Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» № 9-10 сентябрь, октябрь 2011  -  cодержание номера 

Об отмене технических регламентов
и восстановлении обязательности государственных стандартов

Таможенный союз и ЕврАзЭС могут стать территорией распространения некачественной и опасной продукции
                             
Обращение к Президенту Российской Федерации  Медведеву Д. А.
                                      
Рост в стране числа техногенных и транспортных катастроф вызван рядом принципиальных причин. Основная из них – развал прежней системы нормативно-технического регулирования и контроля качества потенциально опасных видов продукции и объектов – движимых и недвижимых. Управление качеством осуществлялось на всех этапах их жизненного цикла – проектирования, изготовления, эксплуатации, хранения и утилизации. Ситуация усугубляется выработкой ресурса и старением основных производственных фондов и транспортных средств и систем, что в отсутствие их должного технического обслуживания сегодня происходит гораздо интенсивней, чем прежде. Кроме того, многие нормативно-технические документы устарели, так как не обновлялись 10 и более лет.
 
Стремительный развал системы управления качеством продукции (объектов) начался  с принятием в 2002 г. Федерального закона «О техническом регулировании» (далее Закон), которым отменили обязательность применения ГОСТов и других нормативно-технических документов, а вместо них ввели надуманные технические регламенты. Однако ввиду непригодности Закона за все эти годы приняли лишь… 25 технических регламентов, из которых более половины не действует. Для сравнения: нормативно-технической базы страны насчитывала около 170 000 документов, в числе которых значилось примерно 25 000 национальных (государственных) стандартов.  
 
Несостоятельность Закона проявляется даже в  ошибочности толкования и применения в нем многих терминов, причем основные из них  - "техническое регулирование" и "технический регламент" никакого отношения к правовому регулированию не имеют.  Эти термины, имеющие совсем иной смысл, появились в  результате неграмотного перевода зарубежных нормативно-технических документов (подробности в прилагаемой статье).
 
За государственную политику в сфере нормативно-технического регулирования  несет ответственность Минпромторг. Неоднократно вносившиеся в Закон чиновниками министерства многочисленные поправки, в частности, допущенное существование одновременно различных режимов нормативно-технического регулирования с использованием норм безопасности любых стандартов – российских и зарубежных, а также единых технических регламентов  Таможенного союза и ЕврАзЭС,  лишь  усилили правовой хаос в этой сфере, и, как следствие, в производственной деятельности отечественных производителей и потребителей продукции. 
 
Сегодня в России вместо одного действуют семь (!) различных режимов нормативно-технического регулирования. К каким опасным последствиям это приводит можно видеть на примере пущенных в эксплуатацию на трассе Москва-Петербург скоростных электропоездов «Сапсан», изготовленных немецкой фирмой «Сименс». Для них на трассе специально уложили новые рельсы - японские. Но после 40 тысяч км пробега были выявлены недопустимые дефекты колес поездов, что грозило катастрофами.
 
Оказалось, профиль поверхности качения немецких колес существенно отличается от профиля поверхности японских рельсов, с которыми они взаимодействуют, так как  изготовлены вне системных требований по стандартам разных стран. Российские же ГОСТы, которыми пренебрегли, регламентировали комплекс системных требований к качеству исполнения колесных пар и рельсового пути как единой системы с учетом их динамического взаимодействия. Вместе с тем, ничем не ограничиваемая экспансия зарубежных стандартов под вывеской российских чревата окончательным изгнанием с внутреннего рынка отечественной продукции, невзирая на ее качество.
 
Принципы, положенные в основу Закона, нарушают конституционные права граждан, как потребителей товаров и услуг, и интересы государства и общества. Кроме того, Закон способствует производству опасной, некачественной продукции, что делает ее неконкурентоспособной, и препятствует модернизации экономики. Сказанное наглядно видно на примерах технических регламентов, содержащих требования только к безопасности продукции, в тех случаях, когда она сама по себе опасна, что бессмысленно. В частности, можно указать на техрегламент безопасности взрывчатых веществ, для которых необходимы нормативно-технические документы по их производству и обращению с ними на всех этапах жизненного цикла.
 
