Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» №15, октябрь 2004  -  cодержание номера 

Чиновники разработали план
уничтожения российской науки

Андрей Фадеев

Планы новой реформы российской науки, которую в тайне от ученых страны подготовили чиновники Министерства по науке и образованию РФ, говорят об одном: государство отказывается отвечать за развитие и самосохранение отечественной научной сферы. И наука в этих условиях будет обречена на гибель. Об этом видные российские ученые говорили на пресс-конференции в ИА «Росбалт».

Говорить о том, что это предложение Министерства по науке и образованию стало неожиданностью, —не совсем правильно. Согласно «Программе социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу», одобренной еще в прошлом году, одной из приоритетных задач становится развитие «новой экономики» (или «экономики, основанной на знаниях»), строительство которой может осуществляться за счет изменения структуры в пользу перерабатывающих и особенно высокотехнологичных отраслей. В отношении науки впервые достаточно ясно было сказано о том, что необходимо «оптимизировать масштабы и структуру научно-технической сферы, значительно повысить ее эффективность и направленность на достижение конкретных результатов», т. е. сделать ее компонентом национальной инновационной системы (НИС).

Горький опыт последних лет научил всех: когда власти говорят об «оптимизации» — жди сокращений и урезаний. Тем не менее та наглость, с которой чиновники решили вторгнуться в научную сферу, потрясла даже привычных ко всему российских ученых. «Концепция» готовилась в тайне, никто из видных деятелей науки к ее разработке привлечен не был, да и сам документ к ученым попал через неведомые каналы, а не официальным путем, как это должно было быть.
На днях прошло чрезвычайное собрание представителей научных коллективов России. На нем принято обращение к ученым с призывом потребовать от Президента РФ Владимира Путина отставки министра образования и науки Андрея Фурсенко и готовить всероссийскую акцию протеста.

На пресс-конференции в «Росбалте» председатель президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН академик Жорес Алфёров заявил, что его «поражает бесцеремонность по отношению к научным работникам». «Мы узнали о концепции случайно, и она вызвала безумную реакцию академиков», — отметил Алферов. Основное направление «Концепции», как пояснил нобелевский лауреат, — перевод науки на инновационный путь развития. По его словам, данная идея не вызывает возражений. «Однако заявление о приватизации многих ныне государственных научно-исследовательских институтов перечеркивает всё», — отметил академик.
По его сведениям, уже имеется план приватизации научных учреждений на 2005 год. К нему приложена стоимость их основных фондов. «Научных учреждений не так уж и мало, — напомнил Алфёров. — Только в Петербурге они занимают всю стрелку Васильевского острова, здания на Дворцовой набережной, на Ленинском проспекте».

Директор Института ядерной физики имени Константинова, член-корреспондент РАН Владимир Назаренко отметил: «Если бы мне чиновники министерства предложили подправить концепцию, я бы не смог это сделать. Она так опасна, что ее надо переписывать заново, положив в основу другую цель — помощь науке и развитие экономики страны на базе знаний». Назаренко категорически не согласен с основной идеей «Концепции»: быстро сэкономить на фундаментальной науке. По его словам, затраты на фундаментальную науку действительно могут быть большими и окупятся только через 10-20 лет. Но без фундаментальной науки нечего и мечтать о возрождении величия страны, считает ученый.

А то, что наука в России гибнет, — ни для кого не секрет. Можно,
конечно, возразить, что 2003 год был отмечен получением российскими учеными В. Гинзбургом и А. Абрикосовым Нобелевской премии по физике. Однако эта премия была вручена за работы, сделанные около 40 лет назад, и поэтому о качестве современного научного потенциала России это событие ничего не говорит. Тем временем произошло падение общей численности исследователей. Их количество в расчете на 10 тыс. человек экономически активного населения опустилось до минимального за последние 8 лет значения. При этом число специалистов в государственном секторе науки возросло. Одновременно происходило дальнейшее старение научных кадров. Самая острая ситуация сложилась в институтах РАН, где средний возраст научных сотрудников почти на пять лет превышает средний возраст всех научных кадров страны.

