Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ И МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВАЯ ПОЛИТИКА

Евгений Козловский

Автор публикации, один из авторитетнейших геологов, Евгений Александрович Козловский - доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской и Государственной премий, заслуженный деятель науки и техники Российской Федерации. С 1975-го по 1989 год был министром геологии СССР, сейчас заведует кафедрой оптимизации геолого-разведочных процессов Московской государственной геолого-разведочной академии и является президентом Международной акционерной геологической компании. Первооткрыватель ряда месторождений минеральных ископаемых, автор научных открытий и 40 изобретений, а также свыше 400 научных работ, в том числе 30 монографий.

Начиная с 70-х годов в мире активно ведутся дискуссии по вопросам состояния и развития человечества, что в значительной мере связано с ростом негативных тенденций в развитии государств, увеличением количества политических и этнических конфликтов, резко обострившимися экологическими проблемами. При этом подчеркивается, что в ХХI век человечество входит с рядом нерешенных проблем. Среди них особо выделяются проблемы исследований эволюции биосферы Земли и минерально-сырьевых перспектив.

Экономисты, опираясь на отчет Всемирного банка "О состоянии мировой экономики и прогнозах ее развития", доказывают, что в 2000 г. наиболее серьезные последствия мирового экономического спада ощутят на себе развивающиеся страны. Темпы роста национальных ВВП упадут с прошлогодних 3,2% до 0,4%, а в некоторых странах вообще будут отрицательными. Этот прогноз Всемирный банк дает в отношении 33 развивающихся стран и стран с переходной экономикой, в числе которых Индонезия, Бразилия и, к сожалению, Россия. Проблема, как они утверждают, в том, что развивающимся странам не хватает опыта предотвращения кризисов. Вместе с тем на основе опыта развитых стран Всемирный банк рекомендует им развивать заимствования капитала, но в то же время проявлять осторожность (обратите внимание!) в либерализации финансового сектора, которая должна сочетаться с жесткими мерами регулирования и, как ни странно, государственного контроля.

Анализ показывает, что развитие мировой экономики сопровождается неуклонным ростом потребления топливно-энергетических и всех других видов минеральных ресурсов. Из добытых за последние 100 лет более 185 млрд. т угля и 45-50 млрд. т железной руды более половины приходится на период 1961-1995 гг. Потребление других металлов увеличилось за этот период в 3-5 раз, а сырья для производства удобрений - в 3-3,5 раза. Естественно, каждой страной или группами стран вырабатывается определенная минерально-сырьевая политика, зависящая от многих факторов, но прежде всего от наличия или недостаточности собственных минерально-сырьевых ресурсов и масштабов потребности в них.

Одним из главных противоречий последнего десятилетия ХХ века является различная направленность политических и экономических процессов в промышленно развитых странах Западной Европы, Северной Америки и Японии, с одной стороны, и в бывшем Советском Союзе и странах Восточной Европы, с другой. На Западе развиваются процессы экономической и политической интеграции, на Востоке, наоборот, взяли верх сепаратистские тенденции в политике, экономике и в межнациональных отношениях.

В конце ХХ века Россия оказалась в сложнейшем политическом, экономическом, экологическом и социальном положении, вызванном переходом к новой общественной формации со сменой форм собственности.

Многократно сократились ассигнования на науку и культуру Экономика технологически деградирует, исчезает высокотехнологичная, наукоемкая продукция, высокими темпами росла инфляция.

Не оправдались надежды и на структурную перестройку и улучшение финансового положения в ходе акционирования и приватизации предприятий. Вся эта кампания проводилась в срочном порядке и была подчинена не экономическим, а политическим целям. В ходе приватизации не удалось решить ни одной из поставленных задач, в том числе и по финансовому оздоровлению предприятий, привлечению инвестиций, повышению технического уровня производства и конкурентоспособности продукции.

В науке кризисом экономики принято называть состояние, когда объем производства сокращается на одну треть, а две трети - это уже распад. Именно в таком состоянии находится российская экономика по всем основным параметрам. За десять лет реформ Россия по объему ВВП переместилась с 55-го места в 1987 году на 99-е место в 1996 году. В списке стран, опередивших Россию по производству, преобладают развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки. Этот факт, по-видимому, еще не осознало ни государственное руководство, ни наше общество.

Но не следует забывать и реалии сегодняшнего дня, которые осложняют выход России из кризиса, в который она попала по вине бездарных политиков. Об этом свидетельствуют следующие данные: снижение объема ВВП - 50% (пороговое значение 25%); доля инвестиций в ВВП - 16% (пороговое значение 25%); доля импорта потребления населением - 53% (пороговое значение 30%) и т. д. Обстановка действительно сложная. То, что реформаторы называли рынком, в итоге оказалось новым способом перекачивания государственного имущества в частные карманы.

Путь России к устойчивому развитию не может проходить без учета международной обстановки. С точки зрения Запада Россия на длительное время утратила основные компоненты своего военно-политического потенциала.

Учеными РАЕН выделяются три возможных сценария будущего России: 1. Инерционно-пессимистический. Процесс заката российской локальной цивилизации завершится ее окончательным распадом (как это неоднократно бывало в прошлом со многими локальными цивилизациями, и то, что от нее останется, переместится на периферию мирового прогресса.

Исходя из вышеприведенных данных, можно сделать вывод, что из-за небывалого в мирное время кризиса Россия потеряла большую часть своего экономического, научно-технического и оборонного потенциала. Из страны с неравномерно растущей экономикой, повышающимся уровнем жизни населения, сравнительно устойчивыми ценами, мощным научно-техническим и оборонным потенциалом, относительной социальной слабостью, Россия превратилась в страну со стремительно деградирующей экономикой.

Очевидно, что сохранение нынешних тенденций пагубно скажется на будущем России, ее положении в мировом постиндустриальном пространстве.

2. Переломно-оптимистический. Россия сумеет найти в себе силы для возрождения и превратится в центр притяжения не только для стран СНГ, но и других стран, входивших в сферу ее влияния и связанных с ней некогда прочными узами.

За время Великой Отечественной войны страна понесла, как известно, огромные потери. В 1945 г. произведенный национальный доход составлял 83% к уровню 1940 г объем промышленной продукции - 91, сельскохозяйственной - 60, капитальных вложений - 92, грузооборота транспорта - 76%. Однако уже через пять лет, в 1950 г., объем национального дохода в 1,6 раза превысил уровень 1940 г. и в 2 раза - уровень 1945 г., промышленной продукции соответственно в 1,7 и 1,9 раза, сельскохозяйственной - в 1,0 и 1,6, капитальных вложений - 1,9 и 2,1, грузооборота транспорта - в 1,4 и 1,9 раза. Об этом опыте сегодня умалчивают, а он между тем заслуживает серьезного изучения. Ученые считают, если бы был осуществлен такой вариант выхода из кризиса, то в начале будущего века мы достигли бы 6-8% среднегодового ВВП и 10-12% прироста инвестиций.

3. Умеренно-компромиссный вариант. Россия сохранится в урезанном и ослабленном виде. Наиболее вероятен промежуточный, умеренно-компромиссный сценарий медленного выздоровления тяжело больного общества и непростого вхождения в мировое постиндустриальное пространство на вторых-третьих ролях.

Вслед за другими странами Россия выйдет из затянувшегося кризиса и сможет закрепить и развить положительные стороны реформ, но ей не хватит сил для прорыва, стремительного броска вперед. В этом случае, чтобы вернуться к докризисному уровню экономического развития, потребуется 15-20 лет.

Природные кладовые страны

Указом Президента Российской Федерации от 29 апреля 1996 года № 608 была одобрена Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (основные положения). В качестве цели Государственной стратегии определено обеспечение такого развития экономики, при котором создались бы приемлемые условия для жизни и развития личности, социально-экономической и военно-политической стабильности общества и сохранения целостности государства, успешного противостояния влиянию внутренних и внешних угроз.

В Государственной стратегии сформулированы в принципиальном виде внешние и внутренние угрозы экономической безопасности; критерии состояния экономики, отвечающие требованиям экономической безопасности и отражающие национальные интересы России; механизмы реализации стратегии экономической безопасности страны.

Между тем уровень производства и потребления продукции из залежей земной коры прямым образом предопределяет экономические и социальные показатели стран. Высокий уровень потребления месторождений полезных ископаемых является материальной основой экономики и национальной безопасности ведущих государств мира.

Россия занимает в этой области особое место. Процветающие ныне страны, не обладающие горным потенциалом, могут оказаться через несколько десятилетий совсем в иной экономической ситуации. И, наоборот, страны, обладающие развитой горной промышленностью и минеральными ресурсами, имеют возможность выйти на передовые рубежи современной цивилизации. Определяющим фактором становится стратегия развития геологии и горного дела в стране.

Что же происходит в минерально-сырьевом комплексе? Из-за хронических неплатежей в отраслях ТЭКа резко обострилась проблема сбыта произведенной продукции. Сокращение выпуска продукции и неплатежи за нее усугубили тяжелое финансовое положение предприятий комплекса, усилили спад в инвестиционной деятельности и до предела обострили кризисные явления в ТЭКе. Состояние и технический уровень действующих мощностей становятся критическими. Износ основных фондов достиг в угольной промышленности 56%, в нефтедобыче - 51%, в нефтепереработке - около 80%, в электроэнергетике - 48%.

