Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

РОССИЯ НА СЧЕТЧИКЕ


Ярослав Швыряев

Сегодня решается главный вопрос: какой быть нашей электроэнергетике. Предлагается эту отрасль реформировать, есть разные варианты. В СМИ под большим напором проталкивается идея реформирования по А. Чубайсу. Пакет законов об электроэнергетике, внесенный правительством в Федеральное собрание весной 2002 года, вызвал резкое неприятие у парламентариев и общества. После годового противостояния энергетический пакет законов был продавлен в ГД. Среди многочисленных оппонентов предложенной программы был и автор настоящей статьи, заместитель председателя Комитета Госдумы предыдущего созывапо промышленности, строительству и наукоемким технологиям.

РЕФОРМА ДЛЯ РЕФОРМЫ, А ДОЛЖНА БЫТЬ ДЛЯ ЛЮДЕЙ

Меня пытаются представить антирыночником. Это не так. Но «присутствие в теме» более 20 лет позволяет мне ясно предвидеть катастрофические последствия предлагаемой нам «реформы». Я энергетический строитель. Пускал блоки, расследовал крупные аварии, участвовал в ликвидации этих аварий. И в Государственной думе занимался в т. ч. и энергетикой.

Свою концепцию по регулированию тарифов естественных монополий я разработал и опубликовал в начале 2000 года и пришел с ней к главе РАО «ЕЭС». Поговорили — мой взгляд на развитие электроэнергетики не вызвал у него отторжения. Затем я побывал у Виктора Христенко (он тогда исполнял обязанности председателя правительства) и заручился обещанием, что мои замечания будут учтены при работе над законопроектами. В Минэкономики, Минатоме, Минэнерго также согласились с большинством моих идей по тарифной политике, инвестиционной составляющей, госрегулированию, инвестициям, энерго- и ресурсосбережению.

К разработке правительственных законопроектов меня не подпустили. Фамилия Швыряев, знакомая по дискуссиям, к тому времени уже вызывала раздражение. Мы пошли параллельным путем. В апреле 2002 года внесли проект закона о госрегулировании тарифов, подготовленный мною и Борисом Никольским из Совета Федерации. В соавторстве с Борисом Никольским был написан и альтернативный правительственному вариант закона об электроэнергетике.

Чем нас не устраивали правительственные законопроекты? В них не шла речь о реформировании единой энергетической системы России. Но через подмену понятий — взяли и придумали ненаучные определения — менеджмент РАО «ЕЭС» освобождается от ответственности за надежное и бесперебойное энергоснабжение населения и народного хозяйства. Было определение, что электроэнергетика — часть федеральных энергетических систем. Научное определение: «Электроэнергетика — это основа экономики». Еще точнее — инфраструктурная основа экономики. Она присутствует практически в каждом товаре или в услуге.

Нам говорят: электроэнергия — товар. Почему вы бьетесь за ответственность ее продавцов? За колбасу ведь никто не отвечает. И за хлеб тоже. Но полно и хлеба, и колбасы. При этом стыдливо умалчивается, что некоторые колбасу не покупают. Ну давайте поиграем в эту игру. Если у меня нет денег на колбасу, я могу купить булку хлеба. Нет хлеба, я куплю картошки. Нет картошки, поем лебеды. Есть альтернатива. Электроэнергии замены нет!

Депутаты «легко» проголосовали за пакет МПС. Да, голосовали «за», потому что железные дороги и коммуникации полностью остались за государством. Если у меня нет денег на железную дорогу, я постараюсь уехать на машине, найти верблюда, ишака, пешком пойду в конце концов. Здесь тоже есть альтернатива. А электроэнергия — это единственный сугубо социальный товар, который производится и тут же потребляется при скорости доставки 300 тыс. км в сек. Раз это особый вид товара, на него нужен особый взгляд. Не лавочный — государственный. При этом хорошо бы еще не забывать, что экономические особенности нашей страны, ее географическое расположение уникальны. И подходы, приемлемые в Бразилии, США или Японии, нам не годятся.

