Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Минерально-сырьевая безопасность страны

Евгений Козловский

доктор технических наук, профессор,
вице-президент РАЕН

Читая последние выступления руководителей  нашего государства, я был поражен, что не только в их речах, но и в перспективных планах экономического развития России ни одного слова не сказано о минерально-сырьевом комплексе (МСК), его роли в экономике и о намечаемых мерах по его развитию. Это что, оплошность или политическая ошибка? Ведь активы МСК составляют почти 40% всех основных фондов промышленных предприятий и 13% их балансовой стоимости, а его продукция образует не менее трети российского ВВП и около 70% объема экспорта. Советский Союз смог стать державой мирового значения в значительной степени благодаря созданной мощной минерально-сырьевой базе. Она дала возможность выстоять в великих сражениях, а также в годы так называемой перестройки и, судя по прогнозам, будет сохранять свое стратегическое значение в будущем.

Между тем проблем в МСК накопилось множество: организационных, экономических, технологических, правовых... Разве руководство страны об этом не ведает? Или оно не слышало о звучащих в последние годы призывах, чтобы Россия предоставила возможность другим странам, естественно, развитым, использовать её минерально-сырьевой потенциал?

Обеспокоенные тем, что упомянутые проблемы не решаются, а точнее сказать, что их не понимают, бывшие члены советского правительства, которые являются истинными специалистами, а не «менеджерами», в феврале 2004 г. обратились с письмом к Президенту РФ Путину В. В., в котором обстоятельно показали суть проблем и предложили меры по исправлению положения. Ответа, к сожалению, мы не получили. Аппарат сделал свое дело – «замял» поднятые вопросы.

Те же авторы обращения - Н. К. Байбаков, Е. А. Козловский, С. В. Колпаков,
М. И. Щадов и М. С. Зотов представили в марте этого года в Совет Безопасности материалы о проблемах минерально-сырьевого комплекса, где  их уже обсуждали ранее, в 2001 г., и приняли соответствующее решение. Надо сказать, что в нем здраво оценивалось положение дел, и были намечены меры, которые так и не реализовали. Спрашивается, стоят ли эти проблемы внимания?

Развитие мировой экономики сопровождается прогрессирующим увеличением объёмов потребления минерально-сырьевых ресурсов. За последние 35 лет использовано 80-85% нефти и газа от общего их объёма, добытого за весь исторический период. Объём использования других видов минерального сырья за эти годы вырос в 3-5 раз.

Промышленно развитые страны, в которых проживает 16% населения земного шара, добывают в стоимостном выражении около 35%, а потребляют более 55% общемировой добычи и потребления минерального сырья соответственно. Всего в мире насчитывается 166 горно-добывающих стран. Из них 107 стран добывают от 1 до 10 видов минералов, причём 18 – по одному, 35 стран – от 10 до 20, 7 стран – от 20 до 30 и 3 – свыше 40 видов.

Стран, в которых добывают свыше 30 видов минералов, всего 10. США, Китай и Россия занимают соответственно 1, 2 и 3 место, они добывают около 41% всей мировой добычи минерального сырья. В целом же на первую десятку горно-добывающих стран приходится 64% мирового объёма добычи сырья, в том числе 87% чёрных металлов и производства ферросплавов (лидирует Бразилия – 29%), 61,1% цветных металлов (лидирует Австралия – 31%), 44% драгоценных металлов (лидирует Австралия – 11%), 62% добычи промышленных запасов (лидирует Китай – 16%), 62% энергетических минералов (лидируют США – 17%).

Мировой рынок в настоящее время почти полностью насыщен всеми видами минерального сырья. В этих условиях крупнейшие мировые продуценты из индустриальных стран, способные влиять на торговую политику своих государств, не заинтересованы в появлении новых продавцов, предлагающих сырьё по низким ценам.

Добыча и переработка минерального сырья всегда являлись рискованной сферой вложения капитала с длительным сроком окупаемости. В условиях жёсткой конкуренции и падения цен транснациональные корпорации стремятся для минимизации рисков осваивать месторождения в государствах с предсказуемой экономикой и стабильным политическим положением. А большинство развитых индустриальных государств, руководствуясь разными соображениями и используя различные способы воздействия, постепенно вытесняют со своих территорий предприятия по добыче и переработке, ориентируясь на импорт сырьевых продуктов из других стран. Австралия, ЮАР и, в меньшей степени, Канада являются пока исключением из этого правила.

