Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

КОМУ НА РУСИ ГАЗ ДОБЫВАТЬ ХОРОШО?

Газовое изобилие, захлестнувшее страну пару десятков лет назад, нынче оборачивается западней для ее экономики. Дешевое «голубое топливо» в непотребных количествах стали использовать для производства электроэнергии, отказавшись от значительной части угля и заморозив развитие атомной энергетики. Но всякому изобилию без его воспроизводства приходит конец. По оценкам экспертов, дефицит газа вследствие истощения действующих месторождений будет прогрессивно нарастать. Уже сейчас, чтобы выполнять контракты по экспорту, «Газпром» вынужден ограничивать потребление газа внутри страны. А новые крупные газовые месторождения за последние 10 лет не вскрывались: великому монополисту и без них хватало прибыли. Государство же утеряло прежний контроль за стратегией развития топливно-энергетического комплекса вообще и его газового сегмента в частности.
Очевидно, чтобы карась не дремал, нагуливая жирок, в водоеме должны водиться и щуки с возможностью свободно в нем плавать. «Газпрому», видимо, от природы суждено доминировать на внутреннем газовом рынке, занимая 90-95% его объема. Но сегодня для поддержания топливного баланса в стране необходимо вовлекать в добычу природного газа, а это в основном «тяжелый» газ, расположенный в мелких и средних труднодоступных месторождениях, другие, независимые от естественного монополиста компании. Ведь страна велика, а «Газпром» один, и поэтому «щукой» для него должно стать само государство. Однако при этом независимым газодобытчикам государство должно создать примерно одинаковые с «Газпромом» экономические условия свободы «плавания». В противном случае независимые компании уйдут с рынка.
О том, какими должны быть эти условия, главный редактор газеты «Промышленные ведомости» Моисей Гельман беседовал с вице-президентом ООО «ИТЕРА Холдинг» кандидатом экономических наук Сергеем ОБРАЗЦОВЫМ.

- Сергей Васильевич, время от времени «ИТЕРА» подвергается публичным обвинениям в уводе активов из «Газпрома». Если говорить не «по-научному», то, назовем их так, оппоненты компании обвиняют ее, попросту говоря, в воровстве. Поясните, пожалуйста, какие у «ИТЕРЫ» отношения с великим монополистом, в том числе финансовые, владеют ли компании активами друг друга?
- Понятие «активы» включает в себя широкий спектр видов собственности: финансы, ценные бумаги, технологическое оборудование тех же газовых скважин и иную недвижимость, и даже офисную мебель. Столы и стулья, взломав помещение, можно как-то «увести» на сторону. А как украсть газовую скважину?
Люди, обвиняющие «ИТЕРУ» в уводе активов, видимо, плохо представляют себе как взаимоотношения «ИТЕРЫ» и «Газпрома», так и вообще способы ведения бизнеса. Все промышленные объекты, являющиеся собственностью компаний группы «ИТЕРА», либо построены нами самостоятельно, либо приобретены в полном соответствии с действующим законодательством. Это подтвердила и Счетная палата, проводившая недавно проверку нашей группы.
Что же касается отношений «ИТЕРЫ» и «Газпрома», то это отношения партнеров, которые развиваются на равноправной коммерческой основе. Так, в случае транспортировки газа по территории России «ИТЕРА» выступает заказчиком, а «Газпром» - транспортирующей организацией, т.е. предоставляет услуги по транспортировке газа. Все услуги оплачиваются нами по регулируемым ФЭК тарифам, и никаких преференций «ИТЕРА» не имеет. А с другой стороны, «ИТЕРА» оказывает «Газпрому» услуги по транспортировке российского газа по территории Казахстана. В отдельных случаях для сокращения транспортных расходов или при чрезвычайных обстоятельствах, например аварии, между нашими организациями осуществляются встречные поставки, заключаются спотовые сделки. Естественно, при этом ведутся взаимные финансовые расчеты и меняются взаимные задолженности между нашими компаниями. Такая динамика платежей естественна для подобных поставок. На сегодняшний день сальдо задолженности между нами близко к нулевому значению.
