Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Озеро согласия или море раздора?
Почему нельзя Каспий делить на удельные пруды

Мы говорим Каспийское море, но по канонам физической географии это самое настоящее озеро, так как оно не сообщается с Мировым океаном. С возникновением вокруг Каспия новых государств кое у кого из новых суверенных политиков появилось желание изменить многовековые представления о водных пространствах и переписать учебники географии. Секрет прост. Если признать Каспий морем, изменится его нынешний правовой статус. А значит, на него мгновенно распространится действие международных норм морского права. И тогда окажется возможным разделить его государственными границами на суверенные удельные пруды и завести в этих прудах феодальные хозяйства. Но подобные переделы, которые как-то приемлемы для настоящего, открытого в океан моря, чреваты катастрофическими последствиями для такого природного и географического феномена, как Каспий.

Согласно заключенному в 1940 г. договору между Ираном и СССР, Каспий был объявлен общим внутренним бассейном этих двух сопредельных государств, которым они должны были пользоваться совместно. Такой статус, признанный мировым сообществом, предоставлял обеим странам равные права на судоходство и рыбную ловлю, причем в пределах до 10 морских миль от своего побережья каждая из сторон имела исключительное право пользования этим пространством.

Так как правительство СССР заключило договор от имени всех бывших союзных республик, то нынешние их правопреемники — прикаспийские государства Россия, Азербайджан, Туркменистан и Казахстан не могут односторонне отказаться от его выполнения. Иначе говоря, увеличение числа прикаспийских государств — субъектов международного права не влечет за собой изменения нынешнего статуса Каспия без какого-либо иного соглашения между ними.

Дурманящий запах нефтяного пирога

На деле же все годы после развала СССР происходит обратное: под прикрытием бесконечных неконструктивных переговоров о новом статусе Каспия предпринимаются попытки самовольно разделить его тем или иным образом на части. Причем, авторы того или иного передела моря-озера не обременяют себя на переговорах какими-либо доказательствами приемлемости их предложений или критериями использования этого неделимого природного объекта. Еще бы! Ведь речь идет о шельфовых месторождениях нефти и газа. А по сути некоторые политики новых прикаспийских государств стремятся, мягко говоря, базарным образом завершить раздел остатков активов бывшего Советского Союза.

Первыми предприняли попытки самовольно присвоить прилегающие к их побережью части моря и дна Азербайджан и Казахстан. Эти попытки явились продолжением нарушений советско-иранского договора, допускавшихся Советским Союзом в прежние годы. Дело в том, что тогда правительство СССР самовольно «нарезало» прикаспийским республикам прилегающие к их берегам секторы Каспия, в которых они объявлялись ответственными за хозяйственную деятельность, в том числе за разработку минеральных ресурсов. И хотя в договоре о статусе Каспийского моря не оговаривались условия разработки и использования его минеральных запасов, передача морских участков для хозяйственной деятельности отдельным субъектам СССР противоречила договорному принципу совместного с Ираном морепользования. Поэтому нынешние попытки глав некоторых прикаспийских государств объявить бывшие «административные» границы упомянутых секторов государственными также противоправны.

Этим намерениям до 1998 года активно противостояли Россия, Туркменистан и Иран. Так же, как и проникновению без общего согласия на Каспий других стран, в первую очередь, США и Турции, развивших в последние годы активную деятельность за овладение частью каспийского нефтяного пирога. При этом они идут на прямые нарушения международных договоров в отсутствие всеобщей договоренности прикаспийских государств о новом, ином статусе Каспия. Вместе с тем Анкара активно добивалась принятия решения о трубопроводной транспортировке каспийской нефти по маршруту Баку—Супса с последующей доставкой ее танкерами в турецкий черноморский порт Трабзон. Устраивает Анкару и транспортировка нефти из Баку в Батуми. А чтобы как-то воспрепятствовать перекачке нефти из Баку в Новороссийск и далее транспортировке ее по Черному морю в Европу, Анкара, торпедировав международную конвенцию, самовольно ввела разрешительный порядок прохождения через проливы Босфор и Дарданеллы танкерных судов. Это решение противоречило принципу международного права о свободе судоходства и ущемляло интересы России.

