Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Подборка: Реформа РАО "ЕЭС" и ее губительность для страны
«ПВ» № 7-8, июль, август 2006

Новая профессия термоса — теплотрасса

.
Приживется ли в России философия энергосбережения или будет и далее процветать корпоративная коррупция?

Моисей Гельман

Несколько лет назад автор этих строк с группой энергетиков побывал в Дании. Специалистов из России пригласили, чтобы поделиться с ними опытом организации, строительства и эксплуатации местных систем централизованного теплоснабжения. Двухнедельное ознакомление с датской индустрией производства тепла и его распределения потребителям, а также с производством энергосберегающей техники для систем теплоснабжения показало, что нам продемонстрировали не просто одну из эффективных комплексных отраслей национальной экономики.

Она - отражение социально ориентированной философии ведения общественного хозяйства. Одним из основных её факторов является повсеместное и повседневное снижение затратности всех сфер производства, в частности, за счет экономии энергоресурсов их рациональным потреблением.

Застрельщиком и организатором подобной перманентной реформы, в том числе в коммунальном хозяйстве, выступают сами власти - в центре и на местах. Можно сказать, что перманентная коммунальная реформа в Дании является порождением построенного там без всяких революций и лишнего шума социального государства. Ведь если говорить, в частности, о теплоснабжении, то за последние тридцать лет оплата тепловой энергии благодаря её сбережению и снижению затрат на её производство снизилась там почти вдвое. Разве это не свидетельство социальной направленности экономики и государственной политики, обеспечивающих повышение жизненного уровня населения?

У нас власти также заявили о проведении коммунальной реформы. Мол, пора прекращать дотировать «социалку». Но так как оборудование тех же отечественных систем централизованного теплоснабжения остается допотопным и обветшало, а его не меняют, то все новации сводятся к «реформированию» цен на тепло: они вместе с потерями тепла все растут и растут. Хотя совершенно очевидно: прекратить корпоративную обираловку потребителей накручиванием тарифов можно, лишь кардинально снизив затраты и потери тепловой энергии как при ее производстве, так и в местах распределения и потребления.

Весна зимой на трубопроводной улице

А таких «черных дыр» полным-полно. Только в тепловых сетях страны, по экспертным оценкам, при норме 5—6% ежегодно теряется около 20% всей вырабатываемой тепловой энергии, или почти 420 млн. гигакалорий. Для их производства ежегодно впустую сжигается примерно 80 млн. тонн условного топлива, тогда как в стране потребляется в том же условном исчислении около 270 млн. тонн. Одна такая тонна оценивается по себестоимости сейчас в среднем в 1200 рублей. Таким образом, обогрев в России окружающей среды обходится как минимум почти в 100 млрд. рублей.

Однако есть все основания полагать потери в тепловых сетях гораздо большими. Дело в том, что установка теплосчетчиков потребителями для упорядочения расчетов позволяет им уменьшить оплату за тепло примерно на треть. Удивительного в этом ничего нет: счетчик измеряет лишь потребляемую энергию, а теряемая в трубопроводах и ещё где-то остается за приборной шкалой, что подтверждает сказанное.

Если кому-то захочется оспорить приведенные оценки, в доказательство придется представить результаты измерения количества тепла, утекающего из теплотрасс. А такие измерения, похоже, почти нигде не проводят. Невыгодны они теплоснабжающим организациям, так как придется раскошеливаться на устранение сверхнормативных потерь.

Да и зачем их измерять? Ведь сегодня совершенно безнаказанно можно утверждать, что все находится в пределах нормы — поди проверь, когда проверять зачастую некому да и нечем. А соответствующей региональной энергетической комиссии, регулирующей тарифы, энергетики демонстрируют общее количество отпускаемого ими тепла, «чохом», со всеми потерями, которое для установления тарифа делят на все квадратные метры отапливаемых помещений. Хотя обогревается на самом деле их объем, что тоже вносит свою определенную долю несправедливости в тарифные расценки.