Что же касается рынков сбыта газа, то мы - конкурирующие организации. Однако в настоящее время спрос на газ значительно превышает предложение, поэтому рынки сбыта находятся и для «ИТЕРЫ», и для «Газпрома», только «ИТЕРЕ» достаются наименее платежеспособные потребители в таких странах, как, например, Армения, Грузия, Украина.
Недоброжелатели нашей группы, обвиняя нас в уводе активов, путают Божий дар - содержимое недр - с яичницей. Да, мы владеем контрольными пакетами акций нескольких газодобывающих компаний, действующих в Ямало-Ненецком автономном округе, и инвестируем в добычу и транспортировку газа собственные средства. Но мы не обладаем лицензиями на освоение и эксплуатацию соответствующих месторождений, находящихся в руках наших партнеров, учредивших упомянутые газодобывающие компании. Причем среди наших партнеров, обладающих лицензиями, значатся семь геолого-разведочных организаций, которые весьма далеки от «Газпрома», и две аффилированные с ним компании, но не сам «Газпром». К слову, «ИТЕРА» и «Газпром» не владеют акциями друг друга, что также недавно подтвердила Счетная палата.
Но лицензии на освоение природных ямальских кладовых - не активы и без должных инвестиций остаются всего лишь бумажными грамотами. До недавнего времени эти лицензии лежали в сейфах их владельцев и сроки их действия приближались к концу.
В 1999 г. «ИТЕРА» полностью профинансировала освоение и ввод в эксплуатацию Губкинского газового месторождения, лицензия и добывающие мощности которого принадлежат ЗАО «Пургаз». В прошлом году промысел вышел на проектную добычу - 15 млрд. куб. метров газа в год. А весной этого года введен в эксплуатацию газовый промысел на нефте-газоконденсатном Восточно-Таркосалинском месторождении, в освоение которого «ИТЕРА» вложила 200 млн. долларов. Лицензия на это месторождение принадлежит ОАО «НК Таркосаленефтегаз». В 2002 г. промысел выйдет на проектную мощность в 12 млрд. куб. метров в год. В этом году ямальские промыслы благодаря инвестициям «ИТЕРЫ» пополнят газовый баланс страны на 25 млрд. куб. метров «голубого топлива».
- Выгодно ли такой компании, как «ИТЕРА», заниматься сегодня в России добычей газа? Проиллюстрируйте, пожалуйста, ваш ответ обустройством упомянутых выше месторождений, во что обходится на них добыча тысячи кубометров газа, и за сколько его продают в месте потребления? Сравните, пожалуйста, структуры продажных цен газа при сопоставимой длине его транспортировки у «ИТЕРЫ», «Газпрома» и нескольких зарубежных компаний.
- «ИТЕРА» - частная компания, поэтому основным критерием оценки инвестиционного проекта и его приемлемости для нас является его прибыльность. Однако сегодня мы не можем подходить ко всем проектам только с позиций экономической выгоды. Если бы мы делали это, нам пришлось бы сократить добычу газа, прекратить инвестирование новых месторождений, сократить большую часть персонала с тем, чтобы сконцентрироваться только на высокорентабельных проектах. «ИТЕРА» не раз подтверждала своей деятельностью, что пришла на газовый рынок всерьез и надолго - это наш основной бизнес. Поэтому мы надеемся, что существующие проблемы - временные, и правительство сможет создать для независимых компаний благоприятные условия.
А сегодня у нас вырисовывается такая картина. Примерный объем инвестиций, необходимых для обеспечения годовой добычи газа в размере 1 млрд. куб. метров в течение 15 лет, составляет 30 млн. долларов. Себестоимость добычи 1 тысячи куб. м близка к 4,8 доллара, стоимость транспортировки этой тысячи от разрабатываемого месторождения до потребителей, расположенных в России на удалении 2000 км от промысла, по действующим тарифам равна в среднем 7,45 доллара. Цена реализации тысячи куб. метров газа составляет 17,26 доллара, из нее надо заплатить НДС, акциз и налоги с оборота, а также оплатить накладные расходы. В итоге прибыль с тысячи кубометров оказывается меньше доллара. Таким образом, ежегодная прибыль от реализации 1 млрд. кубометров газа составит 78 000 долларов, а за 15 лет - 2,3 млн. долларов при первоначальных инвестициях в 30 млн. долларов.
