Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Минерально-сырьевые ресурсы России и Казахстана — основа взаимовыгодного сотрудничества

Козловский Е.А.
вице-президент Российской академии естественных наук, министр геологии СССР в 1975-1989 гг.
Даукеев С.Ж.
президент национальной академии наук Республики Казахстан, министр геологии и охраны недр Республики Казахстан в 1993-2000 гг.
Нынешний, 2003 год объявлен годом Казахстана в России. Это дает повод рассмотреть, в том числе, общие проблемы и возможности более тесного сотрудничества в использовании взаимодополняющих друг друга минерально-сырьевых комплексов наших стран. К тому же вопросы эти находятся в русле принципиальных решений, которые приняты недавно президентами России, Казахстана, Украины и Белоруссии по созданию единого экономического пространства.
Прошло более десяти лет со времени распада Советского Союза. Последствия этого события - политические, экономические, социальные - еще долго будут сказываться на жизнедеятельности новых государственных образований. Многие страны мира, независимо от своего политического и экономического уклада, стремятся к интеграции как своих отдельных производств, так и в целом экономик. Во имя сохранения устойчивости экономического развития некоторые из них идут даже на передачу части своих полномочий наднациональным органам.
Однако, вопреки общим мировым тенденциям, в СНГ возобладали дезинтеграционные процессы. Разрушение многими десятилетиями создававшихся экономических связей в сочетании с перестройкой ускоренными темпами прежнего социально-экономического уклада породили кризисные явления во всех странах СНГ. Их глубина и последствия различны. В сравнительно лучшем положении оказались страны богатые минеральными ресурсами, прежде всего, топливно-энергетическими. Минерально-сырьевая сфера в кризисных условиях проявила себя как наиболее жизнеспособная, она быстрее адаптировалась к новым экономическим реалиям. И для России, и для Казахстана наличие развитого минерально-сырьевого комплекса предотвратило развал национальных экономик.
За годы рыночных реформ максимальное падение промышленного производства в странах СНГ составило около 50%, при этом наиболее сильно пострадали перерабатывающие отрасли промышленности. В России и Казахстане топливно-энергетический и горно-металлургический комплексы также снизили производство, но в существенно меньших пропорциях. В России в 1992-2000 гг. в сравнении с уровнем 1991 года добыча нефти составила 66-68%, газа – 92-94%, угля – 70-76%, меди – 73-86%, цинка – 66-88%, железных руд - 84-95%. Пик падения производства пришелся на 1994-1998 годы, затем начался медленный его рост. В Казахстане за эти же годы добыча нефти сократилась до 75%, газа - до 52%, угля - до 45%, меди - до 77%, цинка - до 64%, железных руд - до 48%.
В связи с непропорциональным падением производства в отдельных отраслях промышленности, относительная доля продукции минерально-сырьевого сектора существенно выросла за это время и в России, и в Казахстане.
Очевидно, что Россия и Казахстан и в дальнейшем будут строить свою экономическую и промышленную политику с учетом минерально-сырьевого потенциала. Он, как база обрабатывающих отраслей и машиностроения, может и должен стать локомотивом для роста всего промышленного производства,. В этом качестве он требует постоянного внимания государства. Максимально использовать преимущество обладания богатыми минеральными ресурсами, превратить это в фактор процветания своих стран – проблема, в большей мере, внутренней политики – политики компетентной и ответственной. Внешние обстоятельства, складывающиеся в мире в связи с постоянно растущими потребностями в минеральном сырье, этому, во всяком случае, не препятствуют.
