Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Фальшивые вариации на тему ГОЭЛРО

Смена «лидера» в экономических проблемах

Правительство принимает поздравления за итоги года. Мало кого смущает то, что последние официальные данные об объеме ВВП относились к предварительным итогам первого полугодия. Рост был, а составит он на 1-2% больше или меньше, не существенно. С наигранным оптимизмом в ожидании роста производства, низкой инфляции и высоких мировых цен на продукцию российского экспорта утверждается федеральный бюджет. Лишь за дополнительные доходы идет драка, так как доходов может и не быть, а дыра по внешним выплатам реальна.

Тем не менее ощущение неизбежности новой острой фазы кризиса витает в воздухе. В Думе организуется группа «2003», хотя до предполагаемого «медведями» парада угроз – выбытие изношенных мощностей, пик выплат по внешнему долгу, демографический кризис – еще надо дожить, так как экономика России больна. Больна тяжело, почти безнадежно.

Инвестиционная пауза продолжительностью более 10 лет, характерная для всех без исключения базовых отраслей хозяйства страны – промышленности, сельского хозяйства, транспорта, привела к катастрофическому снижению производственного потенциала. Значительная степень износа производственных фондов делает возможным массовый аварийный отказ оборудования, включая системы жизнеобеспечения. Устранение этой угрозы осложняет то, что экономика страны вступила в новую стадию – ресурсных ограничений. Выходящий на первый план дефицит материальных ресурсов носит глобальный лавинообразный характер.

Накопившаяся задолженность для воспроизводства изношенных мощностей исчисляется уже не столько в триллионах рублей, сколько в миллионах тонн топлива, сотнях тысяч километров труб и кабелей высокого напряжения, десятках тысяч грузовых вагонов и зерноуборочных комбайнов. Вопрос с деньгами тоже сложен, но решаем при проведении грамотной денежно-кредитной политики. А восполнить долг в материальных ресурсах полностью и практически одновременно во всех отраслях хозяйства невозможно. Предстоит преодолеть дефицит энергоносителей и конструкционных материалов, восстановить производство тысяч наименований комплектующих, ликвидировать разрывы в технологической кооперации предприятий...

Для решения неотложных задач в этой области необходим сложный маневр ресурсами. Для того, чтобы фрагментарный подход к решению проблем не превратился в стихийное «латание дыр» при аварийном выходе из строя систем жизнеобеспечения, необходима программа восстановления производственного потенциала на современном техническом уровне. Очевидно также, что реализация программы потребует концентрации финансовых и материальных ресурсов под контролем одного органа управления, желательно государственного.
Даже крупнейшие вертикально интегрированные нефтяные компании не располагают необходимым инвестиционным потенциалом. К тому же частный капитал предпочитает пребывать в оффшорных зонах. А исполнительная власть относится к этому, как к невинной шалости.

В чьих руках будущее страны?

Чахоточный румянец девальвационного оживления и подарок судьбы в виде высоких мировых цен на энергоносители правительство принимает за выздоровление экономики, за перелом тенденций. Случившийся рост окончательно подавил способность власти осознанно предпринимать упреждающие действия. Чего стоит факт одобрения в качестве программы на предстоящее десятилетие груды испорченной бумаги? В «стратегии развития» за многословным изложением набора представлений о рыночной экономике обанкротившихся реформаторов первой волны во главе с Грефом лишь пустопорожние мечтания о росте и взаимоисключающие предположения.

Бурная деятельность главного экономиста просто вынуждает вспомнить Хлестакова. Расписавшись в «стратегии» за внушительные цифры роста и приятную для глаз низкую инфляцию, он потерял к ним всякий интерес. Нести ответственность за действия не в наших правилах, а за прогноз – и подавно. Не остыв еще от многочисленных обсуждений ожидаемых стратегических радостей, он вместе с не менее выдающимся главным энергетиком решает устроить экономике холодный душ.

Правительство, как потом ни пряталось за задержавшееся протокольное оформление решения, бездумно поддержало курс на сокращении объемов выработки электроэнергии. Из двух возможных вариантов – централизация ресурсов для наращивания инвестиционного потенциала (Минатом, Адамов) или затея с реорганизационной чехардой (Чубайс) — выбрано второе.

