Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Борьба с инфляцией - сизифов труд

Сергей Уланов

Самым заметным прошлогодним явлением в экономике России можно считать существенное ускорение темпов инфляции. Оно было неожиданным для экономических ведомств, которые уже после взлета цен на молоко, масло и другие продукты питания повседневного спроса продолжали убеждать всех, что годовой прогноз будет выдержан, а если и превышен, то незначительно.

Когда провал с прогнозом темпов инфляции стал очевидным, были предприняты пожарные меры по замораживанию цен и изменению таможенных пошлин. Поскольку административный наскок не дал существенных результатов, правительство обязало экономические ведомства разработать систему мер по ограничению инфляционного давления на доходы населения и развитие экономики.

Доклады Минэкономразвития, Минфина и Центрального банка по проблемам инфляции были рассмотрены на заседании правительства в конце января этого года. Из приведенных ниже выдержек докладов видно, как ведомства демонстрируют поразительную беспомощность в решении проблемы из-за нежелания или неумения отказаться от монетаристских рецептов, глубоко порочных в сложившихся российских реалиях.

Минэкономразвития
В краткосрочном периоде основное сдерживающее влияние на инфляцию будет оказывать выполнение соглашений о замораживании цен на отдельные виды социально значимых продуктов производителями продовольственных товаров и торговыми сетевыми компаниями.

В среднесрочной перспективе динамика инфляции будет определяться как монетарными, так и немонетарными факторами. В рамках подготовки сценарных условий и параметров прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2009-2011 годы будут проработаны оценки монетарной и немонетарной составляющей инфляции на 2008 год и до 2011 года и определены необходимые параметры обменного курса рубля с учетом влияния рисков укрепления рубля для экономики, денежной и бюджетной политики. В этой связи будут разрабатываться необходимые меры по снижению монетарной составляющей инфляции, при этом особое внимание будет уделено комплексу мер по стимулированию сбережений.

Сдерживание немонетарной составляющей предусматривает стимулирование роста предложения товаров и повышения эффективности производства, в том числе за счет поддержки эффективных производителей сельскохозяйственной продукции; развитие инфраструктуры торговли и товаропроводящей сети для сокращения посреднических звеньев; меры, направленные на снижение темпов роста цен на рынках нефтепродуктов и строительных материалов, за счет создания конкурентной среды путем развития биржевой торговли и стимулирования снижения издержек; повышение эффективности регулирования цен (тарифов) на продукцию (услуги) субъектов естественных монополий и жилищно-коммунального хозяйства в условиях поэтапной либерализации рынков электроэнергии и газа, а также услуг ЖКХ.

Минфин
Пофакторный анализ инфляции свидетельствует о том, что основным источником роста цен является монетарная инфляция, которая, начиная с 2005 года, не только не сокращается, но даже растет. Это напрямую связано с ежегодным невыполнением ориентиров по приросту денежных показателей (имеется в виду, что Центральный банк допускает рост денежной массы сверх запланированных показателей. - Прим. авт.).
Следует отметить, что инфляция в 2007 г. сформировалась достаточно высокой и в мировом масштабе. Во второй половине 2007 года ускорение роста потребительских цен коснулось большинства крупнейших экономик мира, в Еврозоне – с 1,7-1,9% до 3,1% в годовом выражении. Причиной роста потребительских цен послужило преимущественно удорожание продовольственных товаров.

В 2007 г. инфляция формировалась под влиянием растущего внутреннего спроса (рост денежной массы), роста цен на отдельные виды продовольствия на мировых товарных рынках. При этом увеличение внутреннего спроса не соответствовало возможностям его удовлетворения.

Крайне неблагоприятная ценовая ситуация, сложившаяся на отдельных продовольственных рынках, таких как молочный и зерновой, рынок масличных культур, вызвана сокращением предложения товаров, в первую очередь, зарубежными производителями. Одной из причин высокой зависимости от роста мировых цен на продукты является повышение курса рубля, наблюдавшееся все последние годы и приведшее к увеличению импортной зависимости. Россия зависит от импорта мясных продуктов на 40%, от импорта молочных продуктов – на 25%. Кроме того, в целях упорядочения торговли принято решение об ограничении числа иностранных торговцев на мелкооптовых рынках, что привело к временному росту издержек.