Относительно немногочисленные пока теплосчетчики как раз и показывают «объективность» устанавливаемой таким образом оплаты. Согласно данным Росстата, в 2005 г. потребители за тепловую энергию заплатили 485 млрд. рублей, из них за обогрев окружающей среды, оценочно, - от 100 млрд. до 160 млрд. рублей.

Необходимо заметить: сокрытию потерь в теплотрассах во многом способствует сам принцип подачи горячей воды из теплоцентрали в наши батареи. В подавляющем большинстве систем она идет прямиком в них через магистральные трубопроводы и далее через распределительные и квартальные сети. А на Западе все отопительные сети зданий от магистралей отделены. Вода в этих сетях циркулирует независимо, и ее нагревают в бойлерах-теплообменниках горячей водой, поступающей из теплоцентрали.

При этом становится возможным не только расплачиваться за тепло по справедливости, по счетчикам, установленным в пунктах теплообмена и каждом доме, но избавляться от излишне навязываемого, то есть экономить его расход. Делается это за счет регулирования средней температуры отопления индивидуально в каждой сети, обслуживающей группу зданий. В последние годы автоматическое поддержание желаемой температуры стало возможным непосредственно в квартирах, офисах и производственных помещениях.

Расточительству у нас тепловой энергии и вымогательству денег с потребителей способствует также «многоукладность» собственников в системах централизованного теплоснабжения, количество которых возросло в результате так называемой реформы электроэнергетики. Как правило, части этих технологически единых систем имеют разных хозяев — от энергетиков до теплоснабжающих и различных коммунальных предприятий, действия и намерения которых зачастую плохо стыкуются между собой: каждый ловит в мутной воде свою рыбку.

И пока потери тепла в трубопроводах безропотно оплачиваются бюджетными дотациями из карманов налогоплательщиков и ими же по тарифам как потребителями, в том числе за счет так называемого перекрестного субсидирования населения взвинчиванием тарифов предприятиям, хозяева теплоснабжения мало будут озабочены наведением порядка в своих хозяйствах. Так что власти должны решить, продолжать ли потворствовать вселенскому отоплению воздуха, чтобы травка вдоль теплотрасс зимой по-весеннему зеленела, или пора, наконец, определяться, что делать с вопиющей, ими же поощряемой через тарифы бесхозяйственностью, которая порождает к тому же свою порцию ценовой инфляции.

Между тем главная причина столь громадных тепловых потерь известна. Она технологическая и кроется в некачественной теплоизоляции труб, с применением которой у нас построены и сейчас еще в основном строятся трубопроводы. Дело в том, что теплоизолирующим материалом для них обычно служит минеральная вата. Ею оборачивают трубы, поверх накладывают специальное полотно и металлическую сетку, а вся эта «кукла» обмуровывается гипсовидным раствором. Трубы для сохранения целостности теплоизоляции укладывают в бетонные короба. Однако в коробах скапливается вода, увлажняющая изоляционный слой, и он теряет свои первоначальные термоизолирующие свойства.

Кроме того, его целостность нарушается из-за деформаций трубопроводов. И, наконец, сочетание влаги и тепла под неплотно прилегающим к трубе «бутербродом» изолирующих материалов создает прекрасную среду для интенсивной коррозии металла. Но, помимо наружной, происходит коррозия и внутри труб, порождаемая плохой очисткой воды от вредных химических примесей и твердых частиц.

Все эти факторы приводят к появлению трещин и утечкам горячей воды, которые зачастую не устраняются из-за чрезвычайной сложности их обнаружения и дороговизны ремонта. А со временем коррозия разрастается до аварийных размеров. К тому же качество труб и используемых для их теплоизоляции материалов нередко оставляет желать много лучшего. В результате, хотя служить такие трубопроводы по нормам должны 25 лет, выдерживают они в среднем гораздо меньше: магистрали – 10-15 лет, распределительные и квартальные сети – до 7-10.