Еще один пример – техрегламент по безопасности весьма опасных высоковольтных электроустановок, нормативно-техническими документами для которых всегда были нормы их проектирования и правила эксплуатации. 
 
Столь же абсурден техрегламент «О безопасности средств индивидуальной защиты»,  так как речь должна идти о защите этими средствами человека. Требования к их исполнению и качеству, причем для каждого вида, прежде регламентировались  соответствующими ГОСТами.
 
Или взять продукты питания и лекарственные препараты. Требования к безопасности отнюдь не гарантируют их качества, от чего зависит здоровье людей, и гарантом защиты которого согласно Конституции РФ является государство. Технические регламенты устанавливают минимально необходимые требования, обеспечивающие применительно к продуктам питания и лекарственным препаратам их биологическую, химическую и радиационную безопасность.
 
Но, к примеру, колбаса может быть изготовлена безопасной для потребления, однако вместо мяса содержать только крахмал и пищевые добавки, имитирующие колбасный вкус. Причём, согласно п.7 ст.7 Закона «технический регламент не может содержать требований к продукции, причиняющей вред жизни или здоровью граждан, накапливаемый при длительном использовании этой продукции».
 
 Это условие создаёт прямую угрозу населению страны, так как в Законе отсутствуют критерии допустимой длительности использования некачественных продуктов питания и степени наносимого при этом вреда. Но подобные критерии абсурдны, так как опасны для человека. В результате существенно возросло количество массовых пищевых отравлений и заболеваний.
 
В общем случае для обеспечения безопасности продукции необходимо выполнять множество требований к качеству ее исполнения и к использованию на всех этапах жизненного цикла,  для чего  технические регламенты принципиально непригодны. И вот почему.
 
Требования техрегламента к тому или иному виду безопасности продукции или объекта выполнимы лишь при соблюдении всей совокупности требований к качеству исполнения их узлов и компонентов. Так, к примеру, безопасность самолета и авиапассажиров зависит, в том числе, от механических (прочностных) свойств и характеристик болтов, шайб и гаек, которыми колеса крепятся к стойке шасси, а пассажирские кресла - к салону. Поэтому в техрегламент по безопасности авиалайнеров должны быть переписаны технические нормы и характеристики из всего множества ныне необязательных  нормативных документов, разработанных для производства самолетов различных типов, а также их узлов и комплектации.
 
Но одни и те же узлы и виды комплектации, взять хотя бы болты с гайками и шайбами, применяются не только в авиастроении.  Получается, придется каждый раз переписывать все их нормируемые характеристики во многие технические регламенты.
 
Конечно же, поступать так абсурдно. Ведь изготовителям различных изделий необходимы лишь предназначенные для них документы, а громадные фолианты в виде компиляции требований и норм «на все случаи жизни» будут не только вносить путаницу в производство, но и препятствовать его модернизации до внесения поправок в соответствующие техрегламенты. Однако на принятие поправок потребуется не менее двух лет.
 
Закон не учитывает также необходимость соблюдения всего комплекса требований к качеству, в том числе безопасности, различных объектов – движимых и недвижимых. Терракт в аэропорту «Домодедово» в январе этого года  вызвал шок не только по поводу этого трагического события. Появись там террорист-смертник во время подмосковной, происшедшей в декабре 2010 года   энергокатастрофы, когда из-за отключения  электроэнергии  аэропорт перед Новым, 2011-м, годом бездействовал несколько суток, и в нём скопилось громадное множество людей, жертв было бы  намного больше.
 
Ведь там, в нарушение требований безопасности, отсутствовали резервные источники электроэнергии. Поэтому было обесточено абсолютно всё оборудование, вплоть до досмотровых установок на входах в здание  аэровокзала. Так что пронести туда террористам фугасы или пройти с «поясами шахидов» через неохраняемые входы не составляло особого  труда.
 