Минерально-сырьевая база (МСБ) России и Казахстана, как и всего бывшего СССР формировалась, прежде всего, с учетом обеспечения потребностей замкнутого экономического пространства, а размещались потребители минерального сырья с учётом широкомасштабной интеграции производства. Поэтому во многих случаях общесоюзный потенциал недр использовался весьма эффективно. Так, например, за счет крупных месторождений титано-циркониевого сырья Украины полностью обеспечивались три титано-магниевых комбината СССР - Запорожский, Березниковский и Усть-Каменогорский, а также решались проблемы обеспечения всех предприятий Союза цирконом. Уникальные месторождения магнетитовых железных руд Северного Казахстана были ориентированы на обеспечение сырьем сталелитейных предприятий Урала и Западной Сибири. Минерально-сырьевая база бокситов в Северном Казахстане, крупнейшая в СССР, обеспечивала работу алюминиевой подотрасли страны. Для танталового и бериллиевого производства на уникальном Ульбинском металлургическом заводе (Восточный Казахстан) соответствующее сырье поставлялось преимущественно из России. Медь, свинец, цинк, производимые в Казахстане, обеспечивали получение продукции из этих металлов на предприятиях других союзных республик. Подобных примеров можно привести множество.
Понимание стратегической значимости для страны минеральных ресурсов, устойчивое и значительное по масштабам финансирование геологоразведочной отрасли, наличие мощного отраслевого производственного и научного потенциала – все это предопределило создание в Союзе крупнейшей в мире МСБ, обеспечивавшей все потребности отечественной промышленности, а также формирование необходимых резервов и экспортные поставки. По многим позициям Советский Союз занимал в объемах добычи первые или вторые места. При крупномасштабном погашении запасов в процессе добычи, геологическая отрасль, благодаря государственному регулированию, обеспечивала расширенное воспроизводство своей минерально-сырьевой базы с учетом приоритетов.
Увеличение численности населения в мире и научно-техническая революция вызвали резкий рост потребления минерального сырья с расширением перечня используемых минералов и металлов. Повышенная нагрузка на земные недра привела к тому, что многие страны исчерпали свои ресурсы и полностью утратили свои позиции в минерально-сырьевом комплексе мира. Поэтому минерально-сырьевая продукция является на мировых рынках высоколиквидной, она дает львиную долю валютных поступлений, необходимых, в том числе, и для структурной перестройки экономик наших стран. И ситуация вряд ли кардинально изменится в ближайшие десятилетия.
Сейчас чётко просматривается тенденция дифференциации стран на преимущественно потребляющие и преимущественно производящие минеральное сырье. США, Япония, страны Западной Европы, использующие большую часть производимого в мире минерального сырья, в значительной степени, а Япония практически полностью, зависят от поставок сырья извне. На рост потребления сырья в мире влияют бурно развивающиеся экономики Китая, стран Юго-Восточной Азии, Индии. Борьба за источники дешевого сырья, увеличение дисбаланса цен между промышленной продукцией и сырьем, на котором во многом базируется экономическое процветание и высокий жизненный уровень стран Запада, становятся определяющим фактором не только для мировой экономики, но и геополитики. В этой ситуации и для России, и для Казахстана – стран, сохранивших свой ресурсный потенциал, стабилизирующая роль минерально-сырьевого комплекса для их экономик существенно возрастает. Другой вопрос - как эффективно распорядиться богатствами, заключенными в недрах, от чего во многом будет зависеть политическое и экономическое положение наших стран в мировом сообществе XXI века.
В создание минерально-сырьевого комплекса и связанной с ним инфраструктуры в советские времена были вложены гигантские средства. Создание новых мощностей по более глубокой переработке минерального сырья на базе уже существующих производств – наиболее короткий по времени и наименее капиталоемкий путь качественного роста экономики.

Развитие перерабатывающих отраслей промышленности, в том числе на основе высокоуровневых технологий, немыслимо без широкого использования минерального сырья как исходного продукта. Наиболее развитые в промышленном отношении страны одновременно являются и странами с максимальным потреблением на душу населения первичных энергоресурсов и продукции минерально-сырьевого комплекса. Следует заметить, что большинство крупных предприятий горнодобывающей, металлургической, нефтегазовой отраслей промышленности являются градообразующими. Поэтому свертывание их производства создает крупные социальные и материальные проблемы.
