Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» №15, октябрь 2004  -  cодержание номера 

Новый американский закон о строительстве
демократии в России

Александр Домрин

ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ

 

Не прошло 10 лет после триумфальной августовской революции и пяти лет после забивания Чубайсом «последнего гвоздя в крышку гроба коммунизма», как вашингтонский ЦК вновь обеспокоился состоянием дел в нашей стране. 12 июня 2001 года, аккурат в День независимости России, конгрессмен-демократ из Калифорнии Том Лантос внес на рассмотрение палаты представителей США проект закона «О демократии в России» (Russian Democracy Act of 2002, H.R. 2121). После его доработки в комитете по международным делам он был принят на заседании нижней палаты Конгресса США 11 декабря 2001 года и направлен на рассмотрение в сенат. Изучение и правка билля теперь уже в сенатском комитете по внешней политике продолжались более семи месяцев. 1 августа 2002 года председатель этого комитета Джозеф Байден внес проект закона на рассмотрение сената и рекомендовал принять его, что вскоре и произошло. Закон вступил в силу после его подписания президентом Дж. Бушем 23 октября 2002 г. [22 U.S.C. §2295 (2002)].
Закон «О демократии в России» весьма любопытен. Нечасто такого рода законопроекты рассматриваются в Конгрессе США. По значимости его можно сравнить разве что со знаменитым законом 1992 года «О свободе для России и новых евроазиатских демократий и в поддержку открытых рынков» (Freedom for Russia and Emerging Eurasian Democracies and Open Markets Support Act), также известным по аббревиатуре FREEDOM. Новый закон подводит итог 10-летнему «демократическому» режиму в России и ставит новые цели и задачи для внешней политики США на российском направлении.

В законе, в частности, с удовлетворением констатируется, что с 1992 года американское правительство организовало визиты и поездки по стране примерно для 40 тысяч граждан РФ; правительство США оказало содействие в образовании и финансовой поддержке 65 тысяч общественных «неправительственных» групп и объединений в России и «тысяч независимых местных СМИ, несмотря на противодействие со стороны российского правительства» (ст.2 (а)(3)(А)).
Цифры поразительные. Законодатели с Капитолийского холма сами признают, что Соединенные Штаты и деньги американского правительства стоят за каждым пятым из примерно 300 тысяч общественных объединений, зарегистрированных Минюстом РФ. На каждые 2100 человек российского населения приходится по одной «общественной» организации, созданной и финансируемой Вашингтоном. Одно утешает: часть из этих организаций существует лишь на бумаге. Их регистрация была осуществлена хитрыми россиянами исключительно для «доения» американских налогоплательщиков через программы поддержки «демократии» и «гражданского общества» в России по линии правительственного Агентства международного развития США (USAID), бывшего Информационного агентства США (USIA), и пр.

Естественно, стратегия создания «пятой колонны» и ее материально-финансового содержания применяется США не только в отношении России. В интервью лондонской «Таймс» представитель посольства США в Беларуси официально заявил, что американское посольство «помогает» финансировать 300 неправительственных организаций в Беларуси, и признал, что деятельность «некоторых» из этих групп направлена на «достижение политических изменений» в республике.
«Помогает», «некоторых» - это американский дипломат поскромничал. Радиостанция «Свободная Европа» / «Свобода» выразилась куда более точно: «Деятельность многих групп в Беларуси финансируется из-за рубежа». А газета «Крисчен сайенс монитор» сообщила, что в 2000 году Вашингтон предоставил оппозиционным группам в «коммунистической Беларуси» 24 миллиона долларов и еще больше в 2001-м. Аналогичные цифры приводит британская «Гардиан»: «Примерно 50 миллионов долларов (35 миллионов фунтов стерлингов) были использованы в качестве помощи США различным оппозиционным организациям в Беларуси за последние два года». Итак: 50 миллионов долларов за два года. И это в республике, золотовалютный резерв которой не превышает 200 миллионов долларов!