Протяженность тепловых трубопроводов достигла в нашей стране, по оценкам, 280 тысяч км, из них примерно четверть составляют магистрали из труб диаметром свыше 400 мм. Трубопровод состоит из двух линий — по одной горячая вода поступает от теплоисточника потребителю, а по другой охлажденной возвращается обратно. Проложены эти трубопроводы давно, и более половины их протяженности нуждается в ремонте или замене. Поэтому в течение 8-10 лет их надо почти полностью обновить, иначе теплоснабжению потребителей грозит катастрофа.

На сегодня более трети протяженности теплопроводов крайне обветшала. Если в 1997 г. замены требовал в среднем каждый седьмой километр, то в 2004-м - уже пятый. Сейчас на каждый километр в среднем в год приходится более трех аварий. При этом плановые ремонты заменены в основном аварийно-восстановительными, которые обходятся втрое, вчетверо дороже.

В частности, только в Москве, где положение несколько лучше, чем в других регионах, длина теплотрасс составляет примерно 10 тысяч км, и ежегодно надо менять около 900 км труб. Однако прокладывают вновь и ремонтируют втрое меньше. Причина известна - нет необходимых средств, немалая часть которых тратится на теплоизоляцию труб, выполняемую вручную в местах прокладки, земляные работы и замену бетонных коробов в каналах теплотрасс.

Революция в термосостроении

Между тем на Западе еще в 1970-е годы, во время энергетического кризиса, освоили индустриальное производство теплоизолированных труб, по конструкции своей напоминающих обычный термос. В таком своеобразном хранилище тепла стальная водопроводная труба размещается в трубчатом кожухе (трубе) из полиэтилена, а пространство между ними заполнено затвердевшей полиуретановой пеной. Она образуется в результате химической реакции двух химических компонентов, нагнетаемых под высоким давлением при изготовлении труб на заводе.

Стоимость прокладки теплотрасс из таких труб в зависимости от их диаметра обходится на 10-30% дешевле по сравнению с обернутыми вручную, по-древнему, в стекловату, в том числе за ненадобностью строительства каналов из бетонных коробов с дренажной системой: трубопроводы укладываются прямо в грунт. К тому же потери тепла в трубопроводе-«термосе» снижаются до 2-3% в год. И так как поверхность стальной трубы, будучи плотно загерметизированной, защищена от проникновения влаги извне, то и причин для аварий оказывается меньше.

Поэтому живучесть таких теплотрасс увеличивается в несколько раз – до 30-40 лет - в сравнении с нашими допотопными теплосетями, срок службы которых не превышает 7-15 лет. С учетом этих факторов удельные, в пересчете на год, затраты на строительство и эксплуатацию индустриально термоизолированных трубопроводов оказываются на 20-30% меньше по сравнению с построенными по старой технологии.

За последние 30—40 лет в западных странах почти все теплотрассы были реконструированы или вновь построены с использованием труб в пенополиуретановой теплоизоляционной оболочке. А у нас первые заводы по их производству появились лишь в 1989 году – это ЗАО «Твэл» в Санкт-Петербурге, и в 1994 году - ЗАО «МосФлоулайн» (МФЛ) в Москве, одним из учредителей которого стала американская фирма «Флоулайн Аляска», предоставившая свою технологию и запустившая производство.

Одна из отличительных особенностей продукции «МосФлоулайн» — использование в качестве водопроводных отечественных стальных труб — черных или оцинкованных —диаметром от 57 до 1200 мм. Они при нашей весьма плохой очистке воды намного меньше подвержены коррозии, чем подобные, но иных марок, трубы зарубежных фирм.

Сейчас продукция МФЛ, годовой объём которой достигает 450 км, почти на 90% изготавливается из российских материалов, компонентов и комплектации, что делает её на 20-30% дешевле импортной. При этом по своим характеристикам она соответствует европейским стандартам, в том числе по температуре воды до 130°С, а кое в чем даже превосходит их. Об этом свидетельствуют сертификаты качества производства - российский и ИСО.

