Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» №15, октябрь 2004  -  cодержание номера 

«Семёрка» хочет от России только нефти

Урван Парфентьев


Когда-то СССР решал не только политические, но и хозяйственно-экономические судьбы держав и континентов: раздавал ссуды, прощал долги, делился технологиями и строил заводы. Теперь же для бывших партнеров СССР стало проблемой определить точное положение и статус самого крупного обломка Союза — России, «интегрирующейся в мировое экономическое пространство».
Формально Россия как правопреемник СССР и пока еще ядерная держава принадлежит к кругу «максимально продвинутых» в экономическом отношении стран — «Большой семерке», в свое время спешно переименованной в «восьмерку». На днях некоторые члены этой «восьмерки», прибывшие в Москву с визитами, прояснили свои интересы к нашей стране — их «равноправному» партнеру по высшему деловому клубу.
Представители Соединенных Штатов вместо традиционной «учебы жизни» подробно представляли собственную экономику как объект российских инвестиций. Как отметил шеф евразийского бюро Департамента энергетики Леонард Кобурн, в США «видят российскую интеграцию в систему американской экономики». Однако для рассмотрения нашему МЭРТ был предложен исключительно нефтяной сектор, точнее, объем потребностей США в российской нефти и бензине — технологий выше сырьевого уровня заокеанские друзья предпочли не касаться. А нефти американцам нужно много — уже сейчас США «съедает» 77 млн. баррелей в день, а в 2025 году ей потребуется 120. «Нефть есть. Вопрос в том, где ее добыть?» — заявил тот же Кобурн.
Похоже, что в ближайшие двадцать лет уставшие от саудовских шейхов американцы намерены добывать нефть в России. Наша страна, согласно заокеанским исследованиям, может выйти на второе место по запасам «черного золота». Это позволит ей заменить иногда «взбрыкивающих» по исламским вопросам саудитов. Ожидания США таковы, что в 2020 году Россия и СНГ будут поставлять им 5,4 миллиона баррелей в сутки — столько же, сколько все остальные регионы мира, вместе взятые. Европа к тому времени «подсядет» на нашу нефть еще сильнее — зависимость ЕС от российской нефти составит 79 процентов. И, разумеется, американцы даже готовы инвестировать в наш топливный сектор сейчас примерно семь миллиардов долларов в год, а к 2030 году — целых 12 миллиардов.
Что касается транспортной инфраструктуры, США предлагают российскому МЭРТ развивать ее самостоятельно. А ведь именно транспорт, по словам Германа Грефа и Леонарда Кобурна, является основным тормозом для расширения российских нефтепоставок за океан. Американец, например, советует переоборудовать Мурманск и Владивосток для приема танкеров-гигантов, а на Черное море даже не тратиться, поскольку приличный танкер просто не влезет в Босфор. Иначе, дескать, российская нефть станет «неконкурентоспособной» ввиду «незначительности объема поставок». О том, что далеко не все порты США способны принимать крупнотоннажные танкеры, гости старались особо не упоминать.
Россиян в качестве продавцов нефти и нефтепродуктов на американском рынке, похоже, особенно не ждут. Поскольку символ сломанного «барьера экономик» в виде автозаправок ЛУКОЙЛа в США уже имеется, американцы перво-наперво предупредили всех, что помогать россиянам в обустройстве у себя не будут. «У нас государство не вмешивается в бизнес и не является экономическим игроком», — отметил Леонард Кобурн. Нашим «гигантам» предлагается либо работать вместе с местными гигантами (самые предпочтительные позиции в этом плане у ТНК-ВР), либо при наличии достаточных капиталов строить свои заправки по всей Америке и тратить время на завоевание доверия местных автовладельцев. А это доверие, заметил Кобурн, может завоевываться очень долго.