Вместе с этим топливно-энергетический баланс России существенно отличается от среднемирового и других промышленно развитых стран. Основными его отличиями являются: высокая доля нефти и газа - 75-77% (в среднем по миру - 57-60%) и необычайно низкая доля угля: в 1990 г.- 18%, в 1995 г.- 13-14% (в среднем по миру - 29-30%). В остальных странах доля угля в производстве электроэнергии составляет: в США - 57%, в Индии и Китае - 70%, в Австралии - 76%. Добыча угля на душу населения в США составляет около 3,6 т, Польше - 5-5,4 т, Австралии - 10-12 т, в России в 1994-1995 гг.- 1,8-1,7 т.

Между тем складывается неблагоприятное положение с отдельными видами минерального сырья. Так, степень выработанности разведанных запасов нефти в целом по стране достигла почти 50%, а крупных месторождений, дающих основной объем добычи,- до 60-80%. В Западной Сибири, где расположена половина всех потенциальных ресурсов нефти страны, около 60% разведанных запасов характеризуются падающей добычей. Более 75% наиболее эффективных в этом регионе запасов вовлечено в отработку. Суточные дебиты скважин в Западной Сибири сократились до 15-19 т, а в целом по стране - до 9 т. Размеры выявленных новых месторождений уменьшились в среднем с 53 млн. т (в 80-х годах) до 4-6 млн. т. Выработанность разведанных запасов в других ведущих нефтедобывающих регионах (Урало-Поволжье, Республике Коми, Северном Кавказе) еще более высокая - от 65 до 85%.

Относительно устойчивое положение с добычей газа связано с эксплуатацией высокоэффективных месторождений Западной Сибири, где сосредоточено 80% разведанных запасов и до 85% объема добычи от общих по стране. Однако из вовлеченных в эксплуатацию (около половины разведанных запасов) 50% характеризуются также падающей добычей.

Особенно острой и сложной является проблема сырьевой базы урана для атомной энергетики и оборонных целей. После относительного застоя мировая атомная энергетика испытывает подъем. Ежегодно в мире вводится в строй около 10 новых ядерных реакторов, а всего их около 500.

В России действует 29 атомных реакторов общей установленной мощностью 213 МВт. Годовое потребление урана только на 60-70% покрывается его производством. В России имеется только одно уранодобывающее предприятие, обеспеченность рентабельной сырьевой базой которого при современном уровне добычи, составляет 10-15 лет. Наша страна является крупным экспортером урана за счет складских запасов и услуг по его обогащению. Эту позицию Россия завоевала с большим трудом, преодолевая политическое и дискриминационное сопротивление конкурентов.

По оценкам, валовая ценность разведанных и предварительно оцененных сырьевых запасов стран СНГ составляет около 28,5 трлн., а прогнозные ресурсы оцениваются в 140 трлн. долларов. Удельный вес России в разведенных запасах и добыче полезных ископаемых в начале 90-х годов приведен в табл. 1.

Следует отметить, прирост запасов полезных ископаемых по Российской Федерации резко упал по отношению к 1989 г. Это не может не отразиться на общем состоянии минерально-сырьевого комплекса страны (табл. 2).

Топливно-энергетические cырьевые ресурсы

Восприятие России во всем мире ассоциируется в первую очередь с ее минерально-сырьевым потенциалом. Действительно, он огромен, особенно возможности топливно-энергетического комплекса. Доля его в объеме промышленного производства достигает 30%, в объеме ВВП - 15%, в экспортном балансе страны - 40-50%.

Сырьевая база отечественного нефтегазового комплекса оказалась в числе производств и объектов хозяйственной деятельности, сложно адаптирующихся к рынку. Резкое сокращение государственного финансирования геолого-разведочных работ обусловило кризисное по масштабам и последствиям снижение объемов работ, полную или частичную приостановку крупных научно-практических программ геологического изучения нефтегазоносных и перспективных территорий (акваторий), падение темпов воспроизводства запасов в районах основной добычи нефти и газа, включая Западную Сибирь. За 1988-1997 гг. объемы глубокого разведочного бурения на нефть и газ в России сократились с 6 до 1,4 млн. м, или в 4,3 раза и стали недостаточными даже для простого воспроизводства сырьевой базы. Если в 80-е годы на единицу добычи нефти и (или) газа приходилось 2-4 единицы прироста запасов, то в 1995-1997 гг. добыча нефти компенсирована новыми запасами на 79%, а добыча газа на 39%.

Из-за недостаточной прогнозной проработки экономических результатов геологоразведочных работ, многие нефтяные и газовые месторождения после их открытия оказались неэффективными для добычи, а вложенные в их поиск и разведку средства - замороженными на неопределенный срок. Главные проблемы ресурсной базы сейчас связаны не с физическим исчерпанием нефтегазового потенциала недр, а с сохраняющейся неопределенностью прогноза нефтегазоносности, неотработанностью методов и механизмов отбора приоритетов реализации этого прогноза и их недостаточной увязкой с общими проблемами макроэкономической и энергетической стратегии на длительный период.

В недрах России содержатся огромные, еще не открытые и неразведанные ресурсы углеводородного сырья. Разведанность начальных потенциальных ресурсов нефти составляет около 34%, конденсата - 16%, что позволяет прогнозировать новые крупные открытия. При восстановлении объемов геолого-разведочных работ до уровня 1988-1990 гг. можно рассчитывать на получение ежегодных приростов запасов нефти конденсата до 1 млрд. т, природного газа - до 1,5 трлн. куб. м. Предполагается, что 70-75% этих приростов можно будет получать в Западной Сибири, 10-12 в европейской части России и 15-18% - в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и на шельфах морей.

Особо следует указать на необходимость усиления работ по выявлению и освоению месторождений на шельфах морей.

В настоящее время Россия располагает крупнейшими в мире прогнозными ресурсами и разведанными запасами газа и является крупнейшим его производителем. Потенциальные ресурсы газа оцениваются РАО "Газпром" в 216 трлн. м3. Разведанные запасы свободного газа составляют 47,5 трлн. м3 (34% от мировых), из них 45,1 трлн. м3 (92,2%) связаны с месторождениями, расположенными на суше, и 3,8 трлн. м3 (7,8%) - на шельфах морей.

Сырьевая база газовой промышленности России характеризуется исключительно высокой концентрацией разведанных запасов в основных газоносных районах и сосредоточена в сравнительно небольшом количестве крупнейших и уникальных месторождений. Почти 78% разведанных запасов сосредоточено в месторождениях Западной Сибири и около 73,7% из них - в 23 уникальных месторождениях, каждое из которых содержит свыше 500 млрд. м3 газа. Среди них - Уренгойское с запасами (остаточными) 7,2 трлн. м3, Ямбургское - 4,1 трлн. м3, Бованенковское - 4,4 трлн. м3, пять других месторождений с запасами более 1 трлн. м3 в каждом.

В разрабатываемых месторождениях сосредоточено 44,1%, в подготовленных к освоению - 33%, в разведуемых - свыше 22% запасов.

Разведанные запасы газа России в настоящее время оцениваются в 47,5 трлн. м3. Из общего объема запасов на районы европейской части страны приходится 4,9 трлн. м3 (10%), Западной Сибири - 37 трлн. м3 (78%), Восточной Сибири и Дальнего Востока - 2,1 трлн. м3 (4%), шельфа - 4 трлн. м3 (7,8%). Эти запасы сосредоточены в 762 газовых, газоконденсатных и газонефтяных месторождениях.

Прогноз развития сырьевой базы газовой промышленности базируется на оценке нефтегазоносности Западной и Восточной Сибири, Дальнего Востока, Прикаспия и шельфа. Перспективные и прогнозные ресурсы газа (164,4 трлн. м3) в основном сосредоточены в малоизученных районах Восточной и Западной Сибири, в глубокопогруженных отложениях Прикаспия. Освоение этих ресурсов потребует значительных капитальных затрат.

Вместе с этим хотелось бы отметить региональные особенности развития сырьевой базы. Судя по всему в Западной Сибири расширение сырьевой базы предприятий РАО "Газпром" в основном будет связано с поисками новых газовых объектов вблизи эксплуатируемых крупных месторождений, доразведкой глубоких горизонтов неокома и юры, разведкой перспективных структур.

В целом по Западной Сибири в перспективе до 2030 г. будет существенно меняться структура запасов и добычи газа по компонентному составу. Так, доля этансодержащих газов в суммарной добыче составит в 1998-2010 гг. 12%, в 2011-2015 гг.- 16%, в 2016-2025 гг.- 22% и в 2026-2030 гг.- 30%. В объеме разведанных запасов доля этансодержащих газов сейчас составляет 28%, а к началу 2031 г. она увеличится до 47%. При этом в структуре прироста запасов за 1998-2030 гг. метановые газы составят 43%, этансодержащие газы - 57%.

Анализ результатов экономической оценки показывает, что ресурсы нефтегазоносных недр территорий и акваторий России обладают огромной потенциальной ценностью. Ожидаемый суммарный эффект от их освоения в масштабе цен 1996 года с учетом деноминации составляет для нефтяных ресурсов порядка 2,4 трлн. руб. (443 млрд. долл.), для газовых - 8,9 трлн. руб. (1,7 млрд. долл.). Подавляющая часть этого эффекта приходится на перспективные территории. Доля акваторий в суммарном эффекте по нефти составляет 0,6%, по газу - 20%.