Однако в Минтрансе, призванном надзирать за безопасностью всего и вся на транспорте,  почему-то не замечали той потенциальной опасности, которая может возникнуть  из-за отсутствия в том же «Домодедово» резервных электростанций. Больше того, в полном соответствии с негодными нормативными документами  аэропорту в апреле 2009 года чиновники Минтранса в очередной раз выдали сертификат безопасности. Менять же устаревшие и потому опасные нормы они при попустительстве чиновников Минпромторга почему-то не торопятся.
 
Безопасности пассажирских перевозок угрожают также не пригодные для этих целей, но закупленные в изобилии  импортные досмотровые установки. Так называемые «рамки», арочные металлодетекторы,  не способны обнаруживать взрывчатые вещества, и их использование не только не имеет смысла, но и опасно. А американские установки, работающие на миллиметровых радиоволнах по принципу радиолокатора, из-за слабой чувствительности способны обнаруживать пластид лишь на открытой поверхности тела человека. При этом игнорируется более дешевая новейшая отечественная система рентгеновского контроля, которая обнаруживает пластид внутри тела человека.
 
Одна из основных причин такой ситуации – тоже отсутствие необходимых нормативных документов. Так как досмотровые установки являются средствами измерения, то в числе их нормируемых характеристик должны быть и важнейшие метрологические – разрешение, контрастная чувствительность, динамический диапазон измеряемых величин и погрешности измерений. Сегодня метрологические характеристики досмотровых установок не нормированы. В нормативном документе, которого нет, в качестве минимально допустимого значения должно указываться то наилучшее разрешение, достигнутое на сегодняшний день, которое обеспечит минимальные вероятность и риск пропуска упрятанной в теле человека взрывчатки. Устройства с худшим разрешением необходимо директивно запретить использовать для досмотра пассажиров.
 
Соответствие метрологических характеристик нормированным значениям необходимо, как это предписано законом «Об обеспечении единства измерений», первоначально подтверждать метрологическими испытаниями с выдачей соответствующего свидетельства и внесением аттестованной досмотровой установки в государственный реестр средств измерений. А затем соответствие метрологических характеристик регламентированным необходимо периодически подтверждать поверками установок.
 
Сегодня это законодательное требование Минтрансом  в его нормативных документах и на практике игнорируется. А чиновники Минпромторга, отвечающие также и за обеспечение единства измерений в стране, играют роль сторонних наблюдателей. Поэтому, в частности, невозможно  объективно сравнивать между собой установки различных изготовителей по эффективности обнаружения ими опасных предметов и точности их идентификации. Но главное - сами результаты измерений (идентификации) оказываются весьма сомнительными, так как досмотровые установки не подвергаются обязательным метрологическим испытаниям. Отсутствие объективных данных о том «врет» установка или «не врет» усиливает риски террактов.
 
Вместе с тем, отсутствие правовых ограничительных норм, которые регламентировали бы использование только пригодной для обеспечения безопасности техники досмотра, позволяет закупать аппаратуру, какую кому вздумается. Этому способствует и закон о госзакупках ФЗ-94. При аукционных торгах единственным обязательным критерием для приобретения той же досмотровой установки является ее минимальная в сравнении с другими предложениями цена, причем без обязательности учета нормированных качественных свойств и характеристик. А отсутствие ограничительных технических норм и требований позволяет в заказе на продукцию записывать нормы и требования «от балды», зачастую опасные. Однако в Минпромторге, чиновники которого ведают и торговой политикой в стране, эта явно опасная и коррупционная  норма ФЗ-94 тоже почему-то тоже не вызвала никакого беспокойства. 
 
Сложилась парадоксальная ситуация. Досмотровые установки получают сертификат соответствия требованиям безопасности, то есть свидетельство, что они не вредны для человека и окружающей среды, хотя при этом они не выполняют главную функцию –  выявление запрещенных к проносу в тот же самолет предметов и предотвращение тем самым террактов.
 