Форсированное вхождение в рыночную экономику, открытость внешнему миру с его жесткой конкурентной средой вызвали необходимость переоценки подготовленной в советское время минерально-сырьевой базы. Было выявлено существенное уменьшение доли активных запасов, т.е. запасов, которые могут быть рентабельно отработаны в современных условиях. Доля таких запасов в России составляет по урану 29%, железным рудам – 78%, меди – 69%, олову – 33%, вольфраму – 45%, молибдену – 50%, калийным солям – 90%. Сходные результаты получены в Казахстане – доля активных запасов железных руд – 40%, марганцевых руд – 90%, меди 58%, цинка – 88%, свинца – 66%, золота – 89%, бокситов – 88%. Эти данные развеивают существующие еще иллюзии о безмерности подготовленных прежде запасов и о якобы возможности поэтому свернуть геологоразведочные работы.
В связи с современным состоянием и перспективами расширения и укрепления минерально-сырьевой базы у России и Казахстана имеется ряд сходных проблем:
- при наличии крупного ресурсного потенциала и весьма значительных подтвержденных запасах, даже после исключения неактивной их части, качественные параметры многих резервных месторождений уступают лучшим зарубежным аналогам;
- вовлечение в эксплуатацию новых (резервных) месторождений требует крупных финансовых средств на их освоение и развитие инфраструктуры;
- резервы подготовленной в советское время МСБ не безграничны. Происходит выработка многих месторождений, восполнение же погашенных запасов по ряду ключевых позиций сведено к нулю из-за резкого сокращения или полного прекращения геологоразведочных работ;
- государство почти полностью самоустранилось от поддержания на должном уровне воспроизводства минерально-сырьевой базы. В Казахстане проведение геологоразведочных работ, осуществляемых за счет госбюджета, по сравнению с 1990 годом сократилось в сопоставимых ценах в несколько десятков раз. В России до последнего времени геологоразведка финансировалась за счет отчислений добывающих предприятий на воспроизводство МСБ. Однако финансирование составляло лишь около трети от уровня 1990 года. В связи с переводом с 2002г. отрасли на бюджетное финансирование следует ожидать, так же как и в Казахстане, дальнейшего, причём резкого уменьшения объема финансирования. В этих вопросах мы тоже действуем вопреки существующему мировому и положительному опыту Советского Союза. Воспроизводство МСБ за рубежом осуществляется с долевым участием государства в финансировании программ поисковых и даже разведочных работ. Такой долевой вклад составляет в Австралии 30-40%, Великобритании – 33-35%, Канаде - 38-40%, США - 50-70%, Японии - 75-80%. Восстановление роли государства в финансировании и воспроизводстве МСБ – настоятельная необходимость, поскольку любые экономические планы и программы не могут быть реализованы без устойчивого развития минерально-сырьевого сектора;
- политика и практика лицензирования и контрактного недропользования, реализуемого в наших странах, высветили ряд негативных моментов. Надежда на то, что горнорудные компании и инвесторы, в т.ч. иностранные, будут вкладывать средства в поисковые работы, не оправдались. В лучшем случае, недропользователи занимаются доразведкой рудных объектов, преимущественно в пределах контрактных горных отводов;
- при выполнении геологоразведочных работ частично за счет бюджета, а частично за счёт частных или корпоративных средств целиком выпадают поисковые работы, благодаря которым только и можно рассчитывать на существенное укрепление МСБ. В этих вопросах необходимо четко определить до какой стадии геологической изученности должно доводить объекты государство и где должна начинаться работа недропользователей. По нашему мнению, государство должно предоставлять недропользователю объект, прошедший стадию поисково-оценочных работ. То есть государственная функция в области геологического изучения недр должна предусматривать выявление их перспектив на стадиях: геологическая съемка, поиски, поисково-оценочные работы. Данный комплекс работ должен выполняться за счет средств государственного бюджета. Недропользователю должны предлагаться объекты, получившие по результатам поисково-оценочных работ положительную геолого-экономическую оценку. Кроме этого, в особых случаях, на конкурс инвестиционных программ, безусловно, могут выставляться также и площади для проведения локального прогнозирования и поисковых работ в пределах перспективных рудных районов, рудных полей и отдельных участков при наличии обоснованных прогнозных ресурсов.
