Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

БАМ: плацдарм для освоения восточных регионов России

Евгений Козловский


вице-президент РАЕН,
д. т. н., профессор

История территории, которую мы называем зоной БАМа, неразрывно связана с освоением Сибири и Дальнего Востока и является свидетельством не только мужества и героизма первопроходцев, но и высокого государственного ума правителей России и Советского Союза. На этом я остановился в статье "БАМ: как всё начиналось" ("Промышленные ведомости" № 9-10, 2002 г.)
Проблему БАМа я поднимал неоднократно, считая, что она заслуживает того, чтобы обратить внимание политиков и специалистов на неё ещё и ещё раз. В 1980 г. в книге "Геологи открывают богатства недр" я изложил свою точку зрения на проблему освоения Дальнего Востока и роль этого региона в экономике страны. В дальнейшем я развивал эту тематику в монографии "БАМ глазами геолога" (1986 г.). Недавно я опять обратился к этой проблеме в своих книгах "Минерально-сырьевые проблемы России накануне XXI века" (1999 г.) и "Россия: минерально-сырьевая политика и национальная безопасность" (2002 г.)
О Байкало-Амурской магистрали высказываются сейчас разные мнения, и чаще говорят о её строительстве как о политической и экономической ошибке. Но ведь строительство БАМа следует рассматривать в рамках концепции советского правительства о долговременном развитии Дальнего Востока, которая была частью единой государственной региональной политики. Речь шла об экономическом освоении и использовании огромной малозаселённой территории на востоке страны на основе создания здесь высокоэффективного народно-хозяйственного комплекса с собственной крупной ресурсной и научно-производственной базой, оптимальной структурой экономики, развитой социальной сферой.
В комплексном освоении природных богатств и развитии производительных сил регионов Дальнего Востока особое место принадлежит зоне Байкало-Амурской магистрали. Трасса БАМ, вместе с ранее построенными железными дорогами Тайшет - Усть-Кут и Комсомольск-на-Амуре - Советская Гавань, образует грандиозную железнодорожную магистраль протяжённостью более 4000 км. Её транспортно-экономическое влияние охватит огромную территорию площадью около 1,5 млн. кв. км - от Северного Прибайкалья до Нижнего Приамурья и Тихоокеанского побережья. Она открывает путь к крупным минеральным, лесным и другим природным ресурсам, позволит преобразовать обширный регион к востоку от Байкала и к северу от Транссибирской магистрали, а также улучшить внешнеэкономические связи со странами Тихоокеанского бассейна.
Сооружение Байкало-Амурской магистрали велось высокими темпами. В 1974 г. на нулевую отметку прибыл первый эшелон строителей, а уже в 1977 г. на ст. Беркакит пришёл первый поезд по Малому БАМу - железнодорожной трассе, связавшей Южную Якутию с Транссибом. В 1980 г. была образована Байкало-Амурская железная дорога, по которой доставлены потребителям многие миллионы тонн угля, леса, строительных материалов, других грузов. А в октябре 1984 г. движение поездов открыли на всём протяжении этой магистрали.
Считается, что строительство магистрали обошлось государству, без учета упущенной выгоды, в 17,7 млрд. рублей (в сметных ценах на 01.01.91 года), а при учете упущенной выгоды, по средней годовой ставке 8%, - в 55,3 млрд. рублей. На сегодняшний день доходы от эксплуатации покрывают менее 50% затрат на содержание дороги. БАМ приносит прямых убытков только Министерству путей сообщения более 2 млрд. рублей в год при реальной загрузке не более 40% провозной способности.
Несмотря на открытие сквозного движения по БАМу еще в 1984 г., за 18 лет так и не была развернута масштабная работа по вовлечению неосвоенных месторождений региона в хозяйственный оборот. Единственным исключением является угольное месторождение Нерюнгри. Отсюда следует, что нынешнее кризисное экономическое состояние магистрали и прилежащих регионов требует разработки государственной стратегии использования гигантского сырьевого потенциала территории БАМ с учётом современных рыночных реалий. Сырьевой потенциал зоны БАМ определяется, прежде всего, его минерально-сырьевой составляющей, которая, по данным МПР России, оценивается в 600 млрд. долларов.

