Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Комментарий редакции
Школа как цех «заготовок» для производства граждан и специалистов

Система образования выпускает ту «продукцию», которая востребуется обществом

Словно услышав призыв автора статьи, некоторые высокопоставленные папы, дедушки и даже одна бабушка, члены российского правительства, недавно на своем очередном заседании тщательно проштудировали школьные учебники истории (почему-то только их). Общее мнение участников школьного урока в Белом доме выразил премьер правительства Михаил Касьянов, правда, касалось оно лишь идеологической направленности этих учебных пособий.
Михал Михалыча неприятно поразило наличие в учебниках таких словосочетаний, как «рабочий класс» и «трудовая интеллигенция». Действительно, нонсенс. Ведь за годы так называемых рыночных реформ товарное производство в стране свернулось почти вполовину, и соответствующая часть «гегемона» с прослойкой между ним и «трудовым крестьянством», о котором сейчас даже не упоминается, просто вымерла, в том числе физически. И дальше будет отмирать. Исчезло уже несколько поколений рабочих и ИТР. Поэтому даже мизерный в последние несколько лет в абсолютном исчислении прирост объемов товарного производства уже не обеспечивается находящейся в «резерве» рабочей силой. Далеко не все эти люди официально числятся в безработных, но в «свободное» от работы время — жить-то надо — многие из них либо промышляют мелкой торговлей и дисквалифицировались, либо попросту спились. А ПТУ, где прежде готовили рабочих для промышленности, почти все закрыли. За ненадобностью. Более того, «гегемона» правительство намерено вообще списать как бывший класс, отказав ему в проекте нового Трудового кодекса в праве быть на предприятиях трудовым коллективом, т. е. коллективно отстаивать свои интересы. Что же касается «трудовой интеллигенции», то ее оставшихся особей впору заносить в Красную книгу. Так что Михал Михалыч вполне резонно возмутился упоминанием в учебниках отмирающего класса с бывшей прослойкой. Очевидно, детям на уроках новейшей истории надо теперь рассказывать байку о возникновении новых классов — мелких и средних товаропроизводителей, о которых грезит правительство. Однако классов таких пока нет, а один-два цветка — еще не букет. И то, что пытаются за него выдать, состоит в основном из лавочников.
Да и откуда взяться этим классам? Ведь «реформаторы», вчерашние эмэнэсы и чтецы-декламаторы политэкономии социализма, догматически восприняв учение классиков о постепенном отмирании государства, решили этот процесс «либерализовать» и ускорить. В результате страна вступила в эпоху расширенного воспроизводства чиновничества и развития капитализма. Бандитского. О чем с гордостью, как о мере борьбы с «коммунизмом», говорил главный приватизатор всея Руси. Такова была до недавнего времени порожденная хаосом идеология власть предержащих, маскировавших эту идеологию лозунгами о псевдорыночных путях развития страны. Плачевные итоги такого камуфляжа известны.
Естественно, что место вырождающихся созидательных классов стали занимать люди с иными устремлениями, всплывшие на волне криминальной приватизации. Система общего и специального образования, как известно, является частью базиса государства, «изготавливая» для него в соответствии с социальным заказом одушевленные «средства производства» — различных специалистов и управляющих. Общеобразовательная школа в этой неформальной, вертикально интегрированной «компании» является цехом для производства соответствующих «заготовок». Существенные изменения в потребной государству и обществу номенклатуре одушевленной «конечной продукции», вызванные деградацией прежних моральных и интеллектуальных ценностей, экономики, социума, а также примитивной коммерциализацией всех сторон нашей жизни, не могли не вызвать изменений в востребуемой номенклатуре «заготовок» школьного производства. Недаром несколько лет тому назад опрошенные школьники отдали предпочтение «профессиям» элитной проститутки, дилера, олигарха, банкира, манекенщицы, налогового инспектора и тому подобным «денежным специальностям». Эти настроения по цепи обратной связи непрерывно усиливаются «живыми картинками» в семье и обществе, т. е. той средой, в которой растут и которой, помимо школы, воспитываются наши дети.
В результате такого усиливающегося процесса расширенного воспроизводства граждан с новой, чисто потребительской психологией наше общество вступило на путь морального, интеллектуального и физического вырождения. Этому способствуют и низкое качество школьного обучения, и унизительно нищенская оплата труда учителей, чем детям преподносится наглядный урок никчемности труда созидательного, и массовая пропаганда «красивой жизни», и некоторые новые школьные «предметы»... Так, несколько лет назад 12—14-летних ребят стали в школах учить, как предохраняться, чтобы не забеременеть. А что делать после принятых мер предосторожности, обучают многочисленные низкопробные фильмы, в изобилии демонстрируемые по телеканалам. Показы «красивой жизни», устраиваемые для привлечения многочисленных зрителей, часто прерываются коммерческой рекламой, нередко обращенной к молодежи. Ее призывают тормознуть и «сникерснуть», оттянуться (?) со вкусом бутылкой кока-колы, брать от жизни все, выбирать пепси, пить в изобилии пиво в компании с толстяком, гарантируя при этом полную безнаказанность в случае невыполнения своих обязанностей... А на улицах и в метро с многочисленных громадных рекламных щитов молодых людей зазывают добавить огня — сигаретного, обещая, что ночь с девицей будет твоя...
