Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

МНОГОЛИКИЙ ВАЛОВОЙ ВНУТРЕННИЙ ПРОДУКТ
И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ С ЕГО УДВОЕНИЕМ

Моисей Гельман

Можно ли лечить температуру?

Как известно, многочисленные физические, биохимические и физиологические показатели состояния человека, в частности, температура тела, являются лишь отражением соответствующих процессов жизнедеятельности его организма. И если некоторые из них вдруг отклоняются от нормальных значений, то это свидетельствует о некой возникшей болезненной аномалии в каких-то внутренних органах. Поэтому врач, если он действительно эскулап, а не парикмахер, предварительно определив причины, допустим, скачка той же температуры, т. е. установив диагноз заболевания, приступает к лечению организма своего пациента, а не стремится любыми путями устранить внешне проявляемые последствия недуга.

Сказанное в полной мере относится и к экономике, состояние которой характеризуется множеством качественных и количественных показателей, в числе которых валовой внутренний продукт, цены, прожиточный минимум и др.

Широкой публике не известно, кто конкретно посоветовал президенту страны провозгласить стратегическими задачами удвоение ВВП и борьбу с бедностью, которые должны быть решены то ли за 10 лет, то ли к 2010 г. Возможно, это сделал его советник по экономике, известный либерал, ратующий, в частности, за ослабление рубля и стерилизацию якобы излишней денежной массы, и полагающий, что ВВП в намеченные сроки можно при этом даже утроить. Но для чего удваивать ВВП, в каких ценах — текущих или сопоставимых, и каким образом все это конкретно осуществить — никем не объясняется. Между тем, такая постановка задачи некорректна. Во-первых, по замыслу — нельзя лечить, допустим, температуру, поэтому само по себе формальное удвоение ВВП совсем даже не обязательно как-то заметно улучшит жизнь людей, укрепит государство и его экономику. Во-вторых, задача некорректна по содержанию. В-третьих, и это основное, без принципиального изменения нынешних экономических условий поставленная задача просто неразрешима.

Начнем с ее содержания. Те, кто заглядывают в официальные издания Госкомстата, хотя бы в Российский статистический ежегодник (в статье приводятся в основном его данные), знают, что валовой внутренний продукт хотя и един по имени, однако по своему содержимому троелик. Иначе говоря, на самом деле существует не единственный интегральный (обобщающий) показатель экономической деятельности страны, а три, именуемые ВВП, имеющие различные составляющие, которые даже расчитываются по-разному.

Первый из них характеризует национальное товарное производство. Он представляет собой сумму добавленных стоимостей, создаваемых в экономике при производстве товаров и услуг, и взимаемых чистых, т. е. за вычетом субсидий, налогов на них.

Второй ВВП отражает как потребляется в стране «товарный» ВВП, т. е. создаваемый капитал. Он включает в себя суммарно расходы на конечное потребление в домашних хозяйствах, госучреждениях и некоммерческих организациях, затраты на обновление и расширение основных фондов и создание запасов материальных оборотных средств — валовое накопление, а также чистый экспорт, т. е. разницу между экспортом и импортом.

Наконец, третий ВВП характеризует доходы и включает в себя оплату труда наемных работников, чистые налоги на производство и импорт товаров и услуг, а также валовую прибыль экономики, т. е. чистую прибыль от производства.

В идеальном случае подсчитанные значения всех трех ВВП должны быть равны между собой, так как должен соблюдаться баланс между объемом произведенной товарной массы («товарным» ВВП), полученным от нее доходом и потреблением созданного капитала. На самом же деле из-за различия оцениваемых объектов и вследствие этого различных методов расчета обобщающих их показателей возникают небольшие статистические погрешности.

Что же отражают нынешние валовые внутренние продукты и их удвоенные значения?