Подземные кладовые зоны БАМа
Благоприятным фактором для развития в зоне БАМа горно-добывающих отраслей является высокая концентрация минерально-сырьевых ресурсов в определённых рудных узлах, а также размещение на соседних площадях рудных месторождений и топливно-энергетического сырья. Так, например, в Южной Якутии территориально близки крупные месторождения железных руд Южно-Алданского и Чаро-Токкинского районов, месторождения урана на Алдане и коксующиеся угли Южно-Якутского бассейна; на севере Читинской области - месторождения меди (Удоканское и Чинейское), железных руд (Чарское) и угля (Апсатское); в Хабаровском крае - оловорудные месторождения Комсомольского и Баджальского районов и угли Буреинского угольного бассейна и Лианского месторождения. Для развития экономики зоны БАМа, несомненно, будет иметь большое значение наличие месторождений нефти и газа в пределах Непского свода на севере Иркутской области, где, кроме того, выявлены крупные запасы калийных солей. Однако далеко не все они освоены, в частности, в Иркутской области - месторождение золота Сухой Лог, в Читинской области - Удоканское месторождение медных руд и Чинейское месторождение комплексных железо-ванадий-титановых руд. За последние 20 лет в разведку этих трёх месторождений было вложено около 1,5 млрд. долларов государственных средств, но не получено ни рубля отдачи, хотя только по титану годовой объём добычи Чинейского месторождения может составить до 600 тысяч тонн.
Крайне плохо идёт освоение разведанных месторождений Озёрного (Бурятия) и Ново-Широкинского (Читинская область). На Ново-Широкинском ГОКе выполнено 85-90% строительных работ, однако ввод его в действие заморожен.
В зоне БАМа имеется семь месторождений свинцово-цинковых руд, содержащих 79% всех разведанных запасов страны: Горевское - 43% (Красноярский край), Холоднинское - 14,4%, Озёрное - 10,5% (Бурятия), Корбалихинское - 3% (Алтайский край), Ново-Широкинское - 1,7% (Читинская область), Николаевское - 3,5% и Партизанское - 3,5% (Приморский край). Освоение этих месторождений могло бы обеспечить производство свинца и цинка в концентратах соответственно 70-100 тыс. т и 410 тыс. т в год.
Значительная часть всех запасов олова России приходится на Хабаровский край, его Комсомольский оловорудный район с месторождениями Соболиное, Фестивальное, Перевальное, Правоурмийское, расчётная мощность по добыче руды которых составляет 1000 тыс. т. Наиболее перспективным направлением считается расширение добычи и переработки оловянных руд на Солнечном ГОКе с доведением проектной мощности к 2005 году до 800 тыс. т олова в год. Однако и здесь положение складывается не лучшим образом.
В зоне БАМа расположена также основная сырьевая база атомной промышленности России. Благодаря открытым здесь месторождениям редкоземельных металлов можно было бы покрыть их потребность на длительную перспективу. Это месторождения Белозиминское (Иркутская область), Томтор (Республика Саха - Якутия), Катугинское (Читинская обл.). В зоне БАМ находится единственное действующее предприятие по добыче и переработке стратегического сырья -слюды мусковита (Иркутская область). К сожалению, обстановка на этих месторождениях также выглядит не лучшим образом.
В 1996 г. Институтом экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН проведены работы по экономической оценке риска инвестиций в освоение месторождений БАМа. В их числе было106 объектов углеводородного, рудного и нерудного сырья. Каждый объект описывался 23 показателями, которые относились к обобщённым содержательным признакам, включая географический, природно-климатический, геологический, технологический, экологический и экономический.
В результате было выделено 4 группы месторождений.
В первую группу - с наименьшими инвестиционными рисками - вошли 17 месторождений. В основном это месторождения золота и радиоактивных руд, наиболее подготовленные к освоению. Во вторую группу вошли месторождения, потенциал которых для освоения следует рассматривать как высокий - из 25 месторождений этой группы 6 разрабатываются (три угольных и два оловянных). Третья и четвёртая группы получили оценки риска ниже средней, однако при определённых условиях их эксплуатация может быть эффективной, включая наличие соответствующих технологий переработки комплексных руд.
Эти оценки были отчасти учтены при выборе месторождений, рекомендованных для первоочередного освоения в 1998-2005 годах в рамках Федеральной целевой программы экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья.
Считается, что для реализации первоочередных проектов минерально-сырьевого комплекса в зоне БАМа необходимы инвестиции в объёме 8-10 млрд. долларов, что сопоставимо с капитальными вложениями в строительство самой железнодорожной магистрали. При этом следует признать, что строительство горнорудных предприятий займёт продолжительный период, а окупаемость инвестиций растянется на длительный срок.