Думаю, этот расчет в достаточной степени иллюстрирует текущую ситуацию: компания имеет минимальные средства для покрытия издержек и накладных расходов, что позволяет пока не снижать объемы добычи, но инвестиции, осуществленные ранее, не компенсируются, полученные кредиты не возвращаются и на развитие газодобычи у компании уже нет средств. В результате добыча газа будет снижаться по мере истощения действующих месторождений.
Что касается вопроса о сопоставлении наших цен продаж с соответствующими ценами зарубежных компаний, то это сравнение будет не вполне корректно, поскольку такие крупные компании, как Ruhrgas и Gas de France, по сути своей являются распределительными. Причем их прибыль с продажи каждой тысячи кубометров газа в десятки раз превышает прибыль «Газпрома», так как розничные цены в Европе очень высоки и продавцы имеют дело с платежеспособными покупателями. А вот сравнение затрат «ИТЕРЫ» и «Газпрома» оказывается далеко не в пользу нашей группы. Так, «ИТЕРА» оплачивает «Газпрому» за транспортировку газа потребителям России и Белоруссии фиксированный тариф, устанавливаемый ФЭК, который в настоящее время равен 12 рублям с НДС за 1000 куб. метров на расстояние 100 км (для других стран СНГ и Балтии действуют более высокие договорные ставки). А «Газпрому», являющемуся собственником газотранспортной системы, транспортировка обходится по себестоимости, что значительно - в 2-3 раза - дешевле. Поэтому чем дальше находится российский потребитель газа от месторождений, на которых осуществляется добыча, тем хуже финансовый результат для «ИТЕРЫ», поскольку цены реализации для «Газпрома», а мы на них вынуждены ориентироваться, хотя и устанавливаются ФЭК с учетом «зонности», не учитывают затраты на транспортировку в полном объеме. Таким образом, если потребитель находится на расстоянии свыше 1900 км от места газодобычи, поставки таким потребителям для «ИТЕРЫ» являются убыточными. Удельная себестоимость добычи на месторождениях «Газпрома» также ниже, чем у «ИТЕ-
РЫ», что обусловлено более благоприятными структурами запасов и глубинами их залегания, а также большими объемами добычи, и составляет примерно 1 доллар за 1000 кубометров. А на новых ямальских месторождениях расчетная удельная стоимость добычи оценивается до 10 раз дороже.
Недавняя проверка Счетной палаты показала, что даже при низких ценах внутреннего рынка добыча газа в «Газпроме» является весьма доходным делом. Так, в не самом благополучном 1999 г. прибыль «Газпрома» от реализации газа на рубль затрат составила 72,8%, а общая рентабельность продаж - 42,1%. У «ИТЕРЫ» рентабельность продаж не превышает 10-15%. Причины столь разительного различия в результатах - существенная разница в субъективных и объективных экономических и хозяйственных условиях деятельности компаний, влияние которых государство должно было бы как-то выравнивать, например, за счет дифференциации налогообложения в зависимости от сложности месторождения. Но оно не делает этого, чем искусственно усиливает монополию «Газпрома» и увеличивает его рентабельность. Что получается? «Газпром» абсолютно доминирует на 95% внутреннего рынка и тарифы на газ на этой территории устанавливаются для него государством. На сегодня средний тариф равен примерно 400 рублям за тысячу «кубов». Поэтому, поставляя газ в ту же Свердловскую область, «ИТЕРА» работает на грани убыточности, так как больше «газпромовского» тарифа потребители нам платить не будут. А если мы заартачимся, газ нашим нынешним потребителям обяжут поставлять «Газпром», прибегнув к административному ресурсу.
