Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 8, август 2019  -  cодержание номера 

Казнь науки в России

Андрей Маленький,

кандидат психологических наук

 

 На недавно состоявшемся общем собрании Российской академии наук выдающийся российский нейрофизиолог академик Михаил Угрюмов поразил всех сравнением, хотя выступал последним. За 25 лет участия в общих собраниях РАН, сказал академик, он помнит только два случая, когда вступления сопровождались искренними аплодисментами и неоднократно прерывались ими. Это выступление А. Солженицына, а второе было сегодня — В. Никонова. Что такого сказал председатель комитета Государственной думы по образованию и науке? Почему на него обиделась Т. Голикова, заместитель председателя правительства, и не удержалась от комментариев, а М. Котюков, министр науки и высшего образования, онемел? 

Они выступали раньше В. Никонова и могли бы опередить его и по числу и искренности аплодисментов академиков. Министр старался: бодрым голосом доказывал академикам, что он с ними «одной крови», многократно повторяя, «мы много раз с вами об этом говорили», и показывал организационные слайды, но ничего нового академикам так и не сказал.

Напряжение вызвало выступление Т. Голиковой, объявленное как приветственное. Вначале она говорила о национальном проекте «Наука» и госпрограмме «Научно-технологическое развитие Российской Федерации»,  в рамках которой при ведущей роли РАН должна быть создана конкурентоспособная, компактная, на базе цифровых технологий и современных принципов организации, система управления научно-технологическим развитием. Затем, что показалось совершенно неуместным на годовом собрании академиков и членкоров, она высказала целый ряд организационных замечаний и упреков, хотя и сформулированных корректно.

До 1 декабря 2019 года в РАН должны быть разработаны и представлены в правительство не всякие, а именно качественные, как она подчеркнула, предложения по развитию системы профессиональной экспертизы научной, научно-технологической и инновационной деятельности. Надо разработать критерии эффективности расходов федерального бюджета на НИР и НИОКР, в чем РАН должна принять активное участие, и ею, Т. Голиковой, даны соответствующие поручения.

Применить критерии надо будет уже скоро, по итогам работы в 2019 году. Академией еще не начата работа по исполнению поручения об изучении соответствия программы фундаментальных исследований на 2013−2020 годы приоритетам научно-технологического развития. Поэтому мы не можем оценить достижения или планируемые достижения в сфере фундаментальных исследований на будущее. РАН не исполняет поручение о ежеквартальном отчете по проверке эффективности бюджетных вложений в исследования, проведенные в 2013—2018 годах, с точки зрения их прикладного значения. Если здесь не хватает нормативной базы для исполнения поручений, выйдите с предложением сами. Четырежды вице-премьер предлагала академикам самим инициировать то или иное действие. Наш уровень взаимодействия высокий, но перечень проблем перечисленными , не исчерпывается — завершила свое выступление Т. Голикова.

Приветственным его не назовёшь, да, и адекватным случаю — тоже. Ведь 848 академиков и 1074 члена-корреспондента собираются раз в год, чтобы послушать друг друга, обсудить приоритетные направления деятельности и важнейшие научные достижения, полученные российскими учеными. Но у вице-премьера, курирующего в стране науку,  не нашлось времени, чтобы послушать доклад президента РАН и выступления академиков. После своего начальственного выступления она ушла из президиума, успев только раздосадоваться на Никонова и прокомментировать его выступление. С ходу, уверенно, но не по существу того, о чем тот говорил. Может быть, приняла близко к сердцу начальные слова председателя думского комитета?

Никонов напомнил: «Альберт Эйнштейн говорил, что есть только две вещи, которые бесконечны. Это Вселенная и глупость. Хотя в отношении Вселенной я не уверен». Наука исследует Вселенную и сокращает пространство глупости. И здесь есть четыре проблемы: бюджет, оценка научной деятельности, кадры, законодательно-правовые рамки. Мы занимаем тридцать пятое место в мире по объему финансирования науки на душу населения. Сейчас это 1,1 процента от ВВП, хотя в послании президента и майских указах еще 2012 года речь шла об 1,98 процента. Но даже при 1,98 процента мы войдем только в первую двадцатку. Представители Министерства финансов аргументируют такое положение дел отсутствием роста показателей цитируемости и объема публикаций у российских ученых.