Аналогичная ситуация с нормативно-техническими  документами наблюдается и в отношении  медицинских томографов. Сейчас в России насчитывается несколько тысяч медицинских томографов, изготовленных за рубежом. Все они также используются в нарушение Федерального закона «Об обеспечении единства измерений»,  так как не испытывались на соответствие метрологическим требованиям российских нормативных документов. А такие документы чиновники Минздравсоцразвития разрабатывать не желают. Факты опасных последствий – аварий, катастроф и гибели людей, вызванных заменой стандартов техническими регламентами, и последовавшим развалом прежней системы управления качеством продукции (объектов), можно продолжить (подробности в прилагаемой публикации).
 
Сегодня хаос в российском нормативно-техническом регулировании, который раскручивался почти 10 лет, перенесен на единую таможенную территорию Беларуси, России и Казахстана. Поэтому катастрофы и гибель людей с началом функционирования Таможенного союза (ТС) будет нарастать.  Основная причина кроется в порочности национальных законов о техническом регулировании, которые в Казахстане и Беларуси в той или иной мере переписаны с негодного российского акта.
 
Пропускать через единую таможенную границу импортируемые в страны ТС  товары можно будет лишь при предъявлении сертификатов соответствия требованиям единых техрегламентов. Однако к 1 июля в Таможенном союзе не приняли ни одного из 47 технических регламентов, предписанных ввести в действие в этом году. Сколько же их всего потребуется никто не знает, а на октябрь этого года принято лишь девять.
 
Поэтому сегодня действительны пока техрегламенты стран ТС по согласованному списку. Отобраны они в основном по принципу, чем слабее требования к безопасности продукции, тем лучше. Иначе не договорились бы. Поэтому в согласованном списке преобладают техрегламенты Казахстана и Беларуси, что создает определенные угрозы для российских потребителей. Спрашивается, для чего тогда у нас тратили громадные средства на так называемую реформу технического регулирования? Взяли бы сразу на вооружение нормативно-технические документы нынешних таможенных союзников, дешевле бы обошлось.
 
Очевидно, если за 3,5 года стороны не смогли разработать единую нормативно-техническую базу для идентификации безопасной продукции, ввозимой на единую таможенную территорию, то упразднение прежних  национальных систем государственного контроля на границах между ними чревато для них же угрозами.
 
Прежде товары,  направлявшиеся, допустим,  из-за рубежа в Россию через Казахстан, проходили проверку на двух границах. Сейчас сохранился один контроль – на общей таможенной границе. Поэтому  из-за уменьшения числа прежних таможенных барьеров значительно возрастет вероятность ввоза из стран Азии через Казахстан в Россию, а через нее - в Беларусь некачественной и контрабандной продукции, а также наркотиков. Вместе с тем, это приведет к росту «подпольного» производства контрафактных товаров в странах ТС и их беспрепятственного распространения на единой таможенной территории.
 
Во многом этому поспособствует то обстоятельство, что, в отличие от законодательства стран Евросоюза, в России, Беларуси и Казахстане не предусмотрены разорительные штрафы за поставки некачественной, не соответствующей нормативно-техническим требованиям, продукции. Очень странно, но против принятия межгосударственного соглашения об ответственности за нарушения норм единых технических регламентов выступили российские Минэкономразвития, Минпромторг и Минюст, что делает эти документы, как и в России, фактически необязательными для исполнения. Учитывая, что с принятием единых техрегламентов утратят силу национальные, ситуация с безопасностью продукции в странах ТС примет угрожающий характер.
 
Члены ТС сейчас озабочены разработкой единых технических регламентов. Их пока всего три из требуемых в этом году 47, да и то они про безопасность железных дорог, которые не являются продукцией и через единую таможенную границу не перевозятся. Вступят эти техрегламенты  в силу лишь через три года. Видимо, их поспешили принять, чтобы было хоть чем-то  отчитаться за полгода.
 
