Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Что едим?

Александр Портнов

профессор


Трудно переоценить ужас развала сельского хозяйства России. Гайдар уничтожил всю аграрную инфраструктуру СССР - 27 тысяч колхозов и 23 тысячи совхозов, полностью обеспеченных сельхозтехникой и квалифицированными кадрами. Он в корне подорвал сельхозпроизводство великой аграрной страны и заставил деревню вымирать в пьянстве и безнадежности. Хотя даже гитлеровцы не уничтожали колхозы на оккупированной территории СССР.

Сейчас в Москве продают апельсины, грейпфруты и даже… морковь, выращенную в крохотном государстве Из-раиль, который кормит себя благодаря колхозам, называемым там «кибуцами». Поэтому наша страна на 50-60% зависит от импорта зарубежных продуктов.

В 1989 году в РСФСР было собрано 119 миллионов тонн зерна, в 2008 – 81 миллионов. На ны-нешние поля страшно смотреть: они заброшены и еле угадываются под кустарником и чертопо-лохом, напоминая о разрухе времен гражданской войны.

Села опустели, дома развалились, кирпичные коровники и свинарники растащены и разграблены, сиротливо ржавеют остатки сельхозтехники... За 100 км от Москвы жизнь в России как бы заканчивается, и гладкий асфальт сменяется застарелыми колдобинами и выбоинами полуразрушенных дорог.

Огромные комбайновые и тракторные заводы давно опустели, вместо 140 тысяч комбайнов в России собирают всего несколько тысяч в год, в десятки раз сокращен выпуск тракторов. Грандиозная промышленность СССР выпускала в 1989 году специализированные сельхозма-шины 4000 наименований, в том числе для растениеводства – 1900, животноводства – 1000, мелиорации – 600, лесного хозяйства – 200.

Где сейчас эта техника, где эти заводы?.. Проданы дельцами в Китай на металлолом? Где три миллиона советских тракторов и миллион комбай-нов? Чинены-перечинены, проржавели и гниют на брошенных полях. Пусты цеха грандиозных тракторных и комбайновых заводов, а работавшие там прежде инженеры, техники и рабочие торгуют турецким и китайским барахлом на рынках.
Зато вместо производства комбайнов, тракторов и сеялок только в 2005 - 2006 годах страна закупила иномарок на… 55 миллиардов долларов! Это означает, что создан некий условный «средний класс», который подобно «олигархам» успешно гребет деньги, но только не за производительный труд в сфере товарного производства.

«Реформированная» Россия в урожайные годы собирает около 80 миллионов тонн зерна или 60 % от «дореформенного» времени. В иные годы урожай бывает намного меньше. В советское время это была бы катастрофа, поскольку для развитой страны нормой является тонна зерна на человека в год и до 700 кг в среднем уходит на прокорм одной головы скота.

Значит, России надо собирать ежегодно примерно 140 миллионов тонн зерна, вдвое больше чем сейчас. Пахотных угодий для этого хватает с избытком, но сельхозтехника и крестьяне - отсутствуют. Россию привели обратно к сохе, так как зарубежная лизинговая техника недоступна обычному сельскому труженику.

Но катастрофы пока нет, поскольку в стране число голов скота уменьшилось на 60-70% по сравнению с советским временем. Так что скот в России пора заносить в Красную книгу.

Отсутствие мяса – это белковое голодание. Но оно «успешно» ликвидируется за счет импортного соевого белка, в основном, американского, полученного из генетически модифицированной сои. Тонна сои стоит 1350 долларов, США производят до 50 миллионов тонн сои в год в расче-те на слаборазвитые голодающие страны и Россию.

Соевый белок – без цвета, вкуса и запаха. В России он идет на корм скоту вместо зерна. Но если его сделать волокнистым, окрасить, арома-тизировать, добавить крахмал и глютомат натрия, то получается искусственное мясо, которым у нас нередко наполняют сардельки, сосиски и колбасу.