Среди факторов, способствующих ускорению инфляции, немаловажную роль играет ослабление бюджетной политики. Непроцентные расходы федерального бюджета ежегодно увеличиваются не только в меру роста экономики, но и существенно опережая его. В результате доля непроцентных расходов в ВВП возросла с 14,6% в 2004 году до 15,3-15,4% в 2005-2006 г. и, по оценке, до 17,8% в 2007 году.

Особого внимания требует ускоренная динамика роста задолженности банков и нефинансовых предприятий, и, прежде всего тех, в которых органы государственного управления и денежно-кредитного регулирования напрямую или опосредованно владеют 50 и более процентами участия в капитале, или контролируют их иным способом. Совокупный объем еврооблигаций Газпрома, Транснефти, ВТБ, Сбербанка, Газпромбанка и Россельхозбанка сопоставим с объемом суверенных еврооблигаций в обращении (порядка 40 млрд. долл. США).

Среди факторов риска, препятствующих ослаблению инфляционного давления в экономике, можно выделить продолжающийся на протяжении последних лет ускоренный рост заработной платы, что создает дополнительное давление на цены.
Проведенный анализ показал, что наряду с мерами, принимаемыми Правительством Российской Федерации, главную, ключевую роль в снижении инфляции играет Банк России.

Центральный банк
Темп прироста потребительских цен увеличился с 9% в 2006 г. до 11,9% в 2007 году.
Одна из основных причин – быстрый рост мировых цен на продовольствие, прежде всего, на зерно, растительное масло, молоко и молочные продукты. В значительной мере из-за этого потребительские цены в России повысились на подсолнечное масло на 52,3%, на масло сливочное – на 40,3%, на молоко и молочную продукцию – на 30,4%, на хлеб и хлебобулочные изделия – на 22,4%.

Следует отметить, что в 2007 г. под воздействием резкого роста мировых цен на продовольствие инфляция усилилась не только в России, но и в большинстве стран мира. Особенно это характерно для наших ближайших соседей. В Украине прирост потребительских цен увеличился с 11,6% в 2006-м до 16,6% в 2007 г., в Белоруссии – с 6,6 до 12,1%, в Казахстане – с 8,4 до 18,8%, в Латвии – с 6,8 до 14,1%.

Другой немаловажной причиной роста потребительских цен в России является резкое увеличение чистого притока частного капитала. Как известно, до 2005 г. наблюдался чистый отток частного капитала. Впервые чистый приток частного капитала в размере около 1 млрд. долл. был зафиксирован в 2005 году. В 2006 г. чистый приток частного капитала составил 42 млрд. долл., а в 2007 г. по предварительной оценке он вырос уже до 82 млрд. долларов.

Приток иностранного капитала – это, конечно, позитивный процесс. Он способствует росту инвестиций, распространению современных технологий, повышению эффективности производства. В то же время, если Центральный банк поддерживает стабильным курс национальной валюты, то мощный приток иностранного капитала может привести к быстрому росту валютных резервов и денежной массы, сохранению высоких темпов инфляции. Во многом, благодаря притоку капитала в 2007 г. сохранился высокий темп прироста денежной массы (агрегата М2) – 47,6%.

Значительную роль в наращивании внешних заимствований играют крупные компании, так или иначе контролируемые государством. В 2008 г. чистый приток частного капитала вряд ли превысит уровень 2007 года. Благодаря быстрому росту импорта продолжит снижаться сальдо счета текущих операций платежного баланса. Эти два фактора создадут благоприятные условия для замедления роста денежной массы и роста цен.
Банк России будет использовать все доступные инструменты (валютный курс рубля, процентные ставки, нормативы обязательных резервов) для снижения инфляции в 2008 г.

Как видно из приведенных выдержек всплеск инфляции объясняется ростом объема денег, за которым не успевает рост предложений отечественных товаров, а дорожающее импортное продовольствие добавляет масла в огонь.

Для анализа природы российской инфляции целесообразно отделить происшедшее в прошлом году резкое повышение цен на продукты питания от устойчиво высокого инфляционного фона, характерного для всего периода экономического роста, начиная с 1999 г., и прогнозируемого на среднесрочную перспективу.

Факт резкого повышения розничных цен на отдельные группы продовольственных товаров в прошлом году в докладах ведомств подается как неизбежная реакция на фатальное стечение неблагоприятных факторов. Однако в этом вопросе далеко не все ясно. А утверждение, что аналогичная беда коснулась всех стран, несколько преувеличено.