Вперед в прошлое, на 20 лет назад

Значение каждого ВВП в 2002 г. составило в сопоставимых ценах лишь 70% по отношению к соответствующему ВВП 1989 г. или 73% — 1990 г. Их удвоение к 2010 г. означает увеличение относительно 1989 г. в 1,4 раза (после этого года ВВП уменьшались), что потребует ежегодного прироста ВВП в среднем на 8—9% по сравнению с каждым соответствующим предыдущим годом. Следует заметить, при этом речь не идет о каком-то движении вперед, а намечен лишь возврат к количественным показателям нашей жизни примерно 20-летней давности. Причем более худшим по качеству, так как потолстеть — не обязательно выздороветь. Именно на столь долгий срок остановилось развитие нашей страны благодаря авантюризму и безграмотности сначала авторов «перестройки», а затем сменивших их радикал-реформаторов. За это время на те же 20 лет вперед уйдет весь цивилизованный мир, от которого мы в середине 80-х годов прошлого столетия и так значительно отставали по уровню жизни, технологическому состоянию многих отраслей экономики, качеству многих видов продукции...

Само по себе значение ВВП подобно средней температуре в больнице. Поэтому общую картину экономики можно как-то обозреть лишь по составляющим этой «температуры» и сопоставлению их с тем же 1990 годом.

В «товарном» ВВП доля товаров в 2002 г. составила лишь 35,4% к итогу по сравнению с 60,5% в 1990 г., и она от года к году снижается при увеличении доли услуг (в I полугодии 2003 г. товарная часть снизилась до 32%). Эйфорию некоторых высокопоставленных чиновников по этому поводу понять невозможно. Ведь примерно половину объема услуг составляют торговля, финансовые операции, всякого рода развлечения, включая «массажные процедуры», и так называемые нерыночные услуги. Все они не создают никакой прибавочной стоимости. Замечу, большая часть торговой сферы принадлежит иностранцам. А в товарной части ВВП половина производимого объема продукции приходится на экспортно-ориентированные отрасли ТЭКа и металлургии, причем, внутренний рынок насыщен металлами и нефтью. Что же касается всего промышленного производства, то оно в 2002 г. составило лишь 62% от уровня 1990 г., доля в нем машиностроения не превысила 20%, легкой промышленности — 3,1%, пищевой — 14,3%, чистый экспорт составил 12%.

Такое губительное для внутреннего рынка соотношение производств, приведшее к сырьевой направленности экономики, сложилось не только в результате «либеральных» преобразований, но и вследствие развала СССР.

Дело в том, что в советские времена примерно половина товарной продукции в РСФСР изготавливалась по кооперации с предприятиями других союзных республик. Сегодня большая часть этих прежних связей разрушена и соответствующие основные фонды уничтожены. Оставшиеся же наполовину изношены и большей частью простаивают, причем ресурс технологической базы российской экономики (машины и оборудование) выработан более чем на 60%, а средний возраст оборудования достиг 20 лет.

Большей частью исчез и высокоинтеллектуальный капитал прежнего военно-промышленного комплекса, продукция которого в ВВП не только снарядами и пушками, но и в значительной мере сложной «гражданской» техникой и ширпотребом, по разным оценкам, составляла от 40 до 60%. Его дальнейшую конверсию и диверсификацию заболтали, а выделенные на эти цели немногочисленные бюджетные средства большей частью куда-то исчезли. В итоге оказались утерянными многие тысячи передовых и уникальных технологий двойного применения. Только для космического корабля «Буран» их разработали свыше пятисот.

За последние 10—12 лет страна лишилась не только многих технологий высокого уровня, но и целых наукоемких отраслей, таких, как микроэлектронная, приборостроения, прецизионного станкостроения, производивших различные материалы и сплавы, и др.— их продукция почти целиком исчезла из материалов Госкомстата. На грани исчезновения самолетостроение, станкостроение... Достаточно сказать, что производство металлорежущих станков — основы технологической базы промышленности сократилось в сравнении с 1990 годом почти в 12 раз — до 6300 в 2002 г., в том числе «интеллектуальных» станков с цифровым программным управлением в 93 раза — в 2002 г. их изготовили всего 179 единиц. В результате по технологическому уровню промышленного производства страна оказалась отброшенной в 60—70-е годы прошлого столетия. При сокращении объемов производства в нем помимо сырья возросла и доля примитивной продукции.

