Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ»  -  cодержание номера 

Восстановится ли в России добыча олова?

Луняшин П. Д., редактор журнала «Металлы Евразии»

На фоне высоких цен на нефть и газ, продажа которых является основным источником дохода российского бюджета, незамеченным остается значительное падение или  даже исчезновение добычи многих других полезных ископаемых. Так, практически  полностью ликвидирована стратегически значимая для страны оловодобыча.
 
В царской России оловодобывающая промышленность отсутствовала. Несмотря на острую потребность в олове, нужда в нем покрывались в основном за счет импорта. Добыча его осуществлялась в мизерных масштабах лишь в Восточной Финляндии и Забайкалье. Существовало мнение об отсутствии на территории России сколько-нибудь значимых концентраций олова, хотя касситерит - минерал с высоким содержанием олова находили в целом ряде районов.
 
В РСФСР, начиная с 1930-х годов, развертываются широкие поиски оловянных месторождений, в первую очередь – в восточных районах страны. Они привели к обнадеживающим результатам: в Приморье, Якутии и на территории Магаданской области были открыты многочисленные месторождения. В 1933 году на Северо-Востоке открыли первое оловорудное месторождение - Туманное, в 1934 году сделаны первые находки касситерита на Валькумее, в 1936 году открыт Бутугычаг, в 1937 году – Иультин и т. д.
 
Уже к 1940 году стало ясно, что восточные районы Советского Союза представляют собой крупнейшую оловоносную провинцию, по своим потенциальным возможностям  превосходящую главные оловорудные провинции мира, уже в значительной мере выработанные. Так страна получила собственную базу для развития отечественной оловодобывающей промышленности.
 
Становление оловодобычи в северных регионах проходило в крайне тяжёлых условиях, но уже   в 1938 г. Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера) наряду с интенсивными геологоразведочными работами приступил к эксплуатации оловянных месторождений и дал стране первую продукцию - 202 тонны олова в концентрате. Работы велись на приисках «Таёжник», «Лазо», рудниках «Кинжал» и «Бутугычаг». Средств механизации в начале работ практически не было. В дальнейшем оловодобыча на Колыме быстро развивалась, всего было добыто там свыше 75 тыс. т олова.
 
В послевоенную пору поиски оловянных месторождений резко интенсифицировались. В 1950-е годы были  открыты и введены в эксплуатацию несколько групп месторождений, построены крупные предприятия, в числе которых Депутатский, Солнечный и Хрустальненский горно-обогатительные комбинаты,  - они производили свыше 5000 т олова в концентрате каждый. Весомую  добычу обеспечивали Иультинский, Певекский, Дукатский и Шерловогорский комбинаты. Эффективно продолжали работать запущенные в начале 1940-х  рудник Эге-Хая в самом холодном районе Якутии - Верхоянском и Хинганский ГОК в Еврейской АО.  Всё это  вывело страну в ряды крупнейших производителей  олова на мировом рынке - 10% мировой добычи и производства металла приходилось на СССР.
 
По общему количеству разведанных запасов олова Россия занимает первое место в мире – по категориями А+В+С12   - 2263,6 тыс. т (в т.ч. по первым трём категориям – 1726 тыс. т), и наряду с Бразилией (2000 тыс. т) и Китаем (1800 тыс. т) входит тройку мировых лидеров. Запасы олова России учтены в 271 месторождении, в том числе в 123 коренных и 148 россыпных. В их числе 57 месторождений (34 коренных и 23 россыпных) содержат только забалансовые запасы.
 
По масштабам в России имеются крупные и весьма крупные месторождения олова с запасами от 50 тыс. до 200 тыс. т и более. В них сосредоточено до 70% разведанных запасов. Как правило, они характеризуются рядовыми и бедными рудами (Тигриное, Одинокое, Пыркакай, Шерловогорское и др.), хотя и среди них есть месторождения со средним содержанием олова в рудах около 1% и более (Депутатское, Соболиное, Чурпунньа, Тирехтях).
 
По качеству российские месторождения значительно уступают богатым зарубежным. В России в легкообогатимых россыпях заключено всего около 12% разведанных запасов, в то время как в Индонезии – 100%. Среднее содержание олова в коренных рудах российских месторождений – 0,28%, в россыпях – 0,63 кг/м3, что в 2-2,5 раза меньше, чем в аналогичных по содержанию  зарубежных рудах и россыпях. Переоценка запасов олова, проведённая в 1996-1999 гг. показала, что в числе активных, т. е. рентабельных для отработки, осталось всего 33% разведанных в России запасов. К неактивным были отнесены запасы крупнейших месторождений – Пыркайская группа на Чукотке и Одинокое в Якутии, а также запасы олова в комплексных редкометальных месторождениях.
 