В справке Росстата приводятся следующие размеры повышения цен в ЕС в декабре 2007 г. в процентах к среднегодовым ценам за 2005 г.: хлеб, хлебобулочные изделия и крупы - на 12,4%, молоко, сыр, яйца - на 14,7%, масла и жиры - на 15,3%. Как видим, рост европейских цен за три года оказался в 3-4 раза меньше российского одномоментного.

Таможенная статистика лишь добавляет сомнения к тому, что резкий рост розничных цен был неизбежен. Так, средняя ввозная стоимость масла сливочного за период январь – ноябрь 2007 г. составила 2,24 $ за килограмм, повысившись по сравнению со средней стоимостью за период январь – апрель на 23,7%, по маслу растительному показатели за аналогичный период составляют 0,97 $ и всего 5,4%.

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), регулярно публикующий анализ динамики потребительских цен, отмечает отсутствие объективных причин резкого повышения цен на отдельные виды продовольствия.

Сопоставляя динамику цен на молоко в цепи «сельский товаропроизводитель - молочная промышленность – торговля» специалисты ЦМАКП предполагают наличие корыстного умысла сетевых компаний. Рост закупочных цен начался через несколько месяцев после роста розничных цен, то есть в ответ на рост их в торговле. При этом до села от этого роста доходили крохи из-за высокой монополизации сбыта сельхозпродукции посредническими структурами. Влияние повышения импортных цен на рост цен молока ЦМАКП оценивает как незначительное, так как удельный вес импорта по данной товарной группе составляет менее 20%.

Однако перечисленные факты не стали предметом серьезного анализа экономических ведомств и контролирующих служб. А замораживание вздутых цен оказалось очень удобным для всех, кроме населения. Политики продемонстрировали заботу об электорате. Экономические ведомства, провалившие прогноз по инфляции в прошлом году, заморозив цены на максимальном уровне, застраховали себя от высоких темпов инфляции в следующем периоде.

Дело в том, что под влиянием сократившихся продаж сетевики еще до соглашения о замораживании цен были вынуждены пойти на снижение цен, а выросшие цены гарантировали снижение темпов дальнейшего роста.

Сказанное можно проиллюстрировать на примере динамики московских цен на кефир, который в момент повышения подорожал с 20 рублей за литр до 40. А к моменту соглашения о «заморозке» цена составляла уже примерно 35 рублей. Маловероятно, что в текущем году она снова увеличится на 15 рублей, так как население не станет платить за литр кефира больше, чем за 0,5 кг мяса.

Однако если это и произойдет, то рост цен составит не 75, а только 43% и растворится в многономенклатурной корзине для расчета индекса потребительских цен (ИПЦ). Крупным торговым компаниям заморозка тоже была на руку, так как вместо выявления их причастности к завышению цен она легализовала их «вздутие». К тому же, участники соглашения о продлении режима заморозки получили подарок в виде права повысить ранее замороженные цены, якобы для компенсации возросших затрат.

Текущая реакция на рост темпов инфляции включает какие-то действия, пусть не эффективные и напоминающие игру в поддавки между экономическими ведомствами и сетевыми компаниями, но все-таки реальные меры. В отличие от этого долговременные намерения в докладах министерств ошибочны, а уверения в том, что темпы инфляции будут снижены, голословны.

Попробуйте расшифровать тезис «стимулировать сбережения». Кто и каким способом может их стимулировать в условиях инфляции, превышающей доходность от любого способа размещения свободных денег? Способ спасения денег в условиях инфляции, превышающей ставки по банковским депозитам, один – приобретение товаров и услуг. Даже покупка недвижимости не гарантирует дохода при сложившемся уровне цен на нее. К тому же этот вариант не имеет отношения к «горячим» деньгам.

Обратимся к докладам борцов с инфляцией. Все они связывают значительную часть прироста цен с монетарным фактором. Подобный вывод лежит на поверхности. На протяжении последних лет рост заработной платы примерно на порядок обгонял рост производства продукции сельского хозяйства, пищевой, легкой и других отраслей промышленности, производящих потребительские товары. Сбалансированность же спроса и предложения обеспечивалась за счет импорта и… роста цен.