Наблюдающийся в последние несколько лет небольшой прирост ВВП, который надо оценивать по абсолютным, а не относительным меркам, достигается главным образом за счет использования простаивающих мощностей и «проедания» ресурса основных фондов. Ведь инвестиции в основной капитал в 2002 г. составили менее 30% от уровня 1991 г. Основной вклад в увеличение ВВП приходится опять же на топливную промышленность и металлургию, а также пищевую и стекольную отрасли. Примерно четверть всего объема промышленной продукции экспортируется, причем в 2002 г. 65% ее экспорта пришлось опять же на топливную и металлургическую отрасли (сырой нефти — свыше 27% всего экспорта), а доля машиностроения не превысила 10%.

Осуществима ли «идея века»?

Удвоение ВВП Андрей Илларионов недавно охарактеризовал как «идею века». Очевидно, более или менее значимое увеличение ВВП невозможно без увеличения производства товаров и соответственно оплаты труда — они первичны и взаимозависимы. Прочие же составляющие всех ВВП возникают в результате появления добавленной стоимости. Это валовая прибыль, валовое накопление, расходы на конечное потребление, налоги... И даже услуги — все они, исключая финансовые и «массажные», в той или иной степени связаны с использованием какой-нибудь материальной базы. К примеру, перевозка пассажиров требует производства соответствующих транспортных средств.

Промышленная продукция составляет примерно 73% производимых в стране товаров. Остальная товарная продукция (данные 2002 г.) производится в сельском хозяйстве — примерно 10—12%, строительстве — до 15%, лесном хозяйстве — менее 0,2% и прочих отраслях.

Как отмечалось, половина промышленной продукции приходится на отрасли ТЭКа и металлургии, и рынок ею насыщен. Рассчитывать на какое-либо существенное увеличение добычи углеводородного сырья не приходится из-за значительной выработанности эксплуатируемых и отсутствия значимых новых месторождений, а производственные мощности металлургических предприятий загружены с учетом ремонтных работ почти полностью. Поэтому ТЭК и металлургия в увеличение ВВП смогут внести немного. И так как производство товаров не превышает в ВВП 35%, из которых почти 2/3 составляет промышленная продукция, резервы для увеличения их производства сокращаются примерно до 15—20% по отношению к ВВП. Что из этого следует?

Допустим, для удвоения «товарного» ВВП будут пропорционально удвоены все его нынешние составляющие. Так как при увеличении производства товаров рассчитывать на углеводородное сырье и топливо, а также металлы особо не придется, компенсировать эту выпадающую из роста часть надо будет увеличением выпуска остальных товаров не на 100%, а порядка 150%. На самом же деле необходимо еще большее увеличение, чтобы в ВВП возросла доля товарного производства, а в услугах — обслуживания населения. Речь идет в первую очередь о ЖКХ, технологическая база которого требует скорейшего и коренного обновления, для чего необходимо значительно увеличить производство соответствующего оборудования. Это окажется невозможным без повышения оплаты жилищно-коммунальных услуг, что, в свою очередь, потребует установления объективного прожиточного минимума и равной ему минимальной зарплаты, сегодня оцениваемых специалистами в 5500 рублей.

В 2002 г. реальные денежные доходы населения не достигли уровня 1997 года (произошло это лишь пару месяцев назад), а номинальные доходы составили почти 6,7 трлн. рублей, превысив всего на 119 млрд. рублей расходы. То есть на руках осталось меньше 2% полученных денег. На покупку потребительских товаров и оплату потребительских услуг было потрачено почти 73%, или около 4,9 трлн. рублей, что составило 45% «товарного» ВВП. Его удвоенное значение в сопоставимых ценах будет равно почти 21,73 трлн. рублей.