Так, новый школьный предмет по обучению и пропаганде от появления детей стал продолжением пропаганды коммерческой, обслуживая интересы продавцов массовой дешевой продукции. Ведь чем больше девушек будет предохраняться от беременности, тем большее их число сможет быть на дискотеках, курить, пить пиво, «сникерсить» и вообще «брать от жизни все». Чему способствует и сама система школьного обучения, и разнузданная пропаганда многих СМИ, навязывающих молодежи, не отягощенной житейской мудростью, определенный образ жизни. Этому способствует и масштабное внедрение в умы молодежи примитивной поп-культуры, оглушающая музыкальная часть которой стала для многих своеобразным наркотиком. Так что никакие это не происки американского империализма, якобы пытающегося ухудшить демографию в России, как кричат некоторые слабонервные дамы, а примитивный бизнес. Просто примитивный бизнес, включая иностранный, занял прежнее место государства, отказавшегося от своих кровных обязанностей даже по простому воспроизводству созидающего и развивающегося общества, в том числе в сфере образования и воспитания подрастающих поколений.
Как отмечалось в комментируемой статье, большие бюрократические системы, согласно законам Паркинсона, стремятся к своему расширенному воспроизводству. Препятствием на этом пути является только сильное государство, добивающееся поддержания сбалансированности всех сегментов базиса и надстройки, в том числе в интересах благополучия всех граждан страны. Советское чиновничество, впрочем, как и американское — попытки создать систему ПРО в США наглядный тому пример,— расширенно воспроизводилось, нагнетая военный психоз и непрестанно оказывая кому-то «интернациональную помощь». Для этого в гигантских масштабах изготавливались разнообразные вооружения и военная техника, но для их производства создавались существенно боґльшие основные фонды, чем «требовалось». И это помимо производства гражданской техники. Чтобы скрывать избыточность основных производственных фондов и тем самым свою собственную в министерствах и ведомствах, наши чиновники в последние советские годы добились производства комплектующих изделий в объемах, вдвое превышавших их потребность для планировавшегося изготовления конечной технической продукции. Избыточная комплектация под названием «неликвиды» распределялась сверху по предприятиям, накапливаясь на их складах, и время от времени списывалась. А для такого надуманного расширенного воспроизводства требовалось соответствующее расширенное воспроизводство одушевленных «неликвидов» — рабочих, техников и инженеров, труд которых пропадал затем втуне.
Именно в те времена в изобилии возникли новые вузы. Руководители высших учебных заведений должны были выполнять ежегодные государственные планы выпуска специалистов с большой долей «неликвидов», которых нередко использовали на рабочих должностях. Поэтому, хотя и тогда процветало взяточничество, в студенты стремились отбирать более или менее качественных выпускников средних школ. Вступительные экзамены в вузах при наличии конкурса являлись своеобразным входным контролем качества школьных «заготовок» и каким-то барьером для неспособных.
Следует отметить, хотя за последние 10 лет объемы ВВП и, в частности, товарного производства свернулись почти вполовину, а значит, снизилась и востребованность специалистов с высшим образованием, количество вузов в России даже несколько возросло за счет открытия частных. Однако тяга к высшему образованию значительно упала, о чем свидетельствуют конкурсы абитуриентов, которые сохранились лишь в некоторых престижных институтах и университетах. И это невзирая на то, что для пущей привлекательности многие, даже прежде знаменитые, институты нарекли себя университетами. Сейчас, к примеру в Москве, существует несколько МГУ.
Существенное снижение числа желающих получить высшее образование объясняется не только значительным снижением востребованности специалистов и изменениями номенклатуры социального заказа. Как известно, ухудшается демографическая обстановка в стране и падает рождаемость. Кроме того, часть ребят покидает школу из-за материальных трудностей в семьях, а часть, осознавая свою неподготовленность,— из-за боязни вступительных экзаменов и трудностей дальнейшей учебы. Глядишь, так скоро многие школы и вузы придется закрыть. Естественно, что в этих условиях руководство высших учебных заведений и соответствующие чиновники, согласно законам Паркинсона, стремятся выжить, сохраняя существующую избыточность своей системы. Достигают они этого максимальным вовлечением в студенты выпускников средней школы и удержанием их до получения дипломов. Каким образом? За счет значительного ослабления требований на вступительных экзаменах и к качеству последующего обучения. Нередки случаи, когда преподавателей насильно заставляют ставить «тройки» многим, ничего не знающим студентам.