Интересно, как бы правительство Дж. Буша отнеслось к идее об образовании и финансировании Кремлем 130 тысяч «общественных» организаций в США (по одной на 2100 человек, как в России), деятельность которых была бы направлена на «достижение политических изменений» (читай: свержение президента, изменение политического режима и т.п.), как в Беларуси? И сколько минут прошло бы между получением первого финансового транша из-за океана руководителями таких «общественных» организаций в США и их арестом сотрудниками ФБР?
Посол США в Беларуси Майкл Козак также весьма откровенен. В своем письме, опубликованном в «Гардиан» за 15 дней до последних президентских выборов в Беларуси, он открыто заявил о том, что «цели и в определенной степени методология» политики США в отношении Беларуси «те же», что и в недавнем прошлом в Никарагуа. Комментируя это признание М.Козака, крупнейшая британская газета «Таймс» напомнила своим читателям, где партизанская война отрядов «контрас» (поддерживавшихся, финансировавшихся, обучавшихся и контролировавшихся Вашингтоном) против сандинистского правительства Никарагуа унесла в 1980-е годы жизни 30 тысяч граждан этой республики .

Посол Козак, также известный, по сообщениям западной печати, под кличкой «Хорёк», данной ему бывшим директором ЦРУ Уильямом Кейси, представляется идеальным кандидатом для проведения соответствующей работы в Беларуси. При президентах Рейгане и Буше-старшем он занимал высокую должность в департаменте межамериканских отношений внешнеполитического ведомства США (Principal Deputy Assistant Secretary for Inter-American Affairs) и работал в Панаме, Никарагуа и Сальвадоре. Именно во время его службы в Никарагуа Рональд Рейган сделал свое знаменитое заявление, в котором сравнивал никарагуанских «контрас» с французскими борцами движения Сопротивления.
Письмо М.Козака в целом прекрасно вписывается в общую внешнеполитическую концепцию США в современном мире. По сообщению газеты «Коммерсантъ-Daily» (21, 24.11.2000), ответственный чин из НАТО Джейми Ши, выступая на закрытом заседании клуба «Кембридж» в ноябре 2000 года, заявил о том, что НАТО помогло югославской оппозиции провести Воислава Коштуницу на пост президента Сербии и что «Беларусь может стать следующей страной, где может быть применена схожая тактика». Московский корреспондент газеты «Гардиан» Йен Трэйнор также приходит к выводу о том, что антилукашенковская «стратегия [США] повторяет в каждой детали тактику, применявшуюся США для помощи сербской оппозиции в свержении Слободана Милошевича и никарагуанской оппозиции в свержении Дэниела Ортеги». Другой британский комментатор (из журнала «Нью спектейтор») подтверждает: правительство США «рассматривает Беларусь как новую Сербию»; а американские должностные лица, ответственные за политику в отношении Сербии и Беларуси, проводят совместные заседания в Государственном департаменте США.

Но вернемся к новому американскому закону для России.
Говоря об успехах российской демократии, авторы акта особо отмечают «в значительной степени свободные и честные парламентские выборы в России 1995 и 1999 годов» [ст.2 (а)(3)(В)]. Отчего же только 1995 и 1999 гг.? Чем же предыдущие и последующие выборы американцам не угодили?
Напомню, что даже такие авторитетные зарубежные организации, как Федеральная избирательная комиссия США и нью-йоркский Комитет юристов за права человека, наблюдатели которых пристально отслеживали ход первых демократических выборов народных депутатов РСФСР в марте 1990 года, единогласно признали их «самыми свободными за [всю] историю России». С выборами 1993 года тоже всё понятно. Вроде бы и ненавистный «красно-коричневый» Верховный Совет расстреляли, и выборы в новое Федеральное Собрание объявили одним из «основных приоритетов внешней политики США» и, как того требовала группа конгрессменов в письме президенту Клинтону от 26 октября 1993 г., «как можно больше помощи демократическим кандидатам в России» предоставили (в том числе в виде пакета «помощи» «реформаторам» в России и других бывших советских республиках в размере двух с половиной миллиардов долларов США), а неблагодарные русские за ЛДПР и КПРФ проголосовали. «Сдурела Россия» да и только, как самокритично выразился Юрий Карякин. Ну как такие выборы могут быть признаны американскими стратегами «свободными и справедливыми»? Вот, если бы Гайдара с Явлинским российские избиратели поддержали, тогда да!