Сегодня всё большее число стран третьего мира берёт курс на развитие собственных сырьевых отраслей за счёт средств иностранных инвесторов. Это, с одной стороны, предоставляет крупным корпорациям возможности выбора объектов для инвестирования, а с другой, ведёт к постепенному снижению мировых цен на большинство видов сырьевой продукции, главным образом, за счёт экономии на оплате труда.

Конъюнктура мирового рынка объектов недропользования складывается в последние годы таким образом, что востребованными являются лишь месторождения нефти и газа, цветных и благородных металлов, алмазов и урана. Месторождения иных видов минерального сырья менее привлекательны для потенциальных инвесторов, поскольку уже имеющаяся ресурсная база позволяет обеспечить потребности мировой промышленности на десятилетия вперёд.

Технологическая революция, затронувшая также сферу добычи и переработки минерального сырья, приводит к существенным изменениям в структуре мирового минерально-сырьевого комплекса. Так, высокорентабельной может стать разработка некоторых типов месторождений, которые еще два десятилетия назад считались непригодными для эксплуатации.

Следует иметь ввиду, что в последние годы в нашу жизнь входит понятие глобализации, при этом речь идёт о попытке утверждения нового мирового порядка. Первая задача глобализации рынка – передача минеральных ресурсов под контроль стран «первого мира» и устранение национальных экономических границ. Таким образом, идеологи глобализации достаточно «специфически» подходят к концепции государства и перестройке системы международного права.

Россия обладает огромными природными ресурсами, которые являются прочным фундаментом для устойчивого развития экономики в условиях расширенного воспроизводства и притягательной силой для международного сотрудничества, но, к сожалению, и агрессии. Особенность природно-ресурсного потенциала России – его крупномасштабность и комплексность. Ни у одной страны мира нет минерально-сырьевой базы такого объёма и спектра – от нефти, газа, угля до практически всех металлических и неметаллических полезных ископаемых.

По добыче нефти и газа, производству стали и чугуна, первичного алюминия, рафинированной меди, никеля, цинка, титана Россия занимает одно из ведущих мест в мире, обеспечивая по большинству из них не только свои внутренние потребности, но и поставляя значительное их количество на внешний рынок. Такие виды полезных ископаемых, как нефть, газ, уголь, железные руды, медь, никель, золото, платиноиды, алмазы, апатиты, калийные соли, асбест представлены прочной и достаточно освоенной минерально-сырьевой базой и развитыми горно-добывающими и перерабатывающими мощностями. Менее заметную роль Россия играет в мировом производстве марганцевого и хромового сырья, свинца, олова, вольфрамовых и молибденовых концентратов.

В последнее десятилетие влияние России на состояние мировых рынков нефти, газа, чёрных и цветных металлов заметно усилилось. Общий экономический кризис и спад промышленного производства, вызванные «глубоким реформированием» российской экономики и переходом к рыночным отношениям, привели к резкому падению внутреннего спроса практически на все виды минерально-сырьевой продукции. Так только с 1991-го по 2000 г. внутреннее потребление алюминия первичного снизилось в 3 раза, меди рафинированной – в 3,4 раза, свинца – в 3,3 раза, цинка – в 2,7 раза, никеля – в 5,7 раза, олова – в 4,2 раза, вольфрамовых и молибденовых концентратов – соответственно в 8,4 и 6,4 раза. Эти же тенденции сохраняется и сегодня.

Падение внутреннего спроса на цветные металлы обусловлено, главным образом, глубоким спадом производства в основных отраслях, таких как машиностроение и ВПК, на долю которых приходится более 85% общего потребления этих металлов. Значительно снизилось потребление в электротехнической и радиотехнической промышленности и автомобилестроении, что связано с насыщением внутреннего рынка более качественной импортной продукцией.

Следует трезво взглянуть на положение дел в нефтегазовом секторе: резко ухудшилась структура разведанных запасов нефти. Доля активных (высокопродуктивных) запасов нефти в балансе составляет около 45%, а доля низкорентабельных запасов возросла до 55%. Свыше 70% запасов нефтяных компаний находятся на грани рентабельности. Продолжается многолетняя негативная тенденция снижения проектной нефтеотдачи.

