соответственно мукомольному предприятию, хлебозаводу и магазину, где  продается хлеб в розницу.  На хлеб   в магазинах также начисляется «НДС», который выплачивает население. Таким образом в конечной цене хлеба концентрируются все налоги, начисленные  в цепочке его производства, и плательщиком всех этих налогов в итоге оказывается население. Подобное происходит во всей системе товарного производства и продаж всех видов продукции.

Итак, стоимость продукции на каждом переделе ее производства представляет собой сумму всех предшествовавших затрат на ее создание, а также прибыли  и начисленных налогов. Стоимости, созданные  на всех переделах, суммируются, образуя цену продажи. Доход, полученный от продажи продукции, называется выручкой. Согласно официальному определению в документах  Росстата, добавленная стоимость  включает в себя заработную плату, страховые взносы  и прибыль. Однако налог,  неверно именуемый  в Налоговом кодексе налогом на добавленную стоимость, начисляется  не с добавленной стоимости, а с продажных  цен  продукции, то есть с выручки от ее продажи. На них начисляют налоги по соответствующим ставкам, при этом ставки НДФЛ и страховых взносов, как отмечалось,  взимаются порознь с фонда зарплаты – сначала 30% страховых взносов, а затем, после вычета этой суммы из фонда, 13% с остатка, именуемого заработной платой.  

Кроме того взимается еще налог с выручки. Однако в Налоговом кодексе  он неверно назван  налогом на добавленную стоимость,  хотя начисляется  он не с добавленной стоимости, а с продажных  цен  продукции, то есть с выручки от ее продажи.  Этот псевдоНДС согласно Налоговому кодексу взимается со стоимости продукции на каждом ее переделе. Поэтому одни и те же составляющие затрат облагаются псевдоНДС в обороте изготавливаемой продукции на каждом переделе многократно в геометрической прогрессии - процент от процента. Происходит это   по числу переделов в процессе ее кооперационного производства.  А все начисленные в геометрической прогрессии «НДС»  арифметически суммируются.  В результате формируется результирующий налог с  выручки  в арифметико-геометрической прогрессии.

Казалось бы, все  начисляемые налоги  должны поступать в консолидированный бюджет страны. Ведь на то они и налоги.  Однако налог с выручки, именуемый в Налоговом кодексе как НДС,  почему-то почти полностью  исключен  этим законодательным актом  из общих правил обязательных налоговых выплат. Согласно ст. 146 Налогового кодекса он вопреки названию и общепринятому официальному толкованию, взимается с выручки, полученной от продажи продукции. В этом несложно убедиться, взглянув на любое платежное банковское поручение или кассовый чек, выдаваемый в магазине за покупки. В  каждом из этих документов указано, что  так называемый НДС,  прежде по ставке 18%, а с 2019 года - по ставке 20%,  взимается относительно цены продукции, то есть с выручки продавца. Только на некоторые продукты питания и лекарства ставка  снижена наполовину.

Многократное  обложение одним налогом одних и тех же составляющих стоимости товаров столь же  недопустимо, как провинившегося в чем-то многократно наказывать за один и тот же проступок. «Провинившимся» в налогообложении по ставке псевдоНДС  оказывается население страны. Население  выплачивает псевдоНДС полностью, однако ежегодно в среднем свыше 90% начисляемой суммы этого налога в бюджет не поступает. Это подтверждается  оценочными расчетами его начисления  на суммарную (валовую) выручку компаний и  существенно меньшими суммами его перевода в казну за два календарных года.

Следует заметить, выручка – это доход от хозяйственной деятельности  в виде  суммы денежных средств, полученной за исполнение услуг и/или продажу товаров, и в нее включены все налоги. В материалах Росстата указывается не суммарная выручка, а оборот организаций, который представляет собой  суммарную (валовую) выручку, полученную организациями от реализации товаров, выполнения  работ и оказания услуг, но без псевдоНДС и акцизов.  Поэтому для оценки громадного ущерба, наносимого  взиманием налога с выручки, воспользуемся показателями оборота организаций за два года.