Очередной приманкой на этом пути дальнейшей моральной и интеллектуальной деградации общества становится единый государственный экзамен, сдав который в школе можно поступить в институт. Таким образом, отсутствие прежнего барьера входного контроля позволит зачислять в студенты всех пожелавших того выпускников школ.
Выгодно будет все это и школе с чиновниками из Минобразования: больше неспособных ребят захотят «доучиться» — «тройки» гарантированы — до среднего образования. А для большей привлекательности им предлагается подольше побить баклуши — посидеть в школе еще один год за счет госбюджета и родителей, провоцируя тем у молодых людей дальнейший рост иждивенчества и паразитизма. Хотя и нынешнее 11-летнее обучение, как показано в комментируемой статье,— от лукавого. Вместе с тем, увеличение срока школьного обучения позволит вовлечь в «красивую жизнь» еще больше молодежи, что явно пойдет на пользу изготовителям пепси, пива, жвачки, сникерсов... Так что налицо явная смычка интересов чиновников от образования и мелко-среднего бизнеса.
А если учесть, что единый госэкзамен по форме своей напоминает примитивные телепередачи типа «Угадай мелодию», когда требуется выбрать ответ из ряда предлагаемых вариантов, то грядущие новации в сфере образования будут лишь еще больше способствовать дальнейшей деградации государства — его общества, экономики и институтов. Ведь кадры, как известно, решают все.
Что же делать? Возвращаясь к итогам школьного урока в правительстве, хотелось бы заметить: нечего на зеркало пенять... Ведь система образования работает, как отмечалось, по социальному заказу, и поэтому в умах детей проецируются наиболее востребованные обществом личности и специалисты. До Великой Отечественной это были Чапаев, Чкалов, папанинцы, инженеры, военные, моряки, шахтеры, металлурги... Сегодня, не хочется повторяться, смотри выше. Причем порочную идеологию дозволенности и безнаказанности непрофессионализма внедряет само государство на всех своих уровнях управления и в подвластных хозяйственных структурах. «Необученные кухарки», легко дорвавшись до власти, сначала развалили СССР, а затем довели «до ручки» Россию. Многие из этих «кухарок» продолжают пребывать на своих местах, в том числе в стратегически значимом РАО «ЕЭС России». А так как бытие общества определяет сознание его членов, то молодое поколение вместо знаний «выбирает пепси».
За все годы существования нового государства Российского его правители оказались неспособны сформулировать созидательную идеологию развития страны и сказать, какое общество они хотят построить. Отсутствует по сей день и программа (а не декларации) экономического становления России. А без нее нельзя оценить перспективную потребность в различных специалистах, на подготовку которых уходит от 10 — рабочие средней квалификации — до 16 лет — инженеры, экономисты. Сегодня высшая школа производит много «неликвидов», зачастую бракованных, не нужных экономике. Это приводит не только к громадным неокупаемым затратам для общества, но и к множеству личных трагедий оказавшимися лишними людей. Поэтому немалая их часть либо вынуждена заниматься малоквалифицированным трудом, либо пополняет криминальную среду, либо спивается и умирает, либо эмигрирует. Спрашивается: разве государство не обязано создавать такие условия, при которых обеспечивался бы баланс спроса на различных специалистов и их «производства» системой образования? Если следовать «рыночной» идеологии радикал-реформаторов, то государство ни во что вмешиваться не должно. Если же одна из задач государства — поддержание баланса интересов в обществе и создание условий для его достойного развития, то речь следует вести не отдельно о реформе школы, а о реформе всей системы образования, причем как составляющей реформирования экономики и общества.
Что же касается общего школьного образования, то нужно четко понимать его цели — подготовка и отбор ребят для дальнейшего обучения той или иной профессии согласно их способностям и желанию. Именно по этой причине в комментируемой статье предлагается вернуться к апробированной системе трехступенчатого школьного обучения. После четвертого класса желающие смогут поступать в ПТУ, видимо с четырехлетним обучением рабочим специальностям средней квалификации, предназначенным в основном для сферы обслуживания, и получением неполного среднего школьного образования. После седьмого класса возможна дорога в ПТУ для обучения рабочим специальностям высокой квалификации, или в техникум, а после окончания средней школы — в вуз. Общее школьное образование, в том числе в ПТУ и техникумах, и соответствующие учебные программы должны быть очищены от знаний, которым обучают в профессиональных учебных заведениях. А школа, «вытачивая» соответствующие «заготовки», должна одновременно выращивать граждан с той моралью и этикой, критерии которых определяются идеологией государства.


Моисей Гельман

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100