Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» № 1-2, январь, февраль 2012  -  cодержание номера 

Кадры решают всё!
К чему привела «реформа» высшего образования

Проблема кадров является основной в каждой отрасли. Нужны профессиональные кадры и в геологии, являющейся сегодня «становым хребтом» экономики России. Ведь каждое месторождение уникально по своим поисковым признакам, геологическому строению и особенностям распределения в нем полезных ископаемых. И его нужно разрабатывать таким образом, чтобы сочетать максимальный выход полезных минералов, высокий уровень безопасности работ, требования экологии и не превышать при этом рыночную стоимость добытой руды. О проблемах, которые стоят сегодня перед ВУЗами, готовящими специалистов для горнодобывающей отрасли, рассказал член-корреспондент РАН, президент Московского государственного горного университета - МГГУ Лев Александрович Пучков.
 
- В последние два десятилетия высшая школа, как и все образование России, постоянно реформируется. Начиная с 1992 года, руководители образования и науки твердят о том, что в стране слишком много ученых и профессоров, и что Россия  никак не может тянуть обузу и школьного, и среднего, и высшего образования. Поэтому реформы были энергично направлены по пути ускоренного создания частных учебных заведений, прежде всего гуманитарного профиля.
 
Затем прошло административное внедрение ЕГЭ – аттестации знаний учащихся в форме единого государственного экзамена и ГИФО –  свидетельства о результатах сданного гражданином единого государственного экзамена с соответствующей записью, удостоверяющей категорию финансового обязательства, являющегося основанием для предоставления вузу бюджетных средств на обучение в нем этого гражданина. Далее не менее мощными административными методами, иногда смягчаемыми финансовыми поддержками, реформы двинулись в область всеобщей бакалавризации высшего образования.
 
Бакалавризации поставила под угрозу в стране высшее инженерно-техническое образование — одно из главных достижений отечественной высшей школы не только в национальном, но и в глобальном измерении. Бакалавризация технического образования приведет к тяжелым последствиям в промышленности и других сферах инженерного труда. Дело ведь не только в традициях и терминологии, дело в том, что вся структура производства в России построена на фундаменте инженерного труда. Инженеры занимают в этой структуре все организационно-технические должности — от сменного мастера до главного инженера предприятия.
 
При этом надо учитывать, что именно на пятом курсе института студенты завершают свою общенаучную и общеинженерную подготовку изучением системных дисциплин технологической безопасности, проектирования, организации отраслевого управления. Без такого системного завершения инженерная мысль на практике почти не работает, и потребуются большие затраты и реорганизация производства для того, чтобы довести технического специалиста до приемлемого в реальных условиях работы уровня.
Сегодня Законом «Об образовании» вычеркнуты из вузовской практики понятия «инженер», «врач» и многие другие специальности. Их заменили более обобщенным и безликим понятием «специалист».
 
- Возникает вопрос, каким же образом за рубежом специалисты, получив ученую степень бакалавра, успешно работают на производстве?
 
- Двухступенчатое обучение бакалавр-магистр не является во многих западных странах догмой. Бакалавриат в западной системе образования является только первой ступенью высшего образования, которая не дает высшей профессиональной квалификации. Для получения такой квалификации,  не только технической, но во многих случаях и  гуманитарной, требуется продолжение высшего образования. Для этого функционируют высшие технические школы, центры профессиональной подготовки – частные, государственные, корпоративные, - это не важно. Главное в том, что эта система последующей подготовки существует и в разветвленном виде. Поэтому выпускник бакалавриата западного университета идет не на конкретную инженерную работу, а продолжает обучение в специализированных учебных заведениях, имеющих  соответственную аккредитацию.
 
В России такой системы нет, и в этом главная проблема подготовки технических специалистов. Это приводит, во-первых, к перенасыщению  бакалаврских учебных планов технических ВУЗов – они становятся нереальными, так как невозможно в 4 года обучения вместить 5-летний объем, который в нашей технической школы и так всегда был перегружен. Во-вторых, в ВУЗах, ведущих бакалаврскую подготовку технических кадров, никогда не будет требуемого кадрового и технического обеспечения учебного процесса, особенно в области практической подготовки.
 
Впрочем, дело уже сделано. Первые  технические специалисты-бакалавры выпускаются уже в следующем году, и вскоре мы убедимся в том, как неразумно и опасно теоретизировать в сфере высшего технического образования, и к чему приводит подобное реформирование, когда такое важное дело поручают людям некомпетентным.
 
Горняки и геологи находятся пока в лучшем положении, поскольку для них утверждена система подготовки специалистов со сроком обучения 5-5,5, поэтому наши выпускники и отрасли не столкнутся с последствиями плохо продуманной реформы. К счастью, частных ВУЗов, готовящих геологоразведчиков и горняков, мало.
 
Большую опасность представляет ранжирование ВУЗов. Причина простая – средств на всех при бакалавро-магистрском подходе к обучению не хватает. Профессора и доценты, несмотря на мизерную, постыдную даже для слабой развивающейся страны зарплату, не уходят из ВУЗов и продолжают работать на благо России.
 
Последствия ранжирования – появление «федеральных», «национальных», «исследовательских» университетов. Конечно, ВУЗы могут организовываться и реорганизовываться. Однако, они должны сохранять базовые профессиональные принципы. А их, между прочим, невозможно сформировать за короткое время. Поэтому нельзя на пустом месте  создать ведущий ВУЗ страны по какому-нибудь направлению.
 