Как в капле воды, в билле «О демократии в России» на различных стадиях его прохождения в Конгрессе отразилось общее колебание американской «генеральной линии партии» в отношении не только парламентских, но и президентских выборов в России. Согласно первоначальному проекту закона, «свободными и справедливыми» объявлялись не только выборы в Федеральное Собрание 1995 и 1999 годов, но и президентские выборы 1996 и 2000 гг. В ходе доработки билля в комитете по международным делам палаты представителей и при голосовании в нижней палате Конгресса упоминание президентских выборов из законопроекта вылетело. Наконец-то и конгрессмены США устыдились называть позорище с переизбранием Ельцина «свободными и справедливыми» выборами. Но, сохраняя хорошую мину при плохой игре, американские законодатели вместе с выборами 1996 года решили снять и упоминание о выборах ельцинского преемника.

После событий 11 сентября 2001 года и безоговорочной поддержки В.Путиным «Соединенных Штатов и всего цивилизованного мира в их борьбе против терроризма» (ст.2 (а)(7)) билль «О демократии в России» стал значительно менее критичным. Конгрессмены больше не повторяют, например, следующее жесткое утверждение, содержавшееся в ст.2 (а)(6)(А)) первоначального проекта Лантоса: «Политические и экономические свободы в Российской Федерации остаются хрупкими. После избрания президента Путина в мае [на самом деле в марте - А.Д.] 2000 г. правительство РФ инициировало административные и политические реформы, поворачивающие вспять демократические достижения предыдущих 8 лет, ограничивающие плюрализм в политической сфере, угрожающие неправительственному сектору и заставляющие усомниться в приверженности [российского] правительства свободе слова».
В той же статье законопроекта «российские власти» обвинялись в «организации кампании против независимой телевизионной станции НТВ и ее основателя Владимира Гусинского».

В следующей норме повторялось заключение ежегодно публикуемого государственным департаментом США Доклада о правах человека в странах мира о том, что в 2000 году положение со свободой слова в России ухудшилось, и о том, что, по мнению госдепа, существуют «убедительные свидетельства правительственного давления на средства массовой информации» [ст.2 (а)(6)(B)]. В окончательном проекте закона это утверждение больше не повторяется.
Из билля было также снято прямое обвинение правительства РФ в том, что оно «недостаточно искренне занимается проблемами борьбы против преступности, коррупции, нарушений имущественных прав и прав инвесторов, слабой правовой системы, отсутствия независимой судебной системы и недостаточной прозрачности корпоративного сектора». Согласно тому же пункту, «коррупция и преступность ежегодно наносят урон российской экономике в размере 15 млрд. долларов» [ст.2 (а)(7)(B)].

Вылетел из окончательного текста билля и отдельный пункт, критикующий Россию за «рост нарушений прав человека» в Чечне (ст.2 (а)(8)). Конгрессмены в данном случае поступили, несомненно, правильно, поскольку первоначальный проект Лантоса подразумевал «нарушения прав человека в Чечне» только федеральным центром и российскими военнослужащими и ни словом не обмолвился о преступлениях, чинимых чеченскими бандитами. Всё с ног на голову было перевернуто.
Упоминание НТВ и Гусинского в проекте рассматриваемого закона было не случайным. Том Лантос, естественно, не сам разрабатывал билль «О демократии в России». Скорее всего текст законопроекта был составлен специалистами близкой ему юридической фирмы «Эйкин, Гамп, Страусс, Хауэр и Фельд». Той самой фирмы, которая была нанята В.Гусинским для представления его интересов в тяжбе за НТВ и раскручивании в США сталинистского имиджа Путина и образа самой России как отсталой тоталитарной страны, населенной патологическими коммунистами, фашистами, антисемитами.