- Согласно одобренной правительством энергетической стратегии, доля малых и средних месторождений в добыче газа в стране должна возрасти до 20%. Речь идет как раз о сегменте производственной деятельности «ИТЕРЫ». Что, на ваш взгляд, должна изменить власть, чтобы добыча газа на подобных месторождениях стала выгодной? В частности, что надо сделать для выравнивания, а точнее, соответствующей компенсации неравенства экономических условий хозяйствования у всех газодобывающих компаний, учитывая в том числе разницу в удельных затратах на добычу на крупных освоенных месторождениях и мелких и средних с глубоколежащими пластами газа?
- Мы уже направляли и в правительство, и в Госдуму свои предложения по улучшению ситуации в газовой отрасли, по созданию равных экономических условий хозяйствования для всех участников газового рынка. К сожалению, пока наше мнение не было услышано, и независимые компании по-прежнему находятся в неравных условиях с «Газпромом», в частности, при доступе к рынкам сбыта и установлении тарифных ставок на транспортировку газа. Усиливается налогообложение газовой отрасли, в том числе введена сначала 5%-ая, а затем и 10%-ая экспортная пошлина, причем даже в страны СНГ, платежеспособность которых крайне низка.
По нашим расчетам, освоение газового месторождения выгодно, если чистая прибыль составляет не менее 6 долларов на тысячу кубометров. В этом случае компания сможет добиться возврата привлеченных средств и обеспечить минимально необходимую рентабельность. В настоящее же время, как я уже отметил, мы работаем с прибылью около доллара на тысячу кубометров, что связано как с низкими ценами реализации, так и высокими налогами и транспортными тарифами. Отсюда сам собой напрашивается вывод, что если в ближайшее время не будут предприняты шаги по определенной либерализации российского рынка газа, предоставлению независимым компаниям прав экспорта газа, дифференцированному налогообложению в зависимости от характеристик эксплуатируемых месторождений, то на реализации энергетической стратегии России можно будет поставить крест. В частности, вполне оправданной мерой явилось бы установление дифференцированной ставки акциза в зависимости от цены реализации «голубого топлива» в конкретном регионе и себестоимости его добычи. А что касается квот на экспорт газа в дальнее зарубежье, то их можно было бы выдавать в зависимости от объемов добычи и поставок на внутренний рынок.
Но, судя по всему, условия хозяйственной деятельности независимых производителей газа вскоре еще более ухудшатся. В ближайшее время ожидается увеличение для них транспортного тарифа в среднем на 30%. После чего, при сохранении действующих цен на газ, мы полностью лишимся возможности рентабельно реализовывать свою продукцию не только в России, но и в странах СНГ, где низкая платежеспособность не позволяет увеличивать цены. А ведь уже сегодня стоимость транспортировки ямальского газа до границы с Украиной десятикратно превышает себестоимость его добычи. Поэтому «ИТЕРА», которая обеспечивает почти треть потребности стран СНГ в природном газе, вынуждена будет сократить его поставки. В итоге госбюджет понесет дополнительные немалые потери.
Эксперты убеждены: принятие грамотных, сбалансированных между собой экономических решений, в том числе и упомянутых выше, позволило бы привлечь средства независимых компаний и за их счет в течение нескольких лет освоить новые газовые месторождения, что существенно пополнило бы скудеющий топливный баланс страны.
- Есть условия хозяйствования, например, тарифы на транспортировку газа, которые можно директивно установить одинаковыми для всех компаний. Но часть условий объективно различна по своей природе, что связано, в частности, со структурой месторождений и глубиной залегания газовых пластов, а следовательно, разной степенью трудности извлечения газа и соответственно различ-
ной затратностью его добычи. Поэтому добытчики и продавцы «легкого» газа в сравнении с труднодоступными месторождениями получают не заработанную прибыль - природную горную ренту. Ее для выравнивания экономических условий добычи и сбыта предлагается изымать частично или полностью дифференцированным налогообложением прибыли.