Потребительский спрос «через 20 лет назад» определится теми доходами населения, которыми оно будет располагать в это время. Если исходить из того, что для удвоения производства товаров и услуг достаточным окажется пропорциональное увеличение необходимых для этого затрат в сравнении с 2002 г., то и годовая зарплата в стране должна будет возрасти вдвое — она составит в сопоставимых ценах за труд сумму, превышающую 7,6 трлн. рублей. Увеличение фонда заработной платы позволит для компенсации инфляции индексировать пенсии, стипендии и другие социальные выплаты, что приведет к увеличению доходов всего населения. Если исходить все из того же принципа пропорциональности и полагать, что доля зарплаты в доходах населения сохранится на уровне 2002 г., т. е. равной 66%, то в сопоставимых ценах доходы населения должны возрасти до 11,5 трлн. рублей по сравнению с почти 6,7 трлн. в 2002 г. Тогда во избежание скачка ценовой инфляции потребуется с опережением прироста спроса населения создавать соответствующие запасы потребительских товаров и производственные ресурсы для оказания потребительских услуг.

Напомню, в 2002 г. потребительский спрос составил почти 4,9 трлн. рублей. Поэтому при удвоении ВВП объем потребительских товаров и услуг надо будет увеличить для гарантии до всей суммы возможных доходов населения — 11,5 трлн. рублей, т. е. почти в 2,34 раза. Если придерживаться их долей в 2002 г., равных 76 и 24% соответственно, то объем потребительских товаров в сопоставимых ценах должен возрасти до 8,74 трлн., или почти в 2,35 раза, а услуг — до 2,76 трлн. рублей.

В 2002 г. на розничную торговлю пришлось около 3,72 трлн. рублей — продали продовольствия на 1,72 трлн., а непродовольственных товаров на 1,99 трлн. рублей, в том числе импорта на 1,3 трлн. рублей, или около 41% всего товарного спроса населения. Отечественная пищевая промышленность произвела тогда продукции лишь на 982 млрд. рублей. Таким образом, почти половину продовольствия, потребленного в стране в 2002 г., ввезли из-за рубежа. Это на 30% больше, чем в 2001 г. Замечу, от трети до половины выборочно проверяемых импортных продуктов питания оказываются либо негодными, либо более низкого качества по сравнению с заявленным поставщиками.

Если по-прежнему исходить из принципа пропорциональности роста составляющих ВВП, в том числе неизменности долей собственного производства и импорта «ширпотреба» на уровне 2002 г., равных 60 и 40% соответственно, то объем отечественных потребительских товаров понадобится увеличить до 5,24 трлн., или более чем в 3,5 раза, а импорта — до 3,5 трлн. рублей, или более чем в 2,3 раза.

В 2002 г. в отечественном «ширпотребе» продовольствия было 44%, а непродовольственных товаров 56%. Поэтому с удвоением ВВП отечественное производство продовольственных товаров должно будет пропорционально возрасти до 2,3 трлн. рублей, а непродовольственных — до 2,93 трлн. рублей, т. е. тех и других почти в 2,5 раза. А насколько для баланса при этом удастся увеличить импорт?

Исходя из его 40%-ной доли в реализованном «ширпотребе», с удвоением ВВП импорт «ширпотреба», как отмечалось, должен увеличиться почти до 3,5 трлн. рублей, или в 2,7 раза, что в валютном эквиваленте по среднему за 2002 г. курсу составит почти 112 млрд. долларов. Напомню, в 2002 г. весь импорт обошелся в 60,5 млрд. долларов, в котором потребительских товаров и продовольствия было на 41,4 млрд. Чтобы более чем вдвое увеличился импорт должен во столько же при сохранении их положительного сальдо возрасти экспорт. Это весьма и весьма проблематично — ресурсы ТЭКа и металлургии, чей вклад в экспорт в 2002 г. превысил 65%, почти исчерпаны. К тому же растущий в последние годы более высокими темпами импорт вызывает уменьшение сальдо внешнеторгового баланса, т. е. чистого экспорта, выручка от которого сейчас уже почти полностью тратится на производственные нужды экспортеров, налоги, инвестиции и погашение долгов. Снижение при этом до 25% доли обязательной «продажи» за рубли валютной выручки в ближайшей перспективе чревато дальнейшей девальвацией рубля, подорожанием импортируемой продукции, а значит, уменьшением ее поставок.