Замысел высшего менеджмента РАО «ЕЭС России» напоминает действия картежника, который во избежание неотвратимого проигрыша смешивает карты. При этом заручается выигрышем для себя при новой сдаче в виде внушительного опциона. Если вспомнить, как от реорганизации к реорганизации теряло лицо и цель своего существования Министерство экономики, то будет ясно, что можно ожидать от намерений прытких руководителей РАО «ЕЭС России».

Несмотря на запредельную концентрацию минфиновцев, правительство ошиблось не в решении вопросов техники, а в элементарных экономических оценках. Не были рассмотрены ни возможности достижения декларируемых экономических результатов в энергетике, ни последствия сокращения выработки электроэнергии и роста ее стоимости для экономики страны в целом, ни многое другое.

Ситуация в энергетике

Обновление производственных фондов в энергетике сопряжено с особыми трудностями, так как в узком временном интервале достигает максимума влияния ряд неблагоприятных факторов. Во-первых, требуют срочного обновления мощности в объеме 4 — 5 млн. кВт ежегодно.

Во-вторых, предстоит сокращение поставок газа на 50-70 млрд. куб. м в год. Для замены его потребуется в полтора раза (!) увеличить добычу угля. Если это и возможно, то прежде всего за счет Канско-Ачинского бассейна. Низкокачественный уголь со специфическими свойствами придется возить на расстояние 2 – 3 тыс.км.

В-третьих, вовлечение в эксплуатацию дорогих (глубокие горизонты) участков на освоенных газовых месторождениях и обустройство новых требуют значительного повышения цен на газ. Ситуация сложилась таким образом, что одновременно придется решать задачу восстановления изношенных мощностей и переходить на более дорогое котельно-печное топливо, для чего необходимо повышение соответствующих тарифов.

Привлечение средств стратегических инвесторов обеспечат не манипуляции со структурой той же единой энергосистемы, а элементарная окупаемость капиталовложений. «Цена» инвестиционной составляющей зависит от объема единовременно замещаемых мощностей и может составить до 25% от действующего тарифа.

Теперь о ценах на топливо. В разработанной Минэнерго энергетической стратегии предусмотрено повышение цен на газ в течение ближайших двух лет в 3,5 раза. Правительство одобрило и эту программу. Неизвестно, останутся ли на газовом иждивении Украина, Грузия, но отечественные потребители, по мнению правительства, должны платить полным рублем. В результате себестоимость электроэнергии на станциях, работающих на газе, повысится примерно вдвое, а в целом по тепловым станциям за счет этого фактора — почти на 60%.

Цены на газ повышаются в условиях обостряющегося дефицита топлива. За девять месяцев 2000 г. объем поставок природного газа удалось сохранить за счет реэкспорта газа из Туркмении. Мазута энергетика получила на 2,5%, а энергетического угля более чем на 7 млн. т меньше, чем за соответствующий период прошлого года. Выработка электроэнергии осуществлялась частично за счет ресурсов, предназначенных для накопления сезонного запаса топлива. Утверждения руководителей РАО «ЕЭС России» о наличии необходимых запасов топлива опровергаются работающими «с колес» электростанциями, в частности Приморского края. Однако даже если для системы в целом их утверждения справедливы, то остались без зимних запасов котельные местного подчинения.

В 2001 г. из-за сокращения добычи газа напряженность топливного баланса увеличится. Энергетиков ждут дополнительные затраты на замещение газа углем. Специалисты считали, что при неизменных ценах на уголь компенсирующий рост тарифов не превысит 15%. Однако дефицит топлива уже привел к повышению цен на уголь и мазут, а повышение цен на газ усилит инфляционные тенденции.

Таким образом, для получения средств для замены изношенного оборудования и для компенсации дополнительных затрат от повышения цен на топливо тарифы на электроэнергию должны удвоиться.

Последствия повышения тарифов на электроэнергию

Произойдет повышение тарифов сразу или будет растянуто во времени — не имеет принципиального значения. Отрицательные последствия для экономики будут более тяжелыми, чем от гайдаровской шоковой терапии 1992 года, так как «запас прочности» сегодня неизмеримо меньше.

Гиперинфляция 1992 г., повлекшая за собой обвал производства, кризис платежеспособности и т. п., имела в своей основе пятикратное с 1 января 1992 г. повышение цен на энергоносители. Вызванный этим рост цен в отраслях-потребителях приводил к нарастающей убыточности отраслей ТЭКа. Для ее ликвидации правительство дополнительно вынуждено было только в течение 1992 г. повысить цены на топливно-энергетические ресурсы более чем в 100 раз.

