Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 3, март 2020  -  cодержание номера 

Как налоговая система России
финансирует «теневую» экономику

Свыше 90% начисляемого «НДС» вместо  бюджета попадает  в карманы  спекулянтов и коррупционеров

 Моисей Гельман

 

 Время от времени в Госдуме  или еще где-нибудь  раздаются призывы  обложить богатых более высоким подоходным налогом,  а с сирых и убогих его вообще не взимать. Однако власти с такой кажущейся им несправедливостью не соглашаются,  утверждая, что по малости ставки  НДФЛ  мы и так впереди планеты всей. Налогом  на доход физического лица - НДФЛ когда-то нарекли подоходный налог.  По сути, он представляет собой долю в процентах от дохода гражданина и для всех установлен в размере  13 процентов. Но действительно ли, что по относительной доле отчисления  в казну части своего дохода  мы все равны между собой?  На самом же деле  мы платим не один налог, а несколько. Поэтому чем богаче человек, тем меньшую долю своего дохода он выплачивает в бюджет. И наоборот. Чтобы убедиться в этом,  рассмотрим, как  начисляются у нас налоги.  Значительная их часть, выплачиваемая населением, не попадает в консолидированный бюджет. Она  перетекает в сегмент «теневой» экономики, легализованный  благодаря ошибочно или умышленно прописанным некоторым нормам Налогового кодекса России.  

                   Почему все налоги в стране платит население

Согласно бытующему определению, «теневая» экономика - это нелегальная экономическая деятельность, связанная с производством товаров и услуг, доходы от которой не контролируются органами власти, и налоги с них не выплачиваются. Любой доход, скрываемый от налоговой службы, считается «теневым».  Согласно оценочным данным Федеральной службы по финансовому мониторингу объем «теневой» экономики  в 2017 году составил почти 19 трлн. рублей, а в 2018-м превысил 20 триллионов. Суммы рассчитаны с учётом стоимости нелегальных и  умышленно неверно задекларированных импортных товаров, криминальной составляющей, включая незаконное обналичивание денег, а  также с учетом скрытого дохода юридических лиц  и  неофициальной зарплаты, которая выплачивается в обход налогового законодательства. Оцениваются  «теневые» доходы  на основе информации о расходах граждан страны, в которые входят также налоги.  Как показано ниже, доходы «теневого» бизнеса, легализованные  благодаря соответствующим статьям Налогового кодекса, превышают объемы  криминальной «теневой» экономики.  Легальные «теневые» доходы   возникают в результате присвоения субъектами рынка значительной части начисляемых налогов, которые не попадают в бюджет. 

Вопреки бытующим ложным представлениям  все налоги в стране, за исключением экспортных,  в конечном итоге выплачиваются  не изготовителями продукции  и  её продавцами, а населением. Выплачивает оно их,  когда приобретает потребительские товары и услуги. Дело в том, что природные ресурсы, изготавливаемые из них различные материалы и вещества, и  все производимые с их использованием  комплектующие и в итоге – различные виды промышленной продукции сами  по себе никому не нужны,  если они прямо или опосредовано не востребуются в производстве  потребительских товаров и оказании потребительских услуг. Поэтому в  ценах  продуктов питания и «ширпотреба» концентрируются суммарно все денежные затраты, которые востребовались на всех этапах (переделах)  их производства и сбыта. В цены включены или к ним добавлены также соответствующие налоги, которые  выплачиваются  в бюджет покупателями продукции.

Чтобы убедиться в справедливости сказанного, рассмотрим  упрощенную цепочку производства «зерно-мука-хлеб». В цену хлебной буханки включены все удельные затраты на её изготовление - от стоимости сельхозработ по выращиванию зерна и оплаты всех необходимых для этого ресурсов и сельхозтехники,  до стоимости  муки, последующей выпечки из нее  хлеба и перевозки его в магазины.  В цену буханки, помимо ресурсных затрат на всех этапах ее производства,  входит также суммарная  прибыль, которую каждый участник упомянутой технологической цепочки устанавливает на своем участке изготовления (передела) продукта.  С прибыли выплачивается налог 20%.  Кроме того, в цену буханки хлеба включена оплата труда  по всей производственной цепочке.  Напомню, что оплата труда на каждом предприятии фактически состоит из двух частей. Первая – это официальная зарплата работника со всеми доплатами и премиями, с которой взимается подоходный налог.  Вторую  часть составляют страховые взносы  за каждого работника, предназначенные для  пенсионного, медицинского и социального страхования. Взносы  суммарно составляют 30% относительно  заработной платы, и предприятие выплачивает их в соответствующие фонды.