Известно, где тонко, там и рвется. Стыки как раз являются этими «тонко». На заводе «МосФлоулайн» разработали качественно новую, достаточно простую и дешевую технологию теплоизоляции стыков труб и поставляют несколько видов стыковочных соединений, отвечающих суровым российским условиям эксплуатации тепловых сетей.

Для создания в таких местах равнопрочного по теплоизоляции и другим характеристикам соединительного моста используется оригинальная заводская полиэтиленовая муфта. Она прошла испытания в Датском технологическом институте и тоже получила сертификат качества. При этом имитировались реальные условия динамических нагрузок, которым новинку подвергали тысячу раз вместо ста, требуемых европейским стандартом, но она сохранила все свои первозданные свойства.

«МосФлоулайн» является в России одним из немногочисленных пока поставщиков полной комплектации для строительства теплотрасс, в которую входит и запорная шаровая арматура. Одним из важных узлов, обеспечивающих надежность трубопроводов, является сильфонный компенсатор, напоминающий меха гармошки, производство которого тоже недавно освоили на заводе. Компенсаторы встраиваются в трубопровод через определенные расстояния. Когда из-за температурных колебаний текущей внутри жидкости трубы удлиняются или сжимаются, эти изменения воспринимаются и демпфируются «гармошкой», чем исключается деформация трубопровода и возникновение в нем трещин.

Еще одним принципиальным отличием термосоподобных теплотрасс в сравнении с обмотанными в стекловату является возможность непрерывного дистанционного слежения за их целостностью. Для этого перед закачкой полиуретановой пены в пространстве между водопроводной трубой и кожухом «термоса» закладываются два непересекающихся медных провода. При прокладке трассы их последовательно соединяют между собой в две линии, замыкаемые в полукольцо на конце трубопровода. Если через один свободный конец такой объединенной линии послать зондирующий электрический импульс, он через строго определенное время, зависящее от длины линии, вернется на другой ее конец.

Измеряя время между посылкой и приемом импульса специальным прибором, можно судить о целостности всей теплотрассы. Если нет каких-то аномалий, временной период постоянен. Но в случае протечки в соответствующем месте образуется электропроводящий водяной мостик между проводниками, и поэтому часть импульса через этот мостик вернется к измерительному прибору раньше положенного срока. Тогда по времени между посылкой импульса и возвращением его «подмоченной» части можно судить о расстоянии до протечки — оно высвечивается на шкале индикатора — и устранить ее, не допуская наступления аварии.

Если вся линия при протечке цела, то после приема «протекшего» импульса в положенное время появится второй, сам зондирующий. Если же он пропадет, впору бить аварийную тревогу – произошёл разрыв трубы. Аварийные места при такой локации выявляются с точностью до 2 метров.

Низкий спрос породил большой ассортимент

После организации «Твэл» и «МосФлоулайн» в российских регионах появилось ещё около 80 предприятий, которые производят трубы с пенополиуретановой теплоизоляцией и также почти целиком из отечественных материалов и комплектации. Однако имеющиеся производственные мощности оказались загруженными лишь на 30-60%. Дело в том, что из этих труб в стране ежегодно укладывается и обновляется лишь около 4 тысяч км теплопроводов, что не превышает 15% годовой потребности. О причинах происходящего – чуть ниже. Но столь низкий спрос вынудил предприятия искать новые рынки сбыта и расширять трубный ассортимент для новых применений.

Полиэтиленовая оболочка хороша для подземных трубопроводов, но ввиду её возгораемости непригодна для открытой прокладки - на земле и в тоннелях. Поэтому тот же «МосФлоулайн» первым освоил производство труб с пенополиуретановой теплоизоляцией в стальной оцинкованной оболочке.

Следует заметить, в северных посёлках и городах, в том же Якутске, в зоне вечной мерзлоты, теплотрассы проложены поверх земли. Поэтому превращение их в «термосы» с металлической оболочкой позволит, учитывая запредельную дороговизну доставки туда топлива для обогрева тундры, получить гораздо больший экономический эффект, чем на материке. Так как стоимость (с НДС) километровой линии из труб «МосФлоулайн» с одним из наиболее «популярных» диаметров 500 мм обходится почти в 5 млн. рублей, окупаемость на Севере подобных теплотрасс за счёт существенного снижения всех затрат, включая топливные, и потерь тепла не превышает по заводским расчётам примерно 3 лет.