Реакция потребителей на новое повышение тарифов на электроэнергию сведется к сочетанию двух прежних действий в разных пропорциях: к компенсирующему повышению цен на свою продукцию и сокращению энергопотребления. Сокращение потребления в реальном секторе равнозначно снижению производства. Не надо питать иллюзий в отношении того, что сокращение энергопотребления будет результатом внедрения энергосберегающих технологий. На действующем изношенном оборудовании это невозможно, а для его замены нужны финансовые и материальные ресурсы.

Первоначальное повышение тарифов, даже если оно составит 30 – 50%, приведет в действие весь механизм раскрутки инфляции издержек. Возьмем одно звено из взаимосвязанных смежников – транспорт. Железные дороги являются крупными потребителями энергоресурсов либо в виде электроэнергии, либо в виде моторного топлива. Рост стоимости энергоресурсов приведет к росту затрат на перевозки и повышению тарифов. В результате стоимость угля на электростанциях увеличится тем больше, чем выше окажется транспортная составляющая в цене 1 тонны условного топлива. Таким образом инфляционный импульс, причем усиленный, вернется в исходную точку его возникновения.

Не сложно подсчитать, сколько потеряют угольщики на росте затрат на доставку угля к экспортным портам. Можно предположить, что свои потери они попытаются компенсировать через рост цен на внутреннем рынке, а это еще одна дополнительная угроза роста затрат на электростанциях.

От правительства, которое основное внимание уделяет решению бюджетных проблем, можно было бы ожидать острой реакции на угрозы бюджетной сфере, исходящие от плана Чубайса. В прошлом году перед предстоявшим тогда повышением цен на газ и тарифов на электроэнергию были изменены лимиты потребления энергии бюджетными организациями. Случившиеся затем захваты распределительных подстанций военными говорят об отсутствии резервов в лимитах потребления. Что же будет после нового более масштабного роста цен и тарифов?

Оставим в стороне заботы федерального бюджета, благополучие которого нынче полностью зависит от мировых цен на энергоносители. В значительно большей степени от энергетической атаки пострадают региональные бюджеты. Сегодня во многих регионах нарушен баланс между затратами коммунального хозяйства, платежеспособностью населения и доходной базой их бюджетов. Даже если для коммунального хозяйства сохранят льготные (действующие) цены на газ, рост цен на другие виды топлива, а также тарифов на электроэнергию приведет к росту затрат в коммунальном хозяйстве, на городском электротранспорте, в социальной сфере (больницы, школы и т. п.).

Следует отметить, что в большинстве населенных пунктов техническое состояние систем жизнеобеспечения находится в плохом или аварийном состоянии. Отсутствие средств для увеличения дотаций потребует изменения тарифов для населения со всеми негативными последствиями — от увеличения числа бедных до дальнейшего роста социальной напряженности.

За износ оборудования местных котельных и теплотрасс можно открыть уголовные дела на мэров всех городов и поселков России, как это апробируется в Приморье. Не исключая наличия прегрешений у местных начальников, истинных виновников происшедшего надо искать в кабинетах Белого дома. Это и Гайдар, и Черномырдин, и все последующие премьеры, министры экономики и т. д., безграмотная экономическая политика которых породила болото «2003». «Облегченное» отношение к концепции реструктуризации РАО «ЕЭС России» говорит, что и нынешний состав обитателей самых больших кабинетов не годится в проводники через рукотворные топи.

За все прошлые и будущие грехи власть предержащих всегда расплачивается население. Повышение цен на энергоресурсы для основной массы людей окажется запредельным. Наши реформаторы никак не могут додуматься до такой мысли, что если из своей тысячи среднедушевого дохода человек заплатит на 100 рублей больше за свет и тепло, а также за поездку к месту работы и обратно домой, то на покупку товаров у него останется на 200 рублей меньше. В результате будет меньше продано (окажется «лишним» производство) еды, тканей, обуви, лекарств... А следовательно, меньше получит и казна.