Такими «мясопродуктами» дельцы щедро кормят россиян. Здесь очень важно не пожалеть одну из бесчисленных вредных биодобавок – Е-622, глютомат натрия. Это удивительное химическое вещество обладает способностью обманывать любого гурмана и придавать мясным отбросам, скажем в «бульонных кубиках» или сосисках, вкус и запах настоящего качественного мяса. Поэтому в церковный пост можно без греха есть сардельки.

Это растительный белок, мяса в них нет. Казалось бы, все хорошо, даже замечательно, любые опилки можно за мясо выдать, да вот беда – химия эта накапливается в мозгу человека и вызывает страшную болезнь Альцгеймера, расстройство нервной системы, непроизвольную тряску рук, как у Гитлера в апреле 1945 года перед его самоубийством.

Имеется и как бы настоящее мясо, но не свое, а импортное - Австралия, Бразилия, Чили, Перу, Аргентина, Франция, Польша везут со своих складов давным-давно замороженные туши скота, который откармливали генетически модифицированной соей. Еще более древнее мясо, списанное с военных складов, тоже идет в Россию. В этом мясе высокая концентрация антибиотиков, предотвращающих гниение, но вызывающих аллергию и импотенцию.

В импортной французской свинине были обнаружены личинки трихинелл, глистов, живущих в подкожном слое человека. Вылечиться от трихинеллеза почти невозможно - болезнь часто кончается смертью. СМИ сообщали о том, что баранина в Москве заражена глистом-цепнем, длина его достигает 15 метров, личинки поражают печень и даже мозг человека.

Когда в Европе бывали эпидемии коровьего бешенства или свиной чумы, то сотни тысяч тонн бросового мяса, обычно в виде консервов, тайными путями, через Прибалтику или Польшу, неизменно прибывали в Россию из Германии и Англии. Половина консервов у нас – импорт, тушенку из Китая постоянно конфискуют, как зараженную вредными примесями. Государство молчит, о пропитании россиян заботятся «бизнесмены», им хороший навар нужен, а народ – он простой, все съест. Как цинично говорят дельцы, «пипл все схавает»!

Можно вспомнить и о рыбе. В СССР вылавливали 5 миллионов тонн, по пуду (16 кг) на челове-ка. Сейчас добывают рыбы раз в пять меньше. Почти весь траулерный флот погиб - разграблен, утоплен, продан на металлолом, а прежние многочисленные рыбозаводы уничтожены или за-брошены. Рыбаки норовят рыбу или крабов продать за рубеж, в Японию, Китай, Южную Ко-рею, Норвегию. Казалось бы, безнадежная картина.

Ан нет, все замечательно - в любом магазине норвежская семга и форель лежат. И все бы хо-рошо, да только Европа эту рыбу не ест, поскольку известно, как она изготовлена. Ведь Норвегия – страна фиордов, глубоких узких морских заливов.

Норвежцы давно освоили разведение искусственной семги. Они перекрыли входы в фиорды сетями, поставили на берегу фермы по выпуску мальков. Ежедневно огромные самосвалы с комбикормом из пищевых и мясных отходов сбрасывают свой груз с причалов, к которым приплывают огромные стада рыбы. В конце 2006 года РФ запретила ввоз норвежской семги и форели из-за высокой концентрации в ней ядовитых тяжелых металлов. Запрет есть, но рыба в магазинах тоже… есть в изобилии.

В конце 2006 года был запрещен ввоз в Россию прибалтийских шпрот: в них установлена высокая концентрация опаснейшего канцерогена – бензапирена. Запрет есть, но шпроты… тоже есть. Наблюдается простая закономерность: годами вредные вещества в импортных продуктах не находят, а обнаруживают их «вдруг», когда это нужно высоким чиновникам. Потом про эти вредные вещества вновь «забывают».

А ведь в Балтийском море у острова Борнхольм еще в 1945 году были затоплены сотни тысяч тонн боевых отравляющих веществ со складов фашистской Германии. Здесь в ржавых бочках, всеми забытые, на глубине всего 50-70 метров дожидаются своего часа страшные яды – иприт, люизит, табун, зарин, горчичный газ… Эти ядовитые мышьяковистые соединения сохраняются веками. Но, может быть, не только бензапирен содержится в балтийских шпротах?