К первоочередным районам промышленного освоения природных ресурсов, которые наиболее привлекательны для инвестиций, могут быть отнесены Ковыктинский (природный газ и конденсат), Бодайбинский (рудное и россыпное золото), Южно-Якутский (уголь и золото) и Кодаро-Удоканский (медь, ванадий-титано-железорудное сырьё).
Железорудной сырьевой базой на Дальнем Востоке, включая Южную Якутию, могут служить Гаринское месторождение с запасами магнетитовых руд 211 млн. т, в том числе не требующих обогащения 44 млн. т с содержанием железа 55,7% (Амурская область), Тарыннахское месторождение железистых кварцитов с запасами в границах карьера 1191 млн. т и с содержанием железа 28,3%, Таёжное и Десовское месторождения комплексных железных руд с запасами соответственно 320,2 и 361,6 млн. т и содержанием железа 39,4% и 26,7% (Южная Якутия), а также Сулуматское месторождение с запасами в контуре карьера 286 млн. т. (Читинская область).
Следует иметь в виду, что институтом "Гипроруда" ещё в 1988 г. было разработано ТЭО строительства металлургического комплекса на Дальнем Востоке, в котором рассмотрены перечисленные выше железорудные месторождения и их освоение было признано нецелесообразным. Естественно нужна дополнительная проработка вопроса с учётом условий рыночной экономики.
Одним из перспективных источников железорудного сырья может быть Чинейское месторождение ванадийсодержащих титаномагнетитовых руд.
Для освоения Удоканского месторождения меди создано ОАО "Забайкальская горная компания", учредителями которого стали администрация Читинской области, мэрия Москвы, ГУП "Восточно-Сибирская железная дорога", ГУП "Забайкальская железная дорога" и ОАО "БАМинвест". Последнее было создано МПС России с целью освоения природных богатств, расположенных в районе БАМа. Затем в состав учредителей компании вошло ОАО "Уралэлектромедь" (Свердловская область), которое готовит ТЭО освоения Удоканского месторождения. Годовая производительность предприятия предполагается 10-14 млн. т руды с последующим наращиванием мощности.
И еще. Население зоны БАМа в связи с ее промышленным раз-витием, транспортным строительством и освоением природных богатств должно возрасти до 1 млн. человек. Соответственно увеличится и потребность в продовольствии, что потребует расширения и повышения продуктивности сельскохозяйственного производства как в зоне БАМа, так и в прилегающих к ней районах Восточной Сибири и Дальнего Востока. Между тем продуктивность сельскохозяйственных угодий в этих районах невысока, в том числе из-за недостатка вноси-мых в почву минеральных удобрений,- втрое меньше, чем в среднем по России. Негативные последствия недостатка фосфора и калия в почвах (снижение урожайности, затягивание сроков вегетации растений, ослабление их устойчивости к полеганию и засухе, ухудшение качества сельскохозяйственной продукции) особенно неблагоприятно проявляются в условиях короткого вегетативного периода в Сибири.
В то же время эффективность применения минеральных удобрений в Сибири высокая: каждый килограмм питательного вещества, внесенный в почву, окупается 5-8 кг зерна.
Минеральные удобрения в Сибири и на Дальнем Востоке пока не производятся, а завоз их из европейской части страны и других районов обходится слишком дорого.
Разведанное в Бурятии Ошурковское месторождение апатитов характеризуется бедными, но легкообогатимыми рудами, и расположено вблизи г. Улан-Удэ. Там можно было бы получать 1,5 млн. т апатитового концентрата в год, но его освоение осложняется экологическими причинами.
Источником сырья для производства апатитовых концентратов, пригодных для получения фосфорсодержащих удобрений, могут стать руды Селигдарского месторождения, находящегося вблизи строящейся железной дороги Беркакит-Томмот-Якутск. Разведка его завершена в 1985 г., поэтому представляется неотложным сооружение Селигдарского апатитового завода.
Проблему производства калийных удобрений можно решить за счет использования калийных солей крупнейшего Непского месторождения. По качеству сырья оно лучшее в странах СНГ: его сильвинитовые руды характеризуются высоким содержанием оксида калия и низким содержанием вредных примесей - нерастворимого остатка и хлористого
магния.
Должно быть обращено также большое внимание на быстрейшую разработку технологии переработки сынныритов, за счет которых можно организовать производство глинозема для крупнейшей алюминиевой промышленности Сибири, бесхлорных калийных удобрений, дефицитных не только в Сибири и на Дальнем Востоке, но и в других регионах страны, а также ряда других ценных продуктов.
Расчеты показывали, что, если учесть повышение урожайности за счет использования местных минеральных удобрений, экономию от ликвидации затрат на завоз их из европейской части страны и Казахстана и от сокращения, а в дальнейшем, возможно, и прекращения расходов на ввоз продовольствия из других районов страны и из-за рубежа, то экономический эффект освоения Селигдарского и Непского месторождений очевиден.