1992-й и последующие годы показали, что снижение покупательной способности населения приводит к неизбежному спаду производства и хроническому бюджетному кризису. Уринсоны разглагольствуют, что электроэнергия такой же товар, как любой вид продукции (задумался бы этот знаток рынка, почему стоимость электроэнергии определяется тарифом, а не ценой), что уровень наших тарифов ниже, чем в любой развитой стране. При этом ни один из них не вспомнит, что главным товаром в рыночных условиях является рабочая сила. До тех пор пока цена рабочей силы в России будет несопоставимо ниже, чем в странах-эталонах, говорить о необходимости приближения цен на основные ресурсы к мировому уровню — преступно по отношению и к населению, и к отечественной экономике. Сохранение даже нынешнего уровня потребления энергоресурсов и некоего подобия нормальных условий жизни возможно только при росте заработной платы, пенсий, пособий. Однако если придет в движение зарплата, то повышение тарифов на электроэнергию «задействует» весь набор факторов раскрутки затратной инфляции.

Мультипликативный эффект от повышения цен на газ и тарифов на электроэнергию вернет экономическое положение энергетических предприятий в исходную точку. Дополнительная выручка окажется меньше на величину сокращения возросшего по стоимости потребления в сочетании с ростом задолженности по оплате. Причем рост затрат на все потребляемые ресурсы будет равен или даже превзойдет прирост выручки. Опыт 1992 г. показывает, что сферы производства с регулируемыми ценами (тарифами) при раскрутке инфляционной спирали оказываются в проигрыше из-за несвоевременной реакции на ценовую конъюнктуру.

Единственным результатом окажется избыток генерирующих мощностей из-за сокращения платежеспособного спроса. В этой связи издевательством звучали слова на рекламных щитах, выставленных недавно по поводу 80-летия плана ГОЭЛРО: «Времена меняются – стратегия неизменна». Составители этого лозунга, видно, хорошо запомнили призыв Чубайса к своим сподвижникам по СПС – побольше наглости.

Необходимо отметить, рассмотренные выше обоснования роста цен на газ и тарифов на электроэнергию не более чем неотложные меры по спасению ситуации. Глубина и масштабы проблем энергетической безопасности страны требуют разработки перспективного топливно-энергетического баланса. Отталкиваясь от реальной потребности в энергоресурсах, предстоит определить объемы капиталовложений в отрасли ТЭКа и в смежные обслуживающие – транспорт, производство конструкционных материалов и др. При этом могут возникнуть новые количественные оценки уровня и соотношений цен на энергоносители и на основные инвестиционные ресурсы. Соответственно изменится сравнительная эффективность производства электроэнергии на электростанциях разных типов, а также от внедрения энергосберегающих технологий.

Ловля на блесну

Концепция реструктуризации РАО «ЕЭС России» предусматривает не просто перегруппировку существующих энергетических объектов в новые структуры. За нагромождением рыночной терминологии и посулов типа «создание инвестиционной привлекательности» скрывается план организации извлечения доходов небольшой группой частных акционеров из остатков производственного потенциала. Концепция предусматривает разделение объектов на «чистые», уходящие из-под государственного регулирования тарифов, и «нечистые», остающиеся под ведением Федеральной энергетической комиссии. При желании выхода на конкурентный рынок со свободными тарифами генерирующие компании должны отдаться в руки коммерческих компаний, закупающих электроэнергию для перепродажи. Тем генерирующим компаниям, которые захотят сами продавать выработанную электроэнергию, путь на конкурентный рынок будет закрыт. Понимая важность поддержки со стороны электрических генералов среднего звена, концепция рекомендует им создавать подконтрольные им «боковушки», называя их независимыми коммерческими компаниями – торговыми агентами. Не так сложно понять, с какой целью создается паразитная прослойка, отсекающей от рынка собственно электростанции. У последних головная боль от производства на старом оборудовании, а у первых на уме — барыш, который тем больше, чем хуже положение с покрытием потребности, т. е. чем острее дефицит (см. раздел «3. Принципиальная модель рынка электроэнергии» концепции реструктуризации).

Привлекают разработчиков концепции и независимость доходов ГЭС от роста цен на топливо. Они хотят их прикарманить, введя акцизы в пользу РАО якобы для модернизации оборудования. Видимо, с той же целью проталкиваются предложения о распределении между генерирующими компаниями государственных АЭС и изобретаются надуманные предлоги по недопущению на рынок консолидированной структуры атомной энергетики.