Только с 1960-го по 2000 г. она снизилась с 51% до 30%, в связи с чем потери составили около 15 млрд. т. потенциальных извлекаемых запасов нефти. Это сопоставимо с суммарной добычей за всю историю нефтяной промышленности России. Если разобраться, то и в газовой промышленности дела не столь оптимистичны, как их хотят видеть.

Резкое сокращение внутреннего рынка заставило российских продуцентов расширять позиции на внешних рынках. За рубежи России вывозится 41-45% добываемой в стране нефти и 30-35% производимых нефтепродуктов, 30-33% газа, а по алюминию, никелю, меди, металлам платиновой группы и алмазам Россия занимает ведущее место среди стран-экспортёров, оказывая значительное влияние на конъюнктуру мирового рынка. Объём экспорта цветных металлов по сравнению с 1991 г. увеличился почти в 6 раз и составил 86% от объёма их производства против 20,7% в 1991 г., а доля России в мировом экспорте этих металлов за этот период выросла с 7% до 20%.

Непомерный рост экспорта продукции минерально-сырьевого комплекса, наблюдавшийся в годы перестройки, негативно влияет на развитие экономики России. Возросший экспорт минерально-сырьевой продукции при резком снижении объемов добычи не только усиливает диспропорции между производством и потреблением, но и ухудшает макроструктуру экономики, все более приближая ее к модели экспортно-сырьевого типа. Гипертрофированное развитие экспорта топливно-энергетических ресурсов и основных ликвидных металлов повлекло за собой снижение сырьевой обеспеченности национальной промышленности и ограничило возможности ее эффективного функционирования.

Экспорт стратегических и критических видов минерального сырья не сопровождался эффективным использованием валютных поступлений в промышленном секторе экономики. Рост объемов поставок продукции минерально-сырьевого комплекса на мировой рынок повлек за собой падение мировых цен на эту продукцию и, как следствие, снижение доходности экспортных операций. Сырьевая ориентация экспорта усиливает зависимость социально-экономического положения России от цен мирового рынка и дискриминационных действий в отношении российских компаний-продуцентов.

В целом за истекшие годы мировые инвестиционные потоки, направляемые в минерально-сырьевой комплекс, почти миновали Россию. За этот период за рубежом только в новые горно-рудные проекты по добыче золота, меди, свинца и цинка вложено около 7 млрд. долл., в России – не более 20 млн. долларов. Иначе говоря, оцениваемая в треть от мировой минерально-сырьевая база России привлекла не более 0,3% мировых инвестиций.

Продолжающийся спад производства минеральных ресурсов и продуктов их переработки, ухудшение сырьевых баз действующих предприятий, ожидаемое значительное выбывание добывающих мощностей в 2010 г. и катастрофическое снижение объёмов геолого-разведочных работ чреваты дальнейшими разрушительными последствиями для всей экономики. До 2025 г. произойдёт почти полное исчерпание разведанных запасов нефти, газа и свинца, почти трёх четвертей запасов молибдена, никеля, меди, олова. Запасы алмазов и золота могут оказаться полностью исчерпанными к 2015-му, а серебра и цинка к – 2020 г.

Все вышеизложенное вызвано провалом минерально-сырьевой политики правительства и крайне неудовлетворительным состоянием законодательной базы. При этом ликвидацию отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы следует считать крупнейшей политической и экономической ошибкой.

Следует признать, что новые законодательные и правовые акты недропользования не обеспечили благоприятных условий ни для нормальной работы действующих предприятий, ориентированных на добычу минерального сырья, ни для освоения открытых ранее месторождений, ни для проведения геолого-разведочных работ.

Значительный прирост запасов по различным видам полезных ископаемых был обеспечен в советское время опережающими геологическими исследованиями. Сейчас в России практически исчерпан поисковый задел, являющийся единственной научной основой для последующего наращивания разведанных запасов. Зарубежный подход к решению проблем воспроизводства МСБ характеризуется долевым участием государства в финансировании программ поисковых и геолого-разведочных работ. Такой долевой вклад составляет в Австралии 30-40%, Великобритании – 33-35%, Канаде – 38-40%, США – 50-50%, Японии – 75-80%. Восстановление роли государства в вопросах финансирования воспроизводства МСБ – настоятельная необходимость.