То, что сегодня предлагается, названо «реформой». Важно разобраться, какие цели при этом преследуются? Вообще, что такое реформа? В советское время реформы трактовались как «преобразования, целью которых является улучшение жизни человека без изменения государственного строя». Сегодня это преобразования кое-чего кое во что. Прежде чем начинать что-либо, необходимо определить цель. Как в поговорке: «Не зная броду, не лезь в воду».

Думаете, это связано с повышением эффективности? Предположим. Открываю правительственное постановление № 526 от 11 июля 2001г. Написано: «В целях улучшения эффективности функционирования электроэнергетики и бесперебойного обеспечения отраслей экономики и населения постановляем...» На это постановление разработчики и ссылаются. В законопроекте ничего такого близко не было. В постановлении определено, что электроэнергетика — основа экономики. А в предлагаемом правительством законопроекте она была названа как часть федеральных энергосистем.

Ссылаясь на Фому, пишут про Ерему, а в итоге в пояснительной записке мелким шрифтом выплывает повышение тарифов! С экранов телевизоров нас успокаивают: создадим конкуренцию, цена будет низкая. А в документах написано совершенно иное. Я выступил перед коллегами: давайте напишем, что реформирование в электроэнергетике — это повышение тарифов, ухудшение основ жизнедеятельности населения. Назовем все своими именами и после этого будем голосовать. Около года длились дискуссии вокруг законопроекта. Чубайсу не удалось провести свой вариант реформ, но удовлетворение от годовой работы в согласительной комиссии нет.

По Чубайсу, дробится единая энергетическая система России, которая по закону пока подконтрольна государству — у него 52 процента акций. Завтра вместо ЕЭС будет три получастных конторы. В первом предложенном нам варианте (на согласительной комиссии мы настояли на внесении изменений) у государства исчезло Центральное диспетчерское управление. Вместо него появилась частная контора — Системный оператор. Представьте себе, что оперативное управление Генерального штаба стало частной конторой.

Линии дальней передачи, то есть транспорт электрической энергии, тоже полностью уходили в проекте из-под государственного контроля. Ни слова не было сказано о госрегулировании цены на электричество с учетом экономических и географических особенностей страны.

Мы считаем, что госрегулятор необходим. Он должен определять предельные уровни тарифов (и не только предельные верхние), потому что при недобросовестной конкуренции всегда можно провести понижение для одних за счет повышения другим. Введение таких предельных уровней должно быть увязано с общим бюджетным процессом.

Кстати, об этом уже дважды говорил президент в своих посланиях. Смелые люди у нас в стране: президент дает поручение правительству, а оно дважды не выполняет его прямые поручения. Мы считали, что связанное с бюджетным процессом регулирование предельных уровней тарифов позволит снизить рост инфляции, что и подтвердил 2003 год. По закону о правительстве именно оно отвечает за инфляцию, прогнозирует валютный курс, его нижний, верхний пределы, рассчитывает макроэкономические параметры бюджета. Правительство определяет оптимистический и пессимистический уровни цен на углеводородное сырье и разрабатывает два варианта бюджета страны.

Почему же нам говорят, что невозможно расписать предельные уровни тарифов? Потребности Вооруженных сил, судов, прокуратуры, населения для государственных и муниципальных нужд известны. При госрегулировании тарифов естественных монополий, увязанных с бюджетным процессом, инфляция управляема. И тогда, мы уверены, что военные, прокуратура, суд не будут больше ходить к губернатору с протянутой рукой: «Дай энергии». Страна автоматически уйдет от перманентного платежного кризиса. «Рубильник» больше не будет вырубать силовые структуры, больницы, детские приюты. С января этого года в результате нашей длительной борьбы «правило рубильника» законодательно отменено.