В отличие от своих «заклятых партнеров» из-за океана японские бизнесмены, посетившие Торгово-промышленную палату РФ, с самурайской прямотой заявляли, что им нужны от России лишь нефть и газ, и с азиатской хитростью уворачивались от предложений о сотрудничестве в области высоких технологий, космоса и связи. И хотя вице-президент российской ТПП Георгий Петров говорил о том, что «мы обречены торговать друг с другом», прямой вопрос о возможности подписания документа о техническом партнерстве вызвал панику среди всегда сдержанных японцев. Кстати, японские банки, как следовало из слов промышленников, в Россию пока тоже не торопятся.
Японцев интересуют в первую очередь ближайшие к ним сахалинские и восточносибирские месторождения, за которые Япония безуспешно пыталась воевать до самого 1945 года. Вице-президент японской Торгово-промышленной палаты Микио Сасаки отметил, что «Россия — страна, обильная природными ресурсами», и тут же сообщил, что главное в дружбе двух стран — это «развивать сотрудничество в энергетике, в том числе в районе Сахалина». Для того чтобы получить в 2007 году первый российский газ, японцы готовы даже пустить из Сибири по дну океана сырьевую «трубу». Но при этом, надо заметить, жители Страны восходящего солнца уделяют большое внимание экологии и с пониманием относятся к тому, что вопрос разработки близких к Байкалу месторождений будет решаться в первую очередь с позиций чистоты природы.
На фоне партнеров по «восьмерке» с их исключительно сырьевыми аппетитами приятно иногда сознавать, что Россия еще нужна кому-то (кроме СНГ) в ином, более технологичном качестве. Например, в Перу явно сочли, что золотые горы российских олигархов намного больше легендарных сокровищ инков, и прислали в Москву ходоков за инвестициями. Члены перуанской делегации призывали российский бизнес вкладывать в местные порты, инфраструктуру гражданской авиации, рыбохозяйства, добывающую и текстильную промышленности. Годность своей страны к инвестициям перуанцы подкрепляли стабильным второй год ростом ВВП на 4 процента и малой инфляцией своей национальной валюты. Пока же Россия везет в Перу удобрения и пшеницу, получая взамен рыбопродукты.
Перу заинтересовано не только в российских деньгах, но и в технологиях. Например, по мнению гостей, «лакомым куском» для нас могли бы стать порты и аэропорты, однако перуанцы ожидают, что россияне их отремонтируют, модернизируют и придадут им божеский вид. То же самое относится к добывающей отрасли — без нашей горнопроходческой техники и белорусских БелАЗов действующие карьеры и шахты рискуют «приказать долго жить». Не против в Лиме сотрудничать и в области связи, только вот спутники запускать пока не хотят — средств маловато.
Вообще-то древняя земля инков сегодня — это Северный Кавказ по-латиноамерикански. В Перу по-прежнему широко выращиваются наркотики, цивилизация не отходит далее пяти шагов от городов, да и свои террористы имеются — в лице пока еще здравствующей «политической партии» под названием «Сендеро луминосо». К тому же рядом Колумбия, где наркокороли также не склонны соблюдать законодательство. При таком раскладе наш бизнес готов скорее вложиться в более близкий Кавказ, однако при этом требует от правительства обеспечения «безопасности в регионе». По словам вице-президента РСПП Игоря Юргенса, результатом партнерства государства и бизнеса может стать подъем региона с
60-процентной безработицы до семипроцентного роста регионального ВВП. В частности, планируется достроить оставшиеся с советских времен Зарамагскую ГЭС в Осетии и Ирганайскую в Дагестане, наладить высокогорные курорты со слаломом и минералкой, переоснастить горно-обогатительный комбинат, а «Вимм-Билль-Данн» уже готов пасти своих коров на высокогорных кавказских лугах. Мешает одно — ваххабитская борода Шамиля Басаева, из-за которой высовываются стволы и мины. В связи с чем РСПП предлагает правительству «разделение труда» — мы, дескать, инвестируем, а вы обеспечиваете пребывание наших инвестиций во вневзорванном состоянии. Правительство вроде согласно, а значит, место себе российский бизнес найдет.

Урван ПАРФЕНТЬЕВ,
«Росбалт».

Другие статьи номера «ПВ» №15, октябрь 2004

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100