Для достижения своих замыслов турецкие и американские нефтяные компании создали консорциум и предложили разделить Каспий на национальные сектора. К чему они продолжают призывать прикаспийские государства, подталкивая их на такой шаг сепаратными с ними, не имеющими никакой правовой основы соглашениями о разработке морских нефтяных месторождений. По принципу разделяй и властвуй. Ведь на самом деле Соединенные Штаты и их преданного союзника Турцию интересует не столько каспийская нефть, сколько целиком этот евразийский перекресток — стратегически значимый во всех отношениях регион мира, который они и стремятся поставить под свой контроль. Для этого, в частности, американские эксперты умело манипулируют прогнозными оценками запасов углеводородного сырья на Каспии, существенно завышая их и пытаясь тем самым представить этот регион «вторым Кувейтом».

К сожалению, дурманящий фантом второго Кувейта, поддерживаемый крупными иностранными вложениями во множестве сепаратных соглашений о разделе каспийской нефти — только у Азербайджана их более 10,— прочно укоренился в головах некоторых руководителей прикаспийских государств, и они охотно заглатывают наживки из инвестиций. Видимо, местечковый, феодальный менталитет не позволяет им осознать недопустимость раздельного, несогласованного и бесконтрольного хозяйствования на Каспии, что чревато масштабной экологической катастрофой. Хотя гибель Арала должна была послужить уроком. Поэтому они вот уже почти 10 лет безуспешно пытаются (или делают вид, что пытаются, как в СНГ) договориться о пользовании общим морем. А присутствие западного, главным образом американского, капитала и тем самым плацдарм США на Каспии в это время все ширится.

Как делят «второй Кувейт»

Ничего не изменил и недавний саммит президентов пятерки прикаспийских стран, состоявшийся в Ашхабаде. Он лишь еще раз продемонстрировал, что при попытках разрешить проблемы Каспия преобладают сиюминутные, причем весьма противоречивые, интересы нынешних политических и примыкающих к ним деловых элит отдельных государств, в том числе и расположенных вне этого региона.

На сегодня предложены следующие варианты хозяйственного использования Каспия:
— общее пользование морем с выделением 10-мильной прибрежной зоны исключительной национальной юрисдикции для каждой страны;
— раздел дна на пять равных участков, ограниченных равноудаленной от берегов срединной линией, с сохранением толщи воды и морской поверхности в общем пользовании за пределами национальных прибрежных зон;
— раздел моря на пять равных по площади дна и поверхности секторов с установлением соответствующих государственных границ между ними;
— раздел дна на неравные участки с включением в них целиком соответствующих месторождений при общем пользовании толщей и поверхностью моря либо с разделом моря по упомянутым неравным участкам дна и установлени-ем соответствующих государственных границ.

Однако ни один из этих вариантов не получил пока всеобщей поддержки. Камнем преткновения был и остается дележ нефтегазовых месторождений, так как в каждом из предлагаемых вариантов пользования Каспием находится хотя бы одна страна, считающая себя в этом случае обделенной. К тому же при делении дна на равные или неравные участки возникает проблема раздела месторождения или добываемой на нем продукции, если это месторождение оказывается на территории намечаемых секторов сопредельных стран. Такие спорные места имеются, и компромисса по ним, думается, достигнуть не удастся в принципе из-за неизбежного ущемления чьих-то интересов при таком разделе.

Существующие разногласия во многом вызваны отсутствием полной объективной, воспринимаемой всеми однозначно информации о запасах минерального сырья на дне моря и их распределении, а самое главное — отсутствием объективного комплексного экономического и экологического сравнительного анализа всех предлагаемых вариантов морепользования для каждой из прикаспийских стран, включая стоимость добычи нефти и газа и их доставки на рынки по каждому месторождению, выручку (убытки) от рыболовства, и др. Только при комплексном подходе к выбору статуса Каспия, исходя из объективных критериев его существования и развития как единого природного и хозяйственного объекта, станет видна стратегическая выгода для всех и каждого из прикаспийских государств от того или иного варианта пользования морем. Вместе с тем, при этом окажется намного труднее добиваться одностороннего удовлетворения чьих-то корыстных интересов в этом регионе, в первую очередь политических Соединенных Штатов.

