Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» 5 сентябрь, октябрь 2014  -  cодержание номера 

Ассоциация с ЕС:
трамплин для прыжка в светлое будущее или капкан?

Михаил Делягин,
доктор экономических наук
 
Что представляет из себя сегодня Европейский союз? Начиналось когда-то всё очень даже хорошо - с планов и намерений подтянуть всю Европу до уровня Германии.  На худой конец - до уровня Франции. Входившие постепенно в ЕС новые страны – Испания, Португалия, Греция, Ирландия получили огромные социальные и финансовые авансы. Социальные заключались в том, что на них распространили социальный стандарт «старых стран Европы» - учредителей и членов ЕС, в том числе высокие зарплаты и пенсии. Финансовые состояли в том, что у них были очень высокие рейтинги, позволившие брать огромные деньги в долг, что обеспечило огромный их приток тогда в эти страны.
 
В ЕС существует правило, что не менее половины экспорта страны-члена Евросоюза обязательно должно приходиться на другие страны, членов ЕС. Если та или иная страна – член ЕС экспортирует что-то с выгодой для себя в третьи страны, то она обязана сократить его объёмы до пределов, не выходящих за указанные  рамки. Вот, например, когда Греция только входила в Евросоюз, она имела четыре национальных высокоэффективных отрасли, чья продукция была вполне конкурентоспособна на мировых рынках и приносила ей значительную прибыль. Это производство вина, оливок,  табака и судостроение.
 
При подгонке под жёсткие рамки правил ЕС у Греции осталось теперь только  судостроение. Всё остальное стало работать преимущественно на внутренний рынок, потому что у других стран ЕС есть такая же продукция и пускать на свой внутренний рынок греческую продукцию они не желали. Когда судостроение Греции не выдержало конкуренции с судостроением сначала Польши, а потом Южной Кореи, Греция осталась без производящей части экономики. Поэтому сегодня разговоры о том, что она что-то там «экономит», это разговоры ни о чём, потому что Греция не имеет возможности зарабатывать деньги, оставаясь в рамках Евросоюза.
 
Суть Евросоюза – это создание зоны, которая гарантирует определённую прибыль корпорациям стран «старой Европы». Это место, где они имеют гарантированный сбыт своей продукции. Это зона, на которую не посягает никто посторонний. По сути дела, это форма неоколониализма. Когда в ЕС стали принимать новых членов – страны Восточной Европы, то уроки Южной Европы, то есть предыдущего расширения ЕС, были учтены в полной мере – никаких ошибок допущено не было, никаких финансовых и социальных гарантий страны Восточной Европы при вхождении в Евросоюз не получили. Соответственно, предприятия, которые там находились, либо были куплены корпорациями «старой Европы», если представляли для них интерес, либо просто закрыты, если такого интереса к ним не было.
 
Самый яркий пример даёт Германия. При том, что ФРГ вложила в Восточную Германию безумные деньги – около триллиона бундесмарок или около 700 миллиардов евро, в Германии до сих пор остаётся «налог солидарности» для любого бизнес-процесса.  Будь то безработица, будь то размещение отдельных крупных сетей,  будь то размещение производства  - граница Восточной Германии всегда обозначается очень четко. Это территория, которая остаётся неразвитой до сих пор. Такие же правила распространяются и на всю остальную Восточную Европу.
 
Классический пример – Румыния. Это один из крупнейших членов Евросоюза, и при этом недостаточно благополучный. Поэтому о том, о чём чехи, словаки, венгры и другие предпочитали молчать, румыны говорили громко и откровенно.  В первые два года пребывания Румынии в качестве члена ЕС из страны уехало примерно 25-30 процентов её трудоспособного населения, потому что те предприятия, где эти люди ранее работали, были закрыты. Они уехали работать в Европу разнорабочими. В Румынии были ликвидированы многие производства. Правда, им удалось снова запустить автозавод «Дачия», и это их самое большое экономическое достижение за всё время пребывания в ЕС. Несмотря на то, что Румынии неоднократно обещали большую помощь со стороны ЕС, на самом деле эта страна сама оказалась «донором» Евросоюза.
Венгрия оказалась в таком же положении.
 
