Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Для участников обсуждений: Вход | Регистрация
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Полуправда о причинах банковского кризиса в России

.
Как ликвидировать хроническую болезнь мировой экономики

Моисей Гельман

Рыночные последователи «народного академика» Лысенко

Якобы внезапно возникший дефицит ликвидности в банках страны, так по-учёному камуфлируется исчезновение части средств, размещенных в этих кредитных организациях, рулевые нашей экономической политики объясняют просто и понятно: мол, мы являемся частью мировой экономической системы, а потому зависим от всего того, что в ней происходит.

Говорится это с плохо скрываемой гордостью неопытного подростка, лишённого невинности развратной девкой, и заразившей его при этом дурной болезнью. Такой болезнью для мировой экономики является зависимость от навязанной ей в качестве мировой валюты доллара США.

Почему эти условные, символические, деньги не могут заменить золото, которое когда-то выполняло функции настоящих мировых денег, но его время объективно прошло, – предмет отдельного разговора (подробно см. «Карету доллару, карету! Вводная лекция для Центробанка и Правительства России в защиту рубля». – «Промышленные ведомости» № 1, декабрь 1999 г.).

Поэтому сегодня национальные валюты, а это тоже символические деньги, должны обеспечивать как оборот товаров и услуг в своих странах, так и продаваемых за рубеж и импортируемых. При этом для эквивалентности международного товарообмена по стоимости, т. е. чтобы не обманывать друг друга, курсы конвертации соответствующих валют необходимо устанавливать равными паритетам их покупательной способности.

Выпускаемая в стране в оборот денежная масса должна в идеале соответствовать стоимости национальной товарной массы с учётом их обращения. Для этого, как принято в нормальных странах, денежная масса должна составлять не менее 70% по отношению к национальному ВВП. Такое соотношение позволяет ей прокручиваться примерно 1,5 – 2 раза в год, обеспечивая, хотя и на пределе возможного, производство и сбыт различных видов продукции, товаров и услуг.

Известно, что у каждого товара, как и у каждого представителя флоры и фауны, есть вполне определённый период инкубационного созревания и развития. Однако у идеологов псевдолиберальных экономических реформ оказались свои представления о производственных циклах. Они, подобно печально известному «народному академику» Трофиму Лысенко, полагали, что генетику любого живого объекта или субъекта можно изменить их перевоспитанием, применяя метод кнута и пряника.

Лысенко для этого кормил коров конфетами, уверяя партию и лично Иосифа Виссарионовича в возможности повышения таким образом – от сладкой жизни - надоев молока, скрещивал для повышения урожайности пшеницу с сорняками, сопровождая эксперименты века подбором музыкальных мелодий, начиная со свадебного марша Мендельсона, и проделывал еще многое другое, пытаясь доказать общность и всеядность идеологических догм.

Гайдар сотоварищи оказались, по сути, достойными последователями борцов с проклятым наследием прошлого - вейсманизмом-морганизмом, но только в сфере экономики. Они, по всей видимости, полагали, что ребёнка можно родить после зачатия в любое время - через месяц, два, а кому захочется – и как обычно. Требуется лишь создать для будущей матери соответствующие внешние условия. В том числе подобрать для неё определенный сорт конфет, а также набор музыкальных мелодий для будущего ребенка, жанр и характер которых будут предопределять время его появления на свет.

По всей видимости, главным регулятором времени рождения реформаторы считали режим питания матери. Если задавать его в интервале от сытого до голодного - на грани дистрофии, то тем самым будет регулироваться комфортность пребывания в чреве, и при систематическом недоедании ребенку захочется поскорее родиться. Ведь голод, как говорится, - не тетка.

Поэтому реформаторы директивно привязали размер эмиссии рублёвой массы к золотовалютному резерву, задав произвольно курс обмена рубля на доллар. Естественно, уценив «деревянный». Долларов с золотом в казне в 1992 г. по среднепотолочному курсу конвертации в рубли оказалось менее 10% по отношению к тогдашнему ВВП.