В 2017 г. согласно официальным данным оборот товаров и услуг составил 158 781 млрд. рублей. В этой сумме содержатся также все налоги за исключением  многократно начисленного  псевдоНДС.  Если бы его начислили только один раз по ставке 18% со всего оборота, это составило бы  28 580 млрд. рублей. На самом же деле, сумма этого налога, многократно начисляемого не с оборота, а с выручки по арифметико-геометрической прогрессии на каждом переделе продукции, значительно больше. Ее достоверно может указать только Федеральная налоговая служба.  Однако и одноразового оценочного начисления достаточно, чтобы увидеть  всю абсурдность существования этого налога и «сизифова труда» по его учету, которым занято около миллиона бухгалтеров в организациях страны и в самой Федеральной налоговой службе. Напомню,  население многократно начисляемый мнимый НДС выплачивает полностью, приобретая конечную потребительскую продукцию. Этот и прочие налоги входят в стоимость каждого вида  продукции, последовательно, по мере ее изготовления, накапливаясь в ее цене.

Казалось бы,  начисленные,  как минимум,  28 580 млрд. рублей налога с оборота,  подобно любому другому налогу,  должны были  бы быть переведены в бюджет.  Однако, согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы,  в  бюджет в 2017 г.  поступило лишь 3 236 млрд. рублей псевдоНДС или 2% от оборота.  Спрашивается, куда же делись остальные,  не менее  25 344  млрд. рублей из начисленного налога, который  выплатило население страны?   

Аналогичную картину можно было наблюдать и в 2018 году. Оборот предприятий составил тогда 191 840 млрд. рублей, а начисленный псевдоНДС - 34 531 млрд. рублей. Однако в бюджет согласно официальным  данным  поступило лишь  3 761 млрд. рублей или 1,9 % от оборота. Остальные  30 770 млрд. рублей  из  начисленной налоговой суммы исчезли. Попробуем разобраться, куда  деваются выплаченные населением, но не попавшие в бюджет,  деньги  мнимого НДС.

Согласно ст. 171 Налогового кодекса,  из суммы псевдоНДС, которую предприятия получают, реализуя свою продукцию (услуги), вычитается сумма псевдоНДС, которую они сами выплачивают сверх цены при приобретении у кого-то продукции (ресурсов) для своего производства.  Происходит  взаимозачет этого налога при товарообмене. При равном по стоимости товарообмене между сторонами равны и суммы псевдоНДС, которыми сопровождается этот обмен, их алгебраическая сумма оказывается равной нулю и поэтому в бюджет ничего не должно попасть.  Но если суммарный «НДС», полученный данным предприятием, превысит сумму такого налога, выплаченную им другим предприятиям, то разница переводится в бюджет. Делается это обычно ежеквартально. В результате, в отличие от других налогов, в бюджет переводится не вся начисленная сумма псевдоНДС, а только небольшая ее часть, не скомпенсированная при взаимозачетах.

Умышленно или по недомыслию создана абсурдная ситуация.  Население, приобретая потребительские товары и услуги, выплачивает все начисляемые налоги. Однако вследствие взаимозачетов в бюджет попадает лишь незначительная  часть «НДС» - около 2%  от оборотов в 2017-м и 2018 году вместо 18% с валовой выручки организаций.  Спрашивается, почему  вместо цирка  с взаимозачетами, которые контролируют порядка миллиона бухгалтеров,  не установили  налог с  выручки по обоснованной, более низкой, ставке без его взаимозачетов и без поборов с населения?