Влияние роста цен мирового рынка на наши внутренние цены хорошо прослеживается на примере непрерывного подорожания бензина и солярки. При этом дополнительная выручка от постоянного повышения цен не направляется на расширение объемов производства и модернизацию предельно изношенного оборудования нефтеперерабатывающих заводов. Продавцы моторного топлива заинтересованы в работе на грани дефицита, а правительственные ведомства не препятствуют этому, так как имеют свою выгоду от повышения акцизов, которые через профицит бюджета омертвляются в резервных фондах.

Сдерживание монетарной инфляции предлагается путем всемерного ограничения денежной массы в виде денежных доходов населения и бюджетных ассигнований на развитие экономики. Необходимость сохранения нищенского уровня заработной платы в бюджетном секторе и такого же уровня пенсий Минфин на протяжении последних лет роста доходов бюджета обосновывает угрозой роста инфляции.

В рыночном секторе, не подвластному Минфину, высокие темпы роста зарплаты сохранятся, так как они обусловлены нарастающим дефицитом рабочей силы. В настоящее время Минфин всячески тормозит выделение денег на федеральные целевые программы и на формирование комплексного хозяйства госкорпораций.
Минэкономразвития в концепции социально-экономического развития на период до 2020 г. приводит следующий прогноз инфляции на ближайшие годы:


2007 г. 7-8%

2008 г. 6-7%

2009 г. 5,5-6,5%

2010 г. 5 - 6%

Прогноз на 2007 г. оказался ошибочным и к середине марта этого года стало очевидной аналогичная судьба прогноза на 2008-й. Согласно упомянутой концепции за ближайшие 3 года (с 2008-го по 2010-й) фонд заработной платы увеличится в 1,5 раза или на 4 трлн. рублей, а с учетом обещанного повышения пенсий объем «горячих» денег на руках у основной массы населения вырастет примерно на 4,7 трлн. рублей. 

 эту сумму не входит рост доходов от собственности и предпринимательской деятельности, так как спрос этой категории населения на продукты питания удовлетворяется полностью и не имеет перспектив увеличения. Отечественное производство продуктов питания вырастет за этот же период только на 20%.

К тому же темпы его прироста должны увеличиться минимум вдвое по сравнению с достигнутыми. Рост закупок продовольствия по импорту Минэкономразвития ожидает на уровне в 1,6 – 1,7 раза. При вероятном ухудшении конъюнктуры на мировом рынке продовольствия из-за увеличивающегося использования сельскохозяйственного сырья для производства биотоплива, влияния импорта на инфляцию может стать определяющим, опрокинув цифры прогноза.

При обещаниях снизить темпы инфляции не учитывается еще целый ряд факторов. Минэкономразвития в упомянутом документе определяет на период 2008-2010 гг. рост (для оплаты населением) тарифов на электроэнергию на 55%, на услуги ЖКХ на 65%, цен на газ в 2 раза.

Поскольку к 2010 г. доля свободного рынка электроэнергии повысится до 60-80%, а происходить увеличение этой доли будет в условиях увеличивающегося дефицита, прогноз Минэкономразвития, предусматривающий одинаковые темпы роста регулируемых и свободных тарифов, представляется заведомо нереалистичным, также как и прогноз роста тарифов на услуги ЖКХ, в значительной степени определяемых стоимостью топлива и энергии.

Уже эти соображения говорят о явном занижении темпов инфляции в расчетах Минэкономразвития, что в очередной раз свидетельствует о несостоятельности используемой министерством методики ценового прогнозирования. Но это далеко не все факторы, которые будут подталкивать инфляцию. В прогнозе не учтено неизбежное повышение цен на бензин и солярку, которые не могут быть ниже цен на сжиженный газ для автотранспорта, который подорожает тоже не менее чем в 2 раза.

К новому росту стоимости перевозок приведет введение евростандартов качества моторного топлива. Рост затрат на транспортировку немедленно отразится на уровне затрат в производстве транспортоемких потребительских товаров (хлебопродукты, молокопродукты, картофель, овощи и т. д.).

Повышенное внимание к монетарной составляющей инфляции говорит об укоренившейся в сознании российских чиновников веры в монетаристские способы регулирования рынка. В российской действительности бездумное следование монетаристским догмам дорого обходилось населению и экономике.