По мере готовности единых техрегламентов Таможенного союза, если этому суждено сбыться,  документы, подтверждающие соответствие продукции, импортерам придется  оформлять заново. Однако требования проектов единых техрегламентов ТС к безопасности продукции намного слабее российских, что нанесет ущерб российским потребителям и товаропроизводителям, и чревато дополнительными угрозами нашим национальным интересам.
 
Номенклатура импорта продукции как и число ее импортеров велика. Спрашивается, какой смысл было менять действовавший порядок таможенного контроля для товаров компаний тех стран, которые не входят в ТС, и заставлять их спустя какое-то время заново оформлять сертификаты на соответствие новым техрегламентам? Ведь в  этом нет никакой логики. К тому же, оформление новых сертификатов потребует много времени, что может привести к нарушениям сроков внешних поставок. Поэтому одна из целей договора – обеспечение  благоприятных условий торговли Таможенного союза с третьими странами может оказаться своей противоположностью, и, как показано в прилагаемой публикации,  противоречит другой цели, основной, - развитию экономической интеграции Сторон.
 
Из сказанного следует, что в интересах самих членов Таможенного союза для продукции, ввозимой из стран, не входящих в ТС, следовало сохранить все прежние виды государственного контроля на межгосударственных границах.
 
Государственные органы Беларуси, Казахстана и России, отвечающие за политику в области так называемого технического регулирования, а на самом деле - в области нормативно-технического регулирования (стандартизации, сертификации и обеспечении единства измерений), показали свою несостоятельность в разработке единых технических регламентов Таможенного союза. Произошло это, как отмечалось,  во многом из-за порочности соответствующих национальных законов и надуманности техрегламентов. Кроме того, методические принципы разработки  единых техрегламентов, в том числе критерии выбора предметов  нормативно-технического регулирования и самого регулирования не оговорены межгосударственным нормативно-правовым актом. Члены Координационного комитета ТС, образованного из представителей Госстандартов Казахстана и Беларуси, а также Минпромторга России, чтобы облегчить себе жизнь пошли на противоправное сокращение видов продукции, подлежащей обязательной сертификации, а тем самым на уменьшение числа требуемых единых техрегламентов.
 
Во многих проектах единых техрегламентов (они разрабатывались по заданию Минпрпомторга России) в сравнении с российскими на одни и те же виды продукции либо существенно занижены требования к ее безопасности, либо вообще исключена обязательность сертификации. Сделано это без какого-либо обоснования по указаниям заместителя министра промышленности и торговли Владимира Саламатова. Хотя, казалось бы, именно он должен отстаивать интересы страны и поддерживать в интересах потребителей обоснованность российских нормативно-технических документов, также разработанных в Минпромторге под его контролем. Вот несколько примеров.
 
В российском техническом регламенте «О безопасности машин и оборудования», разработанном по заданию Минпромторга, указано 104 вида машин и технологического оборудования, которые применяются в промышленности и подлежат ввиду их большой опасности обязательной сертификации. А в проекте одноименного единого техрегламента, представленном  все тем же Минпромторгом в Таможенный союз, обязательной сертификации будут подвергаться машины и оборудование всего 9 наименований. От нее освобождено вообще какое-либо промышленное оборудование, включая горношахтное и нефтегазовое, что совершенно недопустимо.
 
Столь большая разница в количестве сертифицируемой продукции - явное свидетельство отсутствия обоснованных критериев нормативно-технического регулирования, а также некомпетентности и безответственности чиновников министерства. Ведь с принятием единого техрегламента Таможенного союза прекратит свое действие одноименный российский нормативный документ, вследствие чего на тех же шахтах и предприятиях нефтяной и газовой отраслей значительно возрастет риск аварий и катастроф.
 
То же самое произошло с проектом единого технического регламента  Таможенного союза «О безопасности лифтов». В нем отсутствует множество норм и положений, содержащихся в одноименном техническом регламенте России, выполнение которых необходимо для обеспечения высокой надежности лифтов и их безопасности для пассажиров на всех этапах жизненного цикла оборудования. В проекте техрегламента ТС нормы безопасности лифтов ограничены только их продажей без учета монтажа и последующей эксплуатации. Оба документа также разрабатывались под эгидой чиновников Минпромторга. 
 