ЗАКОН ПИСАЛ «МОРСКОЙ БУХГАЛТЕР»

Правительство заверяло, что после принятия нового закона в электроэнергетику хлынут частные инвестиции. Подробнее о механизме привлечения инвестиций узнать ничего не удается. Внимательно изучив пояснительную записку к закону, мы посчитали, что ожидается 50—70 млрд. долларов частных инвестиций в год. А сколько всего нужно денег? Три триллиона рублей. Берем три триллиона, делим на курс, получаем 96 миллиардов долларов за период предлагаемого реформирования минус частные инвестиции, в результате мы с вами должны раскошелиться на треть годового бюджета России в пользу РАО «ЕЭС». А чтобы получить эти деньги, правительство предлагает поднять тарифы. «Всего-навсего» на 1,1 цента за один кВт.ч. Но когда мы эту «мелочь» помножим на общую выработку электроэнергии и на возраст этих реформ, то получится 176 миллиардов! То есть 9,78 миллиарда долларов в год население будет безвозмездно давать частным компаниям! Как видите, здесь получается уже три годовых бюджета. Так где же правда?

Я просил вице-премьера В. Христенко, отвечающего в правительстве за ТЭК, назвать несколько конкретных объектов инвестирования — 5,10, 20,— сколько есть. Ответ под стенограмму: у нас нет такого списка. Я трижды повторяю этот вопрос полномочному представителю правительства в Государственной думе: для чего столько денег? Нет ответа.

Спрашиваю, может, инвестиции нужны, чтобы вводить новые энергетические мощности? Закономерны и другие вопросы: сколько и когда будут вводиться энергетические мощности и почем обойдется киловатт установленной мощности? Отвечают: нет такого перечня, мы думаем. Может, когда придумаете, тогда и попросите денег? Зачем такая спешка?

Вернемся к инвестициям. В первом документе говорится о 96 миллиардах долларов, дальше получается уже 176. Но если 50—70 млрд. ожидается от частников и 176 млрд. даст повышение тарифов из нашего кармана, т. е. всего 226—246 млрд. долларов, тогда можно рассчитать предполагаемую генерацию... Примерно 200 млн. кВт.ч. А какова генерация сегодня? Она, оказывается, тоже около 200 млн. кВт.ч. Уставный капитал РАО «ЕЭС» составляет 21,7 млрд. рублей! Добавочный капитал — 130 млрд. рублей. И даже если мы сделаем переоценку раз в десять, все равно это, согласитесь, несопоставимые цифры. Но, допустим, дали деньги, и будут построены новые электростанции. Тогда душевое потребление электрической энергии в России, по нашим расчетам, превзойдет аналогичный показатель в США в два раза. Это что, новая национальная задача? При этом «скромно» умалчивают, что 40% энергетических мощностей страны простаивают из-за развала экономики.

Вопросы, вопросы — и ни одного ответа. Через подмену понятий оператор от ответственности ушел, сетевая компания ушла, госрегулирование закрыли. Тем самым ответственность переложили на... президента страны. Если считать энергетику частью федеральных энергетических систем, президент в силу статей 71 и 80 Конституции будет отвечать за свет в моей квартире. Раньше РАО «ЕЭС» отвечало. Завтра не будет такой организации. За теплоснабжение ответственность перекладывается на исполнительные органы государственной власти субъектов РФ. Цены на топливо свободные, как и на электроэнергию, и регулируются некой конторой — администратором торговой системы.

Населению дадут целевые субсидии, чтобы расплачиваться. Где найти денег на эти субсидии, ответа нет. Кто-нибудь в правительстве сделал прогноз социально-экономических последствий введения этих законов? По расчетам специалистов, нас ожидает падение ВВП минимум на 30—40 процентов, если продолжать задирать тарифы на электроэнергию. За последние 10 лет ВВП упал в два раза — численность населения сократилась на 7 миллионов человек. Похоже, правительство не пугает такая арифметика. А если последствия нарастать будут в геометрической прогрессии? По ст. 71 Конституции РФ в федеральном ведении находятся внешняя политика, оборона, безопасность, федеральные энергетические системы.

Выходит, Конституцию нужно переписывать? Нет, все делается хитрее. Путем подмены понятий. Конституцию не отменишь, но можно обойти. Права государства передаются правительству, а дальше все уйдет в частные руки. Была энергетическая система, а теперь ее просто нет в законе. Сами для себя писали закон. Мы-то понимаем, чьи «уши» торчат и какого они цвета? Расчет делается на то, что депутаты проголосуют за что хочешь. Так же, как в период приватизации все было принято Верховным Советом РСФСР. На законе нет ничьих отпечатков пальцев.