Экономическая оценка ресурсов нефти и газа показала, что Россия обладает огромным богатством, превышающим нефтегазовый потенциал любой страны мира. При существующем уровне цен возможно рентабельное освоение свыше трети прогнозных ресурсов нефти и половины ресурсов газа.

Российская Федерация обладает также и значительными разведанными (201,1 млрд. т) и прогнозными ресурсами (4450,7 млрд. т) углей разнообразного состава и качества, составляющими соответственно 12% и 30% от общего их ресурсного количества в мире. Из разведанных запасов 29 млрд. т. (14%) приходятся на действующие и строящиеся угледобывающие предприятия 76,6 млрд. т (38%) - на резервные, подготовленные для нового строительства, реконструкции и продления срока службы действующих предприятий, остальные приходятся на разведуемые, перспективные для разведки и прочие месторождения и участки. Разведанные запасы коксующихся углей составляют 40,4 млрд. т (20% от общего количества разведанных), в том числе особо ценных марок - 19,2 млрд. т (10%). Запасы и ресурсы угля выявлены и в районах, где нет значительных месторождений нефти и газа - на юге Сибири, в Забайкалье, Приамурье, Приморье, на Северо-Востоке. Разведанные запасы углей для разработок наиболее эффективным, открытым способом, составляют 118,9 млрд. т (59%).

Таблица № 1

Полезные ископаемые Разведанные запасы Добыча Потребление
Нефть 86 92 68
Природный газ 86 78 67
Уголь 70 58 61
Железные руды 60 44 40
Марганцевые руды 5 0 38
Хромовые руды 3 5 51
Медь 53 59 51
Свинец 34 25 51
Цинк 48 38 51
Никель 95 91 51
Титан 57 6 55
Олово 91 99 65
Золото 52 62 55
Серебро 38 42 51
Фосфатное сырье 53 81 56
Калийные соли 62 44 63

Таким образом, имеющиеся разведанные запасы углей являются надежным потенциалом стабилизации и развития угольной промышленности, удовлетворения (наряду с использованием других энергоносителей) энергетических нужд страны, в том числе электроэнергетики, а также потребностей металлургии и других отраслей промышленности.

В настоящее время производственные мощности угледобывающих предприятий составляют 330,7 млн. т, в том числе в Кузбассе - 118,4 млн. т. Освоение этих мощностей не превышает по России - 70%, по Кузбассу - 75%. При этом добыча угля в России сокращается не столько из-за закрытия особо убыточных и опасных шахт, сколько в основном из-за низкого платежеспособного спроса на внутреннем рынке.

Резервы действующих угольных предприятий практически исчерпаны. По расчетам Минтопэнерго, дефицит энергетических углей уже в 1999 г. составил 8-10 млн. т.

Следует признать, что основные проблемы в стабилизации работы и развития угольной отрасли порождены определенной недооценкой ее роли в народно-хозяйственном комплексе страны. Правительством с начала экономических реформ не разрабатывался топливоно-энергетический баланс страны на перспективу. Следовательно, замыкающий в его составе вид топлива не определен в требуемых объемах его добычи на ближайшую перспективу, а тем более на отдаленную. "Энергетической стратегией России" предусматриваются следующие уровни добычи угля в стране: 2000 г.- 250-290 млн. т, в 2010 г.- 300-340 млн. т. Намечаемый на 2010 г. объем добычи составит лишь 70,5-80% к уровню добычи 1988 г. и 76-86% от 1990 г. Такой вялый рост добычи на период до 2010 г. не соответствует тенденции намечаемого ее увеличения в основных угледобывающих странах.

Роль угольного топлива в топливно-энергетическом балансе страны и отдельных ее регионов должна повышаться. Наряду с традиционными направлениями использования углей в электроэнергетике, металлургии и коммунально-бытовом секторе все большее значение должно приобретать расширение использования углей и продуктов их переработки в других областях экономики - производстве синтетического жидкого горючего, извлечении заключенного в углях и угленосных отложениях метана, производстве электродных и углеграфитовых материалов, адсорбентов, гуминовых препаратов и др.

Россия унаследовала 80% промышленного и 90% научно-технического потенциала атомной энергетики бывшего СССР. В Советском Союзе была подготовлена самая крупная в мире сырьевая база атомной энергетики. Однако после распада СССР большая часть разведанных запасов оказалась за пределами России. По данным МАГАТЭ, разведанные запасы урана стоимостью до 80 долл./кг в странах СНГ составляют 984,8 тыс. т, из них в России - 281,5 тыс. т (18% от общего их количества в СНГ), в Казахстане -635,12 тыс. т (65%), Узбекистане - 105,6 тыс. т (11%) и на Украине - 62,6 тыс. т (6%). В России практически весь уран производится Приаргунским химическим комбинатом за счет разработки месторождения Стрельцовского рудного района.

Согласно прогнозу, потребность в уране, определяемая с учетом намечаемого роста мощностей атомной энергетики, к 2010 г. возрастет в России до 10 тыс. т/г., а к 2030 г. потребление урана достигнет 20 тыс. т/г.

В настоящее время потребности российских АЭС в уране, не считая поставок его на экспорт, снизились до 3,5-4 тыс. т/г., однако и они не покрываются производством на Приаргунском комбинате. Дефицит потребления, а также значительное количество поставок на экспорт покрывается за счет имеющихся пока складских запасов.

В целом положение с обеспечением сырьевыми ресурсами атомной энергетики представляется отнюдь не радужным. Уже в 2005-2010 гг. потребности атомной энергетики не будут обеспечиваться как извлекаемыми из недр, так и складскими запасами урана.

Анализ тенденций современного состояния и перспектив развития топливно-энергетического комплекса в мире и России позволяет сделать следующие выводы:

  • одним из важнейших путей решения энергетических проблем является осуществление мер по экономии энергетических ресурсов на всех стадиях их использования;
  • в перспективе неизбежен дальнейший рост потребности в природном энергетическом сырье. Это обусловливается общемировой тенденцией дальнейшего развития промышленного и сельскохозяйственного производства, транспорта и других энергопотребляющих отраслей экономики;
  • большие разведанные запасы природного газа (35% от мировых), сконцентрированные в основном в крупных и уникальных месторождениях, позволяют совершенно обоснованно предусматривать преимущественное развитие газовой промышленности с доведением добычи газа к 2010 г. до 740-860 млрд. куб. м;
  • положение в нефтедобывающей промышленности является более сложным. Созданная сырьевая база позволяет преодолеть произошедший спад, а в последующем и увеличить добычу. Однако для этого необходимо осуществить меры по поддержанию добычи на разрабатываемых месторождениях (прежде всего Среднего Приобья и Урало-Поволжья) и вводу в освоение новых месторождений, по реанимации истощенных месторождений, особенно в "старых" районах;
  • уже в первом десятилетии ХХI века спрос на уран значительно повысится, а цены на него возрастут. Учитывая это, должны быть проведены работы по выявлению и освоению конкурентоспособных месторождений либо с богатыми контрастными рудами, либо пригодных для разработки высокорентабельными методами, в частности, подземным выщелачиванием;
  • уголь является наиболее масштабным энергоносителем. По прогнозам авторитетных международных организаций, предполагается увеличение мирового потребления угля к 2005 г. до 5 млрд. т у. т. или в 1,5 раза, а к 202 г. до 4,6-6,9 млрд. т у. т. В России освоение угольных сырьевых ресурсов осуществляется совершенно недостаточными темпами, не соответствующими их потенциалу.

Сырье для черной металлургии

ЖЕЛЕЗНЫЕ РУДЫ И ГОРНОХИМИЧЕСКОЕ СЫРЬЕ. Россия обладает крупной разведанной железорудной базой, на ее территории учтено 172 месторождения железных руд с балансовыми запасами на 01.01.1996 г. по категории А+В+С в объеме 57,8 млрд. т со средним содержанием железа 35,8% и категории С2 - 41,9 млрд. т. В эксплуатации находится 53 железорудных месторождения с балансовыми запасами 27,6 млрд. т. Разведанность месторождений в целом удовлетворительная, однако степень освоения разведанных запасов железных руд относительно низкая, в разработку вовлечено всего 19,8% учтенных запасов.

В настоящее время действуют примерно 26 горнорудных предприятий (самостоятельных или входящих в состав металлургических комбинатов и горнопромышленных объединений) по добыче и подготовке к плавке, обогащению и окускованию железных руд.

В последние годы произошло резкое снижение производства железорудной продукции практически на всех железорудных предприятиях. Вместе с тем на них в значительной степени утрачены основные источники собственных средств: амортизация и прибыль. Из-за низкой эффективности и длительности сроков окупаемости капитальных вложений при существующем налоговом и финансовом режимах железорудная подотрасль не представляет интереса для сторонних инвесторов.

При этом следует учитывать, что структура сырьевой базы железорудной промышленности России представляется весьма сложной по типам и масштабам месторождений, степени концентрации запасов в регионах, условиям добычи руд, их обогатимости, удаленности от потребителей и прочим факторам. В перспективе погашаемые запасы будут характеризоваться дальнейшим ухудшением их структуры и качества.

В других странах стратегически важным отраслям в подобной ситуации оказывается государственная поддержка. В России в результате фактического отсутствия контроля со стороны государства за ценами на продукцию естественных монополий и непродуманной системы налогообложения горнодобывающие предприятия оказались в более жестких финансовых тисках, чем предприятия других отраслей. Только за счет опережения роста цен на электроэнергию и топливо убытки на горных предприятиях в 1997 г. достигли 1,9 трлн. руб., а рентабельность снизилась на 20%.