Длительное падение мировых цен на олово, совпавшее по времени с распадом СССР,  невысокое качество российских руд и россыпных месторождений, сложные горнотехнические и экономические условия их разработки, непрекращающийся рост цен на энергоносители сделали отечественное олово неконкурентоспособным. С середины 1990-х годов предприятия оловодобывающей промышленности были вынуждены отрабатывать только участки богатых руд, ухудшая тем и без того недостаточно качественную сырьевую базу олова в России.
 
Одно за другим закрылись почти все оловодобывающие предприятия. С 1993 г. были прекращены добыча и производство концентрата на Шерловогорском, Дукатском, Иультинском, Певекском ГОКах. В Приморском крае в 2001 г. обанкротился Хрустальненский ГОК - добыча олова прекращена, а  шахты затоплены.  В 2005 г. обанкротился  Хинганский ГОК, добывший за свою 60-летнюю историю около 48 тыс. т олова.
 
Наиболее длительное время продержался созданный в 1952 г. Депутатский ГОК – гордость советской оловянной индустрии. Здесь  в глубинах якутской тундры в 1985 г. был запущен мощный рудник на крупнейшем Депутатском оловорудном месторождении с запасами металла свыше 260 тыс. т, из которых  205 тыс. т с содержанием олова 1,16%. Его добыча продолжалась вплоть до 2009 года, причём основные объёмы российского олова в последние годы добывались именно здесь. Труднодоступность месторождений Депутатского и отдалённость их от предприятий-производителей олова приводят к низкой скорости оборачиваемости вложенных средств – от начала кредитования до получения готовой продукции проходит 1,5 года.
 
При высоких процентных ставках за кредит и транспортных тарифах конкурентоспособность отечественного металла низкая, и себестоимость его производства в 1990-е годы превышала мировые цены. Олово из богатого рудного месторождения  Чурпунньа (содержание выше 2%) везли зимником 250 км до пос. Нижнеянск, далее – транспортировали 4100 км по зимнику или по воде с двумя перегрузками до порта Осетрово на Лене, а затем еще 1800 км по железной дороге до Новосибирска.
 
Крах Депутатского оловодобывающего предприятия означал не только окончательное разрушение мощнейшей подотрасли цветной металлургии, но и высветил серьёзную социально-политическую проблему. Обезлюдели огромные северные территории Усть-Янского района, что приводит к утрате геополитических приоритетов на Северо-Востоке страны. На территории района прежде проживало около 45 тыс. человек, а теперь осталось всего несколько тысяч. Вслед за закрытием Депутатского ГОКа отпала необходимость содержания портовых посёлков Усть-Куйга и Нижнеянск на реке Яне, которые обеспечивали переработку грузов для  золото- и оловодобытчиков.
 
Едва теплится жизнь на бывшем Солнечном ГОКе (ныне  ООО «Оловянно-рудная компания»). В 2006 г. здесь законсервировали оловодобычу и перешли на производство медного концентрата. Попутно добывается менее 200 т олова, но в 2010 г. из-за простоя обогатительной фабрики производство оловоконцентрата не превысило 80 т. В незначительных количествах поступает концентрат олова с Правоурмийского месторождения – до 80 т в год.
 
Положение усугубляется тем, что все упомянутые предприятия являлись градообразующими. С их остановкой возникли сложные социальные проблемы: десятки тысяч людей потеряли работу и вынуждены были переселяться на другие территории, утрачен мощный кадровый потенциал высоквалифицированных специалистов – ИТР и рабочих. Прекратились  налоговые платежи предприятий в бюджеты всех уровней. Можно сказать, российская оловодобывающая отрасль практически прекратила своё существование, что ставит государство в полную зависимость от зарубежных поставок этого стратегического металла.
 
Однако Россия пока ещё не лишилась своих перерабатывающих мощностей – продолжает работу Новосибирский оловянный комбинат (ОАО «НОК») введённый  в эксплуатацию в 1942 году. Производственные мощности этого предприятия обеспечивают  производство олова и сплавов на его основе до 11 тыс. тонн в год. И хотя внутренне потребление олова в России снизилось с 1991 г. в 4,2 раза, промышленность нуждается в тысячах тонн этого металла. Но к  2010 году добыча олова в стране снизилась  до 160 т. против  19804 т  в 1990 г.
 
