Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Радиоактивные материалы: ввозить или не ввозить?

В декабре 2000 года Дума приняла поправки к закону о ввозе радиоактивных материалов в Россию. Однако дискуссия по этой проблеме — ввозить или не ввозить — ведется по сей день. В связи с этим необходимо подробнее пояснить населению и общественности, проявляющим интерес к данной проблеме, историю этого вопроса, его политические, юридические, экономические, экологические и технические стороны.

История вопроса
Исторически сложилось так, что в мире сейчас пять ядерных держав — США, СССР, Англия, Франция и Китай — производят ядерное оружие, имеют технологии переработки радиоактивных материалов, в том числе переработки отработанного топлива. Эти страны имеют также большой и часто печальный опыт переработки и захоронения радиоактивных отходов. Подчеркнем сразу, что наличие технологии переработки отработанного топлива при создании ядерного оружия является ключевым звеном, т. е. наиболее трудным и дорогостоящим делом. При наличии такой технологии создание собственно ядерного оружия является относительно простым и недорогим делом.
В 1945 году после атомной бомбардировки Нагасаки и Хиросимы в США возникла идея принятия закона о запрещении распространения ядерного оружия. Проект такого закона был разработан американским дипломатом Барухом и соответственно получил его имя. Согласно проекту Баруха, США — тогда единственный обладатель атомного оружия и технологии его производства — должны были устроить демонстрацию силы атомного оружия на полигоне для всех глав государств. Затем все государства подписывали обязательство не создавать технологии производства атомного оружия и не производить его. США со своей стороны обязывались не применять более этого оружия, а также не совершенствовать и не производить его. Таким образом, опасность широкого распространения ядерного оружия хорошо осознавалась и свыше полувека назад.

Политические проблемы
После того как пять ядерных держав «досыта» наигрались с ядерными игрушками при многочисленных опытных взрывах в атмосфере и под землей, наступило отрезвление. Быстрый рост числа ядерных держав делал ядерную войну практически неизбежной. Настало время плодотворных переговоров. Сначала были заключены соглашения о запрещении испытаний в атмосфере, затем и под землей. Был разработан и принят закон о нераспространении ядерного оружия. Согласно этому закону, неядерные державы отказываются от разработки и производства ядерного оружия. Смысл этого закона состоит прежде всего в том, что неядерные державы отказываются от создания в своих странах технологии переработки отработанного топлива, но могут иметь и совершенствовать ядерные реакторы для производства тепла, электроэнергии и для других экономических проектов. С другой стороны, по этому международному закону ядерные державы обязуются поставлять для неядерных держав топливо для ядерных реакторов. При этом ядерные державы обязаны принимать отработанное топливо для хранения и переработки на экономической основе. СССР в 70-х и 80-х годах заключил межгосударственные соглашения о строительстве АЭС в Финляндии, на Кубе, в Венгрии, Чехословакии и Болгарии. По этим соглашениям СССР должен был поставлять ядерное топливо для этих АЭС, и обязан был принимать отработанное топливо для переработки и хранения. Россия — правопреемник СССР — также обязана соблюдать международные соглашения по нераспространению ядерного оружия и межгосударственные соглашения о поставках ядерного топлива и приеме на хранение и переработку отработанного топлива. Эти правовые аргументы совершенно не использовались в дискуссии по данному вопросу в печати и Думе. Со стороны Минатома преобладали аргументы экономические. Со стороны противников закона преобладали аргументы эмоциональные: Россия не должна превращаться в атомную свалку.
Закон о запрете ввоза радиоактивных материалов в Россию был принят в начале 90-х годов Верховным Советом России под действием громогласной демагогии отечественных «зеленых». Выдающуюся роль в этом сыграл В. Яблоков, который по рекомендации демократов стал советником президента Б. Ельцина по вопросам экологии. Конечно, юридически грамотный законодательный орган обязан рассмотреть последствия принятия любого закона и прежде всего — не входит ли он в противоречие с ранее принятыми законами и межправительственными соглашениями. При обсуждении этого запрета такие соображения не высказывались. По-видимому, Верховный Совет, как и региональные законодательные органы, были в основном представительными и не имели профессионального юридического опыта.
Запрет ввоза радиоактивных материалов Верховным Советом нарушил межгосударственные соглашения с вышеперечисленными странами и нарушил соглашение о нераспространении ядерного оружия. Эти страны фактически подталкивались к тому, чтобы самостоятельно завести у себя технологию переработки отработанного топлива, т. е. провоцировалось расползание ядерной технологии. К счастью, советские проектировщики АЭС предусмотрели хранилище отработанных тепловыделяющих сборок с ураном (ТВС), рассчитанное на 10 лет. Но вот эти 10 лет прошли, и все зарубежные АЭС, построенные по советскому проекту, имеют серьезные проблемы: куда девать отработанные ТВС. Особенно «смешна» ситуация для Украины и Литвы. Именно поэтому Минатом выступил с инициативой нового закона о ввозе отработанного топлива, точнее ТВС, в Россию для хранения и переработки.
Во времена существования СССР экономические вопросы решал Госплан СССР, который во исполнение межправительственных соглашений запланировал соответствующие капиталовложения на предприятии «Маяк» (Южный Урал) и на Красноярском комбинате по переработке и хранению отработанного топлива, которые по вине «зеленых» 10 лет бездействовали, а персонал получал нищенское пособие по безработице.
В это время другие ядерные державы не дремали и активно замещали Россию в ее традиционных экономических нишах. Теперь отработанное топливо финской АЭС в Ловиизе, построенной по советскому проекту, принимает английская фирма ENEL. Подобная картина сложилась в Чехии, Словакии, Венгрии, в которых СССР построил АЭС: топливо там поставляют и принимают наши западные конкуренты.