Приобретая зерно, мукомольный комбинат платит также за него налог, именуемый налогом на добавленную стоимость  (НДС). Он  добавляется к цене зерна. Однако этот НДС, вопреки его названию (подробней поясняется  ниже), является на самом деле налогом с оборота (выручки,  продаж), так как начисляется со всей стоимости  реализуемой продукции.  В  рассматриваемом случае  цена зерна,  помимо включенных в нее всех затрат на его выращивание,  содержит  также прибыль и сумму всех налогов, ранее выплаченных сельхозпредприятием поставщикам ресурсов и оборудования и самими поставщиками при производстве своей продукции. Таким образом, начисление налога с оборота приводит к многократному налогообложению одних и тех же составляющих цены продукции, включая прибыль.  В  случае зерна налогом с оборота неоднократно облагаются все затраты на его выращивание, которые образуют цену зерна. В затраты входят заработная плата, страховые взносы, стоимость горюче-смазочных материалов, удобрений, сельхозтехники и прочих ресурсов,  а также выплаченные прежде  за них налоги, включая «НДС», который далее именуется также как псведоНДС.  Многократно также облагается налогом с оборота прибыль, начисленная на каждом  переделе  выращивания зерна,  зарплата с уже выплаченным подоходным налогом  и  страховые взносы.       

То же происходит при  продаже муки хлебокомбинату и готового хлеба - оптовому покупателю, который реализует  хлеб  населению в розницу. При этом стоимость зерна со всеми прежними затратами и налоговыми выплатами  облагается псевдоНДС  четыре раза – в четвертый раз при  розничной продаже хлеба населению,  мука облагается  трижды, а хлеб - дважды.

Представим   цепочку  производства и сбыта «зерно-мука-хлеб-оптовый покупатель (продавец)-розничный покупатель (население)» образно в виде пятиступенчатой пирамиды, которую венчает розничный покупатель хлеба. По мере изготовления продуктов для его выпечки  все начисляемые к их ценам налоги при реализации «поднимаются» со ступени на ступень и возвращаются обратно изготовителям. Так, при закупке зерна мукомольный комбинат выплачивает сельхозпредприятию в цене зерна все налоги, которые оно ранее выплатило в бюджет и своим поставщикам. Далее, при реализации муки и хлеба аналогично возвращаются все затраты и выплаченные налоги мукомольному предприятию, хлебозаводу и магазину, где  продается хлеб в розницу.  На хлеб   в магазинах также начисляется «НДС», который выплачивает население. Таким образом, плательщиком всех налогов в «хлебной» цепочке в итоге оказывается население. Подобное происходит во всей системе товарного производства и продаж всех видов продукции.

Итак, стоимость продукции на каждом переделе представляет собой сумму всех предшествовавших затрат на ее создание, и стоимости, созданной  на данном переделе (технологическом этапе) производства. Стоимости продукции  на всех переделах суммируются, образуя оборот. ПсевдоНДС согласно Налоговому кодексу взимается со стоимости продукции на каждом ее переделе, то  есть этот налог, как отмечалось, является налогом с оборота (продаж, выручки). Поэтому одни и те же составляющие затрат облагаются псевдоНДС в обороте изготавливаемой продукции многократно в геометрической прогрессии - процент от процента,  по числу переделов в процессе ее кооперационного производства.  А все начисленные в геометрической прогрессии «НДС»  арифметически суммируются.  В результате формируется результирующий налог с оборота  в сложной арифметико-геометрической прогрессии.

Приобретая продукты питания и  «ширпотреб»,  население платит при этом скрытый в их ценах неформальный налог с продаж. Его  товаропроизводители  по частям, как бы в качестве кредита с нулевой ставкой, предварительно выплачивают государству при поэтапной реализации изготовленной ими продукции, которая используется в производстве конечных потребительских товаров. К их ценам добавляется псевдоНДС. Так как  выплаченные предприятиями налоги и страховые взносы заложены в цены продукции, то эти средства возвращаются  им по цепочкам производства на всех переделах по мере ее поэтапного изготовления и  реализации. В пирамиде выплат налогов они  «спускаются» от  покупателя продукции  на каждом этапе ее производства  к  ее изготовителю (продавцу), который должен перевести налоги в бюджет. Такой ступенчатый возврат товаропроизводителям и продавцам продукции их затрат с налогами  происходит вплоть до конечного покупателя - населения при реализации ему потребительских товаров и услуг. Естественно, в их цены включены также все удельные затраты  на создание и амортизацию соответствующих средств  производства, которые использовались  в цепочках последовательного изготовления потребительских товаров.