Территориально-производственные комплексы
Центральными и местными плановыми органами, организациями Сибирского отделения и Дальневосточного научного центра Академии наук СССР была проделана большая работа по территориально-производственному районированию и разработке оптимальных схем организации хозяйственного освоения БАМа. Научный совет по проблеме БАМа Академии наук СССР и Центральный научно-исследовательский экономический институт при Госплане РСФСР
(ЦЭНИИ) предложили несколько схем территориальной организации хозяйства в зоне БАМа. В этих схемах было предусмотрено создание в регионе системы "территориально-производственных комплексов" и "промышленных узлов". Однако при этом не определено, что следует понимать под "территориально-производственными комплексами", а что выделять в качестве "промышленных узлов". В связи с этим термин "промышленный узел" в предложенных схемах имеет два значения. С одной стороны он применяется для обозначения крупных самостоятельных территориально-производственных единиц (например, Удоканский ПУ), выделенных наряду с ТПК (Южно-Якутским, Верхне-Ленским и др.), с другой стороны, употребляется для обозначения более мелких территориально-производственных единиц, входящих в состав ТПК. Неудивительно поэтому, что номенклатура, названия и объемы некоторых намечавшихся территориально-производственных единиц (например, на территории Амурской области) в течение последних лет неоднократно менялись - они относились то к ТПК, то к ПУ.
Госпланом РСФСР с учетом рекомендации Научного совета АН СССР по проблемам БАМа и ЦЭНИИ была принята следующая схема территориально-производственного районирования зоны БАМа:
Южно-Якутский ТПК (Алданский и Олёкминский районы Якутской АССР, г. Нерюнгри с территорией, подчиненной горсовету) - угольная, слюдяная, горно-химическая промышленность, возможно, черная металлургия;
Верхне-Ленский ТПК (Усть-Кутский, Казачинско-Ленский, Киренский и Жигаловский районы Иркутской области) - лесная, деревообрабатывающая и целлюлозная промышленность;
Северо-Байкальский ТПК (Северо-Байкальский и Баунтовский районы Бурятской АССР) - горнорудная промышленность, цветная металлургия;
Мамско-Бодайбинский ТПК (Бодайбинский и Мамско-Чуйский районы Иркутской области) - горнорудная промышленность;
Удоканский ПУ (Каларский район Читинской области) - цветная металлургия;
Тындинский ПУ (Тындинский район Амурской области) - лесная и деревообрабатывающая промышленность;
Зейский ПУ (Зейский район Амурской области) - энергетика, лесная промышленность;
Селемджинский ТПК (Мазановский и Селемджинский районы Амурской области) - цветная металлургия;
Ургальский ПУ (Верхнебуреинский район Хабаровского края) - угольная промышленность, лесная и деревообрабатывающая промышленность;
Комсомольский ТПК (Комсомольский, Амурский, Солнечный районы Хабаровского края) - цветная металлургия, машиностроение, лесная, лесоперерабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность;
Совгаванский ПУ (Ванинский, Советско-Гаванский районы Хабаровского края) - портовое хозяйство, внешнеторговые функции.
Однако, по мнению геологов, предложенная схема нуждалась в доработке и уточнении. Соглашаясь с предложениями о выделении двух категорий территориальной организации хозяйства в зоне БАМа - территориально-производственных комплексов и промышленных узлов, мы считали необходимым внести ясность в их иерархию.
Территориально-производственные комплексы должны рассматриваться как основные элементы. Они должны быть примерно равновеликими по масштабу территорий и объему намечаемого производства и, как правило, располагаться в границах одной единицы административного деления - автономной республики, края или области. Термин "промышленный узел" следовало употреблять для обозначения более мелких территориально-производственных единиц, входящих в ТПК. В соответствии с этим мы предлагали внести уточнения в схему территориально-производственного районирования БАМа.
На севере Читинской области сконцентрированы крупные месторождения меди, железных и редкометалльных руд, угля и других полезных ископаемых. Совершенно очевидно, что следовало планировать освоение этой территории с увязкой комплексного развития предприятий цветной и черной металлургии, угольной промышленности и созданием общей инфраструктуры. Соответственно здесь необходимо было создание не промышленного узла, как предусматривается вышеуказанной схемой, а Удоканского территориально-производственного комплекса, который по мощности был бы сопоставим, а может быть, и превзошёл бы другие ТПК зоны БАМа.
Вместе с тем в Амурской области, где на территории зоны БАМа пока не выявлено крупных минерально-сырьевых ресурсов, мы считали, что не следует создавать самостоятельные территориально-производственных единицы. Было неясно также, зачем в Мазановском и Селемджинском районах, минерально-сырьевые и другие ресурсы которых незначительны, создавать Селемджинский ТПК. Намечаемое в амурской части зоны БАМа развитие промыш-ленного производства можно осуществить в рамках единого Зейско-Селемджинского (или Тындинско-Селемджинского) ТПК. По этим же причинам в Хабаровском крае мы считали целесообразным выделение самостоятельных Ургальского и Совгаванского промышленных узлов.
В качестве пилотного проекта мы рекомендовали Южно-Якутский ТПК, который намечался как многоцелевой, с развитием в нём предприятий угольной промышленности, черной и цветной металлургии, производства минеральных удобрений и других отраслей. В составе этого ТПК, несомненно, будет формироваться ряд промышленных узлов - Нерюнгринский, Алданский, Чаро-Токкинский и, возможно, другие. Подобные промышленные узлы должны создаваться и в пределах других будущих территориально-производственных комплексов.
Мы считали, что в зоне БАМа целесообразно формирование семи примерно равнозначных по мощности ТПК - Верхне-Ленского, Мамско-Чуйского, Севе-ро-Байкальского, Удоканского, Южно-Якутского, Зейско-Селемджинского и Ургало-Комсомольского, краткая характеристика которых приводится в табл. (см. также рис. 1).
Одной из первоочередных задач по сооружению БАМа еще в предвоенные годы было строительство меридиональной железнодорожной ветки от Транссиба до Тынды и далее в Якутию. Великая Отечественная война помешала ее осуществлению: железную дорогу успели довести только до Тынды, а затем рельсы пришлось снять и отправить под Сталинград.

