Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» №5, май 2019  -  cодержание номера 

Сможет ли Россия
обеспечивать себя в будущем ураном?

Открытое письмо министру природных ресурсов и экологии РФ Дмитрию Кобылкину

                              

                                        Уважаемый Дмитрий Николаевич!

 Мы, нижеподписавшиеся, нынешние, а также вынужденно или принудительно уволенные работники Обособленного подразделения «Сосновгеология» АО «Урангеологоразведка», дочернего общества АО «Росгеология»,  обращаемся к вам, так как  крайне обеспокоены развалом нашего предприятия и опасными последствиями его развала для страны. Наши предыдущие обращения по этому поводу в Роснедра и «Росгеологию» ни к чему не привели. «Сосновгеология» сейчас осталась фактически единственным в России предприятием,  способным проводить поиски урановых месторождений. И если вы не вмешаетесь в происходящее, развал нашего предприятия  приведет к дальнейшему снижению эффективности  поисков руд и дефициту сырьевой урановой базы, имеющей для страны стратегическое значение.

Исходной  предшественницей нынешней «Сосновгеологии» являлась Сосновская экспедиция   Первого главного геологоразведочного управления бывшего Министерства геологии СССР. Ее создали в ноябре 1947 г. для  поисково-разведочных работ по выявлению урановых и ториевых рудных месторождений в Восточной Сибири.  В 1979 г. на базе экспедиции организовали производственное геологическое объединение  «Сосновгеология»,  изменив в 1992 году название на государственное  геологическое объединение. Но в 2003 году, без согласования с коллективом, «Сосновгеологию» лишили статуса юридического лица и  присоединили к ФГУГП «Урангеологоразведка» в качестве Байкальского филиала. В 2017 году ФГУГП «Урангеологоразведка» было преобразовано в АО, а «Сосновгеология» стала  обособленным подразделением этого АО «Урангеологоразведка»  (далее «Урангео»).

 За 71 год деятельности «Сосновгеологии»  в  результате проведённых ею поисково-разведочных работ на радиоактивные элементы были выявлены 82 месторождения урана (74 на территории России и 8 - в Монголии), крупная монацитоносная Алданская провинция (россыпи) с  ториевым и редкоземельным оруденением и еще более 500 проявлений уранового оруденения,  сосредоточенных  в 22  урановорудных районах - УРР.  Богатые руды уранового месторождения Мраморного (Ермаковского) добывались и использовались в 1949-1950 гг. для реализации «Атомного проекта» Выдающимся открытием стал Стрельцовский рудный узел, являющийся уникальным по количеству запасов и качеству руд, сосредоточенных в 20 месторождениях урана. На его базе в 1960-е  годы был построен крупнейший в СССР Приаргунский горно-химический комбинат, ныне единственное перерабатывающее урановые руды предприятие на территории Российской Федерации. На севере Республики Бурятия открыт крупный Витимский УРР, включающий 11 гидрогенных месторождений с высокотехнологичными рудами. В настоящее время идет  активное освоение района для промышленной добычи урана. На Хиагдинском месторождении урана АО «Атомредметзолото»  построило и ввело в эксплуатацию добывающее предприятие с применением технологии подземного выщелачивания.

В Урулюнгуевском и Витимском  УРР находится более 90% разрабатываемых в настоящее время месторождений урана России. Создана также сырьевая база урана в Монголии. Вместе с тем  выявлены уникальные объекты нерадиоактивного сырья: месторождение меди (Удоканское), полиметаллов (Нойон-Тологой), чароита (Сиреневый Камень), флюорита (Гозогорское, Эгитинское), угля (Апсатское, Уртуйское), полихромных турмалинов (Малханское).

Большое научное и практическое значение имеют созданные в «Сосновгеологии»  комплекты карт различного назначения и масштабов, особенно составленные по материалам аэрогеофизических работ, которыми покрыто 2 370 тыс. кв. км. Радиоэкологическими исследованиями, проведенными «Сосновгеологией» в Иркутской области и соседних с ней регионах, выявлено более 600  мест техногенного загрязнения  твердыми радиоактивными веществами, которые были изъяты и захоронены в специальном хранилище.