Таким образом,  вопреки расхожему мнению  конечным  и фактически единственным налогоплательщиком в стране является население.  Оно из своих доходов выплачивает в бюджет не только налог на доход физических лиц (НДФЛ) в размере 13%,  но  в среднем, как показано дальше,  свыше половины своих доходов.  Налоги выплачиваются систематически,  однако предприятия не могут эффективно воспользоваться возвращаемыми деньгами,  так как значительная  их часть постоянно используется в налогообороте. 

            Многотриллионный оброк с населения для спекулянтов

Казалось бы, все  начисляемые налоги  должны поступать в консолидированный бюджет. Однако налог, именуемый в Налоговом кодексе как НДС,  исключен  этим законодательным актом  из общих правил обязательных налоговых выплат. К тому же, как отмечалось, он вопреки названию и общепринятому толкованию, в том числе  в нормативных документах Росстата,  взимается не с добавленной стоимости продукции (услуг), созданной на данном предприятии, а с выручки (оборота), полученной от ее продажи. Об этом сказано в ст. 146 Налогового кодекса, и в этом несложно убедиться, взглянув на любое платежное банковское поручение или кассовый чек. В  каждом из этих документов так называемый НДС,  прежде по ставке 18%, а с 2019 года - по ставке 20%,   указано, что  взимается он относительно цены продукции, то есть с выручки продавца. Только на некоторые продукты питания ставка этого налога снижена наполовину. Замечу, добавленная стоимость изготовленной продукции включает в себя заработную плату, прибыль, а также  выплаченные  налоги и страховые взносы.

Многократное  обложение одним налогом одних и тех же составляющих стоимости товаров столь же  недопустимо, как провинившегося в чем-то многократно наказывать за один и тот же проступок. «Провинившимся» в налогообложении по ставке псевдоНДС  оказывается население страны. При этом оно выплачивает псевдоНДС полностью, однако ежегодно в среднем около 90% начисляемой суммы этого налога в бюджет не поступает. Сказанное наглядно подтверждается оценочными расчетами его начисления и  суммами перевода в казну за два календарных года.

В 2017 г. оборот товаров и услуг составил 158 781 млрд. рублей. В этой сумме, включающей также все налоги,  содержится и многократно начисленный  псевдоНДС.  Если бы его начислили только один раз по ставке 18% со всего оборота, это составило бы  28 580 млрд. рублей. На самом же деле, сумма этого налога, многократно начисляемого по сложной арифметико-геометрической прогрессии на каждом переделе продукции, значительно больше. Ее достоверно может определить только Федеральная налоговая служба.  Однако и одноразового оценочного начисления достаточно, чтобы показать всю абсурдность существования этого налога и «сизифова труда» по его учету, которым занято около миллиона бухгалтеров в организациях страны и в самой Федеральной налоговой службе. Напомню, что население «НДС» выплачивает полностью, приобретая конечную потребительскую продукцию.

Казалось бы,  начисленные,  как минимум,  28 580 млрд. рублей,  подобно любому другому налогу,  должны были  быть переведены в консолидированный бюджет.  Однако, согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы,  в  консолидированный бюджет в 2017 г. «НДС»  поступило лишь 3 236  млрд. рублей или 2% от оборота.  Спрашивается, куда же делись остальные  не менее 25 344  млрд. рублей из начисленного налога, который  выплатило население страны?

Аналогичную картину можно было наблюдать и в 2018 году. Оборот предприятий составил тогда 191 840 млрд. рублей, а минимально начисленный псевдоНДС - 34 531 млрд. рублей. Однако в бюджет согласно данным Росстата поступило лишь 3 761  млрд. рублей или 1.9 % от оборота. Остальные 30 770 млрд. рублей  из  начисленной налоговой суммы исчезли. В 2017-м  и 2018 г. поступления «НДС» составили лишь около 16,5% от доходов консолидированного бюджета. Попробуем разобраться, куда  деваются выплаченные населением, но не попавшие в бюджет,  деньги «НДС».