Крупные ГОКи, составляющие основу железорудной промышленности России (Лебединский, Михайловский и Стойленский по железистым кварцитам, Качканарский, Костомукшский, Ковдорский) обеспечены запасами на 25-35 лет и более. Достаточно обеспечены запасами подземные рудники Сибири и КМА.

Вместе с тем ряд железорудных предприятий являются неблагополучными по сырьевой базе. На Оленегорском ГОКе основной карьер - Оленегорский - обеспечен запасами всего на 15 лет, Кировогорский - на 20 лет. Через 12-13 лет будут полностью отработаны богатые руды в карьерах Михайловского и Стойленского ГОКов. На Среднем Урале основные шахты рудопроявлений Богословского, Высокогорского, Гороблагодатского обеспечены запасами на 20-25 лет.

С учетом ожидаемого выбытия мощностей, высокой инерционности горнорудного производства и ухудшения горно-геологических условий разработки месторождений главнейшей задачей, стоящей перед черной металлургией, является восстановление опережающего развития сырьевой базы.

Но для обеспечения планируемого в 2000 году уровня добычи сырой руды (42,5 млн. т) требуется обновление 28% действующих мощностей. При этом требуются инвестиции в горнодобывающее производство порядка 15 трлн. рублей (в ценах на 01.01.95 г.). Одним из непременных условий решения проблем развития российской черной металлургии является освоение Белорецкого и Инского железорудных месторождений в Алтайском крае и Шемраевского месторождения богатых железных руд в КМА, что позволит отказаться от ввоза из Казахстана 5-8 млн. т руды на металлургические заводы Южного Урала и Сибири.

Важной проблемой является развитие скважинной технологии добычи природно богатых руд, особенно в районе Курской магнитной аномалии.

МАРГАНЦЕВЫЕ РУДЫ. По разведанным запасам марганцевых руд (3133 млн. т) и их добыче в конце 80-х - начале 90-х годов Советский Союз занимал первое место в мире. Более 75% запасов и свыше 86% добычи было сосредоточено на Украине, соответственно 7% и 11,2% в Грузии и 13% и 2,7% в Казахстане.

После распада СССР Россия осталась практически без промышленных месторождений марганцевых руд. Разведанные запасы составляют 146 млн. т, добыча в промышленных масштабах не производится. Наиболее крупное из месторождений - Усинское в Кемеровской области с запасами 98,5 млн. т бедных труднообогатимых карбонатных руд отнесено к группе резервных, остальные месторождения не намечаются к освоению. Преобладающим типом руд является труднообогатимый карбонатный, на долю которого приходится около 91% балансовых запасов, остальная часть - легкообогатимые окисные и окисленные руды.

При определении максимальной потребности России в марганцевой руде следует учитывать также то обстоятельство, что потребность черной металлургии и прочих потребителей (машиностроения, химии, электротехники и др.) в марганцевых сплавах удовлетворяется за счет собственного производства менее чем на 30%, дефицит, по данным "Гипростали", оценивается в 570 тыс. т в год (в пересчете на 100% марганца), в том числе 517 тыс. т в марганцевых сплавах, в основном в виде силикомарганца, и 53 тыс. т в виде металлического марганца и среднеуглеродистого ферромарганца.

В 1992 году была разработана Программа работ по обеспечению предприятий черной металлургии России марганцем, включающая комплекс научно-исследовательских, проектных, геолого-разведочных и других работ по выявлению наиболее перспективных месторождений и их освоению. Перспективными для выявления новых месторождений марганцевых руд являются Алтайский и Хабаровский края, Республика Коми, Свердловская и Иркутская области, Республика Башкортостан. Однако в связи с недостатком средств финансировалась, к сожалению, лишь небольшая часть работ.

ХРОМОВЫЕ РУДЫ. Советский Союз, обладая крупной минерально-сырьевой базой хромитов, занимал второе место (после ЮАР) по разведанным запасам и первое по их добыче место в мире. Но 97% запасов и 98% добычи были сосредоточены в Казахстане, где разрабатываются крупнейшие месторождения Южно-Кимперсайской группы. Однако недостатком этих месторождений при уникальности их масштабов (более 300 млн. т) и качества (содержание оксида хрома 50,4%) является приуроченность основных запасов (более 90%) к глубоким горизонтам и необходимость их подземной отработки в сложных горнотехнических условиях.

После распада СССР хромовые руды для России стали остродефицитным стратегическим сырьем. Являясь крупнейшим потребителем хромового сырья, Россия располагает крайне незначительными его запасами.

Россия не имеет разведанных запасов металлургических сортов хромитов. В сложившейся ситуации усиление геолого-разведочных работ на хромовые руды с целью создания минерально-сырьевой базы в том числе металлургических сортов хромовых руд, является одной из важных задач геологической службы страны. Главное внимание при этом должно быть уделено выявлению месторождений высокохромистых металлургических сортов руд. Важно также совершенствовать существующие и разрабатывать новые прогрессивные технологии обогащения хромитовых руд, что позволило бы вовлекать в отработку месторождения с относительно низкими (менее 26%) содержаниями оксида хрома.

Прогнозные ресурсы хромовых руд по состоянию оценивались примерно в 300 млн. т, в том числе в Республике Карелия 100 тыс. т, в Мурманской и Тюменской областях по 50 млн. т. Реальным объектом для быстрого освоения является месторождение Рай-Из на Полярном Урале в Ямало-Ненецком национальном округе. Здесь на первом этапе освоения можно добывать около 100 тыс. т хромовых руд металлургического сорта, не требующих сложных схем обогащения.

Хотелось бы подчеркнуть, что сложную проблему обеспечения хромом и его продуктами необходимо решать скоординированными усилиями геологов, горняков и металлургов.

Таблица № 2

Полезные ископаемые Прирост добычи
  1997г. 1998г. 1997г. 1998г.
Нефть и конденсат, млн. т 251,7 250 305,3 297
Природный газ, млрд. м3 393,7 350 549,0 565
Уголь, млн. т 252 262 244 250
Медь, тыс. т 88,5 75 530 550
Свинец, тыс. т 10 7 27 28
Цинк, тыс. т 20 40 205 210
Никель, % к 1991 г. 61,1 36,6 78 78
Вольфрам, % к 1991 г. 19,6 19,6 14,5 16
Олово, тыс. т 2 4 14 14
Золото, % к 1991 г. 28 24 82 80
Платина, % к 1991 г. 81,1 80 70 104
Алмазы, % к 1991 г. 165 165 100 103,3

Источник: Минприроды РФ

Сырье для цветной металлургии

АЛЮМИНИЕВОЕ СЫРЬЕ. Российская Федерация обладает мощной алюминиевой промышленностью, занимает второе место в мире по производству алюминия, но не имеет достаточных для его обеспечения собственных, подготовленных для освоения сырьевых баз глиноземных и горнодобывающих мощностей. Созданные мощности по производству алюминия (3,4-3,5 млн. т в год в сумме с вторичным металлом) сейчас обеспечиваются собственным глиноземным сырьем примерно наполовину.

Сырьевой базой для производства глинозема и алюминия являются месторождения бокситов, нефелиновых сиенитов и алунитов. Разведанные запасы бокситов незначительно увеличились в 1995 г. за счет завершения разведки Черемуховского месторождения в Северо-Уральском бокситоносном районе, при этом их добыча с 1991-го по 1995 г. упала на 23%.

Из 44 известных месторождений 12 разрабатываются (30% запасов), 3 подготовлены к освоению (16% запасов), а остальные 29 (из них 14 с забалансовыми запасами) отнесены в Государственный резерв.

Свыше половины разведанных запасов бокситов сосредоточено в Северном и около 28% в Уральском регионе. Более 84% бокситов добывается на Урале, в том числе 73,6% - в Северо-Уральском бокситоносном районе.

Вторым по значению после бокситов видом алюминиевого сырья являются нефелиновые руды, при переработке которых можно получать не только глинозем, но другие ценные продукты. На Пикалевском глиноземном заводе в Ленинградской области, перерабатывающем нефелиновые концентраты Хибинских нефелин-апатитовых месторождений Кольского полуострова, получаются, кроме глинозема, галлий, сода кальцинированная, поташ и цемент. На Ачинском глиноземном комбинате в Красноярском крае, работающем на базе нефелиновых руд Кия- Шалтырского месторождения, производятся глинозем, содопродукты, сульфат калия, хлорид калия, цемент, галлий. Однако в условиях экономического кризиса и вызванного им паденя спроса на цемент комбинат вынужден снизить производство глинозема, так как при получении 1 т глинозема выпускается 4 т цемента, который не находит спроса.

Производство глинозема из отечественного сырья далеко не полностью удовлетворяет потребности алюминиевого производства. Это обусловливает необходимость крупных его закупок по импорту. Для нужд алюминиевой промышленности ежегодно закупается за рубежом около 2 млн. т глинозема и более 4 млн. т бокситов. За счет использования отечественного и привозного сырья Россия производит около 2,7 млн. т алюминия в год.

Но для компенсации затрат на импорт сырья приходится реализовывать на внешнем рынке около 20% производимого в стране алюминия.