В «дореформенной» России магазины были забиты банками с икрой минтая. Это был дешевый и очень вкусный рыбопродукт. Сейчас он массово уходит в Японию, а в России уже не имеет ничего общего с прежним. Для него характерен отвратительный вкус, словно икру разбавили морской водой. И красная икра стала опасной для человека из-за огромной концентрации вредных консервантов. Черная икра вообще исчезла из-за уничтожения браконьерами осетров на Волге и Каспии.

Россия превратилась в международную продуктовую свалку, куда свободно свозятся генетиче-ски модифицированные продукты. За рубежом употребление этих продуктов находится под контролем государства. По их законам на сардельках, сосисках, колбасе, сметане, твороге, кукурузе, картофеле и прочих генетически измененных продуктах должен стоять яркий, крупный и хорошо заметный знак «G.M.» или по-русски ГМО - генетически изменено.

В начале 2006 года закон об обязательной маркировке продуктов был принят и в России. Где эта маркировка? Кто ее видел? Да, закон есть, но он не исполняется. Почему?.. Все просто: за рубежом ГМО-продукты стоят очень дешево, в отличие от «нормальных» продуктов. Наши «коммерсанты» скупают их за рубежом за гроши, но продают россиянам по нормальной цене.

Как выяснили биологи, опасность ГМО-продуктов часто проявляется только во втором-третьем поколениях. Меняются структуры внутренних органов, иммунная система, генетический код… Крысы, посаженные на диету из американской сои, вымирают в третьем поколении. Американский ГМО-картофель был выведен, как средство борьбы с колорадским жуком.

Прожорливый жук, отведав американскую картошку, задирает лапки кверху и умирает. Картофель стал для шестилапого любителя картошки смертельным ядом. А как насчет людей? Конечно, желатель-но вести исследования не на американцах – и ГМО-картофель внедрен в сельское хозяйство Польши, Грузии и других стран. Из Польши ГМО-картофель массированно ввозится в Россию.

Вместе с уничтожением молочного скота, в России пропали и качественные молочные продукты. «Изобилие» молока, кефира, сметаны и других молочных продуктов обусловлено лишь тем, что их изготовливают из импортного порошка с примесью эмульсии соевого белка и низкокачественного растительного масла, обычно пальмового, идущего на производство мыла. За ру-бежом законы запрещают использовать для таких фальсифицированных продуктов название «молоко». Их называют «молочными напитками».

Но в России магазины переполнены разнообразными искусственными «болтушками» с лживы-ми словами «МОЛОКО», «КЕФИР» и т. д., сделанными из австралийского или аргентинского молочного порошка. Производители продуктов благодаря принятию Закона «О техническом регулировании» давно отошли от ГОСТов советского времени и заменили их «техническими условиями» (ТУ) и добровольным подтверждением соответствия этим ТУ, которые может вы-дать любой фабричный техник.

На этом безнадежно фальсифицированном продуктовом фоне вкусом и качеством выгодно отличаются молочные продукты из Белоруссии, где сохранились ГОСТы времен СССР и развивается «советское» сельское хозяйство.

Нельзя не сказать еще и об импортной выпивке. Разгул водочной мафии начался с попуститель-ства Ельцина. До ста тысяч человек умирало ежегодно от ядовитой водки, которую делали из технического спирта в Китае, Польше, Осетии, Грузии.

Сейчас наши магазины завалены разнообразными бутылками, привлекающими красивой формой и яркими этикетками. Но весьма час-то их содержимое – грубая фальшивка. К ним относится вся закавказская винно-водочно-коньячная продукция. За бешеные деньги вы покупаете не коньяк или вино, а только… этикетку.