Ведь именно американские и некоторые другие западные компании в нарушение все еще действующего советско-иранского договора от 1940 года о совместном использовании Каспия, то есть нарушая международное право, вторглись на чужую территорию, заключив незаконные договоры с некоторыми прикаспийскими государствами о разработке морских нефтяных месторождений. Мормышкой для руководителей этих стран послужила, как отмечалось, дезинформация о «втором Кувейте» на Каспии, запущенная Энергетическим информационным управлением США и подкрепленная крупными инвестициями. О характере «дезы» можно судить, сравнивая ее с прогнозными оценками каспийских ресурсов нефти и газа бывшего Министерства природных ресурсов России (см. табл.), полученными на основании надежных результатов длительных геологических исследований, проведенных в бытность Советского Союза. Российские данные приведены для двух вариантов использования дна Каспия: с разделением его на равные сектора (вариант 1) и с десятимильной зоной исключительной национальной юрисдикции при равном доступе всех прикаспийских государств к ресурсам на остальной части моря (вариант 2). Американские «оценки» даны для равных секторов.

Как видно из таблицы, американские прогнозные оценки ресурсов секторов Азербайджана, Казахстана и Туркмении, а также Каспия в целом многократно превышают российские данные, а для России и Ирана — конкурентов США — они занижены. Обман этот был направлен на вовлечение «новых Кувейтов» в сферу интересов Соединенных Штатов и приманивание при этом компаний других стран для финансирования разработок дутых месторождений, чтобы уменьшить убытки американских инвесторов, выполняющих роль «канонерок» для захвата плацдарма. Недавно на одном из таких «азербайджанских месторождений» международный консорциум завершил бурение уже седьмой по счету разведочной скважины, но нефти пока не обнаружено.

Удивляться случившемуся не приходится. Объем доказанных извлекаемых запасов нефти на Каспии не превышает пока 4 млрд. тонн, или 2,6% от мировых запасов, что сравнимо с доказанными запасами Северного моря. Однако Северное море никто не назвал «вторым Кувейтом». Для сравнения: в странах Ближнего и Среднего Востока доказанные запасы нефти близки к 90 млрд. тонн, что составляет примерно две трети мировых. Что же касается прогнозных оценок, то они предположительные, вероятностные, и уточнять их достоверность можно только бурением скважин. Дутые американские оценки запасов каспийских недр характеризуются существенно меньшей в сравнении с российскими данными вероятностью оказаться правильными. Но они выгодны и для представителей некоторых национальных прикаспийских элит, подтолкнувших правительства своих стран к заключению сепаратных сделок. Американские посулы «второго Кувейта» позволяют им как бы естественным, рыночным путем обрести желаемую заокеанскую крышу, что щедро оплачивается инвестициями.

Провоцируя завышенными оценками запасов углеводородов и инвестициями заключение сепаратных соглашений по разработке «рентабельных» месторождений, США сеют раздоры между прикаспийскими странами, препятствуя достижению договоренностей между ними о статусе Каспия. Тем самым провоцируются военные конфликты и об этом уже говорится вслух. Газеты писали, как на недавнем саммите в Ашхабаде Сапармурат Ниязов (известно, Иран и Туркмения конфликтуют с Азербайджаном по поводу прав на несколько месторождений) предупредил, что если вопросы Каспия не удастся решить путем переговоров, может «запахнуть кровью». О недопустимости самовольного присвоения участков Каспия недвусмысленно предупреждает и Иран.

К сожалению и российское правительство поддалось на провокации США. Очевидно опасаясь опоздать к дележу еще плохо пропеченного нефтяного пирога, оно, вопреки прежней своей позиции, единой с Ираном и Туркменией — море общее,— в июле 1998 г. подписало с Казахстаном сепаратное соглашение о разграничении дна заповедной северной части Каспия. Здесь, на прилегающем к российским берегам шельфе, поисково-разведочные работы с 1995 г. ведет компания «ЛУКойл», которая в 1997 г., победив в конкурсе, получила право пользования недрами участка «Северный» площадью 8,5 тыс. кв. км. Следует заметить, что «ЛУКойл» является и одним из участников международного соглашения с Азербайджаном, заключенного в 1994 г., по разработке нефтяных месторождений Азери—Чираг—Гюнешли, на которые претендует также Туркмения. Получается, что геополитические интересы страны почему-то подчиняют коммерческим интересам частной компании. А такое поведение России, ратующей нынче за посекторное дно и общую воду, заставило пересмотреть свое отношение к статусу Каспия Иран и Туркменистан, предлагающих теперь также поделить море вместе с дном на сектора. Но Иран за их равенство, а Туркменистан — за неравные участки.