Не выплаченный в бюджет псевдоНДС  остается в обороте, который таким образом искусственно увеличивают за счет увеличения налоговых поборов с населения. Эти поборы, по сути своей – оброк с населения, должны  кому-то доставаться.  Можно с большой вероятностью утверждать, что  значительная часть не попавшей в бюджет начисляемой суммы мнимого НДС  перетекает  спекулянтам, перепродавцам продукции, фирмам, исполняющим липовые работы, а также при возвратах  «НДС» за лжеэкспорт, что происходит  при попустительстве нерадивых работников налоговой и таможенных служб, и в других случаях.  Известно, что перепродавцы, скупая те или иные товары, существенно увеличивают их цены, причем импортные фрукты, овощи и лекарственные препараты  нередко  дорожают на 200-400%.  После их перепродажи «накрученные» за счет остающегося в обороте начисленного «НДС» спекулятивные доходы присваиваются.

За счет взимаемого с населения   в виде  псевдоНДС  оброка  финансируется легальная спекулятивная экономика. Это ведет к снижению покупательной способности населения, сворачиванию  товарного производства, сокращению доходов бюджета, вывозу капитала за рубеж, росту ценовой инфляции…  Согласно данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, доход криминальной «теневой» экономики, скрытый от налогообложения,  в 2017 году составил почти 19 трлн. рублей, а в 2018-м превысил 20 триллионов.  Доход же легализованной Налоговым кодексом «теневой» экономики, полученный от присвоения  мнимого НДС,  как показано выше, в 2017 году превысил 25 трлн. рублей, а в 2018-м – 30 трлн. рублей.  

Анализ показал, что вместо псевдоНДС,  свыше 90% которого не поступает в бюджет, в интересах государства и населения необходимо взимать только истинный НДС.  Замечу, этот налог и сейчас взимается вместе с налогом с выручки.  Согласно названию этим налогом без взаимозачетов между плательщиками должна облагаться именно добавленная стоимость,  которая, как отмечалось,  включает в себя заработную плату (доходы физических лиц), страховые взносы и прибыль. Тогда нынешний сбор только одного, настоящего, НДС, можно будет увеличить.  Одновременно существенно снизится налоговая нагрузка на население, вследствие чего повысится его покупательная способность, а увеличение потребительского спроса приведет к увеличению товарного производства. Это подтверждается оценочными расчетами.

В 2017 г. суммарная  (валовая) добавленная стоимость продукции и услуг (ВВП)  организаций страны согласно данным Росстата составила 92 081 млрд. рублей, а сумма истинного НДС, в который входят  налог на прибыль, налог на доход физических лиц (НДФЛ) и страховые взносы, - 13 776  млрд. рублей или  14,9% относительно ВВП. Вместе с поступившим в бюджет псевдоНДС в размере 3 236  млрд. рублей,  сумма этих налогов в 17 012 млрд. рублей  составила относительно  ВВП около 19 %.  Если для налогооблагаемой базы – истинной добавленной стоимости установить ставку в  20%  относительно ВВП  и отменить нынешний  налог с выручки с его взаимозачетами, то в бюджет в 2017 г. поступило бы 18 416 млрд. рублей  НДС или на 1 500 млрд. рублей больше.  

В 2018 г. ВВП  составил 103 626 млрд. рублей, а сумма истинного НДС  в составе налога на прибыль, НДФЛ и страховых взносов – 14 168 млрд. рублей. Вместе с поступившим в бюджет псевдоНДС в размере 3 761  млрд. рублей,   сумма в 17 929  млрд. рублей  этих налогов составила относительно  ВВП около 17 %.  Если  отменить налог с выручки и установить ставку истинного НДС в 20 % относительно ВВП, то в бюджет поступило бы 20 725 млрд. рублей  или на 2 796 млрд. рублей больше.

Таким образом вместо четырех налогов (налога с выручки,  налога на прибыль, НДФЛ и страховых взносов) выплачивался бы один НДС, который взимался бы лишь однажды на  каждом переделе продукции  и ее реализации. При этом для всех трех  его составляющих – прибыли, НДФЛ и страховых взносов была бы  установлена единая налоговая ставка  в 20%,  как и нынешняя ставка для прибыли. Замещение налога с выручки налогом на добавленную стоимость с небольшим превышением их нынешней суммы осуществилось бы за счет части ликвидируемого при этом противоправного оброка с населения.  Вместе с тем, для объективности  учета фактической заработной платы, выплачиваемой работодателем, целесообразно увеличить ее на сумму страховых взносов и взимать налог как с дохода работника. При этом число составляющих НДС сократится до двух. Одновременно это дополнительно упростит и удешевит бухгалтерские операции на предприятиях и в Федеральной налоговой службе. 