За серьезные достижения «Сосновгеологию», единственную из геологоразведочных организаций СССР, наградили Орденом Ленина. Ряд работников организации за открытие группы уникальных месторождений в Стрельцовской палеокальдере получил звания лауреатов Ленинской и Государственных премий, многих наградили орденами и медалями.

«Сосновгеология» во времена СССР была флагманом геологоразведки также и по производственным показателям, устанавливались рекорды по проходке подземных горных выработок и бурению скважин. Всего было пройдено 307 тысяч  пог. м подземных горных выработок и пробурено около 11 млн. пог. м скважин. Предприятие оказывало помощь горно-буровыми работами при   форсированной разведке важных для укрепления   минерально-сырьевой базы России месторождений золота    (Карамкен, Дукат, Барун-Холбо, Зун-Холбо), олова    (Правоурмийское), алмазов  в Архангельской области, нефти в  Красноярском крае (на Ванаваре).

Все это было достигнуто благодаря высококвалифицированному коллективу, численность которого в период расцвета достигала почти пяти тысяч человек, а также благодаря применявшимся передовым технологиям и техническому вооружению  при компетентном руководстве со стороны  Первого главка Мингео СССР.

Основной ущерб «Сосновгеологии», как и всей геологоразведочной отрасли страны, был нанесен в 1990-х годах недальновидными решениями  правительства, приведшими, в частности, к резкому сокращению финансирования геологоразведочных работ по поискам урана. Тем не менее, в те трудные годы «Сосновгеология» хотя и распалась на ряд самостоятельных предприятий, но выстояла как дееспособная организация со статусом юридического лица.

Однако с подчинением «Сосновгеологии» в 2003 г. ФГУГП «Урангео», в которое также вошли остатки предприятий прежнего  Первого главка Мингео СССР, развал нашего предприятия продолжился. Затем «Урангео» в качестве дочернего общества подчинили холдингу «Росгеология», и «Сосновгеологию» вынудили платить оброк уже двум «хозяевам».

Руководители  «Урангео» стали разбазаривать материальные ресурсы нашего предприятия. Только по результатам одной проверки, проведенной Роснедрами в мае 2010 г., тогдашний генеральный директор «Урангео»  Дегтяренко без согласования с собственником имущества, государством, совершил сделки с федеральной собственностью в ущерб предприятию на сумму  свыше 600 млн. рублей. А такие проверки,  которые подтверждали  необоснованные траты государственных средств, проводились неоднократно. От каждого госконтракта, выполняемого коллективом «Сосновгеологии», руководство «Урангео»  и «Росгеологии» удерживает,  по разным оценкам, от 30 до 50% стоимости работ в свою пользу в качестве «мзды». Подобное, как выявила проверка Счетной палаты РФ,  происходит во всех дочерних обществах холдинга «Росгеология».

Последние несколько лет  АО «Урангео» возглавляет Н. Н. Дундуков.  Он стал одним из посредников в реализации грабительской денежной политики, проводимой  «Росгеологией  в отношении своих дочерних обществ.  Суть ее в том, что выполнение работ по проектированию, а также составлению промежуточных информационных и окончательных отчетов оформляются контрактами, которые заключаются  с «Росгеологией», как с якобы исполнителем этих работ.  Но они фактически выполняются,  в нашем случае, «Сосновгеологией» от имени «Урангео». Общая сумма такой «мзды» только по четырем последним контрактам составила около 19 млн. рублей. В результате денег на предприятии систематически не хватает на зарплату сотрудникам, исполнителям работ, особенно  в камеральный период. Поэтому  их под угрозой увольнения заставляют писать заявления о «добровольном желании» перейти на сокращенную рабочую неделю. Вынуждая геологов под предлогом нехватки денежных средств «добровольно» переходить на трехдневную рабочую неделю, в то же время Дундуков и главный бухгалтер Кремнева, без согласования с Роснедрами, только двумя приказами в 2016 году выписали себе премий на 3 585 000 рублей.  Это намного больше, чем получили все геологи предприятия. Тогда  Роснедра являлись учредителем «Урангео» и  должны были утверждать эти премии,  чего, в соответствии с ответом Роснедр на запрос Свердловского отдела СК РФ по г. Иркутску, сделано не было.  