В перспективе возникнет сложное положение с обеспечением сырьем глиноземных и алюминиевых заводов. Баланс производства и потребления глинозема на ближайшие годы определяет его дефицит в 55-60%. При общей потребности в глиноземе для российских заводов в 6-6,2 млн. т мощности собственных глиноземных производств позволяют выпускать в настоящее время не более 2,8 млн., из них бокситов - 1,7 млн. т.

Покрытие дефицита глинозема за счет российских источников возможно путем освоения бокситовых месторождений Среднего Тимана (Вежаю-Ворыквинского, Верхне-Щугорского и Восточного) и Висловского бокситожелезорудного месторождения в районе Курской магнитной аномалии.

МЕДЬ. Характерными особенностями минерально-сырьевой базы меди в России является главенствующая роль в запасах и добыче сульфидного медно-никелевого и колчеданного геолого-промышленных типов.

Месторождения комплексного сульфидного медно-никелевого типа (44% в запасах и 69% в добыче), содержащие, кроме меди и никеля, кобальт и платиноиды, сосредоточены в Норильском рудном районе Красноярского края (41% запасов и 65% добычи) и на Кольском полуострове (2,9% запасов и 3,7% в добыче). Месторождения медного и медно-цинкового колчеданного типа, на долю которых приходится 29% запасов и 24% добычи, распространены преимущественно на Урале.

Месторождения стратиформного типа в медистых песчаниках (21% от российских запасов), представителем которых является уникальное Удоканское месторождение в Читинской области, пока не разрабатываются. Комплексные медьсодержащие месторождения (медно-порфировые и медно-молибден-порфировые, молибден-вольфрамовые и др.) составляют в запасах 3,5%, в добыче - 6,1%.

Потребление меди в России с 1990 г. сократилось почти вчетверо. Минерально-сырьевая база меди России характеризуется высокой степенью промышленного освоения ее балансовых запасов, достигшей к настоящему времени 52%. Около 30% разведанных запасов сосредоточено в подготавливаемых к отработке месторождениях. Прирост разведанных запасов в 90-е годы производился лишь за счет доразведки флангов и глубоких горизонтов разрабатываемых месторождений. В 1995 г. он составлял только третью часть от полученного в 1991 г. При этом выработанные запасы восполнялись приростом от разведки не более чем наполовину.

В добыче и производстве меди имеются серьезные недостатки, усугубившиеся в последние годы. Одним из них является селективная отработка богатых руд, особенно в Норильском районе. В России практически не внедряются нетрадиционные методы разработки месторождений, в частности методы кислотного выщелачивания (подземное, кучное, чановое), все более широко применяемые в ряде зарубежных стран, в частности в США.

В перспективе удовлетворение потребности в меди может быть решено за счет освоения гигантского Удоканского месторождения в Читинской области. Актуальными представляются также проблемы совершенствования технологии добычи меди, в первую очередь с рядовыми и бедными ее содержаниями, в частности, применение методов подземного выщелачивания из недр и хвостов обогатительных фабрик, как в Норильском, так и в других медоносных районов, а также увеличение производства ее из вторичного сырья.

НИКЕЛЬ. Россия является одним из крупнейших продуцентов никеля в мире. Несмотря на кризисные явления, охватившие в последние годы никелевую промышленность, наша страна по-прежнему занимает первое место в мире по его разведанным запасам и добыче. В начале 90-х годов на долю России приходилось 95% разведанных запасов (Казахстана - 4%, Украины - 0,9%) и 91% добычи никеля в странах СНГ.

Месторождения никеля представлены двумя геолого-промышленными типами: сульфидным медно-никелевым, на долю которого приходится 88,5% разведанных запасов (все запасы Норильского и Кольского районов), и силикатным никелевым - 11% в месторождениях Урала. На долю этих типов приходится соответственно 95 и 5% добычи.

Основные разведанные запасы и добыча никеля сосредоточены в уникальных месторождениях Норильского рудного района в Красноярском крае: соответственно 69 и 78% от общероссийских. На долю месторождений Кольского полуострова приходится 20% запасов и 18% добычи, месторождений Урала - 11% и 5% соответственно.

Производство никеля в стране с 1991 г. уменьшилось примерно на 40%. Экспорт его в 1995 г. составил 151 тыс. т (87% от производства в стране), в том числе в страны дальнего зарубежья 150,6 тыс. т, в государства СНГ -8.

Прирост разведанных запасов производился (только горнодобывающими предприятиями) в количествах, значительно ниже погашаемых.

Поскольку, как и для меди, главным геолого-промышленным типом месторождений никеля является сульфидный медно-никелевый, многие проблемы развития минерально-сырьевой базы и производства никеля, указанные выше для меди, справедливы также и для никеля, в особенности в Норильском районе, в том числе и путем расширения использования вкрапленных руд.

С целью расширения минерально-сырьевой базы никеля необходимо усилить геолого-разведочные работы в районах действующих предприятий, а также поиски месторождений в перспективных районах Республики Карелия, Архангельской, Воронежской, Иркутской и Читинской областей, в Республике Бурятия.

СВИНЕЦ И ЦИНК. Свинцово-цинковая промышленность в России развита слабо как в части горно-обогатительных, так и металлургических мощностей.

Доля России в балансовых запасах свинца от стран СНГ составляет 36%, в добыче - 23,6%, в производстве металла 11%, причем только 56% из этого количества из первичного сырья, 36% - из вторичного и 8% - из комплексного оловорудного сырья.

Добыча свинца в России с 1991 снизилась с 73,1 до 26,1 тыс. т, производство рафинированного свинца с 31 до 20 тыс. т. Дефицит свинца покрывается за счет импортных поставок в объеме около 180 тыс. т, в том числе до 160 тыс. т из Казахстана.

К концу 90-х годов и в ближайшей перспективе состояние с собственным производством свинца и цинка еще более ухудшится. Помимо выбытия мощностей по добыче цинка на уральских медно-цинковых месторождениях, запасы на разрабатываемых свинцово-цинковых месторождениях в других районах уменьшатся к 2000 г. на 30-35%, а к 2010 г. на 80-85%. Анализ состояния сырьевых баз горнодобывающих предприятий показывает, что в период до 2005 г. выбывают из числа действующих 11 рудников в районах Северного Кавказа, Западной и Восточной Сибири.

Для сокращения дефицита потребности страны в свинце и цинке необходимо принять меры по созданию собственных горнодобывающих, обогатительных и металлургических мощностей, а также по закреплению и улучшению долговременных связей с Казахстаном.

Первостепенной задачей остается проведение геолого-разведочных работ в районах действующих предприятий для доразведки флангов и глубоких горизонтов на отрабатываемых месторождениях Нерчинского, Садонского, Алтайского ГОКов, ПО "Дальполиметалл", а также выявления новых месторождений богатых свинцово-цинковых руд в этих и других перспективных районах Бурятии, Приморья, Красноярского края, Рудного Алтая.

ОЛОВО. В Российской Федерации в 1990 г. было сосредоточено 91% общесоюзных разведанных запасов и 98,8% добычи. При этом 95% запасов олова сконцентрировано в месторождениях Дальневосточного региона, остальные 5% - в Восточной Сибири и Северном регионе. До 1990 г. запасы и добыча олова непрерывно увеличивались. В последующие годы добыча непрерывно снижается, и в 1995 г. она уменьшилась против 1990 г. почти на 40%. За эти годы производство олова в концентратах уменьшилось более чем на 45%. Наиболее значительно добыча олова снизилась в Чукотском автономном округе, где прекратили работу ранее действовавшие горно-обогатительные комбинаты Певекский, Комсомольский и Иультинский, а также в Саха (Якутия) и Приморье (соответственно на 38 и 49%). Значительно снизилась добыча из россыпей: в 1995 г. она составила в сравнении с 1990 г. лишь 11%.

Потребность в олове почти на треть превышает собственное производство, что ранее покрывалось за счет импорта. Сложившееся в оловодобывающей промышленности положение представляется достаточно трудным. Ряд предприятий плохо обеспечен разведанными запасами. К их числу относятся предприятия, осваивающие запасы оловянных коренных и россыпных месторождений в Магаданской области и Чукотском АО, где, как указывалось выше, прекратил деятельность ряд горно-обогатительных комбинатов.

С целью ликвидации наметившейся тенденции сокращения уровня добычи металла из недр, производства олова в концентратах и выпуска металлического олова и учитывая ограниченные возможности в капитальных вложениях на освоение коренных месторождений, целесообразно: форсировать горно-капитальные работы по вскрытию глубоких горизонтов разрабатываемых месторождений; шире вовлекать в разработку запасы россыпных месторождений; увеличить использование вторичного сырья в производстве олова.

Для поддержания выбывающих мощностей предусматривалось начать строительство рудников на Право-Урмийском и Соболинском месторождениях и продолжить строительство фабрики на Солнечном ГОКе (Комсомольский оловорудный район), законсервированной в 1988 году, отсутствие которой не дает возможности использовать 11% производственной мощности на Новосибирском металлургическом оловокомбинате.

Следует иметь в виду, что конъюнктура на мировом рынке олова в перспективе будет становиться все более неблагоприятной для потребителей. Цена на рафинированное олово постоянно увеличивается. На Лондонской бирже металлов в 1993 г. она составляла 5,2 тыс. долл./т, в 1995 г.- 6,2 тыс. долл./т, а в апреле 1996 г. поднялась даже до 6,47 тыс. долл./т. Дальнейшее осложнение конъюнктуры на мировом рынке усугубляется тем, что страны - основные потребители (США, государства Западной Европы, Япония), по существу, не имеют собственных сырьевых ресурсов олова, а их потребности, по прогнозу, будут увеличиваться.