Поэтому введенный осенью 2006 года запрет на ввоз и продажу в России грузинских вин был абсолютно справедлив: разжиревшие дельцы обнаглели беспредельно, большинство этих «вин» производилось из технического спирта, красителей и ароматизаторов в маленьких городах России, власти обо всем знали, но молчали, поскольку имели весьма доходное «производство». ТВ показало высокопоставленного чиновника Грузии, который по поводу винного скандала ци-нично заявил: «Русские привыкли пить г… и будут его пить!»

Запрещенная молдавская продукция была лучше грузинской по качеству, хотя сейчас также начата массовая фальсификация молдавских коньяков и вин. В Москве на Киевском рынке массово продавался коньяк с этикетками «КВ» и «Черный аист», сделанный из… тормозной жидкости для автомобилей.

Вина ввозятся также из Франции, Чили, Аргентины, Южной Африки… Качество этого вина низкое, хотя на фоне просто отвратительного вина, производимого рядом отечественных фирм, оно выглядит удовлетворительным.

Особо надо сказать о хлебе. Хлеб – национальный русский продукт, но зерна, как отмечалось, производится вдвое меньше, чем необходимо для пропитания страны. О качестве зерна вообще все забыли, производство так называемой твердой пшеницы с высоким содержанием белка резко уменьшилось. А без твердой пшеницы нельзя делать макаронные изделия, да и обычный хлеб из мягкой пшеницы – плохой.

Когда министр сельского хозяйства и вслед за ним СМИ щебечут об экспорте хлеба из России – это бессмысленная позорная болтовня. Действительно, в 2008 году Россия собрала 81 миллион тонн зерна, причем 21 миллион тонн вывезли за рубеж. Об этом с гордостью сообщали:

«Россия – крупнейший экспортер зерна!..» Но умолчали о том, что массовый экспорт зерна – совсем не в интересах нашей страны, это просто выгоднейшая спекуляция российских дельцов. Дело в том, что цена зерна на мировом рынке осенью 2007 года невероятно выросла и с 600 долларов достигла 1350 долларов за тонну!

Не писали СМИ о том, что государство не гарантирует покупку зерна у крестьян. Поэтому сельские труженики, чтобы оплатить свои расходы, были вынуждены продавать его спекулян-там по 200 долларов за тонну. А вот коммерсанты перепродавали его за рубеж уже за 1300 дол-ларов за тонну и имели бешеный доход – около 20 миллиардов долларов. Действительно, иначе откуда в России появились 130 тысяч валютных миллионеров?. Уж конечно, не от честного труда.

СМИ молчат и о том, что оставшихся 60 миллионов тонн зерна населению не хватит, его надо… обратно ввозить из-за рубежа. И на этом опять дельцы сделают большие деньги, а заодно увеличат инфляцию. Сейчас качество муки и хлеба в России резко ухудшилось, поскольку в стране работают десятки тысяч частных хлебопекарен, практически не контролируемых государством. Они продают хлеб, приготовленный их лежалой муки, закупленной в Казахстане и других нищих странах СНГ по бросовым ценам.

В этой муке отмечаются примеси ядовитейших веществ - ртути, кадмия, ДДТ, спорыньи… Например, в подмосковных городах хлеб из лежалой муки плохо пропечен, в муку добавляют «разрыхлители» и разные дешевые добавки, от которых хлеб кажется вкусным лишь пока он горячий. Но через пару дней на нем вырастает плесень и это первый признак скверного продукта.

Пока лишь на государственных хлебозаводах крупных городов сохраняется контроль за качеством, а безбрежное море частных пекарен производит хлеб неизвестно из какой муки и низ-кого качества, исключительно в интересах наживы их хозяев. К тому же цену на готовую продукцию постоянно поднимают, бесстыдно увеличивая личные доходы и… инфляцию.

Можно сделать вывод, что бесконтрольный частник заботится о прибыли любой ценой, в том числе за счет здоровья соотечественников. Государство практически полностью отключилось от заботы о здоровье и благе народа. Оно забыло, что с низкокачественными продуктами в организм человека поступает до 70% вредных веществ.

В России  опасность для жизни людей от некачественных продуктов питания крайне велика и является одной из причин ускоренного вымирания граждан нашей страны.

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100