Встречный вопрос правительству: если вы не будете финансировать науку, наверное, в сферу не придут люди, которые будут иметь высокую цитируемость.  В последние десятилетия только один процент выпускников вузов идет в науку. Люди, имеющие высокий уровень цитируемости, при нынешнем финансировании науки, к сожалению, реализуют свою цитируемость в других местах — не в РАН и не в российских вузах.  Между тем, в последние годы хотя число публикаций российских ученых в западных рецензируемых журналах увеличилось,  их цитируемость снизилась.

Почему цитируемость определяется именно по публикациям в журналах? Великие историки  Карамзин, Ключевский, Соловьев, Рыбаков  разве они стали знаменитыми, потому что писали в рецензируемые журналы? Не писали они в рецензируемые журналы, тем более западные. Они писали многотомные труды, монографии, и по нынешним критериям их следует считать просто провальными учеными. На протяжении многих лет Россия теряла ученых, которые уходили из профессии или уезжали за рубеж. В начале 1990-х годов в стране был 1,7 млн. исследователей, а сейчас — 700 тысяч. Мы потеряли целое поколение, которое ушло из науки, и поколение, которое не пришло в науку, потому что там не платили. И сейчас проблема научных кадров стоит очень остро. Надо серьезно менять ситуацию с аспирантурой: платить аспирантам достойные стипендии, чтобы люди могли нормально заниматься диссертациями, а также именно диссертации сделать критерием оценки работы аспирантов.

Что касается законодательства о науке, то сейчас время для глубоких преобразований в системе образования и науке прошло. Кардинальные перемены ни к чему хорошему не приводят. Порядок освобождает мысль, говорил С. П. Королев. Надо, чтобы ученые мыслили, а не писали отчеты и бюрократические отписки. В декабре законопроект о науке должен быть внесен в Госдуму, но даже сейчас еще продолжаются дискуссии о концепции закона. Это важный закон для науки, и надо, чтобы он устанавливал порядок, который освободит мысль.

У Татьяны Голиковой был бы еще повод для раздумий и досады на «опекаемых» ею, если бы она осталась на собрании и послушала не только В. Никонова, но и академиков. Например, о том, что советы по приоритетным направлениям созданы правительством, а не при РАН, как ошибочно считает заместитель председателя правительства. Академик А. Сергеев сообщил бы ей, что из-за разницы в средней оплате по регионам страны сотрудники московских институтов теперь получают зарплату намного выше, а ученые, например, в Сибири, практически не получили надбавки. В это же время производительность труда в Сибири в два раза выше, чем в Москве. Ученые не стремятся публиковаться в российских журналах, отдавая предпочтение зарубежным изданиям. Это связано с тем, что оценка результативности научной деятельности в большой степени зависит от рецензируемости и цитируемости. Финансирование фундаментальных исследований в России  0,15% ВВП. Такие страны, как Франция и Израиль, тратят на фундаментальную науку 0,45%. Вопрос об увеличении финансирования стоит очень остро. Если сравнивать с количеством ученых, которые работали в 1991 году, то сокращение большое — в 2,5 раза. Сравнение по числу исследователей, занятых в экономике, тоже не в нашу пользу: 50 человек на 10 тысяч человек в России,  в Израиле — 174 исследователя на 10 тысяч человек. У нас «двугорбое» распределение исследователей по возрастам, «золотой запас» ученых уезжает за границу, молодежь не заинтересована идти в науку.

Академик РАН Н. Долгушкин сообщил, что по сравнению с 2015 годом число кандидатов наук сократилось с 83,5 тысячи до 77,3 тысячи, докторов наук — с 28,1 до 26,1 тысячи. Сокращается и число аспирантов. В 2010 году их было 157,4 тысячи, в 2018 — 90,8 тысячи. При этом в прошлом году завершили учебу в аспирантуре с защитой диссертации всего 2,2 тысячи человек (для сравнения: в 2010 — 9,6 тысячи).