Но тем не менее мы нашли героя. В 1992 году, осенью, заместитель председателя Госимущества России Петр Мостовой (его начальником в то время был Чубайс) подписал распоряжение, по которому передал имущество дальних передач и ЦДУ в уставный капитал РАО «ЕЭС». Я нашел документы, подписанные начальником Контрольного управления, заместителем главы Администрации президента В. В. Путиным. Он пишет 11 июня 1997 года первому заместителю Председателя Правительства РФ, министру топлива и энергетики Б. Немцову: верните акции, верните имущество государству! Не только не вернули, но и пытаются сегодня довести дело до логического конца, т. е. умыкнуть окончательно, но с помощью закона. В этом и весь цинизм.

Когда закон о госрегулировании тарифов уже был внесен, начальник Главного правового управления Администрации Президента РФ Л. Брычева обратила внимание, что в нем нарушается 8 статей Конституции. Анализ концептуальных положений делают Российская академия наук, Институт систем энергетики им. Мелентьева Сибирского отделения РАН. Они камня на камне не оставляют на правительственном варианте и критикуют нас: правительственный вариант пакета законопроектов реформирования электроэнергетики в существующей редакции неприемлем в силу целого ряда принципиальных недостатков. Альтернативный вариант пакета можно принять для рассмотрения с последующей доработкой.

Правительством было подготовлено семь законопроектов. Мы сделали два. Так как считаем, что законы должны быть прямого действия. Пакет собирались принять с ходу на весенней сессии 2002 года. Но не вышло. Мы разослали документы (стопку высотой 3,5 метра) по субъектам Федерации: в законодательные органы и губернаторам. И получили положительные заключения от 33 субъектов России. А 45 субъектов высказались крайне отрицательно о правительственном варианте закона о регулировании тарифов. Татарстан, например, раздолбал правительственный вариант, дав заключение по всем пунктам. Кто понимает, чем чревато принятие новых законов, нашел в себе мужество высказаться.

Невооруженным глазом видно: грядет очередное наглое присвоение государственной собственности. И пояснить, почему нам нужно отдавать кому-то 200 миллиардов долларов США, нам не хотят. У менеджеров Анатолия Борисовича главная задача — извлечение прибыли. Я не ему оппонирую. Законопроекты внесло Правительство РФ. А «место сидения» должно определять сознание. У правительства свои задачи. Есть сирые и убогие, есть армия, больницы, школы, культура, образование, есть ответственность за будущее людей и перспективы развития страны. И оно должно действовать с этих позиций. А не с позиции защиты интересов узкого, пусть и влиятельного круга людей.

Замечу, конфликты вокруг «Иркутскэнерго», «Мосэнерго» тоже имеют отношение к затеям правительства. У нас есть несколько изолированных энергосистем. «Татэнерго», например, особая система. Она 100-процентное ГУП. «Башэнерго», «Иркутскэнерго» — особые системы. «Камчатэнерго» — уникальная система, где 400 с лишним электростанций, в т. ч. гейзерных и дизельных. Норильский энергоузел на Таймыре оторван на сегодняшний день от РАО «ЕЭС». Николаевский- на-Амуре не замыкается с Хабаровской энергосистемой. Или Кольская атомная, там заперто 600 мегаватт мощности. Везде есть свои особенности, свои проблемы. Как связать интересы потребителя и производителя электроэнергии? Через госрегулятор, предельные уровни тарифов, единый инвестиционный фонд развития электроэнергетики. Этот принцип можно распространить на все естественные монополии.

Когда мы платим за потребленное тепло или электроэнергию, сразу оплачиваем и инвестиционную составляющую. Инвестиционная составляющая заложена в структуре тарифов. Но почему булочник или колбасник кредит возвращают, а энергетики — нет? 76 статья Бюджетного кодекса гласит, что инвестиции из бюджета осуществляются на возвратной основе. Для всей страны на возвратной, а для монополий — бесплатно! В год — 10 миллиардов долларов США при общем бюджете в 70! Все остальные инвестиции России ежегодно — два миллиарда. То есть 10 миллиардов отходят в карманы монополистов. Только в РАО «ЕЭС» — 500 миллионов долларов, или 15 миллиардов рублей. А уставный капитал у него — 21, 7 млрд. рублей, помните? А если исходить из государственных интересов, инвестиции должны даваться на возвратной основе или в обмен на акции. Одного года достаточно, чтобы вернуть само РАО государству. Все по закону.