Опыт прошедшего десятилетия со всей очевидностью свидетельствует о том, что в такой важной для любой страны сфере как подготовка МСБ, рыночная саморегуляция весьма ограничена, и без участия государства здесь не обойтись. Чем быстрее это будет осознано, тем меньшие потери понесет экономика впоследствии.

Несмотря на существующие проблемы, минеральный ресурсный потенциал наших стран оценивается как высокий, в том числе и в части подтвержденных запасов. Важно, что минерально-сырьевые базы Казахстана и России во многом дополняют друг друга. Опыт раздельного и еще не забытый опыт их совместного использования однозначно свидетельствует о жизненно важной необходимости восстановления прежней кооперации. Расширение минерально-сырьевого сектора обеспечит создание новых рабочих мест и придаст новый импульс развитию смежных секторов экономики. По оценкам западных специалистов, один рабочий горнорудного производства обеспечивает по всей технологической цепочке работой 65 человек.
Россия и Казахстан по многим основным металлам (железные руды, медь, свинец, цинк) входят в первую десятку как по запасам, так и по добыче и переработке сырья. В отличие от ведущих западных стран в России и, особенно, в Казахстане по основным видам металлов внутреннее потребление резко отстает от их производства. Этот фактор нужно рассматривать как нереализованный потенциал для развития производств, ориентированных на более глубокий передел продукции горно-металлургического комплекса.
Целесообразно обозначить несколько наиболее важных направлений нашего возможного сотрудничества в минерально-сырьевой сфере экономики. Предлагаемые направления касаются в основном рудных полезных ископаемых. Нефтегазовый сектор - это отдельная тема.
Железные руды. И Россия, и Казахстан обладают крупными запасами железных руд. Основные запасы России сосредоточены в европейской части страны и в Восточной Сибири. Металлургические же комбинаты Урала и Западной Сибири не обеспечены полностью своей сырьевой базой. Уникальные месторождения высококачественных магнетитовых руд Северного Казахстана (Соколовско-Сарбайское, Качарское) в состоянии полностью обеспечить сырьем металлургические заводы Урала и Западной Сибири. Запасов рудни-ков Северного Казахстана хватит на 30 - 100 лет, имеются там и неосвоенные резервные месторождения. Сегодня указанные металлургические предприятия получают сырье из европейской части России. При этом расстояние перевозки до уральских заводов в 6-7 раз, а до западно-сибирских в 2 раза больше, чем от рудников Северного Казахстана. В связи с этим, совершенно очевидно, что поставки северо-казахстанской железной руды на уральские и западно-сибирские металлургические заводы, экономически более рационально и для России и для Казахстана.
Алюминий. По выпуску алюминия Россия занимает второе место в мире. Алюминиевая промышленность обеспечена лишь на треть собственным глиноземным сырьем, в качестве сырья для получения глинозема используются бокситы и нефелиновые руды. В Северном Казахстане на базе Тургайских месторождений бокситов работает Павлодарский глиноземный завод. Ставится вопрос о строительстве на базе этого завода алюминиевого производства. Обеспеченность запасами оценивается в 60-80 лет. Кроме того, в Северном Казахстане имеются весьма крупные прогнозные ресурсы бокситов. Сегодня глинозем поставляется на российские заводы. Учитывая постоянно повышающийся спрос на алюминий и наличие сырьевой базы, Россия и Казахстан могут увеличить мощности по производству глинозема и первичного алюминия.