Важную роль при этом играет общенациональная система управления геологическими исследованиями. Разрушение прежней государственной геологической службы привело к тому, что за период перестройки геолого-разведочные работы сократились в три раза, в результате чего прирост запасов уже не компенсирует добычу почти всех видов полезных ископаемых.

В СССР была создана мощная система исследования недр и обеспечения прироста запасов. Она включала 50 научно-исследовательских институтов, 60 научно-производственных (в том числе территориальных) организаций, 30 заводов по выпуску геофизического, бурового и другого оборудования. Это обеспечило опережающее исследование недр и чёткую ориентацию на открытие необходимых полезных ископаемых.

Одной из главных причин тяжёлого состояния отрасли является и то, что в период перестройки произошло резкое снижение научного уровня обеспечения поиска, материальная база геологии оказалась подорванной, распались или непродуманно переориентированы многие геологические организации, потерян уровень кадровой подготовки и снизился уровень кадровой квалификации. Именно все это привело к тому, что в последние 15 лет воспроизводство запасов резко стало отставать от уровней добычи.

Приватизация предприятий в геологии в последние годы шла непродуманно и в ущерб государственным интересам. По оценкам, из 650 полевых предприятий приватизировано 300, при этом многие из них были акционированы по частям и изменили профиль своей деятельности.

С 1996-го по 2004 г. в ведении Министерства природных ресурсов РФ находилось 193 предприятия, из них прекратили существование, перепрофилированы, переданы в собственность субъектов Российской Федерации и реорганизовано 82 предприятия, которые практически потеряны для геологической отрасли. В этот период Министерство природных ресурсов бездействовало: оно теряло материальную базу.

В настоящее время в ведении Роснедр находится всего 22 предприятия и 4 учреждения, и они не способны выполнять возложенные на них задачи. При этом следует иметь в виду, что в 1994 г. вышел Указ Президента РФ о перечне госпредприятий, приватизация которых запрещена. В их число попало более ста организаций геологии. Тем не менее, 28 федеральных государственных унитарных предприятий геологического профиля оказались в прогнозных планах приватизации федерального имущества. Из них 14 запрещены к приватизации упомянутым президентским указом, при этом ряд из этих ФГУП уже акционированы. В 2004 г. появился Указ Президента РФ, утвердивший новый перечень стратегических предприятий, в который вошли далеко не все из списка 1994 года.

Действия Росимущества не поддаются объяснению. По какому принципу идет акционирование и приватизация геологических организаций? Почему сначала не были рассмотрены концепция и принципиальная схема управления исследованиями недр, обеспечивающие перспективу развития экономики и безопасность страны?

При разработке стратегии развития минерально-сырьевой базы следует учитывать временной фактор, как определяющий. Опыт показывает, что для подготовки ресурсной базы в объемах, рентабельных для промышленного освоения, требуется 10-15 лет при условии концентрации значительных средств. Современная ресурсная база даже в освоенных районах характеризуется сложной структурой, и при действующей налоговой системе не менее 50% подготовленных запасов оказываются нерентабельными для промышленного освоения.

Анализируя возможности экономического развития страны, необходимо оценивать внешнеполитические угрозы и тот нажим, который проявляют страны Запада, лишенные стратегических запасов полезных ископаемых и не могущие обойтись без поставок, в частности, энергоресурсов из России. Отсюда и идея заключения многостороннего инвестиционно-торгового соглашения, в соответствии с которым России обещаны серьёзные инвестиции, а Запад получил бы широкий доступ к нашим энергетическим ресурсам.

Ожидается, что в этих условиях лидеры Запада будут требовать от России ратификации договора к Энергетической хартии, а это для России далеко не лучший вариант. Раскрывая для всех участников хартии свой рынок энергетических ресурсов, мы поспособствуем Западу в установлении контроля над районами максимальной концентрации энергоресурсов.

Следует признать, что проведённая реформа управления народным хозяйством себя не оправдала. Она создала систему надуманных органов управления, которые не отвечают за конечный результат деятельности, усилила бюрократизм и привела к снижению профессионализма чиновников. Поэтому необходимо реорганизовать деятельность геологической службы страны, перестроив систему управления исследованием недр.