ВОЛЬФРАМ. Разведанные запасы и производство вольфрамовых концентратов сосредоточены в Северо-Кавказском (соответственно 46% и 40% от общероссийских), Дальневосточном (24% и 40%) и Восточно-Сибирском (29% и 20%) экономических районах, и из субъектов Федерации - в Кабардино-Балкарской Республике (46 и 40%), Приморском крае (10 и 31%) и Республике Бурятия (24 и 11%). Действуют восемь горно-обогатительных комбинатов и рудоуправлений, ведущими из которых являются Тырныаузский и Приморский ГОКи, вместе дающие 71% выпускаемой продукции.

Прирост разведанных запасов в 1995 г. (90% за счет доразведки Тырныаузского месторождения) оказался в 3 с лишним раза меньше полученного в 1991 г. В 1994-1995 гг. прирост составил менее половины погашения запасов в недрах за эти годы, а производство вольфрама в концентратах с 1991-го по 1995 г.сократилось в три раза. По оценке, вольфрамодобывающие рудники обеспечены запасами в среднем на 34 года, но по отдельным рудникам - от 8 лет до 41 года. При этом крупные запасы бедных руд Тырныаузского и Инкурского месторождений составляют 76% от всех запасов разрабатываемых месторождений. Обеспеченность пяти рудников, разрабатывающих месторождения с богатыми рудами, и одного со средним качеством руд составляли 8-14 лет. Это означает, что через 10-15 лет на половине вольфрамодобывающих предприятий запасы будут исчерпаны, а оставшиеся рудники будут разрабатывать, в основном, бедные руды.

Необходимо дальнейшее планомерное проведение поисковых и разведочных работ с целью выявления и оценки новых месторождений во всех основных вольфрамоносных районах.

МОЛИБДЕН. Низкий уровень потребления молибдена не может быть без ущерба для качества стали заменен бо_льшим потреблением вольфрама. Между тем в России соотношение потребления вольфрама и молибдена в черной металлургии составляет 2:1, тогда как в развитых зарубежных странах 1:2,5 - 1:3,5. Связанное с этим недостаточно высокое качество производимых в нашей стране сталей порождает немало проблем в машиностроении и других отраслях индустрии.

Разведанные запасы молибдена сосредоточены в Северо-Кавказском (14%), Восточно-Сибирском (82%), в том числе в Республике Хакасия (24%), Республике Бурятия (30%) и Читинской области (27%), а также Северном (4%) экономических районах. С 1991 г. они изменились незначительно. В районах действующих предприятий сосредоточено около трети разведанных в стране запасов.

Минерально-сырьевая база характеризуется невысоким качеством руд. Разрабатываются три месторождения - молибденовые Сорское в Хакасии (78% общероссийской добычи) и Жирекенское в Читинской области (7%) и молибден-вольфрамовое Тырныаузское в Кабардино-Балкарской Республике (12%). Подготавливается к освоению крупное Бугдаинское месторождение в Читинской Республике (добыча в 1995 г.-3%).

Экспорт молибдена в 1995 г. составил 256 т, в том числе в страны дальнего зарубежья - 236 т и в государства СНГ - 20 т.

Обеспечение потребности России в молибдене в ближайшей перспективе возможно в первую очередь за счет увеличения горно-обогатительных мощностей Жирекенского и Тырныаузского комбинатов, а также мощности по переработке руды на Сорском комбинате. Создание надежной основы для обеспечения молибденом в перспективе после 2000 г. связано с необходимостью строительства новых ГОКов на базе разведанных Бугдаинского и Агаскырского, а также, возможно, Орекитканского и Мало-Ойнагорского месторождений, что потребует значительных капитальных вложений. Целесообразно также принять меры по укреплению связей с Арменией по поставкам молибденового концентрата с крупного Каджаранского ГОКа.

Следует осуществить разработку и внедрение в производство комбинированных обогатительно-пиро- или гидрометаллургических технологий, повышающих извлечение легирующих металлов, а также вовлечь в переработку труднообогатимые руды и отходы производства.

ТИТАН. Анализ минерально-сырьевой базы титанопотребляющих отраслей промышленности свидетельствует о том, что резко снизился общий ресурсный потенциал этой базы, а структура балансовых запасов титаносодержащих руд (соотношение типов руд по их промышленной освоенности, видам руд и другим параметрам) в настоящее время не соответствует структуре отраслей промышленности, производящих титановую продукцию.

В России выявлены месторождения титана трех геолого-промышленных типов: лейкоксен - кварцевые нефтеносные песчаники (Ярегское месторождение в Республике Коми), заключающие 49% разведанных запасов; коренные месторождения, представленные ильменит-титано-магнитовым и титаномагнетитовыми рудами (Медведевское на Урале, Кручининское в Читинской области), лопаритовыми (Ловозерское в Мурманской области) и апатит-нефелиновыми рудами, с суммарными запасами 47%; циркон-рутил-ильменитовые россыпи (Туганское в Читинской области, Тарское в Омской области, Лукояновское Нижегородской области и Центральное в Тамбовской области), в которых содержится 3% общероссийских разведанных запасов.

Для выправления сложившегося критического положения с собственной добычей руд и производством концентратов титана разработана программа комплексного развития производства титановой продукции. Предусматривается строительство горно-обогатительных комбинатов на базе освоения Ярегского месторождения нефтеносных песчаников, а также россыпных месторождений Туганского циркон-рутил-ильменитового, Тарского - цирко-ильменитового и Тулунского ильменитового. Кроме того, намечается: осуществить реконструкцию Березниковского титано-магниевого комбината с созданием нового титано-магниевого предприятия мощностью до 40 тыс. т титановой губки в год; создать производство комплексных лигатур и легирующих компонентов для изготовления титановых сплавов; провести реконструкцию производства титанового проката в Верхнесалдинском металлургическом объединении на базе разработок "ВИЛС"; организовать сеть предприятий по сбору, подготовке и первичной переработке отходов и амортизационного лома титановых сплавов, определив базовым предприятием Верхнесалдинское металлургическое производственное объединение.

Наряду с этим важно на период развития собственного производства закрепить поставки титановых концентратов из Украины на основе межправительственного соглашения.

РЕДКИЕ И РЕДКОЗЕМЕЛЬНЫЕ МЕТАЛЛЫ. Как показывает зарубежный опыт, применение высококачественных низколегированных ниобиевых и редкоземельных сталей дает наибольший эффект в транспортном машиностроении, газонефтедобывающих отраслях и связанных с ними трубопроводных системах, при строительстве крупных инженерных сооружений, объектов ядерной энергетики и других важнейших отраслях промышленности. Каждая тонна ниобия, введенного в малоуглеродистые стали для изделий транспортного машиностроения и строительства, позволяет сэкономить 200-300 тонн стали и снизить вес конструкции на 30-40%. Срок службы соответствующей продукции увеличивается в 1,5-2 раза.

Россия, к сожалению, значительно отстает от передовых промышленно развитых стран по уровню потребления тантала, ниобия, стронция и других редких, а также редкоземельных металлов. В частности, по потреблению ниобия и редких земель наша страна отстает от США соответственно в 4 и 6 раз.

Между тем в России имеется достаточно крупная сырьевая база редких и редкоземельных металлов, но она слабо освоена. В последние годы редкоземельное и танталовое производство практически прекращено, а ниобиевое снижено на 70% по сравнению с 1990 г. При этом из производимых Ловозерским комбинатом (Мурманская область) концентратов тантала и ниобия более половины металлического ниобия и весь тантал выпускались на заводах Эстонии и Казахстана.

Крупные сырьевые ресурсы ниобия и тантала, других редких и редкоземельных элементов имеются в разведанных месторождениях Белозиминском (Иркутская область), Катугинском (Читинская область), Улуг-Танзекском и Арысканском (Тува), а также в Томторском (Якутия). Особо следует отметить уникальное Томторское месторождение, которое по содержанию ниобия является одним из самых богатых в мире (содержание ниобия 65%, редких земель - 13-20%). Поэтому в перспективе имеется возможность выхода на мировой рынок с получаемой из томторских руд редкоземельной продукцией, учитывая ее относительно низкую себестоимость.

Располагая хорошей сырьевой базой и современной технологией, страна почти полностью удовлетворяла свои потребности в индии и его соединениях. Сегодня запасы индия по-прежнему достаточно велики, но проблемы его извлечения из руд и полуфабрикатов, а также получения и использования индиевой продукции требуют новых решений. Так, учтенные ГКЗ запасы индия в России утверждены в рудах 61 месторождения. На промышленные запасы категорий А+В+C1 приходится 44%, категории С2 - 53%.

Стратегическое минеральное сырье

В России со всей остротой встала проблема воссоздания стратегических запасов. Как известно, перечень стратегически значимого минерального сырья может меняться в зависимости от военно-политических и экономических приоритетов государств, структуры материального производства и прогнозируемой обстановки, конъюнктуры мирового рынка, состояния внешнеэкономических связей и других обстоятельств.