Марганец. Россия не обладает подготовленной минерально-сырьевой базой по марганцу. Если для европейской части страны потребности по марганцу могут быть, при наличии соответствующих договоренностей, покрыты за счет поставок из Грузии и Украины, то обеспечение марганцевым сырьем заводов Урала и Сибири остается во многом открытым. Казахстан по запасам марганца занимает ведущие позиции в мире, крупные запасы его сосредоточены в Атасуйском районе Центрального Казахстана – Каражал, Ушкатын III и др. На железо-марганцевом месторождении Каражал и на месторождении Ушкатын III в настоящее время ведутся добычные работы. Следует обратить внимание, прежде всего российской стороны, на то, что в Атасуйском рудном районе, на ограниченной территории, помимо железных и марганцевых месторождений, разведаны крупные запасы цинка, барита, свинца. В принципе, может ставиться вопрос о совместном с казахстанскими компаниями комплексном освоении месторождений Атасуйского района. Учитывая высокую потребность России в марганце, барите, а в перспективе в свинце и цинке, российская сторона должна быть заинтересована в таком проекте. Казахстан же, в случае его реализации может получить новое крупномасштабное производство со всеми вытекающими отсюда последствиями. Большая часть запасов железо-марганцевых и барит-полиметаллических месторождений Атасуйского района являются активными, проект комплексного освоения этой группы месторождений обещает быть высокоэффективным.
Медь. Россия и Казахстан в СНГ являются лидерами по производству рафинированной меди. Основные мощности по добыче и выплавке меди России сосредоточены в Норильском районе и на Урале. В Казахстане действуют два крупных комбината – Жезказганский и Балхашский. Однако производственные мощности заводов Урала и Балхашского комбината недозагружены из-за недостатка сырья. На Урале, где сосредоточены крупные медеплавильные мощности, из-за исчерпания запасов к 2010 году ожидается выбытие до 60% горнодобывающих мощностей. Поэтому, видимо, следует обратить внимание на возможность освоения месторождений Западного Казахстана (50 лет Октября, Приорское и др.) - в советские годы они разведывались как резервные для уральских заводов. Обеспеченность казахстанских заводов высококачественным сырьем за счет резервных месторождений Казахстана на долгую перспективу является пока нерешенной задачей. Радикальным образом проблема обеспеченности медной промышленности России может решиться при освоении уникального Удоканского месторождения. Видимо, не существует противопоказаний для долевого участия казахстанских фирм в освоении этого месторождения с последующей поставкой концентратов на казахстанские заводы. Казахстан обладает весьма крупными запасами бедных руд меднопорфирового типа (месторождения Актогай, Айдарлы), для вовлечения которых в эксплуатацию необходимы новые технологические решения.
Никель. Основу сырьевой базы никелевой промышленности России составляют медно-никелевые месторождения Норильского района. В Казахстане все запасы никеля заключены в силикатных месторождениях (Кемпирсай, Шевченковское и др.). До 1996 года месторождения Кемпирсая разрабатывались с поставкой руды на Орский никелевый завод АО «Южуралникель». В настоящее время добыча руд там прекращена из-за неосвоенности новых залежей и месторождений. В Костанайской области Казахстана разведано крупное Шевченковское месторождение силикатных никелевых руд. Очевидно, возможно возобновление добычи на базе Кемпирсайского и Шевченковского месторождений.