Дело в том, что оформление документов на получение европейского транша – это очень длительный и хлопотливый процесс, сложная и трудоемкая процедура. Латвия, например, только в прошлом году завершила оформления документов и получила транш, после чего начала строительство «евродорог» на своей территории. А вот Румыния, небогатая страна, длительное время была «донором» ЕС. Когда румынское руководство решило разработать  программу социально-экономического развития в рамках Евросоюза, оно пришло к печальному выводу. Поскольку все решения о судьбе Румынии и румынского народа принимаются за пределами этой страны ведущими корпорациями и «евроструктурами», причём Румыния на их решения никак не может повлиять, то и разработка национальной программы социально-экономического развития невозможна в принципе.
 
Если рассмотреть общий ход евроинтеграции по такому показателю как ВВВ на душу населения, проанализировав разрыв между этим показателем в тех или иных странах Восточной Европы – новых членах ЕС и показателем Франции 1990-х годов, то видно, что в среднем этот разрыв за все годы их нахождения в ЕС не изменился. Да, где-то он сократился, как, например, в Польше. Где-то он драматически вырос, как в Болгарии. Но в целом этот разрыв не изменился. Отставание стран Восточной Европы от «старой Европы» осталось практически прежним.
 
 Ликвидация производства в этих странах в угоду корпорациям «старой Европы», устранявших конкурентов, привела к острой нехватке у них денег, что вынудило их прибегнуть к значительным внешним заимствованиям. Расплатиться с ними они не могут, так как их товарное производство находится в плачевном состоянии. Поэтому им приходится периодически проводить девальвацию национальной валюты, как это делает Польша, либо же барахтаться в тисках жесточайшего перманентного финансового кризиса, как Венгрия.
 
Даже человек, который отнюдь не является принципиальным противником «евроинтеграции», этакий правоверный либерал, но при этом неплохой экономист, экс-президент Чехии Вацлав Клаус, как-то в сердцах сказал, что евроинтеграция – это средство финансового высасывания стран Восточной Европы. Это правда. Если сравнивать с 1985 годом финансовое состояние всех стран Восточной Европы, которые тогда являлись независимыми государствами, становится ясным, что оно было тогда неизмеримо лучше, чем в настоящее время.
 
Таким образом, с сугубо экономической точки зрения, присоединение той или иной страны Восточной Европы к ЕС на тех условиях, которые он предлагает в высшей мере невыгодно. Недавно соглашение об ассоциации с ЕС наряду с Украиной подписала Молдавия. Речь идёт только о статусе, которым уже давно пользуются такие страны, как Иордания, Южная Африка, Египет, Тунис, Алжир, Марокко, Чили, Мексика и ряд других. Но поскольку соглашение об ассоциации с ЕС, которое подписала Молдавия, сильно отличается от соглашений, подписанных ЕС с этими странами, то у Молдавии нет никаких надежд на то, что она сможет нарастить свой экономический потенциал до такого уровня, который позволит ей соответствовать европейским стандартам. Поэтому вопрос о членстве Молдавии в Евросоюзе не стоит даже теоретически. Нет такой перспективы.
 
Следует отметить, что ЕС находится в состоянии перманентного управленческого кризиса. Дело в том, что согласование решений по тем или иным вопросам общего характера со всеми 28 странами – членами Евросоюза  это очень сложный и трудоемкий, а потому продолжительный процесс. Когда все эти 28 стран согласовывают свою позицию по тому или иному вопросу, получается многоуровневое соглашение. Например, причину падения курса евро по отношению к доллару Европейский банк увидел в том, что все документы в ЕС пишутся на английском языке, а потому в разных странах-членах Евросоюза, где говорят и пишут не на английском,  их понимают, дескать, по-разному, иногда – неправильно. Или другой пример:  если договариваются по транспортному вопросу, то согласования по этой проблеме охватывают огромный перечень других сфер  - и сельское хозяйство, и торговлю, и многое другое. При этом странам-членам под давлением евроструктур приходится соглашаться на взаимные уступки. Поэтому если европейский чиновник говорит о диалоге в Евросоюзе, под диалогом он понимает свой диктат. После принятия в ЕС любого решения, общего для всех его членов, изменить его потом уже практически невозможно.
 