Академик А. Смирнов так прокомментировал доклад о программе фундаментальных научных исследований: там сказано, что нужно улучшить качество жизни. Но это не только качество товаров и услуг, это еще и наше психологические состояние. В стране 44% школьников не имеют никаких целей, не понимают, зачем они существуют. Разве это нормально?  Академик И. Щербаков заметил: наукометрические показатели должны использоваться только как вспомогательные в экспертной оценке научной деятельности. Необходимо скорректировать статус научной работы, которая сейчас относится к сфере услуг. Его поддержал академик В. Рубаков: «Наука — сфера услуг, вроде парикмахерской, это скандальная ситуация».  Академик М. Угрюмов убежден, что без введения прогрессивного налогообложения и принятия политических мер для ликвидации оттока средств за рубеж проблемы финансирования науки не решить. РАН надо прекратить опасаться ставить вопросы непосредственно перед руководством страны.

Если бы Голикова и министр науки досидели бы в президиуме до конца собрания, то услышали бы самое неприятное от академика В. Давыдова:

«Пока ведутся речи о высокой науке, Минобрнауки действует. Сегодня все руководители академических институтов отделения глобальных проблем получили письмо с указанием откорректировать данные по зарплате по науке (довести до 150%), которые уже представили в Росстат. Необходимо поправить данные, отвезти письма в Росстат, получить отметку на письме и направить  в министерство скан письма. В случае невыполнения поручения к руководителям организаций будет применено дисциплинарное взыскание. Это абсурд, так как денег в институтах нет. Это прямое принуждение к подлогу».

В прессе этот факт был подан как результат взлома сервера Минобрнауки. Это не так. Такие письма действительно были и подписаны, и направлены. Что же касается взлома, то, скорее всего, это был взлом министерских мозгов. Если весь текст нового законопроекта рассматривать через призму того, что произошло на общем собрании РАН, то он приобретет совсем иные контуры.

ИА REGNUM

От редакции газеты «Промышленные ведомости».

Если бы, допустим, Максвелл, работал сегодня в РАН и открыл  электромагнитные колебания, то его бы по требованию вице-премьера Татьяны Голиковой и министра от науки Михаила Котюкова, оба они финансисты, уволили. Ведь Максвелл  сам заявил о якобы  практической неприменимости своего открытия, описание которого процитировали единицы ученых, да и то в качестве, как им показалось тогда, курьеза. Использование числа цитирований научных публикаций в качестве  критерия оценки научных достижений, наглядно демонстрирует  ограниченность мышления людей, которых назначили управлять наукой. Сегодня они, получив эстафету от своих постсоветских предшественников,  продолжают при попустительстве руководства страны разваливать фундаментальные и научные исследования, представляя их себе как сферу услуг. Вроде финансовых спекуляций.

Фундаментальные исследования  охватывают комплексы взаимосвязанных проблем, «сшить» которые в одно большое целое под силу лишь немногим ученым. Этим должны заниматься «коллективные разумы» отделений и президиума РАН. Однако постоянное игнорирование чиновниками коллективного разума  ученых приводит к появлению множества порочных решений. Причем, решений, нередко коррупционно ориентированных. Дело доходит до абсурда. Так, о  подготовке летом 2013 г. законопроекта «реформирования» академической науки не знали ни в наблюдательном совете Министерства образования и науки, ни в академиях. Даже вновь избранный тогда президент РАН Фортов, который являлся членом правительства, услышал о законопроекте… на заседании правительства, о чем в повестке дня даже не говорилось. Однако его предложение повременить с передачей законопроекта в Госдуму и прежде обсудить в академиях проигнорировали. Хотя принимать коллегиальное решение по вопросу, с которым не было знакомо большинство членов кабинета министров, было явным проявлением безответственности и волюнтаризма.

О том, по какому пути можно было бы направить деятельность РАН, как коллективного координатора научных исследований, говорится в не потерявшей актуальности статье  Как довести РАН не до «ручки», а до ума Наукой могут управлять только сами ученые, а не чиновники и «эффективные менеджеры» 

 

Другие статьи номера «ПВ» 8, август 2019

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100