Титан. В 80-е годы СССР по выпуску губчатого титана занимал первое место в мире, выпуская его около 80 тыс.т, в 4 раза больше чем США. В титановой промышленности, как ни в одной другой, существовала сложная схема кооперативных поставок. Добыча и обогащение титан-циркониевых песков были полностью сосредоточены на Украине, производство титановых шлаков – на заводах России и Украины. Производство титановой губки осуществлялось в России на Березняковском титано-магниевом комбинате – 40%, в Казахстане на Усть-Каменогорском титано-магниевом комбинате – 40%, на Украине на Запорожском титано-магниевом комбинате – 20%. Производство титановых слитков и проката в большей мере было сосредоточено в России на Верхнесалдинском МПО (90%). Теперь Украина, Россия и Казахстан ориентируются на собственные полные циклы производства – от добычи руд и обогащения до получения проката. При этом они будут, очевидно, конкурировать на внешних рынках с непредсказуемыми последствиями для цен. Для российской стороны, с учетом существующих проблем с сырьевой базой, видимо, следует проработать вопросы совместного с казахстанскими партнерами освоения титан-циркониевых песков месторождений Обуховское, Шокаш и Тобольское, которые расположены в Западном и Северном Казахстане, то есть максимально приближены к уральским и западно-сибирским потребителям.
Магний (в виде карналита), используемый в технологии получения губчатого титана, в советское время поставлялся на титано-магниевые комбинаты из Соликамска. В настоящее время десятилетиями отработанные связи полностью разорваны и Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат вынужден ввозить карналит из Китая.
Цирконий. В советское время цирконий, так же как и титан, на предприятия России поставлялся в основном с Украины. Сегодня за счет освоения разведанных комплексных титан-циркониевых месторождений Обуховского и Шокаш с высоким содержанием циркония (80 и 60 кг/м3 соответственно) могут быть на многие десятилетия обеспечены в нём все потребности наших государств.
Редкие металлы. И Казахстан и Россия обладают достаточно крупными запасами вольфрама, молибдена, а по запасам и производству олова монополистом в СССР была Россия. В связи с общим спадом производства потребность в металлах этой группы резко сократилась. В случае роста потребностей увеличение их производства, видимо, не составит больших проблем. Из группы редких металлов хотелось бы обратить внимание также на тантал и ниобий. Тантал используется в основном в электронной промышленности, ниобий - для получения высокопрочной стали, из которой изготавливают трубы большого диаметра для нефтегазопроводов. В Казахстане сырьевая база по танталу и ниобию отсутствует, хотя есть предпосылки для выявления танталовых месторождений. Россия же обладает широким набором разнотипных танталовых и ниобиевых месторождений, в т.ч. и уникальных по содержанию ниобия (Томторское в Республике Саха – Якутия). В Казахстане был в свое время построен один из крупнейших в мире завод по производству танталовой, ниобиевой и бериллиевой продукции (Ульбинский металлургический завод). В связи с отсутствием достаточного количества сырья его мощности полностью не задействованы. По нашим представлениям, кооперация российской и казахстанской сторон в добыче и переработке редких металлов является весьма многообещающей.

Обозначенные направления сотрудничества, очевидно, не охватывают все возможные. В частности, предметом рассмотрения могут стать вопросы совместного использования месторождений фосфоритов в Южном Казахстане, каолинов Северного Казахстана и борного сырья в Западном Казахстане. Вместе с этим необходимо указать проблемы развития минерально-сырьевых баз, на решение которых оказывают влияние факторы геолого-технологического и экологического характера.
Отработка и обогащение руд. Недостаточная изученность месторождений и их геолого-технологических особенностей при слабой сырьевой обеспеченности и низких экономических показателях добычи вынуждают горнодобывающие предприятия переходить к селективной отработке богатой части руд. При этом сокращаются сроки действия добывающих производств и происходят крупные потери средних и бедных по качеству запасов. Для повышения эффективности месторождений и рационального использования минеральных ресурсов необходимо добиться существенного роста извлечения разведанных запасов из недр, обеспечить их комплексное использование и сокращение крупномасштабных потерь.