США обладают сегодня огромным политическим и экономическим влиянием на страны Евросоюза. Поэтому очень многие программы развития, которые хотят осуществлять страны «старой Европы» на государственному уровне, оказывается невозможно реализовать по той причине, что они не соответствуют интересам Соединенных Штатов Америки.  Из-за такого влияния  для современной политической элиты стран Евросоююза характерна большая боязнь личной ответственности. Нынешние лидеры Европы – это не те политические лидеры, которые в 50-80-е года прошлого века вертелись, сложно ужи на сковородке, оказавшись между противостоящими друг другу США и СССР, находясь под постоянной угрозой ядерного поражения.
 
Сегодня, когда нет больше «советской угрозы»,   все решения за лидеров стран ЕС принимают, по большому счёту, американцы. Это в определённой мере устраивает этих лидеров, так как в любой ситуации, когда что-то идёт не так, все плохие последствия принятых ранее решений они могут переложить на «большого брата» - США. Нынешняя политическая элита ЕС – это люди, которые сняли с себя ответственность за судьбу своих стран.
 
Такая ситуация является очень выгодной для национальной евробюрократии. Национальные бюрократы становятся после вступления в ЕС или ассоциации с ним членами «большой евробюрократической семьи», они получают большие возможности для саморекламы, их имена появляются на страницах всемирно известных СМИ, они могут занять высокие должности в евроструктурах и других международных организациях. При этом, как правило, судьба своей собственной страны этих людей абсолютно не интересует. Но, повторюсь, членство в этом «блистательном» межгосударственном объединении Молдавии не грозит, потому что подписанное ею соглашение об ассоциации с ЕС практически исключает развитие её экономики. Вовсе не случайно в этой связи, что темпы экономического роста в Молдавии упали с 8,9% в 2012 году (по данным МВФ)  до 3% (по прогнозам того же МВФ) в этом году.
 
И вот что ещё бросается в глаза: Молдавия по этому Соглашению участвует в военных программах Евросоюза и подчиняется его военному командованию. Всё было бы просто замечательно, если бы не тот факт, что никакого военного командования ЕС нет. Есть только НАТО. Значит, Молдова будет участвовать в программах военно-политического блока НАТО, не входя формально в состав НАТО и не имея никакой возможности участвовать в разработке его программ и оказывать влияние на принятые им решения. Помимо прочего, это ставит крест на нейтральном статусе молдавского государства со всеми вытекающими из этого последствиями.
 
Согласно подписанному соглашению, Молдавия обязуется предоставить право свободной продажи товаров из Евросоюза на своём внутреннем рынке, но не наоборот – ЕС таких обязательств перед Молдавией на себя не берёт. В целом это соглашение носит безумно сложный для понимания и запутанный характер, даже по мерках ЕС, так что через его содержание, как говорится, просто «не продраться».  Я  в своё время изучал все соглашения ВТО, там 500 страниц основного текста и ещё 1000 приложений. Но эти соглашения разработаны для того, чтобы их исполнять.
 
А вот что касается соглашения об ассоциации Молдавии  с ЕС, то у меня сложилось впечатление, что его специально сделали таким, чтобы его нельзя было прочитать и до конца в нём разобраться. Соглашение содержит  465 статей в 7 разделах на 213 страницах и более 50 приложений на 500 страницах, многие из которых даже не имеют номера и  непонятно, на какое приложение к какой статье надо будет ссылаться. При этом даются ссылки на более чем 309 рекомендаций других решений Евросоюза, которые иногда даже не сопровождаются номером или ссылкой, где их надо искать. К ним есть ещё 4 протокола, которые являются приложением к приложениям на 260 страницах.
 
Они описывают более 600 товарных позиций и десятки процедур признания происхождения и эквивалентности товара, включают в себя ограничение по нескольким сотням видам деятельности, которые Молдавия не может осуществлять в Евросоюзе, в то время как сам ЕС может их осуществлять на её территории. При углубленном анализе выясняется, что некоторые приложения не соответствуют ссылкам на них по содержанию. Дают ссылку на то или иное приложение, но на самом деле такого приложения нет. И такого рода нестыковок и «непоняток» в этом соглашении множество.
 