Но борцы с проклятым прошлым утверждали, что чем меньше денег, тем якобы быстрее они крутятся, так как возникнет острая необходимость, к примеру, молочное стадо коров создавать за один или два месяца вместо обычных нескольких лет, трактора собирать за минуты и т. д. Следовательно, меньше будет и инфляция, стояли на своем борцы, не поясняя о какой инфляции идёт речь - ценовой, денежной или затрат на производство.

Однако, строительство, к примеру, мощной АЭС длится 5-10 лет, этим делом занято множество различных промышленных, строительных и монтажных организаций, и поэтому деньги в таком кооперационном сообществе крутятся не один год. Впрочем, как и в большинстве случаев производства различных видов продукции и строительства зданий и сооружений. Это только на спекулятивных рынках одна и та же сумма оборачивается за год с десяток раз. Так что последователи «народного академика», посадив страну на голодный денежный паек, направили ее  по губительному пути развития – дороге спекуляций. Причем, не только на фондовых рынках…

Одновременно,  для перехода в режим денежной дистрофии,  они запустили и комплекс механизмов увеличения цен. Толчком, помимо искусственно созданного дефицита денег, стало директивное в начале 1992 г. повышение цен на все энергоносители в 5 раз и отпуск прочих цен на свободу. Подробный анализ происшедшего изложен в статье «Инфляция цен как порождение антирыночной экономической политики» («Промышленные ведомости» № 12, декабрь 2007 г.).

Такая политика, вынудившая и само правительство заняться финансовыми спекуляциями, привела в 1998 г. к дефолту. Затем, как известно, стали расти мировые цены на нефть, и реформаторы вынуждены были увеличивать эмиссию рублей под пополнявшийся золотовалютный резерв. И хотя денежная масса увеличивалась незначительно, начался рост товарного производства и ВВП в целом. Но последователи Гайдара в борьбе с вейсманизмом-морганизмом не отказались от прежней политики денежной дистрофии.

Так как в страну пошёл валютный поток, требовавший дальнейшего увеличения рублёвой массы, они, в конце концов, отказались от обязательного ввоза валютной выручки в страну. Фактически это было негласное признание провала прежней финансовой политики, но ему не придали должного значения, выдав за очередной успех либерализации экономики. После чего создаваемая у нас прибавочная стоимость все в большей мере стала перетекать за рубеж и работать на экономику США и других стран.

Одновременно борцы во имя чистоты реализации идеи придуманной ими псевдорыночной экономики стали изымать из обращения часть денежной массы и «замораживать» её. Сейчас она в среднем за год составляет 20-25% по отношению к ВВП, однако из обращения разными путями изымается еще и примерно 40% «безналички». Самый иезуитский способ – перевод регионам значительной части положенных им бюджетных денег в декабре. Естественно, потратить их почти не удается, и они подлежат возврату в казначейство.

Подобное повторяется из года в год, чем наносится громадный ущерб стране и людям. Хотя денег в казначействе полным полно. Не исключено, что недавняя трагедия в Оренбургской области – обвал стены ремонтировавшегося здания сельской школы и гибель при этом нескольких школьниц – результат почти полугодовой задержки открытия соответствующего финансирования. Какой здравомыслящий директор добровольно начнет капитальный ремонт здания не во время школьных каникул, а после начала в нем занятий?

Созданный денежный дефицит привёл к удорожанию рублёвых кредитов. Поэтому корпорации и банки стали занимать деньги на Западе под 5-6% годовых, что было примерно втрое дешевле кредитов в рублях. А под эти валютные заимствования Центробанк выпускал и выпускает новые рубли, пополняя неизвестно зачем золотовалютный резерв, который девальвируется.

Спрашивается, а почему для необходимой эмиссии нельзя было с самого начала обойтись без валютного посредника, экспортируя углеводороды за рубли? Неужели покупать не стали бы? Весьма сомнительно! Да и отток капитала из страны во многом бы сократился.

Современные гобсеки

Многие также задаются вопросом, почему для кредитования реального сектора нельзя было «разморозить» Стабфонд и использовать часть его средств на инвестиции в товарное производство? Ведь за первые три года нахождения в нём денег они вследствие инфляции потеряли свою покупательную способность на сумму около 1 трлн. рублей (см. «Что ожидает Стабилизационный фонд при нынешнем министре финансов?» - «Промышленные ведомости» № 3, март 2006 г.).