И так у всех монополистов. Это ж мы с вами платим за все! Если бы деньги давались на возвратной основе, как минимум в два раза меньше просили бы. Поскольку отдавать надо. А сегодня они, монополисты, припугнут: заморозим, отключим. И правительство сразу поднимает тарифы. В правительственном варианте не просматриваются инвестиции в энергосбережение, а ведь они в три раза эффективнее, чем новое строительство. Почему бы при таких потерях и расточительстве не сделать инвестирование в энергосбережение общенациональной задачей? Если эту задачу решить, то, по мнению ученых Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, мы сможем добиться конкурентоспособности наших товаров и на внутреннем рынке, и на внешнем.

Мы говорим еще об одной особенности: оптимизации топливно-энергетических балансов. У нас электростанции строились сначала как угольно-газовые. Уголь — основной вид топлива, газ — как резерв. Газ добывался в основном на экспорт. От экспорта углеводородов 8 процентов шло на внутреннее потребление, на «проедание», остальные — на приобретение новых технологий. Что сейчас? Структура потребления топлива резко изменилась. 40 процентов сжигаем угля, а 50 и больше — углеводородов. У американцев и в Европе соотношение — 70 на 30, у нас раньше было также. То есть крупные города и курорты — на газе, а остальные, извините, — на угольке. Если вернуться к старой схеме, это поднимет и угольную отрасль. Мы могли бы получать 5 млрд. долларов США от экспорта газа, который идет сейчас на внутренние нужды по цене 20 долларов США за тысячу кубометров. На экспорт мы его продаем по 100 долларов. Почувствуйте разницу! Газ, например, энергетики сжигают и реэкспортируют его в виде электроэнергии в ту же Финляндию. Такой вот бизнес. В пакете правительства внешнеэкономическая деятельность, кстати, была вообще прописана за частными компаниями. Сейчас под нашим нажимом оставили ее за государством. Но это не значит, что не будет попыток найти другую лазейку.

И наконец, то, что касается атомной энергии. Было записано, что исходя из коммерческих интересов системный оператор — частная компания может остановить атомную станцию. Что, конечно, вызвало на согласительной комиссии бурное возмущение. По моим поправкам (а также других депутатов) к правительственному законопроекту все «угрозы» частного бизнеса для атомной энергетики сняты. Это наши небольшие победы: по теплу, по энергетике.

КАК УТЕКАЮТ КАПИТАЛЫ

Считаю, нужно сохранить вертикально интегрированные компании с разделением учета производства, передачи, диспетчеризации и сбыта. Нет, говорят «реформаторы», мы их разобьем, создадим частные по видам бизнеса. Недавний скандальный опыт Англии нас ничему не научил. Там, как и во время Калифорнийского кризиса в США, был сговор генерирующих компаний. Механизм махинации прост: часть станций выводится в резерв, выработка электроэнергии сокращается — можно задирать цену до небес. И тысяча объяснений найдется: подшипника нет, масло дорогое. В Калифорнии бывший губернатор Грей Дейс признал, что дерегулирование электрорынка было величайшей ошибкой. Выделил 4 млн. долларов прокурору штата, чтобы тот довел до конца уголовные дела и посадил виновных. Пока наши законы обсуждали, все ссылались на англичан. В Англии же после скандала поставили на своих реформах крест. Нас не учат даже последние события с отключением электроэнергии в США и Канаде. Складывается впечатление, что все худшее, что творится в мировой энергетике, правительство берет и переносит в Россию. При этом у РАО «ЕЭС» работы будет поменьше, а денег побольше. Стремление понятное.