Радиоактивная свалка
Важнейшим аргументом противников обсуждаемого закона являются радиационные последствия атомной энергетики. Широкое распространение получил бытовой термин — радиоактивная свалка, в основном применительно к России. В действительности радиоактивные отходы имеют большинство промышленно развитых стран.
Радиоактивные отходы можно разделить на три группы. Первая ведет свое происхождение от деятельности промышленных предприятий и медицинских учреждений, использовавших радиоактивные изотопы для контроля металлов и лечения онкологических заболеваний. Они в нарушение нормативных документов часто просто выкидывали отслужившие источники излучения на обычную свалку. Именно с этой буквальной свалкой чаще всего приходится иметь дело обывателям и СМИ. Вторая группа радиоактивных отходов связана с деятельностью атомного военно-промышленного комплекса на ранней стадии развития атомной техники. Действительно эти последствия весьма печальные. Для этой стадии развития атомной техники характерны, во-первых, исключительная поспешность создания атомного оружия и соответствующей промышленной инфраструктуры и, во-вторых, весьма ограниченные финансовые и технические возможности СССР в послевоенные годы. Сталин и его окружение не сомневались, что США непременно используют ядерное оружие против СССР. Поэтому гонка в этой отрасли была страшная.
По данным советской разведки, было известно, что и американская бомба и атомная промышленность создавались в беспрецедентной спешке. В этих условиях соблюдение радиационной безопасности было третьестепенным делом и в США и в СССР. Кроме того, все это дело было новым и малоизвестным, нормативная база практически отсутствовала.
Первые реакторы для производства плутония и в США, и в СССР охлаждались речной водой! Важно иметь в виду, что СССР был весьма бедной страной в финансовом и техническом отношении, особенно учитывая послевоенную разруху. Немудрено, что радиоактивные отходы первого плутониевого реактора после выделения плутония сливались в озеро Карачай и речку Теча. Бедой для Среднемаша была авария — взрыв емкости для сбора радиоактивных отходов, которые перестали сливать в озеро Карачай. В этой емкости давление выросло выше расчетного.
Третья группа радиоактивных отходов получается от деятельности собственно атомной энергетики, от атомных станций. Прежде всего это отработанные сборки тепловыделяющих элементов (ТВС) с ураном. Важно отметить, что ТВС состоят из собственно двуокиси урана, из циркониевых оболочек и выгорающих поглотителей — стержней с карбидом бора. Кроме того, АЭС имеют небольшие по радиоактивности жидкие отходы и выбросы газовых радиоактивных продуктов деления. Последние — результат утечки из негерметичных тепловыделяющих элементов в водяной теплоноситель газовых продуктов деления и небольших протечек теплоносителя из реактора. Доля негерметичных тепловыделяющих элементов с ураном обычно не превышает один из ста тысяч, утечка воды из реактора — порядка нескольких процентов объема реактора в сутки. Выброс радиоактивных газов не превышает 1000 кюри в сутки, что существенно ниже принятых норм.
Радиационная активность от работы АЭС практически незаметна на фоне активности от прошлых испытаний атомных бомб в атмосфере. Отработанные ТВС хранятся несколько лет в хранилище при АЭС, а затем перевозятся на постоянное хранение в вышеупомянутые специальные предприятия. Перерабатывать отработанные ТВС или просто хранить — вопрос чисто экономический. Например, отработанные ТВС из уран-графитовых реакторов чернобыльского типа содержат урана-235 и плутония меньше, чем его содержится в природном уране. Поэтому такие сборки, по-видимому, никогда не будет выгодно перерабатывать. В отработанных ТВС реакторов типа ВВЭР урана-235 и плутония содержится примерно в два раза больше, чем в природном уране. Однако извлечение урана-235 и плутония стоит много дороже, чем получение эквивалентного количества урана-235 посредством обогащения природного урана. В настоящее время процесс обогащения природного урана изотопом уран-235 усовершенствовали за счет использования центрифуг вместо диффузионного метода настолько, что стало выгодно использовать старые отвалы обедненного урана с содержанием урана-235 0,4% и не покупать природный уран с содержанием урана-235 0,7%. Поэтому даже отработанные сборки из реакторов типа ВВЭР экономически обречены на хранение без переработки до тех пор, пока стоимость урана не увеличится в несколько раз. Экономически выгодно перерабатывать также активные зоны утилизируемых атомных подводных лодок, в которых использовался уран очень высокого обогащения.
Естественно задать вопрос, насколько опасно хранение отработанных ТВС. Во Всероссийском выставочном центре (бывшая ВДНХ) в павильоне «Атомная энергия» можно увидеть воочию «свежие» ТВС реактора ВВЭР-1000. Такие сборки до 5 лет работают под давлением 160 атмосфер при температуре 350°C. Оболочки твэлов из сплава циркония обладают высокой коррозийной стойкостью при температуре до 350°С. А при температуре 100°С такие сплавы успешно применяются в качестве материала для производства серной или азотной кислоты. Остаточное тепловыделение от распада радиоактивных продуктов деления после трехлетнего хранения на АЭС очень мало и отводится за счет естественных процессов конвекции и теплопроводности. Но все равно отработанные ТВС хранятся под слоем воды, чтобы иметь необходимую биозащиту при операциях с ними. Поэтому хранение отработанных ТВС вполне надежно.
Вообще широкая научно-техническая общественность весьма «трепетно» относится к проблеме хранения радиоактивных отходов. Это совершенно не соизмеримо с точки зрения безопасности по сравнению с работающими реакторами АЭС. В работающих реакторах содержится накопленной радиоактивности в сотни раз больше, чем во всем отработанном топливе, вместе взятом. Причем эта радиоактивность «работает» в условиях высокого давления и температуры. При тяжелых авариях накопленная радиоактивность может «выходить» из реактора, и при отсутствии защитной железобетонной оболочки (как это имеет место в реакторах чернобыльского типа) или при ее разрушении террористами и тяжелыми самолетами возникнет катастрофа, аналогичная чернобыльской. Отработанное топливо не требует энергообеспечения и серьезного обслуживания. Хранение состоит в наблюдении и охране. Переработанные радиоактивные отходы по современной технологии остекловываются. В таком виде они еще более устойчивы по сравнению с отработанными ТВС и безопасны в течение сотен лет.
По телевизору демонстрировался сюжет, в котором корреспонденты сумели проникнуть на территорию предприятия по хранению отработанного топлива. Корреспонденты утверждали, что террористы могли устроить катастрофу в десятки чернобылей по количеству радиоактивности. Такое отношение к охране несомненное безобразие, и терроризм по отношению к объектам хранения отработанного топлива, конечно, не безобидное предприятие. Но распространения активности далее промышленной площадки после бомбардировки таких объектов практически не будет, так как в хранилище нет высокого давления и температуры.