Отдельная проблема – использование на этапах добычи и переработки руд новых и нетрадиционных технологий. Как показывает опыт, в ряде случаев их применение может кардинально поменять само представление о промышленном месторождении, позволяет вовлечь в эксплуатацию с высокой эффективностью бедные руды. Разработка и массовое внедрение таких технологий как кучное, чановое и подземное выщелачивание, предобогащение руд, гидродобыча и др. могут и должны стать одними из приоритетных направлений сотрудничества российских и казахстанских научных центров. Здесь у нас накоплен богатый опыт совместных работ. В советский период Казахстан являлся полигоном для отработки новых методик геологических исследований, а российские научные центры разрабатывали новые технологии обогащения полезных ископаемых. Разработка новых технологий обогащения бедных руд позволит вовлекать в промышленное освоение значительную часть запасов, которые сегодня отнесены к неактивным.
Комплексное использование минерального сырья. Эта проблема продолжает оставаться в числе важнейших геолого-технологических и экономических задач. В настоящее время недостаточная комплексность добычи и переработки извлекаемых полезных ископаемых приводит к потерям до 20-30% учтенных в недрах запасов. Наиболее значимые потери возникают на стадии переработки добытых руд. При этом в отвалах предприятий безвозвратно теряются многие ценные компоненты. Например, около 98% добываемых в стране редких земель содержатся в апатитах Хибинской группы месторождений, однако они не используются, хотя имеется разработанная технология их извлечения и внедрение ее ранее предусматривалось на Кирово-Чепецком заводе (Удмуртия). И это не единичный пример.
Использование техногенных «месторождений». В настоящее время только в России накоплено более 12 млрд. т твердых отходов, в которых содержание ценных компонентов нередко выше, чем в соответствующих рудах природных месторождений. Кстати, эти отходы по своим технологическим свойствам и запасам зачастую превосходят руды, добываемые из недр. Только в отходах цветной металлургии содержится меди 7790 тысяч т, свинца — 980 тысяч, цинка — 9140 тысяч, никеля — 2480 тысяч, вольфрама — 129 тысяч, лития — 97 тысяч т. В этих же залежах есть в промышленно значимых количествах и другие полезные компоненты, в том числе драгоценные металлы, редкие и рассеянные элементы. Аналогичная ситуация с твердыми отходами производства наблюдается и в Казахстане. Общее их количество превышает 17 млрд. т (!). В отходах содержится меди около 2 млн.т, свинца — 1,4 млн., цинка — 27,7 млн., серебра — 3,4 млн.т. Естественно, для активного освоения горнопромышленных отходов и включения в реестр сырьевых объектов потребуется провести их инвентаризацию, а также скорректировать правовую и методическую базы для возможности обращения с ними как с источниками минерального сырья.
Создание информационно-аналитических систем. Законом "О недрах" России предусмотрено создание в стране единой информационной системы недропользования, которая должна обеспечивать повышение эффективности использования геологических информационных ресурсов в интересах всех недропользователей, а также субъектов Федерации и государства в целом. Подобная система внедряется и в Казахстане. В Комитете геологии и охраны недр РК создана справочно-аналитическая система, позволяющая осуществлять мониторинг минерально-сырьевой базы от месторождения до отрасли в целом по запасам, недропользователям и с моделированием состояния минерально-сырьевой базы до 2030 года. Такой опыт необходимо распространить и в России, равно как и в Казахстане внедрить последние российские программные разработки, что позволит, в конечном итоге, унифицировать и совместить информационные компьютерные системы, создаваемые в наших государствах.
Открытая экономика и транснационализация отраслей. Открытая экономика делает добывающие отрасли более чувствительными к мировой конъюнктуре, уровню собственных производственных затрат и состоянию своих активов, включая горные сооружения, технику и сырьевую базу. Успешность деятельности предприятий во многом становится зависимой от умения найти собственные ниши на мировом и внутреннем рынках, от правильного определения объемов производства и его номенклатуры, и т.п.