По утверждению Андрея Илларионова, прирост импорта за первые девять месяцев нынешнего года на 11%, что объясняется высокими ценами на экспортируемую нефть, вызвал прирост ВВП на 4% при его общем увеличении на 6,5%. Хотя весь экспорт за это же время уменьшился почти на 2% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом. Так что производство отечественного «ширпотреба», особенно если упадут еще и цены на нефть, придется увеличивать намного больше, чем в указанные выше 3,5 раза. Естественно, для этого придется наращивать все кооперационное производство, конечной продукцией которого является этот «ширпотреб», в том числе необходимой промышленной и сельхозпродукциеи, объемы которых также должны увеличиться сверх указанных выше, т. е. в среднем больше чем в 2,5 раза.

Спрашивается, имеются ли в стране необходимые для столь масштабного роста ресурсы — производственные мощности, финансы и кадры?

Подсчитаем — прослезимся

Производство товаров неизбежно связано с расходом ресурсов соответствующих основных фондов. Для их обновления в цену продукции включаются соответствующие амортизационные отчисления, а для расширенного воспроизводства используют отчисления от прибыли и заемные средства. Все это, как известно, называется инвестициями в основной капитал и включается в валовое накопление соответствующего ВВП за вычетом потраченного ресурса — амортизации. Но если амортизация исключается из валового накопления, то в «товарном» ВВП она остается. Тем самым искусственно завышаются доходы и создается бухгалтерское прикрытие для «проедания» амортизации. Что нередко и происходит. Поэтому, на самом деле, прирастает ВВП в меньших размерах.

Напомню, инвестиции в основной капитал не превышают 28—29% от уровня 1990 г., к слову, далеко не самого благополучного по этому показателю. Из них на промышленность в 2002 г. пришлось чуть более 40%, в том числе на легкую — 0,2%, а на пищевую — 3,2%. Всего в основной капитал товаропроизводящих отраслей экономики в 2002 г. было вложено менее 20% инвестиций по сравнению с 1990 г.

Между тем, как отмечалось, согласно официальной статистике основные фонды в промышленности в среднем изношены наполовину, в машиностроении — почти на 60%. Но это по бухгалтерской отчетности, в которой исходят из формальных норм и сроков амортизации. Каково же их действительное физическое состояние, на самом деле никто не знает, так как последняя инвентаризация в стране проводилась 18 лет назад. Поэтому, прежде, чем говорить об удвоении ВВП, что в действительности потребует увеличения производства только одной потребительской продукции в 4—5 раз по сравнению с 2002 г., необходимо оценить, насколько числом и качеством пригодны для этого имеющиеся, в основном морально устаревшие, производственные мощности и во что обойдется их обновление.

Одновременно потребуется оценить состояние кадрового потенциала, т. е. его пригодность и достаточность для исполнения задуманного. В 2002 г. в товаропроизводящих отраслях экономики, а также на транспорте и в связи было занято 21,3 млн. человек, что на 20,2 млн., т. е. почти вдвое меньше, чем в 1990 г. В промышленности за это же время число работников сократилось на 11,3 млн.— до 11,5 млн. человек, т. е. тоже вдвое. Уже сегодня на многих предприятиях не хватает рабочих. И хотя общая численность занятых в экономике, включая домашние хозяйства, снизилась с 75,3 млн. в 1990 г. до 65,5 млн. человек в 2002 г., среднегодовое число занятых рабочих мест в 2002 г. в организациях и на предприятиях не превысило 47 миллионов.

Очевидно, если для удвоения ВВП производство промышленной и потребительской продукции потребуется увеличить от 3 до 5 раз в сравнении с 1990 г., то добиться этого можно будет только соответствующим увеличением производительности труда и числа рабочих мест. Какой-то значимый рост производительности труда при сохранении нынешней, во многом морально устаревшей технологической базы невозможен. Что же касается увеличения числа рабочих мест, то и с этим существуют большие проблемы.

Если в 1990 г. было подготовлено почти 1,3 млн. квалифицированных рабочих, то в 2001 г.— лишь 759 тысяч, из них для товаропроизводящих отраслей, транспорта и связи — 515 тысяч, подавляющая часть которых обучена только простейшим специальностям. Рабочих высокой квалификации для производства сложной техники, способных управляться с современными станками с ЧПУ и автоматизированным кузнечно-прессовым оборудованием, почти не готовят. Да и не на чем. Ведь в оставшихся ПТУ из прежней учебной базы сохранились в основном тиски, напильники и паяльники.