В какой стране хранить радиоактивные отходы?
Отечественные «зеленые» выдвигают идею, что каждая страна должна сама хранить радиоактивные отходы на своей территории. Такой подход технически возможен. Радиоактивные отходы занимают ничтожный объем — в миллион раз меньший по сравнению с отходами, например, угольных электростанций. Все радиоактивные отходы всех стран мира можно хранить в любой даже маленькой стране без существенной потери территории. В США проектировали создать такое всеобщее хранилище на одном из маленьких островов Тихого океана. Однако опыт обращения с радиоактивными отходами имеет немаловажное значение. Свидетельство этому судьба известного предприятия «Маяк» на Южном Урале. Поэтому правильно, чтобы хранением радиоактивных отходов занимались страны, имеющие необходимый опыт. В настоящее время хранением и переработкой радиоактивных отходов занимаются Россия, США, Канада, Великобритания, Франция, Швеция, Япония, Китай, Индия.

Кому нужна деятельность отечественных «зеленых»?
Всякая деятельность требует финансовой поддержки. Истина, которая почему-то не приходит в головы обывателей и телезрителей. Кто-то ведь финансирует тележурналистов, причем всегда в одну сторону. Чего стоила акция, проведенная Гринпис (Зеленый мир) перед зданием Думы во время обсуждения законопроекта о ввозе отработанного топлива.
В России в начале 90-х годов быстро развилось движение и влияние «зеленых». Тогда по экологическим критериям закрылись сотни фабрик и заводов по производству лекарств, товаров народного потребления. Взамен рекой полилась зарубежная продукция, как правило, весьма низкого качества и по весьма высоким ценам. В атомной же энергетике вообще царил беспредел. Почти готовые блоки АЭС самой совершенной конструкции с точки зрения безопасности были закрыты и разорены. Большую роль в этом сыграли Гринпис и Социально-экологический союз. Видным деятелем этого союза является Яблоков — специалист по морским животным. Он провозгласил себя принципиальным противником атомной энергетики в России.
Этими организациями было инициировано движение против пуска Ростовской АЭС, в которой использовались самые совершенные реакторы типа ВВЭР с мощными системами безопасности и железобетонной защитной оболочкой. В качестве аргумента активно ссылались на Чернобыльскую катастрофу. При этом (удивительно!) не было ни одной демонстрации против — правда, усовершенствованных — реакторов Чернобыльского типа на Курской АЭС, где собираются пустить пятый блок, и против пуска такого же 3-го блока на Смоленской АЭС. Впрочем, это не удивительно, ведь Социально-экологический союз и г-н Яблоков работают на средства зарубежных грантов!


Евгений Гришанин

,
заведующий лабораторией ВНИИ атомного машиностроения, к. ф-м. н.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100