Восточная Европа готовила подобные соглашения в течении 8-10 лет при самом активном участии тех стран, которых они касались. В случае же с соглашением, подписанным Молдовой, ситуация иная – его подготовили в спешке, всего за 2,5 года, при этом участие в его разработке самой Молдовы было минимальным. Это очень похоже на ситуацию с подписанием феодальным Китаем соглашения с колониальными державами, в котором было написано, что эти державы могут творить в отношении Китая и китайцев всё, что им только заблагорассудится. Причём эти колониальные договора делались в двух экземплярах. Один экземпляр хранился у колониальной державы, второй – у порабощенного Китая.
 
А вот свободная и независимая Республика Молдова подписала договор, который сделан в одном экземпляре, и этот экземпляр хранится в Евросоюзе. Иметь у себя и хранить второй экземпляр договора об ассоциации ЕС не доверил Молдове. Вот и возникает вопрос, а что обсуждать, если Молдова не сможет  доказать, что она подписала именно этот договор, а не какой-то другой.
 
Молдавия отменяет все таможенные пошлины, то есть Евросоюз получает право свободного экспорта своих товаров  на территории Молдавии. Но вот молдавский экспорт в Евросоюз оговаривается многомесячной сложной процедурой, по которой ЕС должен признавать эквивалентность свойств молдавских товаров своим нормам и стандартам. По оценкам специалистов в области товарного права, это может занять до полутора лет. В настоящий момент для большинства граждан Молдавии, которые считают себя  экспортерами, эта сложная и трудоемкая процедура совершенно неизвестна, им ещё только предстоит её понять и освоить.
 
Таким образом, молдавские стандарты исчезают, а молдавские банки должны быть приведены к среднеевропейскому уровню. Если они не смогут этого сделать, то должны быть ликвидированы. Но в Молдавии нет сегодня банков, которые способны подняться на среднеевропейский уровень. Такой прецедент: известен в Эстонии и Латвии, где  нет сегодня своих национальных банков, там работают шведские банки, и это является одной из основных причин сложной ситуации в их экономике. Все внутренние законы и все внутренние практики  - это очень широкое понятие, которое включает в себя не только нормативные акты, но даже традиции и обычаи, не соответствующие «европейскому праву», тоже должны быть в Молдавии ликвидированы.
 
Срок создания зоны свободной торговли для Молдавии, на первый взгляд, весьма щадящий – 10 лет. Но таможенное право республики должно быть приведено в соответствие с нормами ЕС за 1 год. При этом 200 из 340 необходимых документов должны быть приняты за 2-3 года, то есть ударными темпами. Те документы, которые отнесены на 7-10 лет, имеют заведомо незначимый характер. Уже в 2014 году только по вопросам фитосанитарного контроля должно быть принято и освоено на практике 12 директив и регламентов. В следующем году – 30, а в 2016 году – 29. Причём всё это должно делаться Молдавией за свой счёт, да и технологически реализовать все это очень сложно.       
 
Ключевым органом становится так называемый Совет ассоциации, которые организуется не совсем понятным образом. Если следовать букве соглашения об ассоциации, то он будет работать вообще без практического участия Молдавии. Но при этом он обсуждает любые важные проблемы и принимает по ним решения, которые обязательны для Молдавии. При нём возможно существование многоступенчатой системы комитетов и подкомитетов, которые в области торговли принимают решения, по сути дела, по любым вопросам, и вводят собственные правила, обязательные для исполнения на территории Молдавии. Таким образом, никакого молдавского законодательства в отношении торговли с Евросоюзом больше не существует.
 
Непонятно также,  каким образом Совет ассоциации, который делегировал свои полномочия комитету, который, в свою очередь, делегировал их подкомитету, в работе которых должны участвовать представители Молдавии, но которые, по букве закона, могут обходиться и без их участия, принимает решения, обязательные для исполнения Молдавией. Там сказано, что решения принимаются «по согласию». Но фокус в том, что юридической формулировки «по согласию» не существует. Есть понятие «консенсус», есть понятие «квалифицированное большинство голосов», есть формулировка «простое большинство голосов».
 