Предложения Минфина практически повторяют «снятие инфляционного навеса», которое осуществлял Гайдар в 1992 г. Нелишне вспомнить к чему это привело. Начал он с пятикратного повышения прейскурантных цен на энергоносители и тарифов на грузовые перевозки. Результат - галопирующая инфляция в ходе либерализации остальных цен и бесконечная погоня за ней через периодическое повышение уровня регулируемых цен.

Из-за обнищания населения, обесценения сбережений и оборотных средств произошло обвальное сокращение спроса, приведшее к катастрофическому сжатию внутреннего рынка относительно нормальных норм личного и производственного потребления. В результате промышленность утратила множество предприятий, исчезли целые отрасли. Село на шоковую терапию отреагировало сокращением посевных площадей и снижением поголовья скота. Долговременными последствиями гайдаровской политики являются деформированные цены, утратившие затраты воспроизводственного характера, и связанный с этим глобальный воспроизводственный кризис.

Достаточно привести два примера. Цена рабочей силы не позволяет наемному работнику завести и содержать ребенка. Нам могут возразить, что средняя зарплата в три раза превышает прожиточный минимум. Во-первых, известно, что нормы потребления в прожиточном минимуме едва обеспечивают лишь физиологическое выживание. Во-вторых, что тоже известно, дьявол прячется в деталях. Воспользовавшись данными обследований Росстата применительно к ожидаемому фонду заработной платы и численности наемных работников в 2008 г., получим следующую расшифровку средней заработной платы (цифры округлены).

При средней зарплате 15 тыс. рублей в месяц, у 20% высокооплачиваемых (к ним относятся владельцы и руководители компаний при занятии штатных должностей) она составит 40 тыс. рублей, у 40 млн. рядовых тружеников - только 8 тыс. рублей, из которых примерно 15 млн. человек будут получать зарплату ниже прожиточного минимума.

Государство, столкнувшись с последствиями гайдаровской экономической стерилизации населения (численность работающих начала сокращаться из-за снижения рождаемости с 1992 года примерно на 1 млн. человек в год), пошло на выплаты за рождение ребенка, начиная со второго.

Эта мера сродни латанию дыр, так как для изменения демографической тенденции люди должны иметь стабильный устойчивый доход, позволяющий не перебиваться от зарплаты до зарплаты, а дающий уверенность в том, что они смогут создать детям условия для нормального развития и образования. Даже в этой запоздалой мере проглядывает антисоциальная сущность реализуемой монетаристской политики, при которой материнский капитал - не более чем обещания возмещения будущих и безопасных для инфляции затрат.

Второй пример деформированных цен – стоимость услуг ЖКХ. До начала реформы ЖКХ их стоимость возмещала незначительную часть текущих затрат. Результаты хорошо известны: рост площади аварийного жилья, катастрофическое состояние инженерных коммуникаций, глубокая убыточность коммунальных предприятий.

На протяжении последних нескольких лет активного повышения тарифов довести их до полной компенсации текущих затрат не удалось, так как это потребовало бы выгнать на улицу миллионы низкооплачиваемых граждан. Для капитального ремонта жилого фонда и реанимации инженерных сооружений выделены, но не расходуются бюджетные средства. По воле Минфина 240 млрд. рублей фонда ликвидации аварийного жилья крутятся на фондовой бирже.

Эти примеры говорят о том, что альтернативы росту расходов на заработную плату и в коммунальном хозяйстве нет, так как речь идет лишь о доведении норм личного и производственного потребления до минимально необходимого уровня. Но масштабные диспропорции, вызванные дефектами цен и усугубляющие эти дефекты, не исчерпываются рынком труда и услуг жилищно-коммунального хозяйства.

Мощности, утраченные в результате гайдаровского монетаризма, привели к дефициту обширной номенклатуры отечественных потребительских товаров и продукции производственного назначения. Общепризнан дефицит электроэнергии в развивающихся регионах, ликвидация которого требует затрат в энергетике и на восстановление мощностей энергетического машиностроения. Обостряется дефицит цемента для гражданского и промышленного строительства. Необходимы ввод новых мощностей в цементной промышленности и обеспеченность их топливом, которого тоже не хватает. Не хватает природного газа для удовлетворения растущих внутренних потребностей и выполнения внешних обязательств.