Продолжалась эмиграция из России молодых ученых, которая грозит не только сохранением кадрового дисбаланса, но и выбыванием из российской науки наиболее способных и перспективных исследователей. Опрос, проведенный в 2003 году среди выпускников МГУ, показал, что из числа студентов, собирающихся посвятить себя научной деятельности, только немногим более половины (56%) связывают свои планы с отечественной наукой. При этом 10% биологов, 11% физиков и 13% химиков за несколько месяцев до окончания университета уже имели предложения о работе за рубежом.
Аналогичная ситуация выявилась и по результатам опроса молодых ученых, работающих в научных организациях Москвы: планы выезда за рубеж с какими-либо профессиональными целями имеют 44% респондентов, из них уехать на постоянное место жительства намеревались в прошлом году 7%.

В то же время присутствие России на международном рынке наукоемкой продукции пока незначительно: ее доля составляет, по разным оценкам, всего от 0,35% до 1%. Это ниже не только показателей развитых стран мира, но и развивающихся стран Азии. Конечно, можно во всех этих бедах винить несовершенство российской науки и советское наследие. Однако не стоит забывать главное — Россия сегодня в 2-3 раза уступает среднемировому уровню поддержки экономики знаний.
Если рассматривать объем финансирования науки, то, например, в 2003 году в расходной части бюджета страны ассигнования на нее составили лишь 1,67%. Та же картина характерна и для бюджета на 2004 год, в котором предусмотрено выделение на эти цели только 1,74% всех расходов. Но и эти мизерные средства показались чиновникам Министерства по науке и образованию чрезмерными! В качестве обоснования своей позиции они приводят зарубежный опыт развитых стран. Действительно, на государственный сектор науки в России приходится более 70% внутренних затрат на исследования и разработки. Для сравнения: в США в госсекторе выполняется лишь 7,2% научных исследований и разработок, в Канаде — 10,8%. При этом в США правительство планирует отдавать еще больше заказов в частный научный сектор с соответствующим сокращением рабочих мест в государственных лабораториях. Но ведь эти данные относительные, а не абсолютные.

Миннауки РФ в 2003 г. провело инвентаризацию научных организаций России, по результатам которой выяснилось, что из 2800 государственных научных организаций около 500 не имели аккредитации, а следовательно, фактически пе-рестали быть научными. Было также выявлено, что сохраняется значительное число государственных отраслевых институтов, в то время как соответствующие отрасли промышленности почти полностью приватизированы. Так, в химической промышленности частными являются 97% предприятий, и одновременно действует 21 государственный отраслевой институт химического профиля. Аналогичная ситуация в автомобильной промышленности, фармацевтике.
Но из этих фактов, которые естественным образом вытекают из исторически сложившейся в России роли и места науки как государственного дела, делается без-апелляционный вывод, что государство несет излишнюю нагрузку по содержанию организаций, которые, мол, должны относиться к внутрифирменному, корпоративному сектору. Поэтому, дескать, и была сформулирована задача сокращения государственного научного сектора.

Однако поборники «Концепции» «забывают» о том, что система финансирования науки бизнесом в России не налажена абсолютно, а, значит, любая попытка переложить ответственность за судьбу научных учреждений с государства на предпринимателей неминуемо приведет к гибели как фундаментальной, так и прикладной науки.
На Запад тоже надежда небольшая. Теперь уже можно уверенно констатировать: пик иностранной «помощи» пройден. За прошедший год доля зарубежных источников в общем объеме финансирования исследований и разработок в РФ упала до 8% (в 2000 г. она составляла 12%).
Как заявил на пресс-конференции в «Росбалте» главный ученый секретарь Санкт-Петербургского научного центра РАН, доктор физико-математических наук Эдуард Тропп, концепция новой реформы российской науки, которую в тайне от российских ученых сочинили чиновники Министерства по науке и образованию, говорит об одном: государство отказывается отвечать за развитие науки. По мнению Троппа, «Концепция» абсолютно не соответствует всем заявлениям Президента России о необходимости развития экономики страны на основе новых технологий и о государственной поддержке ученых. Тропп также выразил уверенность, что данная «Концепция» будет подана Владимиру Путину «в обрамлении правильной либеральной фразеологии, которую хорошо усвоили современные реформаторы».

Участники пресс-конференции пришли к справедливому и оправданному выводу: нынешние бесконечные реформы и бесконечные поправки уже более чем к 40 законам страны должны подсказать президенту Путину идею: пора садиться за собственную статью «Головокружение от успехов».


Андрей ФАДЕЕВ,
«Росбалт»

Другие статьи номера «ПВ» №15, октябрь 2004

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100