Новый этап строительства
БАМа в середине семидесятых годов также начался с форсированного сооружения железной дороги от Транссиба в Южную Якутию. Уже 29 октября 1977 г., как отмечалось, на станцию Беркакит прибыл первый поезд, открывший рабочее движение по линии Малого БАМа. Почти одновременно с этим, раньше других ТПК зоны БАМа, начал формироваться Южно-Якутский территориально-производственный комплекс. Было завершено строительство Нерюнгринского угольного разреза, обогатительной фабрики и первой очереди Нерюнгринской ГРЭС.

Южно-Якутский ТПК как эталон
Южно-Якутский ТПК намечался в определенной мере эталонным для зоны БАМа, поскольку он должен был формироваться за счёт развития, прежде всего, горно-добывающих отраслей промышленности - угольной, черной и цветной металлургии, промышленности строительных материалов и производства минеральных удобрений. Основой его создания, несомненно, должны были быть предприятия угольной промышленности и черной металлургии - более масштабные по сравнению с предприятиями других отраслей. Как уже отмечалось, в Алдано-Чульманском районе Южно-Якутского бассейна разведаны Нерюнгринское, Чульмаканское и Денисовское месторождения с общими запасами угля по категориям А+В+C1 - 2,9 млрд. т и С2 - 2,7 млрд. т, за счет освоения которых можно достичь годовой добычи угля 23 млн. т. Имеются большие перспективы увеличения разведанных запасов.
Выявленные и оцененные при предварительной разведке запасы железных руд в Южной Якутии составляют около 7 млрд. т, в том числе на подготовленных к промышленному освоению месторождениях - более 2,9 млрд. т, из них в Южно-Алданском районе - более 1,6 млрд. т, а в Чаро-Токкинском - 1,3 млрд. т. Железные руды указанных месторождений легко обогатимы, а часть руд Таежного месторождения вообще не нуждается в обогащении. Из руд месторождений Чаро-Токкинского района можно получать высококачественные концентраты, пригодные для переработки методами бездоменной металлургии, а при перечистке концентратов (выделение основного компонента) - и для порошковой металлургии. Только за счет освоения Таежного, Десовского и Тарыннахского месторождений ежегодно можно добывать 42,5 млн. т железной руды и получать 14 млн. т железорудного концентрата.
Следует отметить, что из руд Чаро-Токкинского района можно получать кислые концентраты, а из руд Южно-Алданского - основные. Это позволит при совместном их использовании путем соответствующей шихтовки резко снизить расход флюсов и повысить содержание железа в шихте.
Месторождения Южно-Алданского района расположены всего в 100 км от месторождений угля Алдано-Чульманского района (Южно-Якутский бассейн), и они должны были быть связаны с ними железной дорогой.
У нас в стране да и, пожалуй, нигде в мире нет больше районов, где бы отмечалось столь благоприятное расположение крупных месторождений железных руд и коксующихся углей. Иногда в качестве примера такого выгодного размещения приводят близость Рурского угольного бассейна и Лотарингского железорудного района. Но, во-первых, месторождения эти расположены на территориях разных государств, уголь - в ФРГ, а железные руды - во Франции, а, во-вторых, легкообогатимые руды Чаро-Токкинского района значительно лучше по качеству лотарингских руд, образующих к тому же незначительные по мощности залежи (1-13 м). Уникальное сочетание на близко расположенных площадях больших запасов подго-товленных для промышленного освоения высококачественных коксующихся углей Алдано-Чульманского района и месторождений нерудного сырья исключительно благоприятно для развития в зоне БАМа черной металлургии. Предварительные расчеты показывали, что указанные месторождения могут стать сырьевой базой крупного металлургического завода. Для создания металлургической базы на Дальнем Востоке с использованием местных коксующихся углей и железных руд необходимо было осуществить разработку технико-экономического обоснования освоения железорудных месторождений Чаро-Токкинского и Южно-Алданского районов с определением очередности и сроков их освоения, а также размещения всех объектов металлургического комплекса.

Взгляд в будущее
В соответствии с существовавшими планами Байкало-Амурская магистраль должна была быть доведена до Якутска. Это весьма важно для экономического развития Якутии, в частности, для освоения месторождений железных руд Южно-Алданского района и апатитов Селигдарского месторождения.
А что дальше? Как должно развиваться транспортное строительство в Дальневосточном регионе?
Мы считали, что, не дожидаясь полной сдачи в постоянную эксплуатацию всей магистрали, следовало начинать строительство железнодорожных веток к разведанным месторождениям - Холоднинскому, Молодежному, Удоканскому, железорудным месторождениям Чаро-Токкинского района и др.
По нашему мнению, весьма необходим второй выход БАМа к океану. Выход железнодорожной магистрали к Татарскому проливу в районе портов Советская Гавань и Ванино имеет существенный недостаток: северная часть пролива мелководна и поэтому трудна для судоходства, а из южной его части в Охотское море можно попасть только по проливу Лаперуза. Заслуживают проработки несколько вариантов второго выхода БАМа к Тихому океану.
Представлялось, что железная дорога Беркакит-Якутск должна быть продолжена в горно-промышленные районы Северо-Восточной Якутии и Магаданской области и выйти к Охотскому морю у Магадана. Ведь указанные районы имеют геологические перспективы на новые открытия.
Другой вариант - строительство железной дороги в широтном направлении к востоку от Нерюнгри. В этом случае она пройдет вблизи Сутамского железорудного района, через Токинскую угленосную впадину, недалеко от крупных титаноапатитовых месторождений Джугджурского района, пересечет Сетте-Дабанский рудный район, перспективный на выявление медно-полиметаллических месторождений, и выйдет в море в районе Охотска или немного южнее его. Напомним, что в Токкинском угленосном районе сосредоточена половина прогнозных запасов угля Южно-Якутского бассейна (около 20 млрд. т), а в Сутамском районе запасы легкообогатимых железистых кварцитов оцениваются около 2 млрд. т. Строительство железной дороги по этому варианту будет способствовать вовлечению в промышленное освоение новых крупных минерально-сырьевых ресурсов.
Третий вариант может быть связан с выходом железной дороги к устью р. Уды через Удско-Селемджинский рудный район, в котором расположены слабо изученные пока месторождения железных и марганцевых руд, а также фосфоритов. Железная дорога, построенная по этому варианту, пересечет также крупные лесные массивы.
Отечественная черная металлургия вряд ли в ближайшей перспективе проявит интерес к рудам черных металлов Удско-Селемджинского района. Однако за счет месторождений этого района можно развивать экспорт железных и марганцевых руд, фосфоритов и леса в страны Тихоокеанского региона. Недостатком рассматриваемого варианта является небольшая глубина моря близ устья р. Уды и отсутствие в этих местах хорошо защищенных бухт.
Завершение строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали должно было явиться лишь начальным этапом освоения прилегающей к ней зоны. Главным является активное вовлечение в народнохозяйственный оборот богатейших природных, в том числе минеральных ресурсов этой зоны. По мере завершения строительства железнодорож-ной трассы центр тяжести осуществляемых здесь работ должен переноситься на промышлен-ное освоение ресурсов, а, главное, на организацию перспективных геологических поисков.
На базе разведанных месторождений должны возникнуть города и рабочие поселки, крупнейшие горнодобывающие предприятия. Большинство из них будут строиться вблизи трассы Байкало-Амурской магистрали. Недалеко от Байкала может подняться горнопромышленный комплекс на базе Холоднинского свинцово-цинкового месторождения. Освоение Молодежного месторождения позволило бы удовлетворить потребность в наиболее дефицитных текстильных сортах хризотил-асбеста. Несколько дальше на восток должен воздвигнут комплекс на базе Удоканского месторождения меди, построены предприятия по добыче каменного угля Апсатского месторождения, железных руд Чарского месторождения и др. На базе железных руд Чаро-Токкинского и Южно-Алданского районов и коксующихся углей Южно-Якутского бассейна возможно создание крупного угольно-металлургического комплекса. Южно-Якутский бассейн станет крупнейшим поставщиком коксующихся углей на востоке страны. Должна получить дальнейшее развитие угольная промышленность в Буреинском бассейне. Солнечный горно-обогатительный комбинат будет разрабатывать оловорудные месторождения не только Комсомольского, но и Баджальского района.
Наличие месторождений нефти на севере Иркутской области, в частности Верхне-Чонского, позволяет уже в ближайшее время начать организацию ее добычи. За счет месторождений газа Ботуобинского района в Якутии должно быть организовано газоснабжение промышленных предприятий и городов центральной, в частности якутской, части зоны БАМа.
Поставщиком сырья для производства минеральных удобрений может стать Селигдарское месторождение апатитов в районе Алдана, Непское калийных солей на севере Иркутской области, Сыннырское либо Сакунское сынныритов в Забайкалье. За счет использования минеральных удобрений, производимых из местного сырья, можно будет значительно увеличить продуктивность местного сельскохозяйственного производства.
Сооружение второго выхода к океану повысило бы народно-хозяйственное значение БАМа, способствовало бы вовлечению в экономическое освоение новых районов, богатых минеральными ресурсами, и развитию коммерческих связей с регионами Тихоокеанского региона.