К большому сожалению, все эти предложения, лишенные, как отмечалось, доказательной аналитической базы, носят декларативный и противоречивый характер. Казалось бы, сводные комплексные оценки различных вариантов использования и перспектив состояния Каспия — от нефти до пернатых — должно было представить хотя бы к недавнему саммиту в Ашхабаде российское правительство. Только так можно было бы противостоять американской дезинформации и экспансии США на Каспии, приведших к расколу прикаспийских государств и утере Россией своего влияния в этом стратегически важном регионе. Однако подобные комплексные исследования, судя по имеющейся в нашей редакции информации, в стране не проводились и не заказывались.

Ни осетров, ни пернатых...

Провоцируемое самовольное растаскивание Каспия по национальным квартирам чревато не только региональным и, возможно, мировым конфликтом, победят в котором Соединенные Штаты. Грозит такой раздел и масштабной экологической катастрофой. Дело в том, что, согласно мировой статистике, 7—9% добываемой с морского дна нефти из-за всяких аварий и некачественности трубопроводов и хранилищ разливается по морским акваториям. А условия разведки и освоения нефтегазовых и иных месторождений минеральных ресурсов каждое прикаспийское государство в своем секторе намерено устанавливать самостоятельно. Поэтому, если одновременно будут вскрыты все разведанные каспийские месторождения, угроза загрязнения моря и гибели его экосистемы значительно возрастет.

Достаточно вспомнить о пожаре на Тенгизском месторождении, который привел к загрязнению пеплом северо-восточной, заповедной части Каспия. А ведь это места нерестилища осетровых, их роддом. Длительное время скрывался факт аварийного разлива нефти на разведочной скважине нефтегазоконденсатного месторождения Кашаган, расположенной в 40 км от казахских берегов в той же северо-восточной части Каспия. Разработку месторождения по соглашению с Казахстаном ведет консорциум западных компаний, хотя в советские времена подобные работы там были запрещены. Кашаганское месторождение, как утверждают представители упомянутого консорциума, может оказаться одним из богатейших в мире. Однако в его нефти содержится до 35% серы и поэтому возникнут серьезные проблемы с ее утилизацией, что опять же чревато серьезными экологическими проблемами.

С утратой из-за развала СССР какого-либо действенного контроля над Каспием биомасса осетровых в нем сократилась почти вчетверо, и они могут исчезнуть навсегда с началом добычи на Кашагане нефти и газа, к слову, уже обещанного... Турции. Ведь только один недавний аварийный разлив нефти на этом месторождении угробил в северной части моря, по оценкам ученых, половину количества кильки — основной пищи осетров. Между тем прибыль от продажи каспийской осетровой икры при согласованном рыболовстве и воспроизводстве рыбных стад может, по оценкам, превышать доходы от продажи каспийской нефти, себестоимость морской добычи которой весьма велика. Исчезновение рыбы приведет к развалу всех этажей не только морской, но и прибрежной экосистемы, ее флоры и фауны. А исчезновение прикаспийских заповедных мест, служащих зимним прибежищем для огромной массы разнообразных птиц, грозит экологической катастрофой многим другим регионам мира, откуда пернатые слетаются зимовать на Каспий.

Чтобы уберечь уникальную природу Каспия, согласованным должно быть и мореплавание по нему. Вообще всякая хозяйственная деятельность на нем и вблизи него должна подчиняться в первую очередь критериям его экологической безопасности. Между тем все участники нефтяных соглашений по Каспию руководствуются пока в основном сиюминутными соображениями. Ведь в ближайшие десятилетия значимость Каспийского региона в мировых поставках нефти возрастет.

К сожалению, российская политика в том же Закавказье длительное время игнорировала эту тенденцию и в силу несбалансированности интересов привела к значительному дистанцированию Азербайджана от России (между прочим, там проживает несколько сотен тысяч русских). Неудивительно, что Азербайджан, на территории которого бедствует около миллиона беженцев, а экономика разорена, и поэтому остро нуждающийся в деньгах, противится статусу Каспия как общего моря и хочет огородить свой участок, надеясь на нем заполучить нефть согласно дутым американским данным.