Но «Газпром» получает еще одну ренту - не природную. Известно, что ему по наследству от советской власти достались основные фонды, в которые великий монополист не вложил ни рубля. Не потребовал этот капитал и обслуживания в виде процентных платежей за кредиты. Поэтому «Газпром» получает от этого наследства значительную ренту, в том числе за счет амортизационных отчислений в цене и благодаря повышенным тарифам за перекачку газа независимых добытчиков по подаренной ему трубопроводной системе, также построенной в советское время.
Нельзя не упомянуть и финансовую ренту «Газпрома», образующуюся при обмене валютной выру-
чки от экспорта газа на рубли
ввиду существенного превышения курса доллара его паритета с рублем, а также вследствие высоких мировых цен на газ в сравнении с внутренними, при том, что «ИТЕРА» лишена возможности его экспорта в дальнее зарубежье.
Надо полагать, высокая рентабельность «Газпрома» в значительной степени порождена именно прибылью «на халяву», т.е. рентой. Так не стоит ли, для выравнивания экономических условий хозяйствования всех субъектов газового рынка и получения экономически обоснованных доходов в бюджеты, вместо нынешних налогов ввести для этих субъектов, и не только для них, рентные платежи? Причем планкой, отделяющей ренту, можно было бы считать прибыль хозяйствующего субъекта в размере средней процентной ставки за банковский кредит, а в случае доминирования на региональном рынке устанавливать для такого субъекта еще и тарифы, что вынудит его добиваться большей прибыли увеличением объемов производства и снижением себестоимости продукции. Подобное воздействие на монополиста с регламентированием прибыли и цены представляет собой имитацию воздействия конкурента, заставляющую бегуна-одиночку в отсутствие «невидимой руки» идти на побитие рекорда. Иначе ему не получить приза.
В качестве своеобразного эталона для начала отсчета ренты должно быть выбрано самое тяжелое по геологическим условиям месторождение с наиболее высокой себестоимостью добычи газа. Таким образом, добытчикам самого «легкого» газа будут установлены самые высокие рентные платежи. А по мере истощения соответствующего месторождения и удорожания на нем добычи рента и платежи за нее будут снижаться.
- Эта довольно сложная проблема требует отдельного обсуждения. Но независимо от конкретных мер по выравниванию экономических условий хозяйствования они должны приводить к снижению монопольного диктата и возникновению конкуренции продавцов газа. Ведь покупателю, объективно говоря, нет никакого дела до себестоимости добычи и транспортировки газа. А так как это продукт взаимозаменяемый, то и цена его в одной и той же точке у разных продавцов должна быть примерно одинаковой.
Критерием выравнивания экономических условий хозяйствования должно быть получение хозяйствующим субъектом такой минимальной прибыли, которая после выплат всех налогов и иных платежей обеспечивала бы обслуживание капитала, необходимого для простого или расширенного воспроизводства. Естественно, достижение такой минимально необходимой прибыли требует индивидуального учета особенностей хозяйствования каждого субъекта, например, сложности природных условий залегания газа и его добычи.
Устранение неравенства условий хозяйствования позволит, как я уже отмечал, привлечь инвестиции для освоения месторождений с тяжелыми геологическими условиями, коих сегодня большинство. Во всем цивилизованном мире минимальная отдача инвестируемого капитала не меньше банковской кредитной ставки. Поэтому там развит фондовый рынок и инвесторы охотно покупают акции, по которым выплачиваются большие дивиденды. У нас же дивиденды, в том числе из-за низких тарифов, повсеместно копеечные.
Чтобы получать больше прибыли, необходимо стремиться к более углубленной переработке природных ресурсов, вплоть до производства потребительски завершенной продукции. Поэтому в нашей группе развивается, в частности, газохимическое производство, конечной продукцией которого являются пластиковые бутылки для разлива масла и напитков. Другим направлением диверсификации нашей деятельности, возможно, станет производство электроэнергии на газовом топливе. Иначе говоря, речь идет о развитии вертикально интегрированных производств и соответствующих компаний.