Когда жульничество с премиями стало известно, и  коллектив возмутился, то в ответ начались преследования администрацией лидеров протестующего коллектива. В результате необоснованно были сокращены главный геофизик Никулин С. В. и ведущий инженер-технолог буровых работ Рязанов Г. Н., это в  «Сосновгеологии», а  также сотрудница «Невскгеологии»,  председатель Единого представительного органа работников «Урангео» Вишнякова Е. В.

Дундуков сознательно разваливает коллектив высококвалифицированных специалистов  «Сосновгеологии», а, следовательно, и саму нашу некогда успешную организацию,  которая всегда отличалась высокой производительностью и эффективностью труда. Сейчас состояние «Сосновгеологии»  плачевное и она не способна конкурировать на рынке геологоразведочных  работ. Разлажена работа ее Центральной аналитической лаборатории и метрологической службы, ликвидирован  геоэкологический центр, безнадежно отстает от требований времени буровая служба и т.д. Да и чему удивляться, если решение наших производственных вопросов зачастую зависит больше от главного бухгалтера Кремневой, чем от малообразованного генерального директора.

Наши заявки на обновление техники, включая геофизическую аппаратуру,  не выполняются. Дело дошло до того, что в полевой период 2018 года при наличии четырех  действующих госконтрактов  в  «Сосновгеологии» работал лишь один геофизический отряд - на Приобской площади. Но разве может один отряд содержать огромный аппарат чиновников  «Урангео» и «Росгеологии» в придачу? Зато командуют нами все, кому не лень, но больше мешают работать, чем помогают.

До назначения Дундукова руководителем «Урангео» и последующего подчинения ее  холдингу «Росгеология», «Сосновгеология» открывала каждый год новые перспективные объекты. Если за 2005-2016 годы были сформированы два новых крупных рудных узла в Витимском УРР и  прирост прогнозных ресурсов урана категории Р1 составил около 60 тысяч тонн, то в последние годы похвастаться нечем. Во многом на это повлияло увольнение многих ведущих специалистов предприятия  и полное лишение «Сосновгеологии» какой-либо самостоятельности.  С ликвидацией  без каких-либо объективных причин «Сосновгеологии» как юридического лица, «Урангео» всеми правдами и неправдами продолжило свою разрушительную деятельность. Были ликвидированы должности многих ведущих специалистов  и всех руководителей  «Сосновгеологии», в том числе вынужденно уволился директор Кокарев А. А.,  были сокращены главный геолог  Самович Д. А.,  главный геофизик  Никулин С. В. и ведущий инженер-технолог буровых работ Рязанов Г. Н.  А именно под их руководством и при непосредственном участии в 2000-х годах были получены серьезные геологические результаты по поискам урановых месторождений.

Дундуков же, как геолог, не проявивший себя какими-либо успехами, и будучи посредственным руководителем среднего звена, незаслуженно возвысившись, и команду себе подобрал соответствующую. В частности, он  назначил на должность главного геофизика Демина А. А., что  повергло специалистов коллектива в шок. Демина ранее уволили из организации вследствие некачественного и нерадивого исполнения возложенных на него обязанностей. Он не имеет высшего профильного геофизического образования, не имеет опыта  составления проектной и отчетной документации,  никогда не занимал руководящих геофизических должностей, и не был даже ведущим геофизиком.  Имеются серьезные основания  предполагать, что выполненные им в 2018 году  уже в нынешней должности работы на Шангулежской площади являются браком.

Впрочем, это соответствует принципам самого Дундукова. Чтобы скрыть невыполненные работы и получить за них оплату, Дундуков иногда  заставлял подчиненных  фальсифицировать геологические документы.  Например, угрожая увольнением, он потребовал, чтобы заместитель  главного геофизика Овсов В. К. отдал распоряжение операторам составить липовые результаты каротажа скважин.

Следует обратить внимание и на процветающее в «Урангео»  «кумовство», наша организация по образному выражению сотрудников  стала превращаться в «деревню Дундуковку».  Принятые  Дундуковым  на работу родственники и знакомые  в подавляющем большинстве -  не профессионалы, а люди случайные и некомпетентные. Например, своего сына, не сведущего ни в геологии, ни в организации работ  он назначил заместителем директора обособленного подразделения в С-Петербурге.