Но помимо теплоснабжения такие, в металлической оболочке, трубы понадобились на Севере и для открытых нефтепроводов, прокладываемых в тундре и зоне вечной мерзлоты. Дело в том, что при низких температурах в обычных трубах плотность и вязкость перекачиваемой нефти увеличиваются, что требует дополнительных затрат мощности и энергии на её перекачку. А чтобы нефть не затвердевала, и не образовывались тромбы, её вынуждены подогревать. Для этого строят на определённых расстояниях друг от друга на нефтепроводах нагревательные пункты, на что также затрачиваются энергоресурсы.

В трубах же с пенополиуретановой теплоизоляцией длительное время сохраняется исходная температура закачиваемой в них нефти. Это позволяет значительно сократить количество требуемых пунктов обогрева и сэкономить энергоресурсы. Так как такие трубы рассчитаны на температуру 1300С , а температура нефти значительно ниже, то увеличивается ещё и срок их службы. Первый подобный нефтепровод проложен в районе г. Усинска в ЯНАО. Подобные теплосберегающие трубопроводы пригодны также для транспортировки сжиженного природного газа с минимальным тепловым воздействием на окружающую среду.

Последняя новинка «МосФлоулайн», созданная совместно с Московским трубозаготовительным комбинатом, - описанные теплоизолированные трубы, но ещё и бетонированные, что позволяет их использовать без дополнительного балласта для прокладки подводных трубопроводов, в том числе переходов через реки.

Однако при всех преимуществах описанных теплосберегающих труб при строительстве из них трубопроводов сохраняются операции старой технологии: большой объём сварки стальных напорных (внутренних) труб и заделки стыков между ними. Поэтому следующим шагом в революции термосостроения стало создание теплоизолированных пенополиуретаном труб, в которых их напорная часть вместо стали изготовлена тоже из полиэтилена, а внешняя полиэтиленовая трубчатая оболочка выполнена поперечно гофрированной.

Благодаря гофрированной оболочке такая многослойная труба приобретает большую гибкость, что позволяет изготавливать её отрезками любой протяжённости, наматывать их на барабаны или сворачивать в бухты и прокладывать подобно электрокабелю. Длина отрезков ограничивается, в зависимости от диаметра, возможностями транспортной техники, предназначенной для доставки их в места прокладки.

В трубопроводах из таких труб существенно меньше число стыков, при изгибах трассы обходятся без фасонных деталей - вставок, не требуются компенсаторы – гофрированная труба сама «дышит». Кроме того, благодаря их малому весу при прокладке в траншее с барабана или разматыванием бухты не нужна грузоподъемная техника.

Первым такие трубы в России по технологии одной из швейцарских фирм стал производить в 2002 г. Московский завод «АНД Газтрубпласт». Ввиду ограниченности их диаметра, а также допустимых температур теплоносителя (до 950С) и давления (до 10 бар) они предназначены для внутриквартальных и разводящих сетей горячего водоснабжения и теплоснабжения.

Завод выпускает трубы с диаметром внутренних напорных труб 25, 110, 140 и 160 мм. При 160 мм наружный диаметр равен 225 мм и на барабане, который закрепляется на автомобильном полуприцепе, размещается более 140 м такой трубы. А при диаметре 32 мм длина достигает 1240 м. При укладке труба сматывается с барабана прямо в траншею.

Для более высоких температур теплоносителя (до 1300С и максимума 1500С) , а также давления до 25 бар завод выпускает трубы, в которых внутренняя напорная труба изготовлена из хром-никелевой нержавеющей стали, стойкой к хлорированной воде наших тепловых сетей, и сама внутренняя труба тоже гофрированная.