- Само по себе устранение неравенства условий хозяйствования не приведет на газовом рынке к возникновению традиционной конкуренции времен Адама Смита. Для этого необходима еще и значительная избыточность предложения продукции. С газом же, как известно, дела обстоят не очень благополучно: дефицит его на рынке будет нарастать. Но даже если допустить возможность существенно избыточной его добычи, то куда девать невостребованное? Строить новые подземные хранилища, что значительно увеличит цену газа, или гнать избыток на Запад? Однако газ - ресурс невосполнимый, и государство российское никто завтра не собирается упразднять. Так что и о завтрашнем дне, и о потомках надо бы подумать, а не проедать все бездумно.
Таким образом, конкуренция на газовом рынке страны, которой грезят в правительстве и намереваются ради нее «демонополизировать» «Газпром», разделив его на части, не только невозможна, но и вредна для государства и общества. Ведь даже если она и возникнет, то продавцы более дорогого газа вскоре обанкротятся, и все возвратится на круги своя. После чего диктат монополиста станет абсолютным, так как государство уже не будет регулировать его деятельность.
Когда вы говорили о конкуренции, то, очевидно, подразумевали стремление, в частности, «ИТЕРЫ» доминировать на тех определенных сегментах газового рынка, где ваша группа имеет определенные преимущества перед «Газпромом»?
- Это действительно так. Благодаря внедренной в группе клиринговой системе расчетов мы утвердились в регионах, в которых преобладают потребители с низкой платежеспособностью. Тем самым «ИТЕРА» одновременно избавила «Газпром» от этих потребителей, что позволило ему увеличить экспорт газа.
«Газпром», владея 95% рынка, работает по долгосрочным контрактам. Но если другим компаниям создадут примерно равные с «Газпромом» экономические условия хозяйствования, то они смогут обеспечивать поставки газа по несколько более дорогим, краткосрочным спотовым контрактам. Одна «ИТЕРА» сможет поставлять до 20% требуемого для России газа. Таким образом, имеются все предпосылки для создания в стране спотового газового рынка, на котором будут действовать согласованно несколько независимых компаний и удовлетворять срочно возникающие кратковременные потребности в «голубом топливе». А внезапно востребуемый газ - более дорогой. Базовую же, постоянную часть нагрузки и стратегические экспортные поставки должен и может обеспечивать только «Газпром». Намерения его разделить на части противоречат мировым тенденциям концентрации капитала и направлены против интересов страны, так как мы проиграем в конкурентной борьбе на мировом рынке. Это только нам западные советчики настоятельно рекомендуют избавиться от крупных компаний - естественных монополистов. А у них дома крупные компании - концерны и груп-
пы - доминируют на внутренних рынках, так как только такие корпорации с крупным капиталом способны бороться на мировых рынках.
- Рентабельность «ИТЕРЫ» до недавнего времени обеспечивалась благодаря бартерным операциям, составлявшим примерно половину оборота группы. Для этого была внедрена клиринговая система расчетов. Расскажите, пожалуйста, подробнее, как организованы расчеты сегодня.
- В настоящее время основной доход «ИТЕРА» получает не от торговых посреднических и бартерных операций, а от добычи и реализации газа. Внедрение клиринговой системы расчетов было вынужденной мерой, позволившей, однако, достаточно эффективно работать на рынках с низкой платежеспособностью в 1995-2000 гг.
Поясню на примере. В 1997-1998 гг. в Свердловской области оплачивали только 27% потребленного газа. «ИТЕРА» проанализировала причины такой низкой платежеспособности. Оказалось - из-за дефицита «живых» денег. Но при этом потенциал бартерных расчетов совершенно не использовался. К примеру, Узбекистан в Советском Союзе получал ирригационное оборудование из Свердловской области, а многие казахстанские предприятия получали комплектующие с уральских заводов. Поэтому мы, работая на этих рынках, предложили предприятиям Свердловской области размещать заказы по прежним схемам.