Я вообще пришел к выводу, что разработку проектов возглавлял «морской бухгалтер» — специалист, который умеет прятать концы в воду. Если разобьют единую систему и разделят сбыт, производство, передачу, цена электроэнергии на каждом переделе автоматически возрастет в два раза. А то и кратно, учитывая, что будет 4 организации, и в каждой будут воровать. Заведут ансамбли песни и пляски, телеканалы, персональные самолеты, футбольные, хоккейные и прочие команды.

Цель наших законопроектов - законодательное обеспечение мер, необходимых для повышения надежности и бесперебойного снабжения населения и народного хозяйства нашей страны электрической и тепловой энергии, по государственным стандартам качества. Необходимость эта вызвана внутренними недостатками функционирования электроэнергетики. Основные видны невооруженным глазом: рост трансакционных издержек (множество контор-посредников), доля «прочих затрат» в структуре электрической энергии с 1994-го по 1999 год возросла в 4 раза, инвестиции в непрофильные виды деятельности соизмеримы с вложениями в основное производство и превосходят их. В результате такой политики создается дефицит инвестиций в электроэнергетику, растет износ основных фондов, отстает ввод новых мощностей, в том числе тех, которые начали строить-ся в советское время. Удельные капвложения с 1997 года возросли с 750 долларов за кВт.ч. до 1750!

Вопреки ссылкам на «самый низкий в мире» тариф на электрическую энергию он сегодня с учетом паритета покупательной способности в России составляет 5,7 цента за кВт.ч. В США в промышленности — 4 цента за кВт.ч! В Европе — от 3 до 9. Понятно, почему реформаторы на языке цифр разговаривать не желают.

Администратор торговой системы, который запускается на этот оптовый рынок, — аффилированная компания РАО «ЕЭС», а нас заверяют, что это некоммерческое партнерство. Официальный консультант правительства — компания «Артур Андерсон», которой заплатили немалые деньги за разработку законопроектов, признала: необходимый объем инвестиций в электроэнергетику России составляет около 4 млрд. долларов США, если считать по паритету покупательной способности (ППС) рубля к доллару. На это внутренних средств достаточно.

Энергетика в целом состоит из атомной, РАО «ЕЭС» и отдельных систем. РАО «ЕЭС» прямых инвестиций через тарифы выкачивает примерно на сумму 500 млн. долларов США. И каждый год эти деньги отдаются частникам. А должны оставаться они в государстве. Кстати, инвестиционная составляющая остается в собственности только у монополистов. А предприятия России всех форм собственности инвестируют собственное строительство (расширенное производство) только за свои кровные или на возвратной основе, т. е. берут взаймы у государства или у частника, а потом отдают. Наше правительство с помощью придуманного им самим механизма включения инвестиционной составляющей в тарифы естественных монополий, по сути поборов, ежегодно из кармана налогоплательщиков перекачивает в карманы монополистов 300 млрд. рублей. Все федеральные адресные инвестиционные программы в бюджете России составляют 70 млрд. рублей, а это больницы, школы, объекты культуры и т. п.

Положение в энергетике тревожит многих. А что думают об этом наши крупнейшие ученые? Авторитетные ученые мужи поддерживают нас. Среди них академики, члены-корреспонденты РАН, доктора наук.

Что-то невообразимое происходит на наших глазах в электроэнергетике. Правительство разводит руками: деньги утекают за рубеж. Но реформа энергетики в правительственном варианте и есть русло той реки, по которой они утекают.

Будет ли это повторением того, что было с землей? И ученые, и субъекты Федерации в большинстве были против, а кодекс все равно приняли. Жизнь у законодателя иногда развивается по законам гарема. Знаешь, что произойдет, но не знаешь, когда и за что? Законопроекты по электроэнергетике у «реформаторов» продавить по-быстрому не удалось. И задача у них усложнилась. Не только меня нужно уговаривать или пугать. Нужно идти на Тверскую, 13. Лететь в Казань. Ехать к Ишаеву, Сурикову...