В основе любого ВУЗа лежит деятельность творческих коллективов, профессионально связанных между собой через научные школы и исследования. Кроме того, ВУЗ должен обладать солидной и компактно расположенной материальной базой: учебными корпусами, общежитиями, системой обслуживания. В инженерно-технических ВУЗах требуется также мощное современное научно-техническое оснащение лабораторий, технических центров, конструкторских бюро и т.п. Все это эффективно работает только в единой, хорошо отлаженной системе. Федеральные, национальные и другие «статусные» ВУЗы должны рождаться  в результате  своего развития, развития  традиций и достижений. Если они создаются административным голосованием, когда, прежде всего, решаются частные интересы определенных лиц, когда нередко административно объединяют совершенно разные по профилю ВУЗы,  тогда потерь бывает больше, нежели приобретений. Именно такую картину потерь мы наблюдаем сейчас во многих реорганизованных ВУЗах.
 
Считается, что главный фактор развития ВУЗа — финансирование. И вот, объявленный без достаточных на то оснований «ведущим» ВУЗ получает деньги. С опозданием, с административным давлением, с коррупционными составляющими и немыслимым в реальной жизни контрольно-бумажным регулированием его руководство стремится побыстрее «освоить» средства. И оказывается, что деньги, при всей их важности, — не главное. Ведь даже честный и творчески одаренный ректор неспособен в таких условиях дать необходимые импульсы развития науки и образования.
 
Существуют довольно много ВУЗов, которые получили статус «ведущих» просто по протекции. Их руководители придерживаются тактики экспансии на те учебные заведения, которые этой чести не удостоились. Казалось бы, если вы такие богатые, то почему бы вам не пойти по пути развития любого солидного университета в мире: запроектировать университетский комплекс с учебными зданиями, лабораториями, аудиториями, кабинетами, с инфраструктурой для проживания и всестороннего обслуживания студентов, и затем постепенно реализовывать этот проект? Но этот путь для современного поколения реформаторов неприемлем — слишком трудоемко, долго и умения не хватает. Поэтому они стремятся использовать коррупционно-рейдерские принципы и изъять недостающее у других объектов высшей школы.
 
Инженерно-технические ВУЗы в этом отношении представляют лакомый кусочек, потому что они всегда материально развивались за счет отраслей промышленности, для которых готовят кадры, и за счет собственных усилий. Отсюда — изъятие общежитий у одного, вспомогательных корпусов — у другого инженерного вуза.
 
В Москве, например, Высшая школа экономики за поразительно короткий период  стала «ведущей», правда, в основном, в сознании «олигархическо-аристократических» кругов страны. Финансовый «пузырь» этого ВУЗА объемен. Профессора ВШЭ оплачиваются в среднем значительно выше, чем в технических ВУЗах. Считается, что такое благоденствие – результаты крупных исследований, выполняемых ими, в том числе, в области реформ высшей школы.
 
Не берусь судить строго работы ВШЭ в области экономики как науки, но те научные труды, которые мне пришлось прочитать по служебной необходимости, на мой инженерно-технический взгляд, ничего общего с научным исследованием не имеют. В них отсутствуют научная логика и знания как при оперировании с крупными системами, так и в деталях. Происходит просто перевод и копирование документов, регулирующих образование в других странах. Но перевод с одного языка на другой даже качественный никогда не считался научной деятельностью. А средства на оплату всего этого наукообразия, так или иначе, берутся из госбюджета.
 
Высшая школа в лице ее руководителей, к сожалению, не избежала изъянов экономической системы: зачем делать дело, когда можно сразу делать деньги, «выпекая» больше чиновников, экономистов, менеджеров, юристов? Но такой подход не годится, когда речь идет об ВУЗах, готовящих специалистов, допустим,  для геологической разведки и для разработки найденных месторождений.
 
На протяжении последних 15 лет МГГУ по официальным рейтингам Минобрнауки входил в первую пятерку технических университетов. Он является базовым горным университетом, более 40 лет стоящим во главе всей системы высшего горного образования страны. А эта система по праву признана ведущей в горнодобыващей отрасли. Но сегодня в Минобрнауке ставится вопрос об интеграции МГГУ с  располагающимся рядом с ним Московским институтом стали  и сплавов. Такое нерациональное объединение приведет, как минимум, к резкому ухудшению качества выпускников объединенного университета.
 
И вот возникает вопрос: те, кто определяют развитие национальной экономики и обеспечение национальной безопасности, представляют себе, кто же будет разрабатывать более 2000 месторождений полезных ископаемых на территории России в ХХI веке, и на которых базируется экономика страны? Создание горных вузов России в царское время осуществлялось указами российских императоров, в советское — решениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР за подписями генерального секретаря и председателя Совмина. Неужели уровень значимости этих вопросов так понизился?
 
Хочется надеяться, что в развитии Высшей школы на первое место будут все же ставиться интересы общества и государства, а не амбиции и протекции отдельных групп, способных привести к полному краху инженерно-техническое образование  в стране.
 
Записал Михаил Бурлешин
«реформа» высшего образования, бакалавр, Московский институт стали и сплавов, Московский государственный горный университет, Высшая школа экономики

Другие статьи номера «ПВ» № 1-2, январь, февраль 2012

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100