За дефицитом с неизбежностью следует стремительный рост цен, устраняющий дефицит за счет отсечения потребителей с низкой платежеспособностью. С подобным рыночным саморегулированием можно согласиться, если речь идет о черной икре или эксклюзивном «бентли», но не тогда когда требуется качественная вода из водопровода или замена изношенного зерноуборочного комбайна.

Учитывая значительные объемы «отложенного спроса», который не мог удовлетворяться в нормальных объемах в условиях стратегических просчетов в стартовый период реформ, выбор в пользу наращивания товарного предложения (промышленного и сельскохозяйственного производства) очевиден. В то же время увеличение объемов производства товаров требует времени. Обувную фабрику можно запустить в течение года, а вот наращивание производства молока и мяса требует нескольких лет. В этом интервале неизбежно возникает потребность в регулировании цен, чтобы совместить интересы производителей и населения.

Регулирование цен не является чем-то недопустимым в рыночной экономике. Повышение мировых цен на продовольствие, спровоцированное тем, что при нынешнем уровне цен на нефть значительные объемы сельскохозяйственного сырья стали использоваться для производства моторного топлива, потребовало от многих стран введения регулирования цен в тех или иных масштабах.

В КНР в прошлом году введена регистрация цен на важнейшие виды продовольствия, а для их повышения в последующем поставщики должны представить властям веские доводы необходимости такого шага. Малайзия создает Национальный совет по ценам, который займется мониторингом себестоимости производства продовольствия и созданием продуктовых запасов. При совете круглосуточно действует горячая телефонная линия, по которой потребители могут сообщать о случаях резкого роста цен на продукты.

Меры по регулированию цен вводятся во всех странах по мере необходимости, то есть в тех случаях, когда товарные ресурсы не покрывают нормальный спрос, а рост цен влечет за собой нежелательные последствия в виде роста социальной напряженности или раскрутки инфляции в смежных сферах производства. По своему характеру они аналогичны отечественным пожарным мерам и осуществляются в странах при возникновении проблем обеспечения нормальных норм потребления.

В предложениях Минэкономразвития упоминается и необходимость стимулирования роста производства товаров и противодействия монополизации сбыта сельхозпродукции многочисленными посредниками. Особого внимания в них заслуживают опасения, что либерализация рынка электроэнергии в условиях ее дефицита приведет к росту тарифов и создаст инфляционный импульс во всех отраслях, и прежде всего, в коммунальном хозяйстве.

Понимание проблемы есть, но есть и противодействие их практическому решению. Если с ростом цен и тарифов в естественных монополиях будут бороться по рецептам Минфина, то есть путем ограничения денежной массы, то новый виток спада производства может прийти на смену росту экономики.

Стимулирование роста производства товаров невозможно в условиях, когда цены внутреннего рынка не покрывают текущих и воспроизводственных затрат. За последние несколько лет уровень розничных цен на мясо повысился вдвое, но это не позволило преодолеть тенденцию к сокращению поголовья скота.

Возникает вопрос не только о достаточности этого роста для обеспечения доходности животноводства, но и о том, какая часть от роста розничных цен досталась сельскому товаропроизводителю. Выше говорилось о том, что рост закупочных цен на молоко последовал с опозданием за повышением розничных цен. При этом термин «закупочная цена» необязательно означает закупку у непосредственного изготовителя.

В связи с этим следует остановиться на укоренившихся представлениях о том, как реализуются потенциальные возможности рынка в повышении эффективности производства. К месту и не к месту «известные экономисты» (не путать с грамотными) уповают на всесилие конкуренции, которая-де вытесняет с рынка отсталые мощности и устаревшие технологии. О том, что представления о конкуренции в наших условиях являются поверхностными, а следующие за ними действия вредными, свидетельствует закрепление права устанавливать цену за владельцем товара, в роли которого выступает продавец.

При этом изготовитель товара (услуги) не обладает какими-то преимуществами по сравнению с оптовым или розничным продавцом. Ценовая конкуренция происходит между продавцами, которые могут следовать ценовой политике товаропроизводителя, а могут исказить ее в погоне за сиюминутной выгодой или по сговору с другими товаропроизводителями.