Но при этом возможны ослабление, а в отдельных случаях и полная утрата управления некоторыми жизненно важными для страны предприятиями. Российские и казахстанские природные ресурсы, в первую очередь минерально-сырьевые, были и будут одними из немногих перманентно конкурентоспособных на внешнем рынке. Поэтому необходимо сделать все, чтобы в их переработку привлечь наиболее совершенные технологии мирового класса.
Экологические аспекты использования минерально-сырьевой базы. Как известно, качество окружающей среды в районах расположения горно-металлургических, нефтеперерабатывающих и химических предприятий нередко крайне неудовлетворительное. Их промышленные отходы дают наибольшее количество токсичных образований. Например, в России ежегодно производится до 75 млн. т опасных отходов, 18% утилизируются, а более 65% направляются в специальные хранилища. Ежегодно 70% токсичных отходов накапливаются в хранилищах предприятий по производству минеральных удобрений и ядохимикатов. Площадь почвенного покрова, загрязненная тяжелыми металлами и фтором, достигла 3,6 млн. га, а площадь почвенного покрова с высокой степенью загрязнения составляет 253 тыс. га. Поэтому важнейшей на-шей совместной задачей является совершенствование технологических процессов с целью создания безотходных технологий и исключения выбросов в атмосферу, воду и хвостохранилища. При этом следует учесть, что ничего нельзя сделать без наведения порядка в учете и контроле мест захоронения отходов, а также без разработки новых методов их обезвреживания и утилизации. Рациональное природопользование всегда являлось компромиссом между необходимостью производства и объективными требованиями охраны окружающей среды. Считается, что успешная реализация хозяйственных решений может быть достигнута только за счет разумного использования природных ресурсов и принятия мер экологической безопасности.
Геологическая информация и защита прав геологов на эту информацию. Вопрос этот сложный, требующий серьезной правовой проработки. Совершенно очевидно, что ввод в хозяйственный оборот информационных геологических ресурсов и интеллектуальной собственности в сфере недропользования является важным источником для извлечения доходов. Нашим государствам необходимо выйти на общепринятую цивилизованную практику защиты интеллектуально-информационной собственности в области недропользования, без чего в рыночных условиях результаты труда разведчиков недр обесцениваются.
Выработка приоритетов и стратегии совместных действий по развитию минерально-сырьевых комплексов России и Казахстана. Для этого необходимо в ближайшее время провести совместную фундаментальную работу по анализу и прогнозу развития нашего ресурсного потенциала с определением его места, роли и конкурентоспособности в мировой экономике, с учетом глобальных тенденций технологического развития, освоения новых видов сырья и материалов, а также необходимости более глубокой переработки продукции. Ключевым должно быть рассмотрение возможностей использования минерально-сырьевых комплексов наших государств в совокупности и взаимодополняемости, в связи с чем Россия и Казахстан приобретут более значимый вес в мировой экономике. Интегрированная минерально-сырьевая база наших стран по отдельным видам минерального сырья не только конкурентоспособна, но и является весьма значимой в мире. Так, например, наши суммарные запасы железных руд составляют 26,4% от мировых, марганцевых руд — 13%, цинка — 16,7%, барита — 44,5%, что при правильно выбранной стратегии позволит нашим странам занять доминирующее положение на соответствующих рынках.

***
Мы считали важным показать, что восстановление прерванных хозяйственных связей может достаточно быстро дать значимую отдачу как для российских, так и для казахстанских предприятий. Следует подчеркнуть, речь идет о проектах, не требующих крупных капвложений. Результативность и эффективность этих работ во многом будет зависеть от организации форм и механизмов совместного ведения дел. Поэтому следует присмотреться к мировому опыту, где в подобных ситуациях создаются транснациональные компании, а работа ведется на основе долгосрочных соглашений о взаимных поставках ресурсов и готовой продукции. Реализация потенциальных возможностей сотрудничества в минерально-сырьевой сфере пойдет только на пользу народам России и Казахстана.

Козловский Е. А.,ДАУКЕЕВ С.Ж.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100