В указанные же годы для упомянутых отраслей подготовили соответственно 348 тысяч и 351 тысячу техников и 199 и 292 тысячи инженеров. Итого для упомянутых отраслей к 2002 г. было подготовлено почти 1,16 млн. новых работников. Однако в 2002 г. число занятых рабочих мест в этих отраслях по сравнению с 2001 г. сократилось примерно на 1 млн. человек. Такая тенденция наблюдается все годы «реформ». И немудрено. Способных студентов уже на последних курсах вербуют коммерческие структуры, доплачивая им до получения диплома по 100—200 долларов ежемесячно. Но в основном специалисты уходят либо на пенсию, либо из жизни.

Потерю почти половины прежнего кадрового потенциала в товарном производстве, на транспорте и в связи не восполнить за короткий срок. Но сколько и каких специальностей работников потребуется для формального удвоения ВВП — никто не знает. К тому же за эти годы исчезла большая часть ПТУ, готовивших рабочих. Зато почти вдвое возросло количество ВУЗов, хотя тех же инженеров уже в 80-е годы прошлого столетия было намного больше, чем востребовалось отечественной промышленностью и наукой.

Неопределенности с производственными мощностями и кадрами, необходимыми для решения уравнения, именуемого «удвоенный ВВП», не единственные в нем неизвестные. Хотя уже при двух неизвестных любое уравнение неразрешимо. Однако в нашем случае неизвестных гораздо больше. Третье неизвестное — это стоимость результата, четвертое — источники финансирования, необходимого для получения результата, пятое — номенклатура товаров, обеспеченная платежеспособным спросом. Есть еще шестое, седьмое и прочие неизвестные.

Остановимся на стоимости результата и его денежном обеспечении. Как отмечалось, удвоенное значение ВВП 2002 г. в сопоставимых ценах будет равно почти 22 трлн. рублей. Для нормального функционирования экономики, в том числе поддержания баланса товарно-денежного обращения, денежная масса должна составлять никак не менее половины ВВП. Это означает, что к 2010 г. ее потребуется увеличить до 11 трлн. рублей. На самом же деле, с учетом инфляции, значительно больше. Если ежегодная инфляция за время возврата на старые позиции 20-летней давности составит 10%, то к 2010 г. по отношению к 2002 году она превысит 200%, что потребует увеличения денежной массы примерно до 22 трлн. рублей. Меньшей инфляции без изменения нынешней экономической политики и без контроля за ценами, как это делается в нормальных странах, ожидать не приходится. Естественно, что удвоенный ВВП в текущих ценах составит тогда примерно 44 трлн. рублей.

Для сравнения, среднегодовая денежная масса в 2002 г. равнялась 1,7 трлн. рублей, или почти 15% по отношению к ВВП. Тогда же из оборота под благовидными предлогами изъяли около 500 млрд. рублей для «стерилизации» (см. «ПВ» № 20, октябрь 2003 г. «Как правильно доить экономику»). Дело в том, что денежную массу реформаторы «привязали» не к имеющейся в стране товарной массе с учетом их оборота, как принято в нормальных странах, а к золотовалютному резерву Центробанка, да к тому же по базарному валютному курсу. Создав таким образом в стране искусственный денежный дефицит, т. е. дефляцию, правительство удерживает низким платежеспособный спрос, а значит, как-то сдерживается и рост цен. Тем самым имитируется борьба с тенью кризиса — ценовой инфляцией, которая все равно ползет и ползет вверх.

Замечу, в нормальной экономике при дефляции цены всегда снижаются. На их понижение должны работать и низкие реальные доходы российского населения, которые много меньше советского времени — в 2002 г. они составили лишь 60% от уровня 1991 г., а реальная зарплата была еще ниже. Значит и платежеспособный спрос соответствующий. Инфляция же растет, но растет в ограниченных пределах, так как правительство для сиюминутного увеличения доходов казны ее «регулирует», устанавливая завышенные тарифы на электроэнергию и транспортные услуги, которые вызывают всеобщее подорожание. Кроме труда. Темпы их роста почти вдвое опередили рост цен на промышленную продукцию, втрое — на потребительскую и в пять раз — на сельхозпродукцию. Отставание цен в указанных пределах обусловлено дефляцией и низкими доходами населения, что порождает низкий платежеспособный спрос внутри страны на все и вся. Он и является уздой для цен.