Согласно ст. 171 Налогового кодекса,  из суммы псевдоНДС, которую предприятия получают сверх цены, реализуя свою продукцию (услуги), вычитается сумма псевдоНДС, которую они сами выплачивают при приобретении у кого-то продукции (ресурсов) для своего производства.  Происходит как бы взаимозачет этого налога при товарообмене. При равном по стоимости товарообмене между сторонами равны и суммы псевдоНДС, которыми сопровождается этот обмен, их алгебраическая сумма оказывается равной нулю и поэтому в бюджет ничего не должно попасть.  Но если суммарный «НДС», полученный данным предприятием, превысит сумму, выплаченную им другим предприятиям, то разница переводится в бюджет. Делается это обычно ежеквартально. В результате, в отличие от других налогов, в бюджет переводится не вся начисленная сумма псевдоНДС, а только небольшая ее часть, не скомпенсированная при взаимозачетах.

Умышленно или по недомыслию создана абсурдная ситуация.  Население, приобретая потребительские товары и услуги, выплачивает все начисляемые налоги. Однако вследствие взаимозачетов в бюджет попадает лишь незначительная  часть «НДС» - около 2%  от оборотов в 2017-м и 2018 году соответственно вместо тогдашних 18%. Спрашивается, почему  вместо цирка с взаимозачетами, представления которого контролируют порядка миллиона бухгалтеров в стране,  не установили нормальный налог с оборота по ставке, допустим,  2 или 3%?  Не выплаченный в бюджет псевдоНДС  остается в обороте, который таким образом искусственно увеличивают за счет увеличения налоговых поборов с населения.  Эти поборы должны  кому-то достаться. Можно с большой вероятностью утверждать, что  значительная часть не попавшей в бюджет начисляемой суммы «НДС»  перетекает  спекулянтам-перепродавцам продукции, фирмам, исполняющим липовые работы,  при возвратах  «НДС» за лжеэкспорт при попустительстве  некоторых нерадивых работников налоговой и таможенных служб, и в других случаях.    

Известно, что перепродавцы, скупая те или иные товары, накручивают их цены, в частности, импортные фрукты, овощи и лекарственные препараты  нередко  дорожают на 200-400%.   После их перепродажи «накрученные» за счет остающегося в обороте начисленного «НДС» спекулятивные доходы присваиваются, а в случае появления некомпенсированного «НДС» он оказывается намного меньше спекулятивного дохода. То же происходит при  оплате фиктивных работ,  возврате по коррупционному сговору «НДС» при лжеэкспорте и пр.  Об этом  свидетельствует  также  не выплаченный в бюджет «НДС» на розничном рынке.

Согласно данным Росстата, номинальные доходы населения в 2017 г. составили  55 447 млрд. рублей, из них на оплату товаров и услуг потратили 41 600 млрд. рублей или 75%  доходов.  Из суммы расходов население в магазинах розничной торговли выплатило конечный  «НДС»  по ставке 18%, что, если пренебречь небольшим перечнем  не облагаемых им продуктов питания, составило 7 488 млрд. рублей.  Однако  в  бюджет из начисленной суммы «НДС»  поступило,  как отмечалось, лишь 3 236  млрд. рублей.  Остальные 4 252  млрд. рублей также были кем-то присвоены по пути в бюджет. Видимо,  «на благотворительные нужды».  Попали они к  перекупщикам потребительских товаров. Аналогичную картину можно было наблюдать и в 2018 году. Номинальные денежные доходы населения  составили 57 521 млрд. рублей,  на покупку товаров и оплату услуг было потрачено 44 308 млрд. рублей или 77%, из которых был выплачен в розничной торговле «НДС» в размере 7 975 млрд. рублей. Однако в бюджет поступило лишь 3 761  млрд. рублей, то есть на 4 214  млрд. рублей меньше.  Наибольшую прибыль получают импортеры продовольствия и «щирпотреба». Они ввозят продукцию по низким ценам, выигрывая одновременно на снижении ввозных пошлин, и продают ее цепочке аффилированных с ними перепродавцов, которые накручивают цены. Выручка  в результате переводится импортеру в офшоры.