Хотя Алексей Кудрин утверждал, что средства Стабфонда инфляции не подвержены. Видимо их пытались заколдовать. Поэтому такое нецелевое использование, а, по сути, уничтожение государственных средств, провоцирующее заимствование кредитов за рубежом, вывоз капитала из страны и развал экономики, является, мягко говоря, нарушением положений Бюджетного кодекса.

Замечу, что говорить об инфляции неиспользуемых денег – некорректно. Денежная инфляция возникает, когда сумма денег в обороте начинает превышать стоимость обращающейся товарной массы. К тому же, для уменьшения возможностей их воровства или возникновения ценовой инфляции – «взбухания» цен – можно использовать давно известные целевые кредитные линии.

Раздувание по рейтингам всяческих «авторитетных» организаций виртуальной капитализации спекулятивных финансовых рынков ведёт к отвлечению средств от инвестиций в реальный сектор экономики, чем повсеместно нарушается баланс товарно-денежного обращения. При этом дополнительно растёт дефицит денег, из-за чего кредиты дорожают еще больше.

Наши банки также непрерывно увеличивали своё участие в спекуляциях на фондовых рынках. Не надо забывать, что это в основном вторичные рынки, и проку от сделок на них предприятиям, чьи акции перепродают спекулянты, играя на разнице случайно и неслучайно меняющихся котировок, нет никакого. Но собственный капитал большинства российских банков сравнительно невелик, и они играют, рискуя деньгами своих клиентов, а также полученными взаймы на Западе. А почему бы ни играть? Ведь государство страхует некоторую часть вкладов населения, как бы поощряя тем игроков к риску. За чужой счет.

Финансовый кризис в США, начавшийся еще год назад, привёл теперь к удорожанию и валютных кредитов. Поэтому внешние корпоративные заимствования в России сократились, и многие инвестиционные проекты сворачиваются. Так что банковский кризис у нас действительно явился следствием финансового кризиса в США и других странах. Но именно следствием. А причина указана выше – это демонетизация российской экономики, проводимая с 1992 г. по совету консультантов МВФ якобы для борьбы с инфляцией.

По всей видимости, апологеты поддержания дефицита денежного обращения исходят из того предельного случая, когда при отсутствии денег экономика страны почит в бозе, и все виды инфляции исчезнут. Поэтому для достижения цели ее надо поддерживать в полуобморочном состоянии.

Сегодня вместо того, чтобы деньгами помочь в первую очередь отечественным товаропроизводителям, наш Минфин по примеру Буша в США решил восстановить павшие спекулятивные рынки. Нескольким банкам, активным на них игрокам, для этого уже выдано и еще выдадут без всяких гарантий возврата примерно 1 трлн. рублей, из которых 500 млрд. достанется Сбербанку. Кроме того, на таких же условиях запросили у государства кредиты несколько крупных нефтегазовых корпораций, включая «Газпром».

 Спрашивается, а как же прежние идейные установки по борьбе с инфляцией? По боку?
Следует заметить, что эта мера ни к чему хорошему не приведёт, так как она не устраняет принципиальных пороков экономической политики, проводимой в стране с 1992 г., и приведшей к дефолту в 1998 г. Сегодняшняя ситуация отличается только тем, что у правительства за счет нефтедолларов накоплен определённый денежный резерв. Однако его хватит ненадолго, и все может повториться вновь.

Как отмечалось, рост дороговизны рублёвых кредитов из-за дефицита денежной массы и растущей ставки рефинансирования Центробанка поставил российскую экономику в зависимое положение от зарубежных займов, что ведет к нарастающему оттоку капитала из России в те же Соединённые Штаты. Теперь в этот поток без гарантий возврата включены и обесцененные государственные резервные накопления, которые наш, доморощенный, гобсек обильно посыпал нафталином в своём сундуке.