Доля России в мировом потреблении олова в последние годы незначительна и не превышает 1%, причем большая его часть – 60% расходуется в производстве белой жести, 30% - сплавов, включая припои и баббиты для подшипников, 7% - в производстве стекла. Потребление олова с развалом Советского Союза (доля СССР в мировом потреблении достигала 10%) стремительно сокращалось - с 19 тысяч т в 1991 г.  до примерно 4 тысяч т в 2010 г. При этом российские предприятия вынуждены покрывать свои потребности во многом за счет иностранных поставок. 
 
Единственный  производитель в стране белой жести  -  ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат".  Олово используется также в производстве подшипников скольжения в составе антифрикционного сплава (6-20%). Основными производителями подшипников скольжения и антифрикционных сплавов являются ООО "ЗМЗ – Подшипники скольжения" (Заволжье, Нижегородская область) и ОАО "Завод подшипников скольжения" (Тамбов).
 
Одна из растущих областей потребления олова – производство листового термополированного стекла (флоат-стекла). Процесс его изготовления состоит в формовании ленты стекломассы в ванне на расплаве олова. Полученное таким образом стекло характеризуется стабильной толщиной, исключительной гладкостью и отсутствием оптических дефектов. Оно используется для изготовления зеркал, стекол для автотранспорта, триплекса, стеклопакетов, остекления светопрозрачных конструкций и т.д.
 
Производителями термополированного стекла в России являются ОАО "Борский стекольный завод" (Нижегородская область), ОАО "Саратовстройстекло" (Саратовская область), ОАО "Салаватстекло" (Республика Башкортостан), "Главербель-Клин" и "Пилкингтон" (Московская область). Выпуск флоат-стекла растет из года в год, объем его производства в 2006 г. (111 млн. м2) превысил показатель 1997 г. в 2,8 раза.
 
Мировые цены на олово в последние годы стабильно растут. После снижения в кризисном 2009 г. они в 2010 г. выросли до $26 тыс. за тонну, а в  феврале 2011 г. приблизились к историческому максимуму – $32,5 тысяч за тонну.    
            
 За прошедшее десятилетие мировое потребление олова росло со скоростью 4% в год.
По оценкам Международного института олова ITRI в 2010 г. мировое потребление рафинированного (первичного) олова  достигло 360,3 тыс. т в год, приблизившись к рекордному показателю 2006 г. -  372,7 тыс. т. В общем мировом потреблении около 60% приходится на производство припоев и сплавов, 16-17% - белой жести, более 14% - в производстве химикалиев, 2% - в производстве стекла.
 
В Китае доля припоев составляет более 72%, которые понадобились  в связи с интенсивным развитием там электронной промышленности. Согласно данным ведущей китайской исследовательской организации в области цветной металлургии Antaike мировой спрос на олово в 2011 г. должен превысить предложение, и  в ближайшие годы темпы прироста его использования составят 10% в год.
 
Однако сырьевая недостаточность ограничит рост его производства. Объемы поставок  в мире снижаются в  результате сокращения производства олова в Индонезии, являющейся главным его мировым экспортером. В 2010 г. произошло сокращение экспорта олова из основного добывающего региона Индонезии - острова Бангка  вследствие истощения запасов и полицейских мер по предотвращению нелегальной добычи олова. В прежние годы нелегальный экспорт олова превышал 40 тыс. т в год и мог покрыть значительную часть спроса на рынке. Поэтому вложения в открытие новых месторождений олова и развитие его добычи имеют хорошую перспективу.
 
Это относится и к оловодобыче в России. После почти полного разрушения оловодобывающей промышленности правительство страны, наконец, озаботилось проблемами отрасли. Минфин  временно - с 1 января 2011 года до 1 января 2016 года - отменил налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) при добыче оловянных руд на месторождениях Дальнего Востока. Ставка НДПИ на олово составляла 8% от стоимости добытого металла. По оценкам, временная отмена НДПИ позволит увеличить к 2013 году добычу олова в концентратах в объемах, удовлетворяющих внутренний спрос, будет создано около тысячи рабочих мест на основных предприятиях и 1,5 тысячи за счет развития вспомогательных услуг.
 
Восстановление отрасли может начаться с южных регионов Дальнего Востока, учитывая их более мягкий климат, наличие объектов инфраструктуры и близость к рынкам сбыта. Инвестиционная группа "Русские фонды" уже вложила в "Дальолово" и "Востоколово" более 150 млн. рублей, а к 2015 году планирует увеличить производственные мощности оловодобывающих предприятий до 5 тыс. тонн олова в концентрате в год.
 
Большим потенциалом обладает Магаданская область – 66 коренных месторождений с запасами 52 тыс. т и прогнозными ресурсами 279 тыс. т. На части этих месторождений в прошлые годы уже велась добыча. Для того чтобы ее возобновить, предстоит решить ряд серьезных проблем, таких, как восстановление и строительство дорог, линий электропередачи. Возобновление добычи в Якутии потребует, вероятно, большего времени, учитывая уровень затрат.
 