За счет своеобразного,  взимаемого с населения,  оброка в виде псевдоНДС финансируется легальная спекулятивная экономика, что ведет к дополнительному снижению покупательной способности населения, сворачиванию  товарного производства, сокращению доходов бюджета, вывозу капитала за рубеж, росту ценовой инфляции…

            От вымогательства с населения незаконного оброка - к НДС

Очевидно, применение псевдоНДС  делает его подобно сизифову труду бессмысленным и вредным. Как отмечалось, учетом и контролем его выплат в Федеральной налоговой службе и организациях страны занято,  по оценкам,  порядка миллиона человек,  на что затрачивается немало средств. Если их средняя зарплата составляет,  допустим, 50 000 рублей в месяц, то только на оплату исполнителям этой бессмысленной работы тратится ежегодно не менее 600 млрд. рублей, причем какая-то их часть выплачивается из госбюджета, то есть опять же за счет налогоплательщика – населения. С учетом всех затрат эти работы стоят гораздо больше.

Любопытно, что именно  такую сумму в 600 млрд. рублей намерено было дополнительно получить правительство от увеличения ставки «НДС» с 18 до 20%.   В 2019 году, судя по предварительным данным, собрали  примерно на 800 млрд. рублей больше, чем в предыдущем году.  Но это увеличение скорее вызвано ростом цен, в том числе от повышения многократно взимаемого «НДС». Неизбежное при этом  дополнительное подорожание продуктов питания и потребительских товаров  наряду с увеличением налоговой нагрузки на население ведет к дальнейшему снижению его покупательной способности  и, тем самым, к сокращению производства и оборота продукции.

Взимание псевдоНДС - явное нарушение конституционных имущественных прав единственного налогоплательщика псевдоНДС – населения. Его противоправно заставили платить оброк спекулянтам  в виде многократно начисляемого налога с оборота (продаж). Как показано ниже,  оброк составляет в среднем  свыше половины доходов населения.  Происходит такое вымогательство уже много лет в соответствии с упомянутой выше ст. 171 Налогового кодекса о взаимозачетах плательщиков псевдоНДС, и  противоречит пп. 1 и 3 ст. 35 Конституции РФ  где сказано: 

1. Право частной собственности охраняется законом.

3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Однако имущество населения - его денежные доходы много лет принудительно отчуждается в виде псевдоНДС не для государственных нужд, причем без последующего возмещения.  Как же устранить вымогательство денег, нарушающее конституционные права граждан и интересы государства?  Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации, Основной закон  имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны, при этом принимаемые законы и иные правовые акты не должны противоречить основному закону. Поэтому  ст. 171 Налогового кодекса должна быть изменена в соответствии с Конституцией России в интересах государства, его экономики  и населения.

Анализ показал, что вместо псевдоНДС,  свыше 90% которого не поступает в бюджет, в интересах государства и населения необходимо взимать НДС истинный. Согласно его названию этим налогом должна облагаться именно добавленная стоимость,  которая, как отмечалось,  включает в себя заработную плату, страховые взносы, и прибыль. Тогда сбор в казну настоящего НДС, без взаимозачетыов, можно будет значительно увеличить, в том числе выплатами его целиком в бюджет налогоплательщиками. При этом снизится налоговая нагрузка на население. Это подтверждается оценочными расчетами.

К примеру,  в  2017 г. суммарная  (валовая) добавленная стоимость продукции и услуг (ВВП)  согласно данным Росстата составила 92 081 млрд. рублей, а сумма НДС,  налога на прибыль, НДФЛ и страховых взносов - 13 776  млрд. рублей или  14,9% относительно ВВП. Вместе с поступившим в бюджет псевдоНДС в размере 3 236  млрд. рублей  суммарная доля этих налогов в ВВП составила  около 19%.  Если для налогооблагаемой базы – добавленной стоимости установить ставку НДС  в  20%  и отменить налог с оборота с его взаимозачетами, то в бюджет поступило бы 18 416  млрд. рублей НДС. Таким образом доход бюджета в сумме 30 640 млрд. рублей увеличился бы примерно на 1500 млрд. рублей. Напомню, с оборота в виде пседоНДС было начислено 28 580 млрд. рублей,  из них в бюджет поступило лишь 3 236  млрд. рублей, остальные  25 344  млрд. рублей ушли в «тень» в виде незаконного оброка  с населения страны.