Геополитические интересы
Не следует забывать, что районы нашего Дальнего Востока притягивают и будут привлекать внимание территориально "озабоченных" государств. Поэтому, пока не поздно, необходимо пересмотреть политическую и экономическую деятельность нашего государства в этих регионах, чрезвычайно важных для развития России.
История учит, то, что плохо охраняется и используется в одном государстве, становится объектом притязаний других стран. В 90-х годах в Америке настоящую сенсацию вызвал ряд статей ведущего консультанта Института мировой политики США Уолтера Рассела Мида под общим названием "Не купить ли нам Сибирь?". Автор не прибегает к подробной аргументации экономической выгоды подобной сделки, а исходит для её обоснования совсем из других положений: это бездарность российской власти, неспособной управлять богатейшим краем, плачевное состояние всей инфраструктуры сибирского региона, кризис в отношениях с центром, тотальное воровство на всех уровнях экономической жизни, равнодушие местных жителей к попыткам Москвы восстановить свой контроль на местах, чувство безнадёжности в среде местной интеллигенции и др. Всё это и является "глубоким" обоснованием для того, чтобы "спасти гибнущий регион, опускающийся в пучину исторического небытия на фоне роста крайне националистических настроений в среде плохо образованной и радикально настроенной молодёжи".
Вот такие радетели о нашем благе пытаются "спасти" плохо освоенные нами районы. Кстати, появилась даже карта, на которой отображены интересы нашего нового "друга" (см. рис. 2).
Американский ученый лишь озвучил интересы официальных кругов Запада и США. Как сказал британский премьер Мейджор в одной из своих речей, задача России - быть кладовой ресурсов, необходимых развитым странам, а для их сохранности и использования России достаточно иметь 50 млн. населения. В книге Бжезинского "Геостратегии для Евразии" он пишет о "свободной конфедеративной России, состоящей из Европейской России, Сибирской республики и Дальневосточной республики". В такой конфигурации, подчеркивает Бжезинский, России "будет легче поддерживать тесные экономические связи со своими соседями. В свою очередь, децентрализованная Россия будет менее склонна к проявлению имперских амбиций". Таковы их мысли! И мы должны это учитывать не только в своих повседневных делах, но и стратегических целях России. Именно поэтому БАМ имеет важное стратегическое значение для национальной безопасности страны. Мы обязаны учитывать и то, что 9 млн. населения этого региона находятся под влиянием сотен миллионов жителей сопредельных государств.
Сибирь и Дальний Восток являются органической частью России с XVI века. Из 29 субъектов Российской Федерации, расположенных к востоку от Урала, 22 региона по величине валового регионального продукта на душу населения занимают лидирующие места в стране. Экономически восточная часть России отличается от европейской не только количественно, но и качественно, это территории, где преимущественно производится сырьевая продукция, причем она экспортно-ориентирована и конкурентоспособна. Каждый второй восточный регион отдает в федеральный бюджет больше, чем получает из него. При этом если в среднем по России доля средств из федерального бюджета в доходах региональных бюджетов составляет 11 %, то на территории Сибири и Дальнего Востока треть субъектов Федерации получает менее этой средней "подпитки". Эти территории были и остаются местами размещения относительно новых, мощных и, главное, работающих предприятий.
В марте этого года Правительство РФ утвердило Федеральную целевую программу "Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья" до 2010 года. По объективной, на наш взгляд, оценке депутата Госдумы Я.М. Швыряева, эта "ФЦП представляет собой абсолютно бессодержательный документ, блестящий образец продукта бюрократического формализма. Обеспечить отдачу от вложенных в БАМ 10 млрд. долл. и еще несколько миллиардов, вложенных в разведку прилегающих месторождений, эта программа не сможет". Очень серьезное заявление!
К чести некоторых наших государственных органов, у них теперь наступает какое-то понимание того, что нельзя рубить сук, на котором сидишь. А сук этот - минерально-сырьевая база страны. Совет безопасности РФ, а точнее его Межведомственная комиссия, также в марте этого года приняла решение "О сырьевой безопасности России в XXI веке". В нем, в частности, указано, что "...обеспеченность экономики России минерально-сырьевыми ресурсами в начале XXI века может ещё больше ухудшиться из-за проявившихся в последнее десятилетие негативных тенденций, дальнейшее развитие которых создает реальные угрозы экономической безопасности Рос-сии...". А Госсовет создал постоянную группу из специалистов для разработки новой государственной политики в области минерального сырья и недропользования.
Бурное развитие Азиатско-Тихоокеанского региона даже при нашей пассивнейшей экономической политике не оставит нас в стороне, и мы так или иначе будем вовлечены в этот процесс. Нужно быть готовыми к этому. Поэтому одновременно с повышением обороноспособности необходимо разработать такие принципы освоения восточных регионов, которые были бы притягательными для других стран с целью привлечения их капитала. Основа для этого имеется - ряд проектов уже проработан. Например, энергетическая программа "Сибирь -Тихий океан" (проект "сто") по изучению и освоению внутреннего и внешнего Азиатско-Тихоокеанского региона рынков потребления газа, нефти и нефтепродуктов. В соответствии с соглашением между фондом Россия - АССАН и малайзийским правительственным агентством СИРИМ, подписанным в 1999 г., созданы предпосылки для развёртывания сотрудничества в научной, технологической и производственных областях между российскими предприятиями и компаниями из стран АТР.
Разрабатываются несколько проектов строительства трубопроводов в АТР из регионов с избыточными газовыми ресурсами. Компаниями КННК (Китай), "Mitsubishi" и "Эксон" рассматривается вариант строительства газопровода протяжённостью 6 тыс. км из Туркменистана через Узбекистан, Казахстан (Джунгарские ворота) в Западный Китай и далее до портов Тихоокеанского побережья. Есть варианты более короткой трассы, но через территории с нестабильными политическими режимами (Афганистан, Пакистан). В такой ситуации поставка газа из России имеет явные преимущества ввиду её относительной географической близости к странам АТР.
В "Газпроме" разрабатывается несколько вариантов добычи и поставок газа в АТР, учитывающих перспективы расширения сырьевой базы на севере Западной Сибири, в Восточно-Сибирском и Дальневосточном регионах России. Два из них - Западная Сибирь (Новый Уренгой) - Томск - Кемерово - Новокузнецк - Джунгария и далее по территории Китая до Шанхая, а также Север Западной Сибири - Томск - Иркутск - Улан-Удэ - Улан-Батор - Пекин. В обоих случаях в качестве исходной сырьевой базы рассматриваются месторождения двух газоносных областей на северо-востоке Западной Сибири: Усть-Енисейской и Пур-Тазовской, с суммарными разведанными запасами более 3000 млрд. м3 газа. Не исключается возможность подключения по ходу трассы дополнительных источников газа, представленных месторождениями Томской области, Красноярского края (Юрубчено-Тохомское, Собинское), Иркутской области (Ковыктинское) и Республика Саха (Якутия), где расположены крупные залежи Непско-Буотуобинской группы.
Любой вариант крупномасштабного экспорта нефти и газа из России в страны АТР наряду с другими проектами будет способствовать развитию экономики наших восточных районов, расширению там геолого-разведочных работ на углеводородное сырьё, создаст новый потенциал региональной энергетики. Выход на Азиатско-Тихоокеанский рынок сырьевых ресурсов представляется важнейшей геополитической задачей России.