Исходя из особенностей России, к числу стратегически важного минерального сырья (СВМС) могут быть отнесены топливно-энергетические ресурсы, руды цветных и редких металлов и неметаллов, используемые при производстве специальных сплавов, в военной технике и новейших технологических процессах. По количеству запасов, объемам производства и потребления, внешнеторговому обороту видное место занимают энергоносители (нефть, газ, уголь, уран), руды черных металлов (железные, марганцевые, хромовые).

Среди цветных и редкоземельных элементов выделяют стратегически важные - такие, как алюминий, медь, свинец, цинк, никель, олово, вольфрам, молибден, сурьма, ртуть, титан, тантал, ниобий, иттрий, лантаноиды и др., а также благородные металлы (золото, платина, серебро) и алмазы.

Неметаллические полезные ископаемые имеют важное значение по обеспечению жизнедеятельности человека, и особенно - производство минеральных удобрений: фосфатных руд и калийных солей. К другим, заслуживающим внимания, неметаллам следует отнести пьезооптическое сырье, в частности, кварц для плавки, плавиковый шпат, барит, слюду, асбест, бентонит, каолин и др.

Отнесение определенной части разведанных (кат. А+В+С1) запасов к стратегическим - это вопрос специальных исследований. Однако следует отметить, что ресурсы, вовлеченные в эксплуатацию, а также находящиеся в пределах площадей освоенных месторождений, которые в короткий срок, при возникновении экстремальных ситуаций, могут быть вовлечены в хозяйственный оборот, с определенной степенью условности могут быть отнесены к стратегическим. Исходя из переоценки разведанных запасов, произведенных Минприроды РФ, доля так называемых активных запасов от количества разведанных на 01.01.1997 г. составляет по урану - 29%, железным рудам - 78%, меди - 69%, свинцу - 73%, цинку - 78%, никелю - 61%, бокситам - 60%, титану - 68%, олову - 33%, вольфраму - 45%, молибдену - 50%, фосфоритам - 25%, апатитам - 67%, калийным солям - 90%.

Вместе с тем, как показывает анализ, на преобладающем большинстве горнодобывающих предприятий обеспеченность разведанными запасами достигла критически низкого уровня: стратегический резерв многих видов сырья на действующих месторождениях является малонадежным. Проведенный автором и другими учеными анализ показывает, что по ликвидности минерально-сырьевых ресурсов выделяются три группы: первая - нефть, газ, медь, свинец, цинк, серебро, золото, алмазы, по которым предстоит полное погашение запасов за 45 лет; вторая - железные, марганцевые, хромовые и фосфатные руды, угли и бокситы, запасы которых еще значительны; третья - олово, сурьма, ртуть, добыча которых убывала в течение последнего времени.

Кризисное состояние экономики проявляется в непрекращающемся спаде производства и внутреннего потребления практически всех стратегических видов сырья и первичной продукции из них. Как было указано выше, добыча нефти, угля, выпуск стали, производство алюминия, никеля, свинца, цинка, других цветных и драгоценных металлов, алмазов, фосфатных и калийных удобрений сократилось в 90-е годы до критического уровня (на 30-60%), а редких и редкоземельных минералов на 90-100%. Положение усугубляется также крайне недостаточным, а по большинству видов сырья полным отсутствием создания новых горнодобывающих мощностей и катастрофическим свертыванием геолого-разведочных работ.

Состояние сырьевых баз многих важнейших горнодобывающих регионов и действующих предприятий резко ухудшилось в связи со значительным истощением разведанных запасов, снижением их качественных и экономических характеристик, усложнением условий отработки в результате длительной и интенсивной эксплуатации ранее освоенных месторождений. К числу последних, в частности, относятся: металлургические комбинаты Южного Урала (большую часть товарных железных руд и концентратов получают из Казахстана); оловорудные предприятия Магаданской области и Приморья; свинцово-цинковые рудники Северного Кавказа, Забайкалья и Приморья; вольфрамовые рудники Приморья и Забайкалья, и др. К началу следующего столетия разведанные запасы на многих, длительное время эксплуатируемых, месторождениях будут полностью или в значительной степени выработаны. Это относится, в частности, к ряду крупных месторождений нефти в Урало-Поволжье и Западной Сибири, сурьмы в Якутии, вольфрама в Магаданской области, хромовых руд на Урале, многим россыпным месторождениям золота и др. Интенсивная выборочная отработка богатых медно-никелевых руд Норильского района может привести к снижению производства меди и особенно никеля.

Положение с обеспеченностью минеральными ресурсами в начале XXI века, безусловно, ухудшится, что, несомненно, скажется на снижении экономической и оборонной мощи Российского государства. Россия отстает от других развитых стран по потреблению минерально-сырьевых ресурсов на душу населения, в последние годы объемы потребления их в России снизились на 30-40%, по ряду видов сырья - на 70-80%, и это опасно как с экономической, так и с политической точки зрения. Так, по потреблению важнейших полезных ископаемых на душу населения по меди, свинцу цинку и олову Россия занимает 9-11-е место в мире; товарной железной руды используется меньше, чем в Японии и Германии; по молибдену, никелю, алюминию, цирконию и танталу мы занимаем 4-6-е место, по фосфатному концентрату и плавиковому шпату соответственно 7-е и 6-е место в мире. А ведь это не безобидные показатели. Именно они характеризуют уровень экономического развития страны, а в конечном результате - национальную независимость и авторитет государства на международной арене.

При таком положении с обеспеченностью минерально-сырьевыми ресурсами вызывает удивление внешнеэкономическая деятельность: вывозится огромное количество важного сырья, запасы которого не могут быть восполнены или с трудом восполнимы. Торговля стратегически важными материалами стала одним из главных источников коррупции. Как показывает опыт последних лет, наибольший интерес инофирмы и компании проявляют к минерально-сырьевым ресурсам России и других стран СНГ, прежде всего к ресурсам нефти, газа, золота, урана.

Но вместе с этим есть и другая сторона этого вопроса. Она касается оборонного предназначения урана и связанного с этим запасами урана и плутония. По соглашению, Россия должна продать Америке не менее 500 тонн оружейного урана для использования в качестве топлива для атомных электростанций в США. Соответствующий контракт утвержден постановлением Правительства РФ 25 августа 1993 года. По контракту американская сторона в лице компании "Энричмент корпорейшн" закупает в течение 20 лет указанное количество урана, причем в первые пять лет - по 10 тонн в год, а в последующем - по 30. Общая стоимость контракта определена в 11,9 млрд. долларов.

Тогда же впервые было официально объявлено, что расходы, связанные с производством ядерного оружия, начиная с 1945 года, составили 3,9 трлн. долларов. При этом имеется официальное извещение, что в США было произведено всего 550 тонн оружия.

В официальном документе - Бюллетене Европейского ядерного общества (№ 3, 1994 г.) под характерным заголовком "Бывшее оружие России - на производство электроэнергии в США" сообщается: "Покупаемого Соединенными Штатами урана с демонтируемых советских боеголовок будет достаточно для обеспечения электроэнергией 50 млн. семей, сообщает Институт ядерной энергии в Вашингтоне". Отсюда же выясняется, что по итогам соглашения, подписанного В. Черномырдиным, "в американский бюджет будет поступать более 50 млрд. долларов ежегодно, а в российский в тысячи раз меньше".

Разве не вызывает удивление уровень проработки подобных соглашений? В России уже создано около 50 совместных нефтяных компаний в Западной Сибири, Урало-Поволжье, Республике Коми, Архангельской области, на Сахалине. Совместное с американской компанией предприятие по добыче золота действует на крупном и богатом месторождении Кубака в Магаданской области. Ведутся проработки совместного с зарубежными фирмами освоения крупнейших месторождений Нижданинского и Кучусского в Якутии, Сухого Лога в Иркутской области и Олимпиадинского в Красноярском крае. В этих месторождениях заключено 70% всех разведанных запасов рудного золота. Они составляют главную базу развития отечественной золотодобычи, которая попадает под контроль зарубежного капитала на длительный срок.

Вызывает сомнение и продажа зарубежным предпринимателям акций эффективно работающих горных предприятий. Нет секрета в том, что за границу передан (или продан!) обильный информационный материал по многим месторождениям. Что можно от этого ожидать? Только ослабления нашего минерально-сырьевого потенциала и осложнения серьезных коммерческих сделок.

В общем, есть над чем задуматься и понять, что подобное отношение к краеугольному камню экономики государства - развитию минерально-сырьевой базы несовместимо с разумным восприятием стратегии развития России. Ведь неспроста в США усилилось стремление рассматривать минерально-сырьевые проблемы в глобальном масштабе. Геологическая служба Соединенных Штатов установила сотрудничество на правительственном уровне с учеными и научными обществами более чем 100 стран.

Вопросы обеспечения США минеральными ресурсами наиболее остро, масштабно и конкретно рассматривались на национальной конференции, состоявшейся в 1984 г., на которой были обсуждены проблемы: стратиграфическое минеральное сырье и стабильность в мире; зависимость США от стратегического сырья; потребности США в стратегическом сырье в будущем. Большое внимание уделялось политическим аспектам стратегического минерального сырья. Высказывалась большая озабоченность в связи с тем, что в ближайшие 20-30 лет с глобальных позиций намечается перспектива серьезной нехватки минерального сырья. В ряде докладов Советский Союз рассматривался, наряду с ЮАР и развивающимися странами Азии, Африки и Южной Америки, как один из важнейших источников поступления в США стратегического минерального сырья. Мы обязаны учитывать подобные рассуждения наших конкурентов!