Но так как цены разбежались на разные расстояния друг от друга, то их громадный диспаритет привел к значительной неэквивалентности товарообмена, включая труд, по стоимости. В наиболее худшем положении оказалось сельское хозяйство, далеко отставшие цены на продукцию которого не позволяют ему выживать. Такая порочная экономическая политика привела к развалу денежного обращения и, как следствие, снижению объемов товарного производства. В результате оборотные активы не превышают в промышленности половины производимой продукции, а в сельском хозяйстве — трети. Поэтому около половины предприятий в стране убыточны. Тем не менее, правительство упорно придерживается сокращения денежного обращения и «стерилизации» части денежной массы. Для этого оно даже добилось снижения нормы обязательной продажи экспортной валютной выручки, чтобы не увеличивался золотовалютный резерв и не надо было выпускать в его обеспечение дополнительную рублевую массу.

Таким образом, чтобы удвоить прошлогодний ВВП, в 2010 г. придется иметь в обращении денежную массу в размере примерно 22 трлн. рублей или почти в 13 раз большую, чем в 2002 г. Если при этом продолжать придерживаться нынешнего порочного принципа ее обеспечения не национальной товарной массой, а золотовалютным резервом Центробанка (сегодня 65 млрд. долларов), то его придется увеличить по сопоставимому валютному курсу более чем на порядок — примерно до 733 млрд. долларов. Это окажется возможным лишь при увеличении прошлогоднего чистого экспорта, составившего 46,2 млрд. долларов, почти в 16 раз или самого экспорта более чем в 7 раз. Без учета инфляции, т. е. в сопоставимых с 2002 г. ценах, для обеспечения соответствующей денежной массы, которая составит 11 трлн. рублей, золотовалютный резерв необходимо будет увеличить примерно до 366 млрд. долларов или в 6,5 раз, что в 8 раз превысит чистый экспорт 2002 г. Конечно же, все это, как показано выше, при нынешних экономических условиях совершенно немыслимо.

Итак, нынешний ВВП как один из обобщающих показателей состояния экономики является лишь следствием и отражением множества происходящих в ней процессов. Поэтому для вывода страны из экономического кризиса необходимо устранить всю совокупность вызвавших его причин. Одна из ключевых — развал в стране денежного обращения из-за искусственно созданного дефицита денежной массы. Другая важная причина — искусственно поддерживаемые низкие доходы подавляющей части населения.

Валовой внутренний продукт и Конституция

Согласно п. 1 статьи 7 Конституции РФ «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Очевидно, под «человеком» авторы главного закона страны подразумевали все же «гражданина РФ» или, может быть, даже любого человека, живущего в России, а не избранную группу примерно в 10—15% населения. Если это так, то достойной жизни достойны все наши граждане. Конечно же, трудоспособная их часть должна работать, и для них согласно п. 2 той же статьи 7 «устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда». По всей видимости, эта оплата и должна обеспечивать достойную жизнь ее получателю. В противном случае, приведенные конституционные нормы противоречили бы друг другу.

Надо полагать, что достойная жизнь — это вовсе не удел рыться на помойках. Поэтому, если минимальная зарплата законодательно устанавливается в четыре раза меньшей официально объявленного правительством прожиточного минимума, то налицо явное нарушение Конституции РФ. Вместе с тем, если в том же официальном прожиточном минимуме на выделенную для пропитания сумму можно всего лишь 8—10 раз пообедать в столовой правительственного Белого дома, то является ли такой минимум минимумом достойной жизни? Любопытно, на ком из членов правительства проводился эксперимент на выживаемость за такие деньги?