Кроме того, по прогнозу МЭРТа, в 2010 г. импорт в сравнении с 2006 г. возрастёт в 1,8 раза. При этом экспорт несколько сократится, и сальдо внешнего торгового баланса с прошлогодних 130,9 млрд. сократится до 3,2 млрд. долларов, т. е. почти в 40 раз. В то же время из-за дороговизны кредитов российских банков, вызванной дефицитом рублей и ценовой инфляцией, как отмечалось, увеличивались внешние заимствования банков и корпораций. Они, по данным Центробанка, к 1 апреля этого года суммарно превысили 408 млрд. долларов, а ежегодно приходится возвращать примерно по 50 млрд. К этой сумме внешнего долга нужно прибавить еще 36,9 млрд. долларов долга государственного.

Поэтому к 2010 г. в стране, вследствие необходимости выплачивать внешние долги и вывоза капиталов спекулянтами через фондовые рынки, в том числе спекулянтами пришлыми, деятельность которых, как и в 1990-е годы, поддерживается Минфином, может возникнуть дефицит платёжного баланса в валюте. В результате возвращать валютные долги станет нечем, и часть заёмщиков может обанкротиться.

При этом Центробанк вынужден будет обвалить рубль, импорт, значительную часть которого составляют «ширпотреб» и продовольствие, сократится, что вызовет их дефицит на рынках. И тогда новая масштабная инфляция цен может оказаться неизбежной. Ее тенденции уже проявляются, если не сказать больше…

Каким же может быть выход из созданного на американский манер экономического абсурда?

Как управлять экономикой?

Происходящее – результат неэффективного управления экономикой, о чём говорил и, будучи президентом страны, Владимир Путин, признав, что трёхуровневая структура правительства «не сработала». Иначе говоря, принцип разделения властей, пригодный для управления государством, рыночной экономике не подходит.

Структура управления вторична по отношению к выполняемым ею функциям. Нынешние функции министерств – написание всяческих директив, в том числе в виде нормативных документов, не изменились с советских времён. Но они тогда выполнялись, так как министерства и ведомства в Советском Союзе представляли собой, говоря языком рынка, холдинговые компании, которые управляли подчинёнными предприятиями и являлись хозяйствующими субъектами, действовавшими в рамках общего государственного плана.

Сегодня их положение иное. Поэтому и функции управления должны отвечать целям рыночной экономики, а для реализации этих функций требуется создать соответствующую структуру.

Однако большие сложные системы не возникают и не функционируют сами по себе. Их надо строить и управлять ими в соответствии с заданными целями. Рыночная экономика – не исключение. Чтобы она нормально работала без кризисов дефицита и перепроизводства продукции необходимо добиваться баланса ресурсов, спроса и предложений товаров и услуг. При этом надо соблюдать баланс товарно-денежного обращения за счёт выпуска в оборот соответствующей денежной массы и создания условий, которые обеспечивали бы эквивалентность товарооборота по стоимости.

Эти условия создаются устранением диспаритета цен и их регулированием для поддержания относительной ценовой стабильности, дифференциацией налогообложения для выравнивания условий хозяйствования, причем налогообложение необходимо принципиально изменить, чтобы исключить многократное изъятие одних и тех же налогов, нормированием прибыли и др. Подробно механизмы, реализующие эти меры, описаны в упомянутой выше статье «Инфляция цен - как порождение антирыночной экономической политики» («Промышленные ведомости» № 12, декабрь 2007 г.), а также в статье «Налогообложение для инновационной экономики» («Промышленные ведомости» № 6, июнь 2008 г.).

Исходным условием эквивалентности товарообмена по стоимости должна служить цена труда, которая обеспечивала бы, как минимум, простое воспроизводство ресурсов наёмного работника. Это создаст платёжеспособный спрос на довольно значительные объёмы потребительских товаров и услуг и, следовательно, на промышленную продукцию, необходимую для их производства, которая сама по себе никому не нужна. Но «ширпотреб» при этом должен быть отечественного происхождения.