Товаропроизводитель, который в состоянии влиять на удельную ресурсоемкость производства товара, исключен из ценовой конкурентной борьбы. Реклама продавцов пестрит абсурдными словосочетаниями «цена ниже рыночной». Но то реклама, а что имеет в виду Налоговый кодекс под термином «сложившаяся рыночная цена» можно только гадать, так как информация об уровне цены в возмездном договоре доступна только сторонам, подписавшим этот документ.

Бесконечные упования на конкуренцию прикрывают профессиональную несостоятельность большинства чиновников на ответственных постах в экономических ведомствах. Они насаждают конкуренцию там, где ею и не пахнет. Для оценки идеи разделения системы электроснабжения на монопольные и конкурентные области невозможно подобрать парламентское выражение. Остается радоваться, что не нашлось второго чубайса, чтобы разрушить систему газоснабжения.

Возьмем расхожие утверждения о том, что конкуренция позволит решить проблемы ЖКХ. Конкуренция в ЖКХ – лапша на уши обывателя, маскирующая уход государства от обязательств в сфере жизнеобеспечения. Состояние отрасли определяют котельные, водопроводные станции и станции водоочистки, которые были и останутся безальтернативными, как и инженерные сети. Вместо приведения мощностей коммунальных предприятий в работоспособное состояние населению подбрасывается право выбора управляющей компании. Наличие десятков управляющих компаний не образуют конкурентный рынок в этой сфере, так как в их власти только дворники и сантехники.

Примечательно, что любители «конкуренции» не выговаривают слово «специализация», которая является определенным антиподом примитивно воспринимаемой конкуренции. Однако именно специализация в сочетании с концентрацией производства является залогом успеха в завоевании на рынке лидирующего положения. В первую очередь это относится к высокотехнологичным производствам, выходящим на глобальный рынок.

Концентрация производства сопровождается объединениями и поглощениями, с которыми далеко не всегда следует бороться антимонопольным службам. Бороться им надо не с монополистами, а с их доминирующим положением на рынке. Для управления современным производством в исполнительной власти и на уровне корпораций нужны грамотные, системно мыслящие инженеры, а не финансовые менеджеры. Этот аспект проблемы требует специального исследования.

Осмысление проблем инфляции, оценка необходимого роста цен, изуродованных жрецами монетаризма, и выработка мер по устранению нежелательных последствий такого роста во времени и социально-экономическом пространстве требует системного анализа сложившихся условий товарно-денежного обращения. Остановимся на одной из таких задаче.

В чем причина устойчивого присутствия на рынке значительной части убыточных предприятий? К этому феномену российского рынка в последнее время наблюдается запоздалый интерес у налоговых служб. Функционирование на протяжении всего пореформенного периода убыточных предприятий является следствием легального существования теневого рынка, осуществляющего масштабную откачку финансовых ресурсов из реального сектора.

Теневые финансовые потоки реализуются при помощи суррогатных цен и особых способов расчета, например, при производстве из давальческого сырья. Без решения проблемы притворной убыточности невозможно устранить пороки цен и добиться роста производства товаров, но для этого требуются не «наезды» налоговиков, а расчистка авгиевых конюшен в российском хозяйственном праве, созданных реформаторами первой волны.

Негативное воздействие на экономику страны оказывает и наличие систем стоимостных оценок с неэквивалентными денежными единицами. Речь идет о примерно двукратной разнице между официальным и паритетным валютных курсах. Экспортный сектор, продавая валютную выручку по официальному курсу и оплачивая свои расходы внутри страны в рублях по ценам внутреннего рынка, получает курсовую ренту за счет импортеров товаров, сырья и материалов, к которым относятся пищевая и легкая промышленность, и, в конечном итоге, население.

Ускоряющееся сокращение разрыва между ценами внутреннего и внешнего рынков в результате реализуемого курса на переход к оплате отечественными потребителями энергоносителей (природного газа) по мировым ценам грозит ускорением инфляции, размеры которой не поддаются оценке из-за отсутствия необходимой информации о структуре затрат основных отраслей.

В январском решении правительства по вопросам инфляции содержится требование провести комплексный анализ влияния ранее принятых и предлагаемых к реализации мер на динамику инфляции в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периодах.

Действенность осуществлявшихся и предлагаемых мер очевидна по фактическим значениям уровня и динамики инфляции. Комплексный анализ требуется для сложившейся системы цен, для выявления видимых и скрытых пороков цен, выступающих препятствием устойчивому экономическому росту и повышению эффективности реального сектора.

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100