То есть выкручивать руки будут по полной программе. Мы знаем, как это происходит. Кому-то на выборы идти на третий срок. Обещают поддержку. Кому-то «рубильником» грозят, кому-то трансферт уменьшат. Будут применяться любые средства для достижения цели. Например, как вариант: Анатолий Борисович планирует заняться после РАО антикризисным управлением, можно предположить, что и энергетических предприятий. И всего лишь для этого нужно довести их до такого состояния, чтобы затем за бесценок эти предприятия достались «своим». Если реформирование пойдет таким образом, то чего только у нас не насоздастся. Здесь работы себе можно найти сколько угодно и на какое хочешь время. И набрать денег, в том числе и на предвыборные кампании. Уже на всех каналах Анатолий Борисович вещает, скоро из утюга начнет рассказывать, и все на одну и ту же тему. От его рассказов и действий бедные становятся бедней, а богатые — богаче.

Деньги приводят к власти, а власть дает еще большие деньги. Вот и ответ на вопрос о цели реформы. Мне ясно одно, что Чубайсу нужна власть. Не соглашаясь с правительственными законами, я и член Совета федерации Никольский Б. В. внесли два законопроекта этим летом, в случае принятия которых реформы пойдут по уму, а государство сохранит 300 млрд. рублей ежегодно.

Мы иногда на президента хотим переложить все решения. Взял президент, всех построил, и все встало на свои места. Не хотят люди выстраиваться. А может, как я предполагаю, думает он, пусть все идет эволюционным путем. Думе думово, Совету Федерации — свое. Хочешь помочь стране? Помогай, садись и пиши законы.

ПО ЗАКОНАМ КОЛБАСЫ

Часто спрашивают, разрабатывался ли правительственный пакет законов с участием иностранных специалистов? Людям интересно знать, откуда ноги растут? Нам попалось несколько документов заседаний рабочих групп по реформированию РАО «ЕЭС» при совете директоров. Председатель рабочей группы Дэвид Хёрн. Пишут, что нужно делать. Кто присутствовал? Всего шесть человек: трое иностранцев, трое наших. В том числе заместитель министра имущественных отношений — член совета директоров от государства. Он должен задать себе вопрос: если рабочая группа при мне, чего я присутствую? Это он должен спрашивать, а ему должны докладывать. А то придет, посидит, иностранцы ему расскажут, он проголосует, а потом совет директоров РАО утвердит. Начали разбираться, кто такой Дэвид Хёрн, что за компанию он представляет и кто за ней стоит? Пока названа фамилия г-на Сороса. Необходимо перепроверять. Странные вещи происходят: иностранная рабочая группа руководит преобразованием крупнейшей энергетической компании, получая доступ к секретной информации, в том числе и к атомным режимным объектам.

При голосовании г-н Хёрн либо воздерживается, либо против. Наши — за. Решения проходят «отечественными» голосами. Оттуда идут в совет директоров. Совет директоров переправляет их в правительство, и все это трансформируется в законы.

Давайте думать, говорю я коллегам, что мы делаем. Если мы все сегодня переходим в СПС и выбираем себе нового вождя, скажем об этом открыто. Чего тут ломать копья.

И тогда — «расцвет рыночных отношений, свободная конкуренция и в политике, и в энергетике». Оппоненты мне отвечают: мы создадим компании, которые будут конкурировать. Чем конкурировать? Производством? В ответ молчание. Можно предположить, что из эксплуатации будет выведено 40 млн. кВт.ч генерирующих мощностей. Специально, чтобы создать дефицит. А если создать дефицит, вырастет цена. И какая же это конкуренция, простите? Для того чтобы была конкуренция, нужно перепроизводство, а это невыгодно.

Электроэнергетика работает не по законам колбасы, а по законам физики. И требует запаса мощности, устойчивости и надежности. Деление РАО «ЕЭС» на 10 генерирующих компаний приведет к удорожанию цены на электроэнергию и тепло. Возникает вопрос: для чего необходимы «реформы» в РАО «ЕЭС»? Сначала разделяют всю электроэнергетику, скупят за бесценок, а потом будут властвовать, как в Древнем Риме.

Поэтому и задурили народу голову: деньги пойдут понятно куда, что будет — несложно догадаться. ...Смотришь, наперсточники гоняют туда-сюда шарик. Подняли наперстки, а шарика нет.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100