«ИТЕРА», воссоздавая разрушенные в результате развала СССР хозяйственные связи, расширяла рынки сбыта украинской, белорусской, молдавской продукции, получая оплату за газ теми товарными ресурсами, в которых остро нуждались в России, Туркменистане, Узбекистане. Это была огромная работа, которой «Газпром» заниматься не хотел. Создание эффективной системы клиринговых расчетов позволило «ИТЕРЕ» продавать газ и укрепиться в регионах, неплатежи которых перед «Газпромом» достигли огромных размеров.
В некоторых странах - Грузии, Армении, Азербайджане - «ИТЕРА» стала единственным поставщиком газа и на практике доказала свое умение работать на рынках с низкой платежеспособностью.
Однако система клиринговых расчетов, которая была эффективна в период всеобщей бартеризации экономики и нарушенных хозяйственных связей, в последующем стала тормозить взаиморасчеты. Ценовые диспропорции, в частности между ценами на энергоносители в России и странах СНГ, препятствуют эффективному товарообмену. Кредиторы компании требуют расчетов денежными средствами, для инвестиций также необходимы денежные средства. Поэтому сейчас перед компанией стоит задача полного перехода на оплату газа денежными средствами, однако ряд стран СНГ - в Закавказье, Белоруссия - пока не готовы к этому.
- Ассортимент товаров в платежном обороте вашей компании складывается в какой-то мере достаточно случайно. Это требует организации значительного числа непродолжительно действующих цепочек многоступенчатого товарообмена, что увеличивает риск их «обрыва», а следовательно, неплатежей. «ИТЕРА» могла бы повысить денежную долю в своем обороте за счет экспорта части своего газа, но ей это почему-то не позволяют делать. Почему?
- Должен отметить, что развитая система клиринговых взаиморасчетов не означает случайного ассортимента товаров. Мы берем то, что нужно для наших кредиторов - по заявкам Туркменистана, Узбекистана, а также северных регионов, где находится основная инфраструктура добычи газа, для обустройства месторождений. Конечно, для получения какой-то необходимой продукции приходилось и до сих пор приходится организовывать и двух-, и трехступенчатые цепочки товарообмена, однако в сегодняшних условиях это не самый эффективный механизм.
Выход на платежеспособные рынки дальнего зарубежья - действительно чрезвычайно острая для нас тема. Это позволило бы не только повысить денежную составляющую в расчетах, но и существенно «подправить» за счет гораздо более высоких экспортных цен крайне низкую (а в большинстве районов и отрицательную) рентабельность реализации газа в России.
Выделение экспортных квот для независимых производителей (к примеру, в размере 20-25% от объема добываемого ими газа, т.е. аналогично соотношению, которое имеется у «Газпрома» между объемом экспорта в дальнее зарубежье и общим объемом добываемого газа) могло бы резко повысить инвестиционную привлекательность газодобывающей отрасли, что позволило бы быстро увеличить объемы добычи и поставок газа как для внутреннего российского рынка, так и в страны Западной Европы.
- Сейчас ведется достройка ряда атомных энергоблоков высокой степени готовности. С вводом их в эксплуатацию и сокращением соответствующих генерирующих мощностей тепловых электростанций высвободится немало газа, который можно будет экспортировать, а валютную выручку использовать для погашения государственных долгов. Однако достраиваются упомянутые блоки из-за отсутствия необходимых средств медленно и поочередно. Думается, «ИТЕРА» могла бы предложить правительству разрешить ей экспорт части своего газа в обмен на кредитование компанией достройки двух-трех атомных энергоблоков. Речь идет о сотнях миллионов долларов. Причем часть кредита была бы денежной, из прибыли за экспорт газа, а часть - товарной, в рамках нынешних клиринговых расчетов компании, с погашением товарной части электроэнергией по фиксированному тарифу. Очевидно, для увеличения суммы такого целевого кредитования «ИТЕРЕ» могли бы предоставить и отсрочку выплат акцизов. Ведь с ускорением ввода новых генерирующих мощностей атомных электростанций государство может получить больше валюты для погашения своих долгов.
Как вы оцениваете возможность осуществления такого проекта, и какие необходимы для этого условия?