Коммерческие посредники уже изуродовали рынок товаров. Достаточно упомянуть, что их доля в конечной цене молока или хлеба составляет 50-80%, а у товаропроизводителя остаются долги и задолженность по выплате мизерной зарплаты. Однако создание коммерческого посредника в сфере услуг – плод иезуитской изощренности Чубайса и Уринсона со товарищи. Представьте себе на минуту, что парикмахерская сперва продает билеты на стрижку торговому агенту, а потом вы, купив билет у этого агента, садитесь в кресло к парикмахеру. Чушь какая-то, скажете вы и окажетесь противником «рынка по Чубайсу». Не беда, что в электроэнергетике, как в товарном производстве, нельзя разорвать процесс производства и потребления, зато можно ввести право на потребление и узурпировать его.

Все беды России последнего десятилетия проистекают от того, что квалификация наших реформаторов не позволяет им подняться над торгашеским ( не путать менталитет с профессией) восприятием рынка. По их представлениям, достаточно размножить продавцов, и тогда сформируется конкурентная среда. Им невдомек, что позитивный потенциал рынка зависит от конкуренции товаропроизводителей, от их возможности и желания, обновляя продукцию и совершенствуя технологию ее производства, снижать удельную ресурсоемкость товара.

Блесна на удочке у Чубайса — не только словесная мишура, но и обещание привлечь инвесторов и не грабить бюджет на обновление оборудования. Очевидна привлекательность сбытовых компаний для разного рода «коммерсантов»: забот не больше, чем при стрижке купонов. Однако где найти дураков, которые будут вкладывать свои деньги в генерирующие компании, лишенные права на реализацию своей продукции? При наличии в концепции Чубайса специальных разделов о конкурентности ценообразования и многочисленных оговорок о порядке формирования цен для ГЭС, электростанций, работающих в базовом режиме и т.д., совершенно не ясно, в каком звене разорванной цепи будут формироваться инвестиционные ресурсы и как они преобразуются в новые турбины и трансформаторы.

В заключение процитируем подраздел концепции «Дальнейшее развитие генерации», доказывающий, что правительство действительно ловится на голый крючок.

«Учитывая, что значительная часть мощностей является устаревшей, РАО «ЕЭС России» разрабатывает совместно с федеральными и региональными органами власти программу вывода из работы этих мощностей и решения социальных проблем, связанных с этим процессом. Источником финансирования данной программы станет часть прибыли, получаемыми эффективными станциями (прежде всего ГЭС)».

Итак, под прикрытием рыночной демагогии происходит деформация целей. Вместо как минимум сохранения предлагается сокращение объемов выработки электроэнергии. Массовая компания отключения должников явилась пробным камнем реализации концепции явочным порядком.
Правительству вместо скоропалительного одобрения концепции
-только скандал позволил затормозить этот процесс
- необходимо ответить для начала на следующие вопросы:

  • при каком уровне тарифов можно решить проблемы энергетики без ущерба для конкурентоспособности продукции потребителей на внутреннем и на внешних рынках;
  • имеются ли возможности компенсации стоимости топлива и энергии в бюджетной сфере;
  • как изменится жизненный уровень населения, определяющий емкость внутреннего рынка;
  • каким будет уровень инфляции и валютный курс.

Электроэнергетика относится к числу стратегических отраслей жизнеобеспечения. Длительный период руководства ею специалистами в области финансового менеджмента при попустительстве со стороны генерального собственника – государства привел к образованию клубка трудноразрешимых проблем. Облегченный подход к принципам преодоления угрозы массового отказа мощностей недопустим. Принятию окончательного решения должен предшествовать скрупулезный расчет изменения экономических показателей энергетики и всех отраслей, взаимодействующих с ней по поставкам ресурсов и по потреблению энергии. В случае ошибочности решения запаса времени на устранение ошибок может не хватить.

Десятилетний опыт показал, что в отсутствие рынка ориентация экономики на его саморегулирующие возможности является бессмысленной и бесперспективной, а в руках жуликов еще и преступной.

Пессимистический прогноз не должен вводить в заблуждение: выход бывает в любой ситуации. Есть он и для преодоления последствий затянувшейся инвестиционной «паузы». На наш взгляд, ключом к нему является охват регулируемыми ценами всех основных видов производственных ресурсов для восстановления емкости внутреннего рынка и обеспечения эквивалентности товарообмена по стоимости между отраслями. В составе мер большое, если не определяющее, значение будет иметь политика упреждающего роста зарплаты, от которой зависит объем платежеспособного спроса.

Дело за малым. Нужны люди, способные подняться до понимания нужд страны. А это забота Президента Российской Федерации. Ведь кадры, как известно, решают все.

Сергей Уланов

,
генеральный директор Центра по ценообразованию и экономическому анализу

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100