Нынешняя система управления, когда Роснедра подчинены Министерству природных ресурсов, себя не оправдала. Она, как отмечалось, привела к снижению научно-практического потенциала геологии, потере серьёзного научного задела, развалу территориальных геологических организаций и производственно-технического обеспечения, потере квалифицированных кадров…

Поднять уровень исследования недр можно, образовав государственный комитет или министерство по геологии и недропользованию, возложив на этот орган следующие задачи:

- восстановление системы стратегического исследования недр с целью создания перспективного задела обеспечения страны важнейшими видами полезных ископаемых;
- научно-аналитическую разработку минерально-сырьевой политики на длительную перспективу (20, 30, 50 лет);
- анализ и оценку перспектив экспорта и импорта минерального сырья и разработку предложений по покрытию его дефицита;

- разработку предложений по созданию запасов минерального сырья и материалов для обеспечения деятельности государства в особых условиях;
- разработку приоритетных интересов государства по минерально-сырьевым ресурсам и материалам в других странах, выработку политических и экономических предложений для проведения в жизнь поставленных задач;

- отработку стратегических и тактических лагов государства, исходя из главной задачи – поступления в страну минерального сырья, особенно стратегически важного;
- анализ и оценку действующих нормативно-правовых документов на соответствие их стратегическим целям государства и выработку предложений по их усовершенствованию;
- контроль и оценку государственного минерально-сырьевого баланса;
- обеспечение защиты геологических интересов России на мировом уровне и др.

Структурно-функциональная схема управления исследованием недр, воспроизводством минерально-сырьевой базы и недропользованием должна быть вертикально интегрированной и включать в себя отраслевые федеральные органы исполнительной власти, региональные (территориальные) органы управления, производственные организации различных форм собственности, а также научно-производственные предприятия и объединения для разработки научных программ по каждому виду полезного ископаемого.

А пока необходимо поддержать предложение Министерства природных ресурсов и Федерального агентства по недропользованию о немедленной передаче им в управление геологических организаций, находящихся в ведении Росимущества ради их спасения от дальнейшего развала.

Экономическую привлекательность проектов надо рассматривать с позиций не недропользователя, а государства, в частности, с точки зрения максимизации нефтеотдачи. Гармонизация интересов государства и недропользователя может быть достигнута только на основе согласования прогнозной рентабельности разработки месторождения на момент окончания добычи сырья при утверждении проектного документа на его разработку. Утверждённый срок реализации проекта будет определяться максимизацией дохода заинтересованных сторон - недропользователя и государства. Выбор рационального варианта должен, как мы считаем, осуществляться на основе критерия рациональности.

Одной из важнейших задач является повышение эффективности геолого-разведочных и добычных работ, внедрение новых, современных технических средств и технологий. Следует помнить, что увеличение, в частности, объёмов запасов нефти и газа на 1% за счёт повышения эффективности геофизических исследований сопоставим с годовым приростом добычи углеводородов. Это же касается и других видов полезных ископаемых.
Поскольку Россия стоит на пороге присоединения к ВТО, проблемы построения эффективно работающей рыночной инфраструктуры являются предметом особой заботы. На первый план выходит задача обеспечения равноправной интеграции России в мировую экономику с ожидаемой пользой для национальных интересов. Многое зависит от того, как определятся российский бизнес и власти со своими базовыми активами, экономикой, инфраструктурой регионов и т. п. Поэтому внимание следует концентрировать не на сроке вступления в ВТО, а на проработке наиболее благоприятных условий присоединения к ней.

Справедливости ради следует отметить, что в последние 3-4 года произошли некоторые положительные сдвиги: Министерство природных ресурсов РФ и Федеральное агентство по недропользованию добились серьёзного увеличения ассигнований на финансирование геолого-разведочных работ. Вместе с этим возникают и другие вопросы: смогут ли геологические организации при их нынешнем тяжёлом производственно-техническом положении рационально их использовать? Ведь материально-техническая база существенно подорвана и серьёзный урон понесла научно-практическая составляющая процесса изучения недр.

Эффективная политика России в сфере национальной безопасности требует учета последствий глобализации минерально-сырьевых ресурсов и предотвращения тех посягательств, которые время от времени звучат в адрес России. Понимая это, мы обязаны в корне пересмотреть свою минерально-сырьевую политику, если ее в настоящее время можно назвать таковой.





Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100