Сегодня имеются достаточно эффективные технологии отработки техногенных подземных запасов, залегающих в толще мёрзлых пород. В 1980-е годы они были успешно освоены заполярным горно-обогатительным комбинатом «Куларзолото».
Немало богатых участков «лагерной» отработки олова имеется на Колыме, добыча его там старательскими артелями может стать экономически эффективной. Запасы техногенного олова в хвостах отработанных месторождений Солнечного района Хабаровского края  исчисляются десятками тысяч тонн - металл лежит на поверхности. Вот где нужны современные технологии – извлечение олова из руды за все годы эксплуатации этих месторождений не превышало 50%.
 
Как следует из отчёта ОАО «НОК», себестоимость производства 1 т олова в концентрате в 2009 г. составила 346,5 тыс. рублей. В январе 2011 г. цена олова на мировом рынке превышала $26 тыс. за тонну (784 тыс. руб.). Это обстоятельство говорит об эффективности вложений в развитие оловодобывающей отрасли. Специалисты считают, что в современных условиях на восстановление оловодобычи  потребуется не менее 2 млрд. долларов в расчёте на каждые 1 млн. т руды в год.  К примеру, в 1980-е годы строительство Депутатского ГОКа обошлось в сумму более одного миллиарда советских рублей (примерно 1,5 млрд. долларов).
 
Воссозданию оловодобывающей отрасли России в какой-то мере поспособствует реализация государственной программы  индустриального  развития Казахстана на 2010-2014 гг.,  в рамках которой планируется создать новую для республики подотрасль цветной металлургии – оловодобычу.  Проект первой очереди производства по выпуску олова получил финансирование от Евразийского банка развития. В рамках проекта ведётся строительство горно-обогатительного комплекса, в составе которого карьер и обогатительная фабрика по переработке комплексных руд. К 2012 г. планируется добыча и переработка 1 млн. т руды и производство 6 тыс. т олова. В перспективе  увеличение мощности ГОКа до 1,5 млн. т руды и 6,8 тыс. т олова.
 
Проект предполагает восстановление металлургического передела на Иртышском химико-металлургического заводе (ХМЗ), что позволит ежегодно производить 4532 т редкоземельных металлов, в том числе тантал и ниобий. Концентрат будут отправлять на «НОК», откуда будут возвращаться олово и огарки, содержащие тантал и ниобий, для дальнейшей переработки на Иртышском ХМЗ.  
 
Общая стоимость проекта оценивается в более чем $ 70 млн., компания АО «Сырымбет» уже получила кредит $48,7 млн. на срок до 10 лет. В перспективе можно будет создать промышленный комплекс по производству олова, тантала, ниобия и других редкоземельных металлов с годовым оборотом $45-50 млн. Предприятие будет использовать руду единственного в Казахстане и крупнейшего в Центральной Азии месторождения олова Сырымбет с  запасами комплексной  руды 11 млн. т  с содержанием олова 0,46% (50,6 тыс. т).  Его  отработка началась в 2001 г.
 
Развал отечественной оловодобычи привёл к потере кадрового потенциала отрасли - горных инженеров и рабочих, и образовался 15-летний разрыв в подготовке специалистов. В результате на предприятиях отрасли сегодня в составе ИТР более чем 75% – пенсионеры, которым некому передавать свой опыт. А ведь для подготовки грамотного горного инженера, способного эффективно управлять производством, требуется не менее 8-10 лет. Так что через 5-6 лет руководить горными работами будет просто некому.
 
Ощущается также острейшая нехватка квалифицированных рабочих основных профессий. Не способствуют привлечению в отрасль специалистов и низкие заработки. Сегодня за тяжелейший и опасный  шахтёрский труд платят 20-40 тысяч рублей в месяц, а на обогатительном и вспомогательном производствах и того меньше - 10-18 тысяч рублей. Это при том, что уровень цен на Дальнем Востоке значительно выше, чем в центральных районах. Поэтому назрела острейшая необходимость принятия государственных программ и льгот для закрепления населения в дальних регионах, иначе совсем скоро работать в шахтах будет некому. С этой проблемой уже столкнулась в Хабаровском крае  инвестиционная группа "Русские фонды".
 
Автор - Луняшин Павел Дмитриевич, в 2006-2007 гг. - исполнительный директор ООО «Северовостоколово», в 2007-2010 гг. – главный специалист производственного управления ООО «УралПлатина Холдинг».
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100