При ликвидации налога с выручки, налоговая нагрузка на населения снизится  в ценах 2017-го и 2018 г.  более чем на 25 трлн. и  30 трлн. рублей, соответственно. В этом случае можно будет увеличить налог с продаж потребительской продукции и услуг в  размерах, позволяющих увеличить доходы консолидированного бюджета, допустим, на 10 трлн. рублей. Сейчас налог с продаж потребительской продукции, который ошибочно тоже именуют «НДС», составляет 20%, а на некоторые продукты питания и лекарства – 10%. На самом же деле, сегодня это одновременно и конечный налог с выручки.

Однако если при ликвидации налога с  выручки  продавцы и перепродавцы продукции не снизят соответственно  цены, а они добровольно наверняка не захотят их скорректировать, то  это позволит им сохранить нынешнюю спекулятивную прибыль. Чтобы избежать сохранения  оброка с населения в виде повышенных цен и тем самым - высокой спекулятивной прибыли продавцов  и перепродавцов продукции, потребуется ограничить (нормировать) их прибыль. Этого можно добиться установлением соответствующей нормы прибыли относительно себестоимости продукции у ее изготовителя. Норма  прибыли должна дифференцироваться  в зависимости от вида хозяйственной деятельности предприятия  с переводом сверхнормативной прибыли в доход бюджета. При этом снижение нормы прибыли ограничит возможности спекулятивной продажи и перепродажи продукции. Должны также дифференцироваться  ставки налога на прибыль. Все это позволит стабилизировать и гармонизировать цены. В таком случае ставки НДФЛ и прибыли будут разниться.

Помимо пседоНДС, в Налоговом кодексе содержится еще одна ошибка. НДФЛ по одинаковой для всех ставке 13% касается только одного налога – на заработную плату. Но в ценах потребительских товаров и услуг, оплачиваемых населением, содержится еще ряд других налогов, что увеличивает долю фактического НДФЛ в доходах населения. Если, допустим, в цене килограмма колбасы сумма всех налогов равна 100 рублям, и ее покупают два человека с разным доходом, к примеру, в 1000 и 10 000 рублей, то «колбасная» истинная ставка подоходного налога будет разниться на порядок.

Таким образом, шкала ставок НДФЛ у нас не «плоская» и не самая низкая в мире, как пытаются уверить власти, а регрессивная: чем больше доход человека, тем ниже для него фактическая ставка НДФЛ, и наоборот – чем меньше доход, тем большую долю в нем составляют налоги. Как показано ниже, доля налогов в доходах населения в среднем близка к 90%. Реальные ставки, как показано ниже на разнице в доходах самых бедных и самых богатых граждан, разнятся примерно в 16 раз.  Вот почему  в интересах не только социальной справедливости, но также и экономической целесообразности – для выравнивания потребительского спроса и увеличения тем товарного производства и доходов бюджета, необходимо ввести прогрессивную шкалу ставок налогообложения доходов физических лиц: больше доход – большая доля налога, и наоборот. Но власти почему-то противятся этому,  игнорируя громадную разницу относительных налоговых выплат в доходах населения.

Возьмем для примера 2017 год. Суммарный доход консолидированного бюджета страны составил тогда фактически 30 640 млрд. рублей. Он  складывался из  налоговых поступлений в федеральный и региональные бюджеты,   а также страховых взносов предприятий во внебюджетные государственные фонды. Из этих доходов  около 3 000 млрд. рублей получены за счет экспортных пошлин и налогов, которые выплачиваются не населением, и они  при последующих расчетах не учитываются. Таким образом,  население страны в 2017 году при приобретении потребительских товаров и услуг выплатило неформальный налог с продаж примерно в сумме 27 000 млрд. рублей.  Но при этом нужно учесть также псевдоНДС, то есть, налог с выручки,  в сумме 25 344  млрд. рублей, выплаченных населением и которые  ушли в «тень».  На самом деле, как отмечалось, налог с выручки гораздо больше.