А так получается, что когда тот или иной вопрос решают 28 представителей ЕС и один  представитель Молдавии, и все 28 представителей ЕС приходят по нему к согласию, а  представитель Молдавии хочет против него протестовать, то это не имеет никакого значения – всё равно это будет «согласие». По крайней мере, так могут быть истолкованы соответствующие положения этого соглашения об ассоциации с ЕС. То есть и молдавское правительство, и молдавский парламент, и молдавский президент не имеют никаких прав в области регулирования торговли с Евросоюзом. 
 
Важно отметить, что эти «совместные» органы ЕС, регулирующие вопросы торговли,  неподконтрольны не только молдавским властям, они неподконтрольны также и Европарламенту. Они создаются Еврокомиссией совершенно непонятным образом. То есть, по сути дела, это демонтаж демократических институтов и процедур в Молдавии. Это переход Молдавии под внешнее бюрократическое управление. Проще говоря, Молдавия нашла себе «новых хозяев». Это также отказ Молдавии от экономического, а значит и политического, суверенитета.
 
Ещё есть «чудесная» процедура судебных споров, согласно все судебные споры будут решать не национальные судебные органы Молдавии, а специальные структуры, созданные для этой цели при Совете ассоциации из его комитетов и подкомитетов. При этом они, а не молдавские суды,  будут разрешать торговые споры, в том числе, касающиеся вопросов мошенничества и возмещения причиненного им ущерба. Это опять-таки напоминает право экстерриториальности, которое действовало в колониальном Китае в отношении иностранцев, в соответствии с которым, что бы ни сделал иностранец – китайский суд не имел права его судить. Судить его имел право только суд страны – метрополии, гражданином которой он являлся. Таким образом, то, что было в XIX веке типичным для колониального Китая, сегодня, в XXI веке, становится типичным для Молдавии, подписавшей Соглашение об ассоциации с Евросоюзом.
 
Очень многие практики, существующие в Евросоюзе, для Молдавии этим Соглашением не предусмотрены вообще. Помимо социальной защиты, это, например, борьба с произволом монополий. То есть, по сути дела, молдавское государство ликвидируется и заменяется даже не «европейскими властями», а европейскими чиновниками, которые делегируются не вполне понятно кем и не вполне понятно как. Есть и некоторые отдельные замечания. Например, цена газа в Молдавии, в том числе для населения, должна будет теперь устанавливаться только в зависимости от спроса и предложения. При условии наличия трубопроводной системы  поставщика – монополиста рынок газа невозможен в принципе, но для финансистов и юристов, которые в спешке готовили этот документ, это, судя по всему, неизвестно в принципе.
 
Свободный экспорт для молдавских товаров в ЕС  действительно, существует. Но  существует для 9 наименований товаров, из которых 4 – это 4 вида виноградного сока. На остальные товары вводятся мизерные квоты. По мясу – менее одной пятой молдавского производства мяса, по птице – одна десятая часть, по молоку – одна восьмая часть молдавского производства, по яйцам  - менее одной четвертой части, по фуражной пшенице – менее одной четвертой части, по ячменю – менее одной тридцать второй части. Однако даже эти квоты Молдавия не сможет выполнять в полном объёме. Если она выполнит их полностью, то Евросоюз может на полгода прекратить импорт этих молдавских товаров вообще. Безопасной является выборка этих квот только на 70 процентов. А многие молдавские товары вообще  запрещены для экспорта в Евросоюз. Например, не разрешен экспорт семян подсолнечника и растительного масла, плодоовощных консервов, детского питания, мёда, орехов, крепкого алкоголя, одежды, обуви, мебели, металлоконструкций.
 
Есть в соглашении с ЕС и одна «замечательная» вещь – так называемая защита географического места происхождения  экспортируемого  или импортируемого товара. Вот пример по вину. Молдавия берет на себя обязательство защищать 1518 географических мест происхождений  вина, производимого в странах Евросоюза. Причём не только испанских или итальянских и французских вин, но, в том числе, и болгарских, венгерских и даже люксембургских - целых 5 географических наименований происхождения вина из Люксембурга! А вот Евросоюз со своей стороны обязуется защищать только 2 географических обозначения молдавских вин – Романешты и Чумай.
 