Минерально-сырьевая база - как фактор национальной безопасности

Учитывая изложенное выше, создание стратегии использования минерально-сырьевой базы - одна из главных задач государства. Недра России имеют 40% прогнозных запасов газа от мира в целом, 13% нефти, 23% угля, 14% урана, большое количество различных полезных ископаемых.

Имея мощнейший минерально-сырьевой потенциал, Россия не может или не умеет использовать его в качестве основного "тягла" для выхода из кризиса, хотя этот потенциал обеспечит условия для устойчивого развития экономики.

Преодоление социально-экономического кризиса, формирование конструктивной реакции на системные угрозы требуют мощного государственного вмешательства. Не следует забывать о том, что стратегия устойчивого развития, к которому стремится мир, не может быть реализована на основе традиционных общечеловеческих представлений и ценностей. Необходимо выработать новые научные подходы, но при этом должно осознанно восприниматься, что устойчивое развитие - это эволюционный процесс со своей спецификой на каждом из этапов развития.

Для России особую роль приобретает система управления геологическими исследованиями территории с точки зрения экономических перспектив. В этом плане положение сложилось катастрофическое. Разрушение государственной геологической службы привело к тому, что, как отмечалось выше, за последние 7 лет объемы геолого-разведочных работ в стране сократились в 3 раза, в результате чего прирост запасов не компенсирует добычу почти всех видов полезных ископаемых и, в частности, нефти и газа. Вместе с тем в реальных условиях Налогового кодекса предусматривается сокращение отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы. В связи с этим геолого-разведочные работы к 2005 г. сократятся и составят 75-80% от уровня 1997 г. Это может привести к снижению прироста запасов до 40% от годовых объемов добычи нефти и газа и до 70% от объема добычи угля.

При этом следует учесть определяющие моменты: по принятым до 2025 г. темпам роста добычи предполагается полное или частичное исчерпание запасов ряда важнейших полезных ископаемых. Этот фактор и определяет генеральную линию в поиске новых месторождений и их приоритетность уже в первые годы XXI века. Этим будет в значительной мере определяться стратегия развития геолого-разведочных работ.

Результаты реформирования как в минерально-сырьевом комплексе, так и в других сферах экономики убедительно указывают как на наличие крупных ошибок и просчетов, так и на ошибочность самого курса реформ. В первую очередь это касается значительного уменьшения государственного регулирования в переходный к рынку период.

Между тем определяющую роль должен играть принцип соблюдения независимости и национальной безопасности. Не следует забывать за суетой жизни, что Россия получила в наследство от социалистической системы третье место, после США и Японии, в мире по произведенному ВВП и удерживала его до 1998 г. Естественно, возникает вопрос: что произошло и кто виноват?

Совершенно очевидно, что социально-экономическое развитие, геополитическое положение и роль России в мировом сообществе определяются в значительной мере минерально-сырьевым потенциалом и государственной стратегией его использования. Необходимо практически вновь разработать государственную политику по минерально-сырьевым вопросам, предусматривающую комплекс идеологических, организационных, финансовых и иных мер на основе приоритетного государственного финансирования геологических исследований, которые позволили бы воссоздать систему информационно-аналитического прогноза. Целесообразно пересмотреть утвержденную ранее программу в следующих направлениях:

  • оценка Программы с позиций защиты жизненных интересов России на новом этапе ее развития, в первую очередь с точки зрения обороноспособности страны;
  • анализ собственных возможностей минерально-сырьевого потенциала для независимого развития;
  • жизнестойкость народного хозяйства в условиях возможного осложнения международной обстановки;
  • политика сотрудничества с государствами ближнего и дальнего зарубежья по каждому виду минерального сырья, исходя из интересов России.

Определяющую роль в проведении минерально-сырьевой политики на современном этапе должна сыграть разработка и реализация новой Государственной программы, которая содержала бы основные принципы внутренней и внешней сырьевой политики Российской Федерации, научно обоснованную потребность страны в минеральном сырье до 2010 и 2020 гг., показатели развития горнодобывающих отраслей, источники экспортно-импортных поставок минерального сырья, в том числе со странами СНГ, направления и объемы развития геолого-разведочных работ на периоды до 2010 года и более отдаленную перспективу. Естественно, что каждая из поставленных задач должна иметь четкую подпрограмму достижения соответствия развиваемых направлений мировому уровню технологий.

Исходя из общей концепции обеспечения горнодобывающей промышленности минеральным сырьем, следует признать приоритетным количественное опережение прироста запасов над их погашением как обязательное условия функционирования системы расширенного воспроизводства минерально-сырьевой базы. Это сложившееся представление оправдало себя не только многолетним опытом СССР, но и других стран.

Естественно, возникает вопрос об управлении минерально-сырьевой стратегией России. Опыт показывает, что это должен быть орган, наделенный особыми полномочиями. Им может стать Совет по стратегическим минерально-сырьевым проблемам при Президенте Российской Федерации, который бы координировал все аспекты использования минерального сырья, исходя из текущей и перспективной потребности и долговременного прогноза на 15-20 лет с учетом работы государства в особом режиме, а также утверждал обязательный для всех ведомств перечень научно-практических мер. Поскольку мы любим ссылаться на "их" опыт, то следует заметить, что именно подобный Совет при Президенте США сыграл огромную роль в разработке политики США в мире с целью обеспечения страны стратегически важными минерально-сырьевыми ресурсами.

Исключительно важный вопрос - финансирование геолого-разведочных работ за счет отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы, механизм которых установлен п. 44 Закона РФ "О недрах". Документов на этот счет имеется предостаточно. Однако уровень восполнения погашенных в недрах запасов их приростами составил за период 1994-1990 гг. по нефти - 73%, газу - 47%, меди - 33%, цинку - 57%, свинцу - 41% и т. п.

Среди факторов, серьезно сдерживающих эффективность оценки и особенно освоения месторождений,- налогообложение, которое оказывает решающее влияние на финансово-экономическую деятельность предприятия. В России используют 27 видов федеральных налогов, платежей и изъятий денежных средств у производителя в горнодобывающей промышленности. Кроме того, субъекты Федерации на местах применяют в общей сложности до 70 налоговых изъятий (в США федеральных налоговых разновидностей около 10, а на уровне штатов - только 4).

Издаваемые у нас законы по проблемам земельных отношений плохо прорабатываются, нередко служат интересам коррумпированных элементов. Так, например, в начале 1996 года вступил в силу Закон "О соглашениях о разделе продукции", по которому при добыче полезных ископаемых определяется порядок распределения прибыли между зарубежными инвесторами и российскими ведомствами и компаниями. Как считают специалисты, закон открывает лазейки для различного рода махинаций и коррупции, присвоения ренты, которая должна принадлежать государству.

Налоговая политика давно вызывает нарекания, в первую очередь своей непродуманностью. Все действия правительства в этой сфере приводят к резкому снижению резервных месторождений, и это не может не сказаться на резерве вводимых в эксплуатацию месторождений и восполнении минерально-сырьевой базы. Предполагается, что по этим и другим причинам объем экономически рентабельных запасов минерального сырья в процессе неизбежной их переоценки снизится с 70 до 30%.

В целях сохранения собственной минерально-сырьевой базы России необходимо разработать промышленную политику, направленную на создание экономических условий для разработки месторождений полезных ископаемых.

Для этого в первую очередь необходимо выбрать в качестве критерия оптимальности экономического эффекта максимум прибыли за весь срок разработки месторождений (подробно см. "ПВ", № 4, июль 2000 г.). Кроме того, необходимо ввести специальный налоговый режим, который бы предусматривал налоговые скидки на истощение недр и налоговые кредиты и льготы при выполнении крупных инвестиционных программ. Необходима также организация отраслевого внебюджетного инвестиционного фонда, используемого на кредитной основе. Основательным элементом политики должно стать регулирование цен на продукцию естественных монополий и их дифференциация по отраслям народного хозяйства.

Имея огромный научно-производственный потенциал, мы обязаны были глубже осознать происходящие процессы и лучше прогнозировать, оценить их суть, придать им научно обоснованное направление. Игнорирование всего этого говорит об упрощенческих подходах к управлению государством, непростительных ошибках в его развитии и, как факт, огромном разочаровании людей в руководителях разного ранга и их делах.

А ведь в общем-то следовало бы осуществить ряд очевидно необходимых мер:

  • во-первых, провести всесторонний и глубокий политический и социально-экономический анализ происходивших процессов;
  • во-вторых, глубже понять прошлое и, выделив из него то, что представляет действительную ценность, использовать его для эффективного развития государства;
  • в-третьих, разработать многосторонний план развития экономики, естественно, с учетом опыта других государств, выделив приоритетные возможности с учетом специфики развития России;
  • в-четвертых, назначить квалифицированное правительство, преданное национальной идее и пользующееся доверием народа.

Особо значимы национальная идея обновления общества и хорошо продуманная политическая линия. При этом важно, чтобы они были понятны всем и получили одобрение и поддержку общества. А это оказалось не так-то просто!

В трактате "Государство" древнегреческий мыслитель Платон, давая отпор "учителям" жизни, говорил: "Основывая государство, мы и другому никому не поверим, если у нас есть ум, и не прибежим ни к какому иному наставнику, кроме отечественного... Чрезмерная свобода, по-видимому, и для отдельного человека, и для государства обращается ни во что иное, как в чрезмерное рабство".

Древние это понимали, а мы?

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100