 Дундуков  вместе с тем грубо нарушает законодательство об оплате труда. Так, он прекратил индексацию заработной платы, чем нарушил положения коллективного договора.  Но при этом в непроизводственных подразделениях, таких, как бухгалтерия, зарплата повышалась. Регулярно ущемлялись и другие материальные интересы работников. Ликвидировали надбавки за секретность, хотя себе Дундуков установил неслыханную надбавку в 20%, при этом он сам с секретными материалами фактически не работает.  Сняли надбавки за работу в ночные часы при каротаже скважин, сократили законные льготы  сотрудникам, работающим с вредными и радиоактивными материалами.

Если раньше в полевых отрядах  при условии выполнения плана  оплачивали рабочий день, исходя из отработанного времени, а это нередко 10-12 часов в сутки,  то при Дундукове всех полевиков формально перевели на 8-часовой рабочий день при шестидневной рабочей неделе.  Однако всем основным специалистам, как и прежде, приходится работать в поле намного больше, но сверхурочно проработанное время не оплачивается При этом предложение работников перейти на сдельную оплату труда игнорируется, что объясняется так: «Слишком много будете получать». Более того, по окончании полевых сезонов  всех полевиков отправляют  в неоплачиваемый отпуск, в качестве «компенсации» за переработку часов в выходные дни. Просто вызывают  в отдел кадров и заставляют писать заявления о неоплачиваемом отпуске как бы по собственному желанию.  Многие под угрозой лишиться работы вынужденно соглашаются. Хотя согласно Трудовому кодексу  РФ работа в выходной день должна оплачиваться не менее чем в двойном размере.  В результате заработная плата геологов за время руководства Дундукова только снижалась. В то же время  увеличивался бюрократический аппарат «Урангео».

Собрания коллектива, возмущенного противоправными  действиями администрации,   ундуков  уже давно запретил. Хотя  в соответствии с  Трудовым кодексом гендиректор  обязан способствовать проведению собраний и конференций по пересмотру трудовых договоров и отчитываться перед коллективом.  Последняя конференция трудового коллектива «Сосновгеологии» состоялась  3 ноября 2011 года и с тех пор  конференции не проводились. Тогда коллектив единогласно проголосовал за выражение недоверия руководству «Урангео» и за выделение  в интересах дела «Сосновгеологии» из «Урангео». Однако предложением коллектива в Роснедрах пренебрегли.

К слову сказать,  непонятно за какие такие заслуги Дундуков получил звание Заслуженного геолога Иркутской области, ведь не числится за ним каких-либо геологических достижений. Но вот награждение ряда геологов и геофизиков за  подлинные успехи в Витимском УРР было им пресечено. Составленные   тогда   главным геологом  Самовичем Д. А. представления на награждение  отличившихся работников Дундуков  самовольно отверг и в Роснедра не передал.

В настоящее время поощрительное материальное стимулирование работы геологов государственными  органами сведено лишь к премированию за открытие месторождений. При этом месторождением признается объект, запасы которого взяты на государственный баланс. Но геология работает на будущее промышленности, и выявленные перспективные объекты  нередко начинают разведываться (ставиться на баланс) спустя много лет после их открытия. Если раньше  законодательно предусматривались  материальные поощрения за выявление признаков месторождений, хотя в нашей организации и их  почему-то  то не  выплачивали,  то с 2015 года они и вовсе были отменены. В результате, члены коллектива геологов и геофизиков «Сосновгеологии», выявившие 25 рудопроявлений урана в Витимском УРР, соответствующих по прогнозным ресурсам категории Р1 месторождениям мелкого и среднего масштаба, никаких поощрительных вознаграждений не получили, что явно не стимулирует нелегкий геологический труд.

Вследствие безответственного и некомпетентного  руководства  из «Урангео» непрерывно увольняются квалифицированные работники.  В «Сосновгеологии»  уже почти не осталось опытных геологов, способных выполнять полевые работы – для выполнения пяти действующих контрактов имеются всего два геолога. При главной направленности деятельности организации на поиски урана не осталось специалистов, имеющих  специализированное образование по поискам радиоактивных элементов.   Дееспособных полевиков, без учета буровиков, в «Сосновгеологии» осталось всего с десяток  человек при штатном расписании около 300 работников!  Вследствие ущемления в заработной плате и  отсутствия стимулирования производительного труда уволились все молодые специалисты.  Текучесть геологических кадров при Дундукове превысила 70%, а на замену ушедшим специалистам приходят далеко не лучшие работники. За последние несколько лет численность работников геолого-геофизической службы «Урангео» вообще, и «Сосновгеологии», в частности,   уменьшилась более чем в два раза. В результате под угрозой оказалось выполнение госбюджетных контрактов по Антасейской, Ермасохинской и Шангулежской,  Каренгской, Кульдурской площадям. 