- Безусловно, предлагаемая вами схема осуществима, но следует понимать, что предоставление «ИТЕРЕ» права экспорта газа в дальнее зарубежье означает на некоторое время сокращение экспорта газа «Газпромом» из-за необходимости сохранения баланса его поставок в Россию и страны СНГ.
Хотя, если в наш адрес поступит предложение об осуществлении схемы, аналогичной предложенной вами, мы сумеем реализовать ее максимально эффективно для государства. Правда, для нас более привлекательно стать совладельцами АЭС, инвестировать строительство новых мощностей и участвовать в получении прибыли от реализации электроэнергии. Но для этого атомные станции должны быть акционированы, при том, что в руках государства сохранится пакет в 75% акций.
- «ИТЕРА» могла бы создавать свои основные фонды на АЭС, например, турбины, генераторы, не относящиеся к их ядерной части, уже в рамках действующего законодательства, организовав для этого с атомными станциями простое товарищество. Такая форма интеграции допустима и для государственных предприятий, к коим относятся АЭС, так как не требует какого-либо отчуждения активов «товарищей». А созданное «ИТЕРОЙ» оборудование можно было бы передать в аренду АЭС на условиях участия в получении прибыли. Речь идет о своеобразной форме соглашения о разделе продукции.
- Очевидно, наша беседа будет прочитана в «Росэнергоатоме», и там заинтересуются этим предложением. Мы же со своей стороны готовы его обсуждать с потенциальными партнерами.

Международная группа компаний «ИТЕРА» (справка)
Группа образована в 1992 г. и сейчас объединяет около 130 предприятий энергетической, металлургической, газовой, химической, горнорудной и ряда других отраслей промышленности, расположенных в 24 государствах. Головная компания группы - «ITERA Group NV» зарегистрирована на Антильских островах, ее президентом является Игорь Макаров. ООО «ИТЕРА Холдинг» является управляющей компанией российских предприятий - их свыше 70, - входящих в группу.
Основной вид деятельности МГК «ИТЕРА» - добыча и реализация природного газа на территории России, а также его поставки в страны СНГ и Балтии. Сырьевая база компаний группы представлена восемью газовыми, газоконденсатными и нефтегазовыми месторождениями, расположенными на территории Ямало-Ненецкого автономного округа. Их суммарные начальные извлекаемые запасы по природному газу оцениваются в 1,7 трлн. куб. метров, что составляет 5,3% от запасов, находящихся на балансе «Газпрома». Сейчас освоены два месторождения. Добывают газ три предприятия, контрольные пакеты акций которых принадлежат МГК «ИТЕРА». В прошлом году добыто 18,1 млрд. куб. метров, в этом году намечено добыть 25-30 млрд. к 2005 г. планируется довести добычу до 50 млрд., а к 2007-2010 гг. - до 80 млрд. куб. метров, что составит 10-15% объема добываемого в стране газа.


Президент МГК «ИТЕРА» Игорь МАКАРОВ с символическим ключом от Восточно-Таркосалинского газового промысла, врученным ему строителями на официальном открытии промысла

Недавно Счетная палата провела проверку деятельности «ИТЕРЫ» по добыче, транспортировке и реализации газа на территории Российской Федерации. Проверка, отчет по которой утвержден коллегией Счетной палаты, показала, что компания действует без нарушений законодательства и является вторым после «Газпрома» крупнейшим оператором на российском газовом рынке.
Что касается сырьевой базы «ИТЕРЫ» по добыче газа, то лицензии на нее принадлежат другим организациям, в том числе дочерним структурам «Газпрома». Эти структуры учредили соответствующие газодобывающие предприятия, контрольные пакеты акций которых приобрела «ИТЕРА» законным образом. Сказать, что «Газпром» мог освоить эти месторождения самостоятельно, мы не можем, так как на момент приобретения «ИТЕРОЙ» упомянутых акций свободных финансовых средств у «Газпрома» для необходимых инвестиций не было.

Аудитор Счетной палаты РФ
Михаил БЕСХМЕЛЬНИЦЫН

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100