Тогда возрастут ВВП, а также бюджетные доходы, так как все налоги в конечном итоге, исключая экспорт, выплачивает население страны, когда приобретает потребительские товары и услуги. Всё это будет способствовать развитию внутреннего рынка и социальной ориентации экономики (подробно см. «Социальное государство – как общенациональная идея. И для олигархов тоже».- «Промышленные ведомости» № 3, март 2006 г.).

Однако поддержание баланса товарно-денежного обращения, помимо упомянутых мер, чтобы избегать кризисов требует, прежде всего, общегосударственного индикативного планирования развития экономики — отраслевого и межотраслевого. К примеру, в производстве автомобилей или авиалайнеров используются тысячи технологий, и участвуют тысячи предприятий большинства промышленных отраслей. Кто-то же должен координировать и балансировать их кооперацию и тем самым поддерживать баланс соответствующего товарно-денежного обращения?

В советские времена за это отвечали Госплан и соответствующие министерства и ведомства. Сегодня в правительстве некому отвечать, а ни одно корпоративное объединение в России такое дело не потянет. Не говоря уже о естественных монополиях, требующих громадных вложений, или о проектах производства новейшей техники, требующих создания уникальных технологий, окупаться которые будут только после продаж изготовленной с их использованием конечной продукции.

Кто будет координировать и финансировать такие сложные проекты? Рыночные отношения не способствуют их реализации ввиду больших рисков, в том числе из-за отсутствия предыстории спроса. На Западе, как прежде в Советском Союзе, подобные проекты осуществляются при поддержке и координации государства. У нас же либерал-реформаторы выталкивают государство из экономики куда подальше, хотя бизнес нуждается в стратегических ориентирах.

Учитывая масштабы страны и её экономики, во избежание дальнейшего нарастания хаоса в управлении экономикой, в том числе вызванного последней административной “реформой”, и вывоза капитала за рубеж необходимо упорядочить хозяйственную деятельность множества субъектов.

Добиться этого можно путём государственного индикативного планирования развития экономики и управления балансами ресурсов и объемов производства продукции. Такое планирование необходимо и для проведения объективной бюджетной политики с формированием федерального бюджета, сбалансированного по доходам и расходам без искусственно создаваемого профицита.

Для этого, как отмечалось, придется изменить функции многих министерств и соответственно структуру управления экономикой. Думается, что должен быть создан общефедеральный орган индикативного макроэкономического планирования и разработки макроэкономических балансов ресурсов и объемов производства продукции, а также ее спроса и предложения. А министерства в соответствующих секторах экономики должны заниматься отраслевым планированием и разработкой соответствующих балансов производства и потребления.

Для реализации рекомендованных макроэкономического и отраслевых планов потребуется также разрабатывать индикативные планы межрегионального развития и кооперации производства и соответствующие балансы. Поэтому потребуется создать федеральное министерство межрегионального макроэкономического планирования, в федеральных округах – министерства окружного планирования и социально-экономического развития, подобные хрущевским совнархозам, а в субъектах Федерации – соответствующие региональные органы.

В новых условиях управления значительно возрастут значимость государственного нормативно-правового регулирования и национальной стандартизации, которые сегодня бездумно разрушаются. Поэтому необходимо будет воссоздать национальный орган стандартизации и сертификации, подчиненный непосредственно главе правительства. Кроме того, понадобится усилить государственный контроль над проектированием, строительством, эксплуатацией и утилизацией потенциально опасных объектов – промышленных и транспортных.

Тем, кто декларирует свободу экономики от государства, хотелось бы напомнить, что именно координирующая роль правительств стран Западной Европы позволила после Второй мировой войны восстановить и развить хозяйство этих государств. То же самое произошло в Советском Союзе. В Англии правительство для рационального использования ресурсов тогда регламентировало даже количество по видам деятельности вновь создававшихся малых и средних предприятий, не допуская возникновения избыточного предложения на рынке.

Чтобы не расходовались зря ресурсы, и люди не разорялись. Так, было ограничено число парикмахерских. А у нас в середине 1990-х годов при конверсии предприятий ВПК из-за отсутствия планирования и оценок спроса возникло перепроизводство ряда видов промышленной продукции, в частности, нефтяных станков-качалок, на что зря потратили немало бюджетных средств.