Послесловие
Итак, возникает вопрос: что мы хотим от этой огромной территории и что для этого необходимо предпринимать?
Во-первых, надо осознать роль её в Азиатско-Тихоокеанском регионе и его связь с нашим Дальним Востоком. Так или иначе, в нашей геополитической жизни АТР будет играть всё возрастающее значение.
Во-вторых, новая государственная стратегия развития страны должна учитывать в том числе длительную перспективу хозяйственного освоения Дальнего Востока. Отсюда главной задачей является не только освоение уже открытых месторождений, но и дальнейшее систематическое изучение этой территории с целью укрепления минерально-сырьевой позиции в этом регионе. Перспективы имеются, и обнадеживающие.
В-третьих, государственные органы должны глубоко понимать политическую роль Дальнего Востока в развитии России и способствовать этому при разработке законодательства. Но в марте этого года Государственная Дума сняла с дальнейшего рассмотрения Федеральный закон "Об особой экономической зоне в районе Байкало-Амурской железнодорожной магистрали". Напомним, что этот закон был принят еще в 1999 году, причем и Государственная Дума, и Совет Федерации поддержали его конституционным большинством голосов. Но Б.Н. Ельцин 30 декабря 1999 года, в последний день перед своей отставкой, наложил вето на этот закон, особо оговорив нецелесообразность его доработки. Возникает вопрос: это что, непонимание стратегических целей государства или более худшее? Что послужило обоснованием для этого непродуманного поступка?
В-четвёртых, хозяйственное районирование должно предусматривать создание глубоко интегрированных производственных комплексов с использованием эффективных технологий добычи и переработки природных ресурсов, без чего освоение месторождений будет экономически сложным.
В-пятых, для стимулирования развития горно-рудной промышленности следует пересмотреть положения Налогового кодекса и ввести дифференциацию налога на добычу в зависимости от ренты месторождений. Этот вопрос имеет определяющее значение для перспективного развития горного производства и развития геолого-разведочных работ. К сожалению, в настоящее время структура налогообложения такова (глава 26 Налогового кодекса), что чем сложнее разрабатываемое месторождение, тем больше налогов платится.
В-шестых, необходимы законы, обеспечивающие льготные условия освоения территорий и месторождений, и привлечение инвестиций, включая иностранные. Для этого необходимо всесторонне гарантировать права инвесторов. Особое значение для развития БАМа имеет стратегия государства по тарифной политике естественных монополий в энергетике и на железнодорожном транспорте. Кроме того, необходимо, чтобы заработал закон "О СРП". Ведь со дня его принятия в конце 1995 года до сих пор не подписано ни одного соглашения. Особенно удручающая картина с применением СРП в отношении рудных месторождений. Наряду с СРП требуется и базовый закон о концессиях для привлечения инвестиций.
Естественно, вышеизложенное - это только общие соображения по столь сложной проблеме. Но совершенно очевидно, что перспективы развития Дальнего Востока связаны с освоением минерально-сырьевого комплекса этого региона. Разрушение геологической службы страны и Дальнего Востока в частности явно этому не способствует.
В истекшее десятилетие мировые инвестиционные потоки, направляемые в минерально-сырьевой комплекс, почти миновали Россию. За этот период за рубежом только в новые горно-рудные проекты по добыче золота, меди, свинца и цинка вложено около 70 млрд., в России - не более 20 млн. долл. Иначе говоря, оцениваемая в треть от мировой минерально-сырьевая база России привлекла не более 0,3% мировых инвестиций.
Неужто так и будем жить дальше?