Когда я проходил  сегодня в Кишиневском аэропорту пограничный паспортный контроль, меня – впервые за всё время моих многочисленных визитов в Молдавию спросили, зачем я сюда приехал. Я ответил абсолютно честно, поскольку я люблю говорить правду: «Я приехал в Молдавию потому, что очень хочу посетить винозавод в Пуркарь». Я хорошо знаю прекрасные вина этого производителя. Но прекрасные пуркарские вина - «Негру де Пуркарь», «Рошу де Пуркарь» и прочие - в Евросоюз из Молдавии поступать не будут, потому что ЕС не будет защищать это географическое обозначение.   
 
Молдова обязуется защищать на своей территории 11 географических обозначений производителей крепких алкогольных напитков из стран Евросоюза и 4 обозначения «ароматических вин», то есть с химией, ароматизированных. Но ни одно географическое обозначение аналогичных напитков из Молдавии не подлежит защите в ЕС. Включая знаменитые молдавские «дивины», знаменитые «Белый Аист» и «Букет Молдавии», который производится в Приднестровье, но, с точки зрения молдавского государства, производится на территории Молдавии.
 
И вот что ещё существенно: после подписания соглашения об ассоциации Молдавии с ЕС: никакие изменения в него больше не могут быть внесены. Теоретически, конечно, есть такая процедура, но она настолько «кудрявая», что её практическая реализация займёт многие годы, причём без какой-либо гарантии на положительный результат.
Более 70 наименований вин из Евросоюза будут импортироваться в Молдавию с уплатой пошлины в размере четырех десятых евроцента  за один литр.  То есть, практически, это почти что беспошлинно. А вот перечень молдавских вин, которые могут поставляться в Евросоюз, к соглашению не приложен вообще, в то время как перечень европейских вин, которые будут поступать в Молдавию, составлен очень подробно.  
 
 К тому же, Евросоюз не будет разрешать молдавским импортерам европейских товаров проверять их качество на месте их производства. То есть, если качество поступивших в Молдавию товаров в чём-то ей не понравится, она может возбудить долгую и нудную бюрократическую процедуру проверки качества, на что ей гарантированно потребуется пара лет при отсутствии гарантий положительного решения. Сам же Евросоюз будет проверять весь тот экспорт, который будет поступать из Молдавии, на месте его производства.
 
Порядок введения в действие соглашения об ассоциации Молдавии с ЕС  - многоступенчатый. Порядок обеспечения доступа молдавских товаров на рынок ЕС, на самом деле, по большей части является порядком введения в действие административных запретов, на фоне которых бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко  выглядит вполне пристойным и нормальным человеком.
Если подвести итог всему сказанному выше, то следует сделать следующие  выводы. 
Со вступлением в действие соглашения об ассоциации  Молдавии с ЕС будет иметь место полномасштабная беспошлинная или с мизерной пошлиной зона свободной торговли товарами Евросоюза на территории Молдавии, в том числе генетически модифицированными продуктами и товарами, бывшими в употреблении, в то время как экспорт Молдавии в ЕС будет крайне незначительным и крайне затруднённым.
 
Молдавские товары, даже в виде пробных партий, смогут появиться на рынке Евросоюза только через 2-3 года.  Если, конечно, не нарушать предписанную соглашением процедуру. Это означает начало деградации и гибели экспортного потенциала Молдавии, а потому все разговоры о будущем подъёме производства и расцвете страны лишены всякого смысла. Внутренний рынок Молдавии отныне будет функционировать в интересах иностранных производителей из Евросоюза, а экспортный потенциал будет обречен на угасание и ликвидацию.
 
Есть и финансовый аспект, сугубо бюджетный. Сейчас средняя таможенная пошлина на  импорт в Молдавии составляет 4%. Когда она будет отменена, госбюджет Молдавии станет терять 90 миллионов долларов поступлений в год, а это около 5% доходной части молдавского бюджета.
 