Во избежание финансовых кризисов необходимо будет также директивно на какое-то время ограничить вывоз капитала за рубеж и спекуляции банков на фондовых рынках, обусловив сумму приобретаемых акций определенным соотношением с суммой вкладов физических лиц для сохранения их сбережений.

В продолжение перечисленного потребуется ещё многое. Иначе говоря, необходима программа подлинного, пока еще не все проедено, реформирования экономики. Причём реформирования в интересах каждого человека, всего общества и государства, а не группы лиц. Какие-то шаги в этом направлении в последние годы предпринимаются. Но без коренного изменения экономической и финансовой политики не обойтись.

Не обойтись и без крупных государственных инвестиций, в частности, в электроэнергетику, состояние которой чревато коллапсом всей экономики. А для этого необходимо срочно прекратить её разрушительное “реформирование” и восстановить организационное и технологическое единство Единой энергосистемы страны.

Описанная модель регулирования рыночной экономики - не плод больного воображения, она отображает экономические реалии в развитых странах мира. Вопреки наивным (а может быть, заказным?) представлениям наших доморощенных либерал-реформаторов в США, Китае и странах ЕС проводится активная государственная политика, направленная на развитие и защиту внутренних рынков, а также осуществление целевых программ по развитию национальных экономик и их отраслей за счет бюджетного финансирования.

Расходы эти составляют не менее половины всех бюджетных затрат, в то время как у нас все расходы консолидированного бюджета на экономику не превышают 13-14%, будучи в абсолютном исчислении на порядки меньше, чем в США. Тем не менее, раздаются бездумные призывы сократить госрасходы еще больше, невзирая на зачаточность в стране банковского долгосрочного кредитования товарного производства. Зато поддерживается ничем не ограничиваемая деятельность финансовых спекулянтов.

Новая мировая финансовая система

Вместе с тем, выход из создавшейся ситуации видится в солидарном с Евросоюзом, Китаем, странами Юго-Восточной Азии, СНГ, а также Ближнего и Среднего Востока формировании новой мировой финансовой системы для взаиморасчётов во внешней торговле. Представляется, что продавать продукцию за рубеж необходимо за соответствующие национальные валюты стран-экспортёров, а покупать – за валюту стран-продавцов.

При этом курсы валют для торговли без обмана должны устанавливаться по паритетам покупательной способности соответствующих валют с периодической их коррекцией на ценовую инфляцию. Для удобства взаимных расчётов целесообразно перейти на клиринговую систему с подсчётом сальдо, допустим, раз в год, что позволит отвлекать из внутреннего оборота меньше денег для их заграничных командировок за товарами.

На начальном этапе реформирования для взаиморасчётов представляется целесообразным договориться о выборе нескольких резервных валют, наиболее обеспеченных экспортными товарами. Таковыми могут быть евро, рубль и юань с образованием клиринговых центров соответственно в Брюсселе, Москве и Пекине.

Валюты других стран на этом этапе будут конвертироваться по кросс-курсам с одной из резервных валют. Тогда исчезнут принципиальные причины распространения чумы экономических кризисов между странами, так как окончится эпоха глобальной финансовой аферы – подмены исчезнувшего навсегда золотого стандарта валютных курсов его фальсифицированным отображением – долларом. Именно эта афера привела к нынешней однополярности мира, что угрожает и будущему самого претендента на роль мирового гегемона.

Последние события на Кавказе в очередной раз показали, что политика всегда была и продолжает оставаться концентрированным выражением экономических интересов. А так как причина плохих дорог и прочих напастей является типовой и характерна не только для России, то никто не должен быть и никогда не станет единоличным хозяином земного шара.

Подробно о том, что требуется предпринять и как это исполнить в деталях, ибо дьявол прячется всегда в них, - предмет отдельной публикации. Но очевидно: для подлинного реформирования экономики к её руководству необходимо привлечь, наконец, специалистов, заменив ими менеджеров-астрологов и любителей ловить рыбку в мутной воде.

Рисунок Михаила Ларичева

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100