По подсчетам специалистов, реальный средний по стране прожиточный минимум сегодня близок к 5500 рублей в месяц, т. е. вдвое больше нынешнего официального. А для достойной жизни наемного работника минимальная зарплата должна составлять 16 000 рублей. Причем под достойной жизнью понимается простое воспроизводство ресурсов работающего человека, включая его здоровье и содержание одного ребенка ему на замену в будущем. Совершенно очевидно, что подобные доходы возможны лишь при соответствующем товарном производстве, обеспечивающем создание необходимой прибавочной стоимости, и ее справедливом, т. е. эквивалентном по стоимости затрат, в которые входит и труд, распределении. Иначе говоря, конституционные нормы статьи 7 фактически предписывают развитие национального товарного производства и через него рост ВВП, без чего эти нормы, регламентирующие социальные функции государства, не могут быть исполнены. Таким образом, получается, что и борьба с нищетой — проблема вовсе не социальная, а макроэкономическая. И вот почему.

Природное сырье, энергоресурсы и промышленная продукция, будучи несъедобными, никому не нужны, если они не востребуются в технологических цепочках производства какой-либо потребительской продукции. Поэтому, приобретая производимые в своей стране продукты питания, одежду, легковые автомобили, телевизоры и прочие жизненные блага, население оплачивает абсолютно все затраты по их изготовлению — от добычи сырья, производства энергоресурсов, необходимых технологического оборудования, материалов, комплектации и прочего, вплоть до кредитов и всякого рода иных услуг.

В ценах товаров конечного потребления помимо их себестоимости концентрируются также все налоги, последовательно выплаченные участниками соответствующего кооперационного производства, а также полученная ими прибыль. Поэтому все затраченные средства возвращаются всем участникам производства конечной потребительской продукции по соответствующим технологическим цепочкам ее изготовления — от последующего участника предыдущему, т. е. от покупателя того или иного ресурса (сырья, полуфабриката, услуги, комплектации, материала и пр.) его продавцу-изготовителю. Вплоть до продавца и покупателя конечной потребительской продукции. (Продукцию, в том числе военно-технического назначения, закупаемую для государственных нужд и финансируемых из бюджетов организаций, условно также отнесем к потребительской — она приобретается на бюджетные средства, т. е. деньги населения, для общественного пользования, в том числе для обеспечения безопасности страны.) Таким образом, платежеспособный спрос в любой стране на все и вся зависит от предложения и платежеспособного спроса населения этой страны на внутренних рынках потребительских товаров и услуг. Поэтому чем выше его доходы, тем больше люди смогут приобретать нужных им товаров и жизненных благ. Это потребует увеличения их производства, а следовательно, соответствующего развития всех отраслей промышленности и экономики в целом, а значит, роста занятости и опять же доходов населения. При этом будут расти одновременно как доходы и прибыль товаропроизводителей, так и доходы казны. Ведь абсолютно все налоги, за исключением экспортных пошлин, выплачиваются, в конечном счете, не предприятиями, а населением, когда оно приобретает потребительскую продукцию. Так что государство, национальные товаропроизводители и общество в целом объективно должны быть заинтересованы в приоритетности и гармоничности развития национальной экономики и своего внутреннего рынка. Это достигается максимальной занятостью населения в товарном производстве, соблюдением эквивалентности товарообмена, включая труд, по стоимости, и выполнением ряда других условий (см. «ПВ» № 1, 2000 г. «Как вместо лагерной зоны создать цивилизованную экономику»). Причем мерой стоимости должна являться такая минимальная оплата труда, которая обеспечивает достойное существование наемных работников с учетом демографического воспроизводства (подробнее см. «ПВ» № 9—10, 2003 г., «Общенациональная идея для олигархов»).

Надо полагать, что далеко не из альтруистических побуждений основатель автомобильной империи Генри Форд добился в начале прошлого века принятия Конгрессом США закона о таком минимуме зарплаты, который позволял бы американской семье со средним достатком приобретать его автомобили. И не только их. Когда в нашем правительстве наконец осознают глубокий смысл статьи 7 Конституции РФ, о котором, видимо, не догадывались ее авторы, занимавшиеся плагиатом, но прекрасно понимал Генри Форд, тогда мы и Россию вырвем из трясины, и сами все заживем по-человечески.

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100