Россия в грезах некоторых американских политологов

Поселок геологоразведчиков

Предлагаемые ТПК в зоне БАМа
Наименование ТПК
Верхне-Ленский
Мамско-Чуйский
Северо-Байкальский
Удоканский
Южно-Якутский
Зейско-Селемджинский
Ургало-Комсомольский

Административные районы
Иркутская область: Усть-Кутский, Казачинско-Ленский, Киренский, Катангский (южная часть)
Иркутская область: Мамско-Чуйский и Бодайбинский
Бурятия: Северо-Байкальский, Баунтовский и Курумканский
Читинская область: Каларский и северные части Тунгокоченского и Тунгиро-Олёкминского
Якутия: Алданский и Олекминский (южная часть)
Амурская область: Тындинский, Зейский, Мадановский, Селемджинский
Хабаровский край: Верхнебуреинский, Комсомольский, Амурский, им. Полины Осипенко, Ульчский, Николаевский, Нанайский, Ванинский, Совгаванский, Тугуро-Чумиканский

Намечаемые к развитию отрасли промышленности
Лесная, лесоперерабатывающая, целлюлозно-бумажная промышленность, в перспективе - нефтяная и газовая промышленность (Верхне-Чонское и другие месторождения Непского свода), производство калийных минеральных удобрений (Непско-Гажинский бассейн)
Цветная металлургия (Ленский золотоносный район), слюдяная промышленность (Мамско-Чуйский район), добыча цветных камней (месторождение чароита Сиреневый камень)
Цветная металлургия (свинец и цинк Холоднинского, молибден Орекитканского месторождений, производство глинозема за счет нефелиновых сиенитов и сынныритов), промышленность стройматериалов (Молодежное месторождение хризотил-асбеста), производство калийных минеральных удобрений (из сынныритов)
Цветная металлургия (медь Удоканского, редкие металлы и уран Катугинского месторождений), черная металлургия (железные руды Чарского месторождения), угольная промышленность (коксующиеся и энергетические угли Апсатского месторождения)
Угольная промышленность (коксующиеся и энергетические угли Южно-Якутского бассейна), черная металлургия (железные руды Южно-Алданского и Чаро-Токкинского районов), цветная металлургия (золото Алданского района), слюдяная промышленность (флогопит Алданского района), производство фосфорных минеральных удобрений (апатиты Селигдарского месторождения), добыча цветных камней (месторождение чароита Якутское)
Лесная и лесоперерабатывающая промышленность, цветная металлургия, золотодобывающая и угольная промышленность (энергетические угли Гербикано-Огоджинского и Тыгдинского месторождений, черная металлургия (железные руды Гаринского месторождения), энергетика (Зейская ГЭС)
Машиностроение, судостроение, лесная, лесоперерабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность; цветная металлургия (олово Комсомольского, а в дальнейшем Баджальского районов), угольная промышленность (энергетические угли Буреинского бассейна и Лианского месторождения), нефтехимическая промышленность, энергетика (Буреинская ГЭС), черная металлургия (передельный завод), портовые операции

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100