Таким образом вместо четырех налогов (налога с оборота,  налога на прибыль, НДФЛ и страховых взносов) выплачивался бы один – НДС, который взимался бы лишь один раз  на  каждом переделе продукции  и ее реализации. При этом для всех трех  его составляющих была бы  установлена единая налоговая ставка  в 20%  как и нынешняя ставка для прибыли,  а также вместо  13%  для НДФЛ и 30% страховых взносов. Для упрощения бухгалтерских операций  целесообразным представляется увеличить зарплату на сумму страховых взносов и взимать налог как с дохода работника. При этом число составляющих НДС сократится до двух.

Все это позволило бы  снизить затраты на собираемость  налогов, в том числе устранив расходы на содержание примерно миллиона бухгалтеров в налоговой службе и компаниях, занятых сизифовым трудом по надзору за начислениями и взаимозачетам псевоНДС. Кроме того, у предприятий изымалось бы из оборотных средств  в бюджет как бы в виде краткосрочных кредитов правительству меньше налоговых выплат, вследствие чего возрос бы и ускорился оборот денег. Уменьшился бы также скрытый неформальный налог с продаж потребительской продукции  и при соответствующем контроле снизились бы цены.  Все это позволило бы снизить налоговую нагрузку на население,  тем самым увеличить его покупательную способность и, соответственно, объемы товарного производства  и доходы бюджета. Для учета различных условий хозяйственной деятельности предприятий ставки НДС  следовало бы дифференцировать.

               От регрессивной шкалы ставок НДФЛ - к прогрессивной

А какова нынешняя доля налоговых выплат в доходах населения? Как отмечалось, суммарный доход консолидированного бюджета страны с учетом страховых взносов предприятий в 2017 году составил 30 640 млрд. рублей. Он  складывался из  налоговых поступлений в федеральный и региональные бюджеты,   а также страховых взносов предприятий во внебюджетные государственные фонды - Пенсионный фонд, Федеральный и территориальные фонды медицинского страхования и Фонд социального страхования. Из этих доходов около 3 000 млрд. рублей получены за счет экспортных пошлин и налогов, которые выплачиваются не населением, и они  при последующих расчетах не учитываются.

Таким образом,  население страны в 2017 году при приобретении потребительских товаров и услуг выплатило неформальный налог с продаж примерно в сумме 27 000 млрд. рублей.  Но при этом нужно учесть также псевдоНДС  в сумме 25 344  млрд. рублей, выплаченных населением и которые  ушли в «тень».  Получается, в бюджет и  «теневую» часть экономики население выплатило около 52 000 млрд. рублей, что по отношению к общим доходам населения в размере 55 447 млрд. рублей составило почти 93%. Денежная масса в 2017 году составляла 38 418 млрд. рублей. По оценкам,  за год она оборачивается в среднем 2,5 раза, что составило 96 045 млрд. рублей или 60% от оборота, то есть дефицит денег  достиг 40% . В таком случае, свыше половины и без того дефицитного денежного оборота пришлось на налоговые выплаты и оброк для легальных «теневиков». Если ошибка в  расчетах из-за отсутствия полных данных составила 10-15%, то оценочно средняя годовая ставка  подоходного  налога, который выплачивает население страны в бюджет и в «теневую» экономику, составила 75-80%, а не «самые низкие в мире» 13%. 

Доля суммарных налогов существенно возрастает по мере снижения дохода человека, и снижается при его увеличении. Действительно, неформальный консолидированный налог с продаж для одного и того же продукта питания или вида «ширпотреба», когда его приобретают люди с разным доходом, остается в абсолютном исчислении постоянным. Но по  мере уменьшения дохода относительная доля этого скрытого налога в доходе возрастает. И наоборот.  К примеру,  условный налог с продаж в 100 рублей на килограмм колбасы при условном доходе покупателя в 1000 рублей составит относительно этой  суммы 10%, но  относительно  дохода в 10 000 рублей – лишь 1%. Таким образом, шкала  налоговых ставок  НДФЛ получается не «плоской»,  с постоянной ставкой 13%,  и не самой низкой в мире,  как декларируется властями, а шкалой ставок, возрастающих  с уменьшением доходов физических лиц, то есть регрессивной.

Это еще  одна порочная особенность нашего уникального налогообложения, которая к тому же нарушает п.2  ст.19 Конституции РФ,  согласно которому, в частности,  государство гарантирует равенство прав человека и гражданина  независимо от его имущественного положения.  Это,  очевидно, относится и к праву на примерное равенство относительной доли налогов,  выплачиваемых людьми разного достатка.