Получается, в бюджет и  легализованную «теневую» часть экономики население в 2017 г. выплатило  не менее 52 000 млрд. рублей, что по отношению к общим доходам населения в размере 55 447 млрд. рублей составило почти 93%.  Если ошибка в  расчетах из-за отсутствия полных данных составила 10-15%, то оценочно средняя годовая ставка реального подоходного  налога, который выплачивает население страны в бюджет и в «теневую» экономику, составила 75-80%, а не «самые низкие в мире» 13%.  Введение прогрессивной шкалы ставок НДФЛ  вместо существующей регрессивной,  с перераспределением доходов в пользу малоимущих,  позволило бы  уменьшить существующее опасное для страны неравенство в доходах и налогообложении граждан, увеличить покупательную способность бедного населения и дополнительно увеличить доходы бюджета.

По данным Росстата, в 2017 г. при общем годовом доходе населения в 55 447 млрд. рублей на долю 20% его наиболее обеспеченной части приходилось 47%  всех денежных доходов. При этом 10% самых богатых обладали  30,3% всех доходов, а на долю 10% наименее обеспеченной части населения приходилось всего 1,9%,  то есть разница  превысила 16 раз. Подобное наблюдалось  также в 2018-м и 2019 году. Между тем, согласно экспертным оценкам, уже семикратная разница должна служить тревожным предупреждением властям о значительной вероятности проявления серьезных социальных протестов. Поэтому в развитых странах с социально ориентированной экономикой  соотношение доходов децимальных групп наименее и наиболее обеспеченного населения не превышает 4-5.  Согласно данным Росстата в  2017 г. налога с доходов физических лиц собрали в сумме 3, 252 трлн. рублей. Доход 20%  граждан России,  самых богатых, составил 26,06 трлн. рублей.  С введением  только для этой группы наиболее обеспеченных граждан прогрессивно возрастающей шкалы ставок НДФЛ при средней в группе налоговой ставке в 30% (от 21 до 40% в зависимости от дохода) можно было бы увеличить поступление этого налога  в консолидированный бюджет  до 7,818 трлн. рублей или на 4,556 трлн. рублей. Тем самым можно было бы сблизить ставки НДФЛ самых бедных и самых богатых.

Устранение двух ошибок в Налоговом кодексе РФ  ликвидацией налога с выручки и заменой регрессивной шкалы ставок НДФЛ на прогрессивную для 20% наиболее обеспеченных граждан,  позволило бы в ценах 2017 г. увеличить доходы консолидированного бюджета страны примерно на 16 трлн. рублей.   При этом одновременно  уменьшилась бы  налоговая нагрузка на население  в виде нынешнего налога с выручки примерно на 25,5 трлн. рублей,  которые сейчас уходят в «теневую» экономику. Освобождение населения от незаконного «теневого» оброка позволило бы дополнительно  увеличить налог с продаж  потребительских товаров и услуг в розничной торговле, увеличив тем дополнительно доход бюджета примерно на 10 трлн. рублей. Дополнительные доходы порядка 16 трлн. рублей  поступали бы в бюджет ежегодно, что позволило бы избежать повышения пенсионного возраста, увеличить размеры пенсий  и восстановить индексации пенсий работающим пенсионерам,  снизить поборы с населения,  уменьшить цены, а также  увеличить покупательский спрос, объемы производства и собираемость налогов.  Таким образом можно было бы не только выполнить  президентский указ о повышении уровня жизни  населения, но и профинансировать решение нынешних, жизненно и материально значимых для страны проблем, возникших в результате коронавирусной пандемии.

Другие статьи номера «ПВ» 4, апрель 2020

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100