В настоящее время молдавский экспорт в страны СНГ осуществляется с нулевой таможенной пошлиной. Понятно, что после подписания Молдавией соглашения и договора о зоне свободной торговли с ЕС, страны СНГ, прежде всего, Россия, должны будут ввести в отношении товаров из Молдавии  ту же самую пошлину, которая действует в отношении товаров из ЕС, чтобы не превратить Молдавию в «чёрный ход» для беспошлинной поставки через неё товаров из ЕС на рынки стран СНГ.  Это означает, что таможенная ставка на молдавский импорт будет существенно повышена – с нулевой до 9,6%. В результате молдавский экспорт на рынки СНГ сократится не менее чем на 60%. Молдавская экономика в результате потеряет  950 миллионов долларов в год. Минимум. Это, естественно, скажется на предприятиях – экспортерах, которые составляют сегодня две трети молдавской экономики. На Украину молдавский экспорт уже резко сократился, правда, по несколько иным обстоятельствам, не связанным с соглашением об ассоциации Республики Молдова с ЕС.   
 
Подписание Молдавией соглашения об ассоциации с Евросоюзом автоматически ставит молдавских граждан, которые работают сегодня в России в положение не граждан страны – члена СНГ, а в положение граждан страны, входящей в правовое поле Евросоюза. Теперь им придётся получать разрешение на работу в России по усложнённой процедуре, предусмотренной для иностранцев из государств, не являющихся членами СНГ. Теоретически это должно привести к депортации из России в Молдавию примерно 250 тысяч её граждан, не имеющих разрешения на легальное нахождение и работу в России. Понятно, что для Молдавии, страны с населением в 3,5 миллиона человек, это будет очень большой и болезненной проблемой.
 
Безусловно, в какой-то степени это будет смягчено тем, что часть  молдавских граждан работает в России нелегально и, скорее всего, будет продолжать работать в таком же статусе, поскольку миграционная служба России работает плохо. Можно, правда, сказать, что она работает «гуманно». К тому же,  вряд ли эта процедура депортации начнёт осуществляться прямо сейчас. По крайней мере, со мной в самолёте из Москвы в Кишинёв летел только один бедолага, попавший в поле зрения миграционной службы России, как «нелегал». Впрочем, я думаю, что уже на следующих бортах таких бедолаг может оказаться значительно больше.  
 
Надо принимать во внимание тот факт, что Россия в настоящее время столкнулась с колоссальным наплывом беженцев из Украины, которые оказались в отчаянном положении и вынуждены соглашаться на любую работу.   Поэтому молдавские рабочие не смогут с ними конкурировать. В ситуации, когда, с одной стороны, изменился правовой режим, а с другой стороны, прежний дефицит рабочей силы буквально   на глазах сменяется её избытком, так как сейчас в России уже порядка 300 тысяч украинских беженцев, а к весне ожидается до 3 миллионов человек, так как Украина погружается в состояние экономической разрухи, депортация молдавских гастарбайтеров из России может происходить уже не по юридической, а по сугубо экономической причине. 
 
Если простые граждане Молдавии не возражали против государственного переворота в 2009 году, а потом не возражали против ассоциации с Евросоюзом, то это был их демократический выбор, который России нужно уважать.
 
На этом фоне маленьким дополнительным, так сказать, «подарком» является то, что многие молдавские профессионалы не смогут работать в Евросоюзе, так как теперь требуется наличие у них дипломов об образовании «европейского образца». А соглашения о взаимном признании дипломов с ЕС никто в Молдавии, как я понимаю, подписать не додумался. При этом специалисты из стран ЕС будут работать  в Молдавии как у себя дома, совершенно свободно.
 
И ещё одна «замечательная» штука – депозитарий. Это такой специальный институт рыночной экономики, который определяет, кому принадлежит какая ценная бумага. Купил ценные бумаги, пришёл в депозитарий и сделал там отметки, что эти ценные бумаги, существующие только в электронном виде, принадлежат конкретному человеку. На самом деле, когда экономика рыночная и очень многие предприятия акционированы, владение ценными бумагами – это владение собственностью, а депозитарий – это орган, который фиксирует право на владение собственностью. Так вот, в Молдавии депозитариями после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС могут быть сейчас только «европейские юридические лица», потому что «молдавские юридические лица» должны будут пройти очень сложную процедуру сертификации, которая даже при самом благожелательном отношении к ним со стороны европейской бюрократии  займет годы.  
 