Некомпетентное руководство АО «Урангео» своей  деятельностью, несомненно, наносит громадный ущерб как «Сосновгеологии», так  и урановой геологии России в целом. Следует учесть, что из разведанных в советское время запасов урана в Российской Федерации осталось примерно 20%, причем большей частью – трудно добываемых, остальные оказались на территориях других бывших союзных республик.

Во избежание в последующем неэффективной траты госбюджетных средств и окончательного развала «Сосновгеологии», оставшейся в стране фактически единственным предприятием, ведущим стратегические поиски урана,  необходимо незамедлительно принять соответствующие кадровые и организационные решения. Как отмечалось, с этими вопросами мы неоднократно  обращались к руководству «Росгеологии» через его представителей, проводивших проверку деятельности «Урангео» в 2017 и 2018 годах. Обращались мы также к руководству  Роснедр.  Но никакой реакции не последовало.  Поэтому мы решили обратиться к вам, новому руководителю министерства, так как в интересах государства считаем необходимым предпринять следующие меры:

  1. «Сосновгеологию», фактически единственного в России исполнителя поисковых работ на уран, выделить из «Урангео» в самостоятельное акционерное общество со всеми числящимися за  «Сосновгеологией» материальными и техническими средствами. Для обеспечения оперативности и эффективности управления предприятием передать госпакет акций будущего АО «Сосновгеология» в ведение МПР или Роснедр
  1. Назначить на конкурсной основе руководителя АО «Сосновгеология», исключив из возможных претендентов Дундукова, не вызывающего у нас доверия.
  1. Ходатайствовать перед Правительством РФ о выделении денежных средств на техническое перевооружение «Сосновгеологии», как стратегически значимого предприятия.
  1. Восстановить в ранее занимаемых должностях принудительно и вынужденно уволившихся работников «Сосновгеологии»: директора Кокарева А. А., главного геолога Самовича Д. А., главного геофизика Никулина С. В., ведущего технолога Рязанова Г. Н., а также Вишнякову Е. В. в «Невскгеологии».
  1. Рассмотреть вопрос о взыскании с «Урангео» и «Росгеологии» незаконно полученных денежных средств в пользу непосредственных исполнителей геологоразведочных работ.
  1. Для стимулирования эффективности геологоразведочных работ восстановить поощрительные премии за открытие признаков месторождений. Создать поощрительные фонды за успешное выполнение геологических заданий по госконтрактам для организаций – исполнителей работ.

Геолого-геофизические службы многих организаций, выполняющих госзаказы по поиску твердых полезных ископаемых, находятся в критическом состоянии. Изложенные нами обстоятельства, наряду с отсутствием контроля  за выполнением геологических и геофизических работ со стороны вышестоящих организаций,  неизбежно приводят к снижению профессионализма в проектировании и выполнении работ  при  поисках, как урана,  так и твердых полезных ископаемых в целом.  Поэтому необходимо восстановить повсеместно контроль со стороны Роснедр как за качеством проектирования и выполнения геолого-геофизических работ, в том числе  проводить проверку полевых материалов, так и за полнотой использования  и квалифицированной интерпретацией получаемых материалов.

 

P.S.  Уважаемый Дмитрий Николаевич, во избежание возможных против нас очередных репрессий со стороны нашего местного начальства, просим не оглашать наши фамилии.

30.04.2019.  Иркутск

                                                            Подписали письмо семь человек

          От редакции

Редакции фамилии подписавших письмо известны и мы сообщим их министру природных ресурсов и экологии РФ Дмитрию Кобылкину

 

Публикация по проблеме, изложенной в письме:

Сможет ли Россия обеспечить себя необходимым минеральным сырьем? Реалии и перспективы   Беседа  с Евгением  Козловским, министром геологии СССР в 1975—1989 годах, почетным президентом Ассоциации геологических организаций России

 

Другие статьи номера «ПВ» №5, май 2019

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100