Введение прогрессивной шкалы ставок НДФЛ  вместо существующей регрессивной, с перераспределением доходов в пользу малоимущих,  позволило бы  уменьшить существующее опасное для страны неравенство в доходах и налогообложении граждан, увеличить покупательную способность населения и дополнительно увеличить доходы бюджета.

К примеру, по данным Росстата, в 2017 г. при общем годовом доходе населения в 55 447 млрд. рублей на долю 20% его наиболее обеспеченной части приходилось 47%  всех денежных доходов. При этом 10% самых богатых обладали  30,3% всех доходов, а на долю 10% наименее обеспеченной части населения приходилось всего 1,9%,  то есть разница  превысила 16 раз. Подобное наблюдалось  в 2018-м и 2019 году. Между тем, согласно экспертным оценкам, уже семикратная разница должна служить тревожным предупреждением властям о значительной вероятности проявления серьезных социальных протестов. Поэтому в развитых странах с социально ориентированной экономикой  соотношение доходов децимальных групп наименее и наиболее обеспеченного населения не превышает 4-5.

Достигнуть такого соотношения можно тремя способами, используемыми одновременно: повышением минимальной заработной платы до физиологически требуемого уровня, дифференциацией относительных ставок НДФЛ с увеличением их в сторону больших доходов граждан, и частичным перераспределением доходов граждан, полученных за счет  дифференциации налоговых ставок, в пользу наименее обеспеченных лиц,  в том числе пенсионеров и инвалидов.

В 2017 г. согласно данным Росстата налога с доходов всех физических лиц собрали в сумме 3, 252 трлн. рублей. Доход 20%  граждан России,  самых богатых, составил 26,06 трлн. рублей.  С введением  только для этой группы наиболее обеспеченных граждан прогрессивно возрастающей шкалы ставок НДФЛ при средней налоговой ставке в 30% (от 21 до 40% в зависимости от дохода) можно было бы увеличить поступление этого налога  в консолидированный бюджет  до 7,818 трлн. рублей или на 4,556 трлн. рублей. Тем самым можно было бы сблизить ставки НДФЛ самых бедных и самых богатых.

Устранение двух ошибок в Налоговом кодексе РФ – замена налога с оборота на НДС, включая замену регрессивной шкалы ставок НДФЛ на прогрессивную для 20% наиболее обеспеченных граждан,  позволило бы, к примеру, в ценах 2017 г. увеличить доходы консолидированного бюджета страны на 6 трлн. рублей  и снизить при этом нагрузку на население  в виде нынешнего налога с оборота примерно на 25, 5 трлн. рублей,  которые сейчас уходят в «теневую» экономику. Освобождение населения от незаконного «теневого» оброка позволило бы ввести дополнительно относительно небольшой налог с продаж  потребительских товаров и услуг в розничной торговле, увеличив тем дополнительно доход бюджета примерно на 5 трлн. рублей. Дополнительные доходы порядка 10 трлн. рублей  поступали бы в бюджет ежегодно, что позволило бы избежать повышения пенсионного возраста и восстановить индексации пенсий работающим пенсионерам,  снизить поборы с населения,  уменьшить цены, а также  увеличить покупательский спрос, объемы производства и собираемость налогов.

Если при ликвидации налога с оборота не будут соответственно снижены цены, это приведет к существенному увеличению прибыли продавцов продукции. Во избежание этого потребуется нормировать прибыль с переводом сверхприбыли в доход бюджета. Нормы прибыли должны быть дифференцированными в зависимости от вида хозяйственной деятельности, что позволит стабилизировать и гармонизировать цены.

От спекулятивной денежно-кредитной политики Центробанка - к национальной  финансовой

Как ни странно, но в стране отсутствует официально принятая национальная финансовая политика. Она должна охватывать все сегменты  денежного обращения, включая кредитование, эмиссию денег, налогообложение и пр., которые   взаимосвязаны и в совокупности должны  обеспечивать в стране баланс товарно-денежного обращения. Иначе говоря, денег в обороте с учетом налогообложения должно быть столько,  чтобы на рынке выкупались все реализуемые товары и услуги. Однако этого не происходило все годы существования Российской Федерации.  