Кстати, Страусс из названия фирмы - это ни кто иной, как Роберт Страусс, нефтяной магнат из Техаса и бывший посол США в СССР. В этой же юридической фирме на должности старшего советника по международным вопросам трудится бывший зам. государственного секретаря США по вопросам разведки и исследований, на коленях которой - в бытность её старшим вице-президентом Американской ассоциации содействия ООН (UNA-USA) - вырос «дорогой Андрей» Козырев. Связка финансовых и политических интересов в данном случае очевидна, как никогда. Гусинский знал к кому обратиться за поддержкой.

К несчастью для беглого российского олигарха и его заокеанских покровителей, к моменту голосования 1 декабря 2001 г. билля «О демократии в России» нижней палатой Конгресса США Россия вновь превратилась в «друга Америки». А потому - долой недавние обвинения против российского правительства в том, что оно «недостаточно искренне занимается проблемами борьбы против преступности, коррупции», что в России отсутствует независимая судебная власть, что в Чечне наблюдается «рост нарушений прав человека» и т.п. Двойные стандарты да и только! Вот если бы Путин воздержался от присоединения к Америке в ее крестовом походе против терроризма, тогда бы России всё припомнили по первое число.

А теперь мы подходим к главному.
Объявляя «успех демократии в России» предметом «национальной безопасности» США [ст. 2 (а)(6), 3 (а)(1)], закон заявляет о необходимости «правительству США выработать долговременную и гибкую стратегию, направленную на усиление российским обществом поддержки демократии и рыночной экономики» [ст. 2 (а)(6)]. На реализацию поставленных целей в 2003 финансовом году Конгресс выделил 50 млн. долларов (ст.6).
Кто спорит против необходимости развития демократии, против построения в России правового государства и прочих гордых целей, провозглашенных в законе? Вопрос в том, как США собираются этого добиваться. И вот здесь-то и возникают проблемы. Кто из находящихся в здравом уме, например, может согласиться с тем, что позитивную роль в деле развития демократии в России и восстановления отечественной экономики может играть такая организация, как радиостанция «Свобода / Свободная Европа», наследница «холодной войны»? Но именно ей вместе с «Голосом Америки» билль поручает применять «новые инновационные подходы» к вещанию на Россию, в частности «на местных языках» (ст.5 (b)). В том числе, на чеченском.
Вместе с совершенно правильными и, несомненно, полезными задачами «работы с правительством РФ, Думой [но почему-то не с Советом Федерации! - А.Д.], представителями судебной власти РФ» по дальнейшему развитию российского законодательства, расширению культурных и научных обменов, установлению партнерских программ между российскими и американскими университетами и т. п. (ст.5 (а)(1)(2)), закон тут же поручает правительству США «продолжить и усилить помощь демократическим силам в РФ» [ст.3 (а)(2)].

Каким именно «демократическим силам»? Закон уточняет: члены правительства США и должностные лица должны «регулярно встречаться с демократическими активистами, правозащитниками, реформистски мыслящими политиками из Москвы и других регионов РФ» [ст.3 (b)(4)]. Нетрудно прогнозировать, что в реальной жизни данное законодательное поручение в основном сведется к продолжению подпитки Вашингтоном прозападных политиков, «агентов перемен», либеральной столичной интеллигенции и вечных отечественных диссидентов.
В последней момент сенаторы дополнили законопроект еще одной статьей, уполномочивающей президента Буша предоставить Университету Брандайса (г.Бостон), в который Е.Боннер переправила архив мужа, полтора миллиона долларов для «приобретения и сохранения документов, относящихся к жизни Андрея Сахарова» (ст.7).
Но какое отношение к развитию демократии в России имеет весь этот гешефт?

Другие статьи номера «ПВ» №15, октябрь 2004

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100