Вполне возможно, что спустя какое-то время технические регламенты вообще исчезнут.  А как еще можно понимать решение, недавно принятое на заседании Координационного комитета ТС:  проводить таможенное оформление продукции, ввозимой на единую территорию Таможенного союза, без предъявления сертификатов или деклараций соответствия? Ведь если сертификаты и декларации соответствия не востребуются, то для чего нужны будут техрегламенты?
Решение внесено в  протокол № 10 от 20-21 июня 2011 г., п. 3.3.1. Его от Российской Федерации подписали заместитель министра промышленности и торговли Владимир Саламатов и директор департамента Минпромторга Василий Бойцов.
 
Такая политика является опасной для людей и окружающей среды, а в итоге для самих членов Таможенного союза, так как провоцирует аварии и  катастрофы. Выход – в использовании в качестве единой нормативно-технической базы  международной системы стандартизации ИСО, которая  принята во всех странах Таможенного союза.
 
Одновременно необходимо будет заключить межгосударственное соглашение об административной и ощутимой материальной ответственности за изготовление и реализацию продукции, не соответствующей нормам стандартов, и компенсации нанесенного из-за этого ущерба потребителям и окружающей среде.
 
Стандартизация и сертификация образуют систему управления качеством продукции. В ней стандартизация – регулирующее звено (звено прямой связи), которое регламентирует требования к качеству продукции, а сертификация – звено контроля соблюдения этих требований (звено обратной связи). Для устойчивости и эффективности работы системы необходимо выполнять определенные условия, в частности, соблюдать идентичность требований к качеству продукции и контролируемых требований, что и будет означать подтверждение соответствия.
 
Существование в стране множества различных требований, предъявляемых к одним и тем же видам продукции, свидетельство хаоса, царящего в умах «реформаторов».
Для гармонизации отечественного нормативно-технического регулирования с европейским надо следовать в русле международных стандартов ИСО, регламентирующих условия системного управления качеством продукции на основе единства ее стандартизации и сертификации.
 
Для этого нужно, наконец, отменить опасный для страны Закон «О техническом регулировании» и принять Закон «О стандартизации и сертификации», регламентирующий системное управление качеством продукции. В нем должны быть, в частности, четко прописаны критерии выбора предметов нормативно-правового регулирования и самого регулирования. Критерии большей частью изложены в Конституции РФ и касаются прав человека, а также защиты интересов государства и общества.
 
Система международных стандартов, регламентирующих условия системного управления качеством продукции на основе единства требований к ее характеристикам   и  сертификации, должна быть положена, как отмечалось,  и в основу  нормативно-правовой базы Таможенного союза. Ведь все его участники, включая Россию, давно используют стандарты ИСО. В противном случае они будут еще долго пытаться «гармонизировать» надуманные технические регламенты.
 
И последнее. Минпромторг России, будучи в ответе за государственную политику в области нормативно-технического регулирования и обеспечения единства измерений, с этим делом явно не справляется. Да и функции министерства не распространяются на всю экономику страны, а ограничены промышленностью и торговлей. Так как стандартизация, сертификация и обеспечение единства измерений касаются всей экономики страны, а не только промышленности и торговли, формирование и проведение государственной политики нормативно-технического регулирования надо поручить компетентному федеральному специализированному органу исполнительной власти. Очевидно, для этого потребуется воссоздать Госстандарт России в статусе государственного комитета, подчинив его непосредственно Правительству Российской Федерации.
 
ПРИЛОЖЕНИЕ
 
Моисей Гельман,
главный редактор газеты "Промышленные ведомости",
кандидат технических наук
 
техническое регулирование, технические регламенты, Таможенный союз

Другие статьи номера «ПВ» № 9-10 сентябрь, октябрь 2011

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100