Расчётный срок службы подобных гибких теплопроводов превышает 50 лет, а потери тепловой энергии в них составляют не более 2-3%. Изготавливаются они тоже почти целиком из отечественных материалов и компонентов, что делает их дешевле зарубежных аналогов, и имеют европейские сертификаты. Укладка одной длинномерной трубы занимает всего несколько часов – именно столько времени требуется, чтобы размотать бухту или смотать трубу с барабана и уложить её в траншею.

Экономический эффект теплопроводов из гофрированных многослойных полиэтиленовых труб большой длины выше по сравнению с теплоизолированными с внутренней стальной трубой аналогичных диаметров и протяженности. Окупаются они за 5-6 лет. В этом году в Группе компаний “Евротрубпласт”, куда входит и “АНД Газтрубпласт”, намечено изготовить около 750 км гибких труб различного диаметра, что примерно на 70% превысит прошлогодний объём.

Таким образом можно сказать, что в России создана промышленная база производства полного по характеристикам ассортимента индустриально теплоизолированных труб – длинномерных гибких гофрированных для распределительных и внутриквартальных сетей, и “жёстких”, с внутренней стальной трубой для внутриквартальных сетей и магистральных теплотрасс.

Однако, как отмечалось, загружены производящие их предприятия на 30-60%, причём часть продукции экспортируется, а внутри страны ежегодно закупается примерно лишь15% потребного их количества. Хотя, как отмечалось, изношенность тепловых сетей в стране достигла опасных размеров, что чревато техногенными катастрофами, и при этом из труб в окружающую среду утекает до трети передаваемой тепловой энергии.

Казалось бы, уже только ежегодная экономия топлива, сжигаемого понапрасну из-за утечек из труб тепла, а его, напомню, в прошлом году потеряли, оценочно, на сумму от 100 млрд. до 160 млрд. рублей, должна была бы стать весомым фактором в масштабном обновлении теплотрасс теплосберегающими технологиями. Но этого не происходит. В чём же дело? Неужели нет денег?

Замечу, электронные приборы для описанной выше автоматической локации в трубопроводах мест повреждений закупаются в США по цене 5-6 тысяч долларов. Хотя они весьма просты: содержат генератор зондирующих импульсов и управляемый ими счетчик времени — электронные цифровые часы. Подобные приборы, но для других применений, изготавливали у нас в стране, и их надо лишь слегка доработать. Стоить они будут примерно 10 тысяч, но рублей.

Однако помимо таких локаторов коммунальное хозяйство для своего реформирования нуждается и в других, причем в больших количествах, электронных средствах: счетчиках расхода тепла, экономичных компактных люминесцентных лампах, системах дистанционного контроля потребления тепло- и электроэнергии, тепловизорах для контроля утечек тепла, сберегающих электроэнергию регуляторах частоты для питания электродвигателей тех же насосов в котельных и др. Всё это у нас создано.

Однако отечественные электронная отрасль и приборостроение фактически развалены. Ну не заказывают им приборы и системы в достаточных для выживания количествах, хотя они весьма необходимы для сбережения энергоресурсов и упорядоточения расчётов за их потребление.

Сказанное лишний раз свидетельствует об отсутствии в стране какой-либо скоординированной политики комплексного реформирования коммунальной сферы, в частности теплоснабжения, и создания для этого всей необходимой современной индустриальной базы. Говорят, на это якобы нет денег. Хотя только на топливо для обогрева атмосферы в прошлом году потратили, как отмечалось, от 100 млрд. до 160 млрд. рублей, принудительно изъятых у потребителей.

А деньги лежат в трубе

Между тем совершенно очевидно, что требуемые средства давно можно было раздобыть, устраняя громадные потери тепловой энергии постепенной заменой старых, обмотанных стекловатой, труб на индустриально теплоизолированные. Ведь суммарный среднегодовой выигрыш от прокладки теплотрасс из труб с пенополиуретановой изоляцией в сравнении со «стекловатными» в пересчете на один километр составляет, по оценкам, от 40 тысяч долларов при диаметре трубопровода в 100 мм до 275 тысяч долларов при диаметре 800 мм.