Таким образом, всё, что касается сферы оборота ценных бумаг в Молдавии, соглашение об ассоциации с ЕС просто игнорирует, отсылая к законодательству Молдавии, но при этом само себе противоречит. В результате и граждане, и власть в Молдавии станут бесправными: независимо от того, принадлежит ли вам тот или иной завод, не принадлежит ли он вам, право на владение им будет определять не «молдавское юридическое лицо», а юридическое лицо совершенно постороннее.
 
Очень любят сегодня в Молдавии в контексте «европейской интеграции» говорить о финансовой помощи со стороны ЕС. Но 2-я статья рамочного соглашения об участии Республики Молдова в программах Евросоюза предусматривает, что Молдавия должна вносить свой финансовый вклад в общий бюджет Евросоюза в соответствии с конкретными программами. В переводе на русский язык это значит, что все расходы по реализации положений соглашения об ассоциации с ЕС будет нести сама Молдавия, то есть,  они будут осуществляться за её собственный счёт. Но финансируя программы Евросоюза в части, касающейся её, Молдавия не сможет   принимать участие в управлении этими программами, потому что она не является членом Евросоюза. Она может быть только «наблюдателем» в административных комитетах, управляющих этими программами. То есть, Молдавия будет платить, но пользоваться своими средствами не сможет.
 
Даже дороги в ЕС прокладывают только для членов Евросоюза. Молдавия таковым не является, а потому «евродороги» здесь ЕС строить не будет. В случае возникновения в Молдавии какой-то из ряда вон выходящей критической ситуации, особенно связанной с «российской угрозой», возможно, Кишиневу и удастся что-то для себя выбить у Евросоюза. Украина, например,  недавно сумела при помощи ЕС построить хорошую автотрассу Киев – Одесса. Но  думаю, что Молдавия от ЕС такой помощи не получит.
 
Если, конечно, через её территорию ЕС не захочет проложить транзитную «европейскую автодорогу» Восток - Запад, что пока в его планы явно не входит.
Итак, данное соглашение делает невозможным позитивное развитие Молдавии в принципе. Молдавия прекратит своё существование в качестве производителя продовольственных и других товаров. То есть, то, что называется «европейским путём развития Молдавии», на самом деле является программой деградации молдавского государства, превращения Молдавии из суверенной и независимой страны в некую территорию, находящуюся под внешним управлением. А поскольку у Евросоюза очень много своих собственных дел и проблем, это внешнее управление будет не слишком эффективным…
 
Что касается Таможенного и Евразийского союза, то они действительно могли бы стать для Молдавии «трамплином в развитие».  Ведь  те традиционные товары, которые производит сегодня Молдавии, как и товары, которые она могла бы начать снова производить, будучи совершенно ненужными в Европейском союзе, именно в ТС и ЕврАзЭС могут иметь устойчивый спрос, как уже ранее хорошо там известные и зарекомендовавшие себя с самой лучшей стороны.
 
Конкуренции с европейскими товарами Молдавия выдержать не сможет, так как европейские производители действуют в более комфортных условиях, имеют лучшие технологии и оборудование, поэтому себестоимость их продукции ниже, а качество выше. Вследствие этих причин на рынках стран Восточной Европы европейская продукция быстро вытеснила аналогичную отечественную продукцию. Например, Болгария сегодня практически не производит и не потребляет свои овощи и фрукты, как и Венгрия. Всё вытеснено турецкими товарами. Хотя Турция и не является пока членом ЕС.
 
А вот рынок России очень ёмкий и очень заинтересован в хорошо известной ему молдавской продукции. Поэтому Молдавии без каких-то особых усилий могла  бы и сегодня сохранять за собой довольно большой сектор российского рынка для своей традиционной продукции и, более того, постепенно его расширять, наращивая объёмы своего производства. Такой гарантированный и растущий сбыт молдавской продукции и стал бы «трамплином» для успешного экономического развития и социального благополучия Молдавии.

Другие статьи номера «ПВ» 5 сентябрь, октябрь 2014

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100