Государственная денежно-кредитная политика, разработанная Центробанком РФ, много лет ориентирована на развитие денежных спекуляций, что ведет к вывозу капитала за рубеж,  развалу товарного производства и обнищанию значительной части населения. Достигается это, в частности,  искусственным созданием дефицита денег в обращении, который в последние годы  достигает, как отмечалось,  40%.  Для этого эмиссия денежной массы осуществляется в  размере,  эквивалентном не стоимости товарной массы с учетом их оборота, а эквивалентном золотовалютному резерву ЦБ в пересчете по искусственно девальвированному курсу конвертации рубля. Валюты же для эмиссии требуемой рублевой массы, даже при существенно девальвированном Центробанком рубле, катастрофически  не хватает. Кроме того, ЦБ последние несколько лет держал  весьма высокой  ключевую ставку, что привело к удорожанию банковских кредитов, ставки по которым существенно превышали ценовую инфляцию. Дорогие кредиты  недоступны большинству предприятий, поэтому многие из них обанкротилась. В результате в банках   накопились значительные суммы невостребуемых денег, которые перетекают на спекулятивные фондовые и валютные рынки, а оттуда после конвертации – за рубеж.

Перманентный дефицит денег в обращении и сокращение товарного производства породили также нынешнюю порочную налоговую систему. Как показано выше, население вынудили платить налоги, составляющие от 75 до 90%  его доходов. При этом около половины начисляемых  налогов в виде незаконного оброка перетекает  в «теневую»  спекулятивную экономику, легализованную Налоговым кодексом.  В результате присвоения  легальными «теневиками»  значительной суммы налоговых платежей, они также перетекают на спекулятивные финансовые рынки, и после конвертации  вывозятся за рубеж. Все это дополнительно увеличивает дефицит денег в обращении, что приводит к усилению развала экономики и прочих упомянутых негативных последствий.

Порочные аспекты финансовой политики, фрагментарно и несогласованно осуществляемые порознь правительством и Центробанком, явились одними из основных причин всех наших экономических и иных бед и невыполнения правительством указов и предписаний президента страны по наведению порядка в экономике. По этим же причинам представляется весьма сомнительной  реализация множества национальных проектов, не образующих комплексной макроэкономической программы. Сомнения усиливаются ввиду отсутствия плана развития национальной экономики, сбалансированного по ресурсам и конечным результатам. Сегодняшняя ситуация в чем-то напоминает положение в стране, сложившееся  после Гражданской войны в 1920 годах. Разруха многих промышленных отраслей и существенное экономическое отставание от Запада в те времена угрожали национальной безопасности. Тогда для спасения государства начали интенсивную индустриализацию экономики, основанную на планировании. 

За последние 30 лет разрушили почти все ключевые отрасли советской промышленности. Сейчас даже простейшие метизы – болты и гайки с шайбами ввозят из Китая. Исчезло 2-3 поколения технических специалистов, которых на всех уровнях управления производством заменили всеядными менеджерами.  В результате мир ушел от нас еще на 30 лет вперед. Поэтому сейчас, как и в 1930-е, в интересах национальной безопасности срочно требуется осуществить современную промышленную революцию. Для этого неотложным делом представляется  реформирование системы управления российской экономикой. В частности, необходимо принципиально  изменить функции экономических министерств и ведомств. В Советском Союзе они были хозяйствующими субъектами. Сегодня, в рыночных условиях, эту роль они имитируют. Некоторые аспекты  реформирования  предложены в публикации  Как российскую экономику  довести не до ручки, а до ума («Промышленные ведомости» № 3, март, 2014 г.).  Для финансового обеспечения реформ весьма ценными являются предложения академика Сергея Глазьева, изложенные, в частности,  в публикации Ликбез в защиту рубля и национальной финансовой политики  («Промышленные ведомости» № 2, апрель 2015 г.).

Сейчас ведется новая мировая война, экономическая, в которой главным оружием против России являются экономические санкции. Война ведется на истощение противника. Выстоять и победить в ней можно лишь при наличии современной промышленности,  ресурсо- и энергосберегающей, с высоким уровнем автоматизации управления процессами, а не болтовней  о всеобщей «цифровизации», доходящей до абсурда. И победят в этом противостоянии страны с высоким уровнем жизни населения, не облагаемого удушающими налоговыми поборами, так как  только в этом случае может быть обеспечена высокая поддержка властей избирателями.

Рисунок Виктора Богорада

Тэги: экономика, налоги, теневая экономика, Налоговый кодекс, НДС, налог с оборота, НДФЛ 

Другие статьи номера «ПВ» 3, март 2020

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100