Решение каспийской проблемы во многом сдерживается притязаниями Туркменистана, Ирана и Азербайджана на одни и те же месторождения нефти. Чьим стратегическим союзником станет Азербайджан, а следовательно, в какую сторону потечет больше каспийской и прикаспийской нефти (газа), очевидно, во многом будет зависеть от того, кто — прикаспийские государства, и в первую очередь Россия, или Соединенные Штаты — поможет восстановить в этой разоренной войной республике ее территориальную целостность и экономику. От этого во многом будут зависеть и достижение согласия на Каспии, и эффективность транспортировки из региона нефти и газа в Европу.

Кооператив на Каспии

Установление современного статуса Каспийского моря и пользование им должно определяться решением взаимосвязанных, общих для всего региона проблем: хозяйственных — рыболовство, добыча минеральных ресурсов, судоходство — и экологических. А для этого надо договориться о координации совместной деятельности всех прикаспийских государств на общем для них водном, подводном и прибрежном пространстве, создав, образно говоря, дирекцию Каспийского моря — коллективный орган международного сотрудничества. Очевидно, «дирекция» должна будет проводить и экспертизу всех проектов, включая экологическую.

Для разрешения существующих противоречий между прикаспийскими государствами и выхода из тупика предлагается режим пользования Каспием устанавливать поочередно, по мере достижения договоренностей, отдельно для каждого из видов хозяйственной деятельности с учетом экологических условий и требований сохранения окружающей среды.

Очевидно, уже сейчас можно достичь согласия о свободном судоходстве и рыболовстве (с воспроизводством рыбных стад) в режиме общего моря, исключая 10-мильную прибрежную зону, находящуюся под соответствующей национальной юрисдикцией. С этим вроде бы все согласны и готовы в воде и на ее поверхности следовать прежним советско-иранским договоренностям. Что же касается дна Каспия, то для аргументированного установления его статуса необходимо, как отмечалось выше, провести серьезные комплексные аналитические исследования, которые позволят объективно оценить экономические перспективы с учетом экологических последствий разработки каспийских нефтегазовых месторождений для различных вариантов пользования ими — сообща и порознь.

Сводная экономическая оценка перспектив освоения этих месторождений должна включать потребность в производственных мощностях и данные о возможностях их создания, оценки затрат на разведку и добычу нефти (газа), а также их транспортировку на различные рынки сбыта, перспективы спроса нефти и газа, оценку потребных инвестиций для различных вариантов освоения месторождений и возможности их обеспечения, и др. На основании полученных данных и с учетом экономических и экологических критериев и условий должна быть решена задача оптимизации, то есть наиболее экономически выгодной очередности освоения подводных каспийских кладовых углеводородов. Ведь их одновременное вскрытие может привести к снижению цен и тем дестабилизировать нефтяной и газовый рынки, что принесет хозяевам месторождений немалые убытки. Именно подобный сценарий, состряпанный за кулисами региона, и готовится сейчас на Каспии, что также свидетельствует о провокационном политическом характере сепаратных соглашений западных компаний с некоторыми прикаспийскими государствами.

На упомянутые аналитические исследования понадобится не один день. Поэтому, чтобы не усугублять внутри каспийской «пятерки» разногласия и противостояние, необходимо сторонам договориться о временном моратории на бурение новых скважин на Каспии до тех пор, пока не будет установлен статус его дна.

Основным препятствием для дележа дна являются, как отмечалось, спорные месторождения. Если взглянуть на приведенную выше таблицу прогнозных российских оценок каспийских ресурсов нефти и газа, то разница в их распределении по странам при посекторном делении дна и общем пользовании за пределами 10-мильных национальных прибрежных зон, за исключением Казахстана и Ирана, сравнительно небольшая. Причем, у всех стран, за исключением Казахстана, при общем пользовании дном в международных водах ресурсов прибавляется. Но и в этом случае также неизбежно размещение отдельных месторождений по обе стороны границ национальных прибрежных зон, что также создаст конфликтные ситуации.

Развязать этот гордиев узел можно только в том случае, если прикаспийским государствам удастся договориться о совместном, на паритетных началах, использовании всего дна Каспия. Кроме того, как и прежде, необходимо запретить какую-либо хозяйственную деятельность в его заповедных местах: в северной части моря, а также на юге. Это несколько уменьшит ресурсы, приписываемые России, Казахстану, Ирану и Азербайджану по обоим вариантам пользования дном на основании российских данных (см. табл.), что еще больше приблизит «пятерку» к соглашению о паритетной разработке всех месторождений Каспия.

Если такое соглашение будет подписано, то для согласованных, чтобы снизить издержки, действий хозяев моря по разведке, добыче и транспортировке углеводородного сырья им целесообразно будет объединить свои ресурсы и создать кооператив — международную акционерную компанию, разделив ее акции внутри «пятерки» поровну. Акции эти каждая страна сможет продать или передать в управление одной или нескольким национальным компаниям либо кому-нибудь из членов «пятерки». И лишь при отказе всех компаньонов приобрести предлагаемую часть акций, их можно будет продать на сторону при условии, что ни у кого из акционеров не окажется контрольного пакета. Такие условия представляются необходимыми также для согласованности действий всех сторон и соблюдения паритета их интересов.

А как быть при этом с подписанными соглашениями, по которым уже ведутся разведка и даже добыча «ранней» нефти? Думается, и страны «пятерки», и стороны, подписавшие эти соглашения, должны признать их противоречащими действующему советско-иранскому договору от 1940 г. о совместном использовании Каспия. Включая его дно — какое же море без дна? Но чтобы никого не наказывать за нарушения международного права и тем самым не плодить конфликты, что неизбежно приведет к приостановке ведущихся работ, представляется целесообразным упомянутую акционерную компанию «пятерки», если ее создадут, сделать правопреемником заключенных соглашений. Конечно же, какие-то из них потребуют корректив, а возможно, и аннулирования, например если бурение ведется в заповедных местах или «пятерка», по результатам разведочного бурения, решит, что дальнейший поиск в этом месте бессмыслен, даже если подобное не оговорено соответствующим соглашением. То есть за допущенное нарушение, влекущее за собой некий ущерб «пятерке», кому-то придется все же заплатить.

Международная компания со специальным финансовым фондом, очевидно, должна быть создана и для экологической защиты Каспия, включая обслуживание заповедных мест и искусственное воспроизводство рыбных стад. Взносы в фонд могут начисляться из бюджетов прикаспийских государств, например, пропорционально прибрежной площади каждого из них в пределах 10-мильной зоны. Кроме того, в фонд должны выплачивать специальный налог субъекты, хозяйствующие как на море, так и в его прибрежной зоне на определенном расстоянии от береговой линии.

Практика заключения первых контрактов по добыче нефти на Каспии показывает, что без консолидации ресурсов нескольких стран обойтись нельзя: у сторонников раздела Каспия нет необходимых средств на его освоение порознь. Поэтому для независимого кредитования своей совместной хозяйственной деятельности странам «пятерки» целесообразно было бы создать, подобно Европейскому, Каспийский банк реконструкции и развития. А для решения общих политических и экономических вопросов объединиться в союз прикаспийских государств со своим парламентом.

Чтобы такому непростому шагу способствовала атмосфера боґльшего взаимного доверия, Владимир Путин мог бы предложить будущим «союзникам» превратить Каспийское море в демилитаризованную зону, где смогут плавать только корабли береговой охраны. Россия при этом, к тому же, избавилась бы от своей дорогостоящей, устаревшей и ввиду высокой уязвимости бесполезной Каспийской военной флотилии.

У лидеров каспийской «пятерки» имеется исторический шанс создать альянс, с которым придется считаться в мире и который явится истинным воплощением идеи о Евразийском сообществе, давно пропагандируемой Нурсултаном Назарбаевым. Если, конечно, это не обычная популистская риторика. Тогда прикаспийским государствам, благодаря единству хозяйствования на общем для них природном объекте, удастся уйти с колониальной периферии мировой экономики и стать полноправными участниками процесса глобализации.

Моисей Гельман

Оценки каспийских ресурсов нефти и газа, млрд. т у. т.

Российские данные Данные США
вариант 1 вариант 2
Азербайджан 3,7 4,0 7,8—9,3
Иран 1,0 2,6 2,8
Казахстан 6,3 4,5 24,3—26,6
Россия 2,0 2,6 1,0
Туркмения 2,2 2,6 16,3—18,4
Итого по Каспию 15,2 16,3 51—57

Источник: А.Конопляник. «Каспийская нефть на Евразийском перекрестке». — Москва, 1998 г.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100