Под суммарным эффектом понимается не только экономия топлива, затрачиваемого нынче на обогрев окружающей среды и выращивание зимой травы вдоль теплотрасс, но и снижение в 1,5-2 раза капитальных затрат на строительство трубопроводов, а также уменьшение текущих затрат на их эксплуатацию — в 10 раз и ремонт — почти вчетверо. Причем эти расходы раскладываются на более длительную эксплуатацию теплосберегающих трубопроводов — 30 или 50 лет вместо 7-15 нынешних допотопных.

Но то экономия для потребителей, а также выигрыш для поставщиков топлива, которые не востребованные энергетиками газ и мазут смогут продавать за рубежом, выручая в рублях в несколько раз большую сумму. Энергетики же, а также теплоснабжающие организации и строители заинтересованы в обратном: в увеличении любыми путями затрат, а значит, своей выручки и, тем самым, абсолютной чистой прибыли при одной и той же её относительной норме.

Большая часть тепловой энергии в стране вырабатывается на ТЭЦ, до реформы электроэнергетики принадлежавших региональным энергосистемам АО-энерго, и они же были хозяевами магистральных теплотрасс. Сверхнормативные утечки из них тепла не только не беспокоили прежних хозяев магистралей, но были даже выгодны, так как обогрев окружающей среды безропотно – деваться некуда - оплачивают потребители по тарифам, устанавливаемым государством. При этом и на плановые профилактические ремонты не надо было тратиться, и выручка росла.

Сейчас бывшие АО-энерго поделены по «видам бизнеса», и ТЭЦ в составе территориальных генерирующих компаний продают тепловую энергию транспортирующим и распределяющим её организациям.
У новых хозяев тепловых сетей финансовых ресурсов оказалось поменьше, чем у прежних АО-энерго, но рыночный стимул прежний: увеличение выручки и за её счёт – прибыли.

Поэтому они тоже заинтересованы в увеличении затрат на обслуживание тепловых сетей и при строительстве новых за счёт средств потребителей. Вот почему им выгодно при ремонтах и строительстве новых теплопроводов использовать более дорогие трубы с допотопной теплоизоляцией из стекловаты, накладываемой вручную, и сохранять канальную прокладку теплотрасс – всё это значительно удорожает работы, а значит, увеличивает денежный оборот.

Выгодно удорожание работ и строительным организациям – у них при старой технологии сохраняется большой объём ручного труда и увеличивается собственная добавленная стоимость и прибыль. К тому же перекладку теплотрасс нужно повторять не через 30-50 лет, как при использовании индустриально теплоизолированных труб, а через 7-15, что тоже увеличивает выручку строителей и их заказчиков. Пусть даже при этом несут громадные убытки потребители, в числе которых и бюджетные организации, а на их долю приходится около 15% потребляемой в стране тепловой энергии. Так что речь, по сути, идёт о корпоративной коррупции.

Однако потребители никак не могут повлиять на то, что их обирают, так как теплоснабжение – естественная монополия, деятельность и тарифы которой регулирует государство. Но государство идёт у неё на поводу, поощряя «нецелевые» затраты – обогрев окружающей среды – увеличением тарифов.

Тем не менее заставить монополистов, абсолютно доминирующих в сфере теплоснабжения населённых пунктов, сделать тепловые сети энергосберегающими государство может. Но не делает этого. Хотя способно запретить строить новые и ремонтировать старые теплотрассы с использованием допотопной технологии и заставить использовать для этого индустриально теплоизолированные трубы с пенополиуретановой теплоизоляцией. Для таких директивных действий у государства есть веские правовые основания, диктуемые антимонопольным, бюджетным, налоговым, экологическим и иным законодательством.

Во-первых, в соответствии с законом, защищающим права потребителей, их надо избавить от незаконно навязанной и ненужной им платной «услуги» – отопления за их счёт окружающей среды. По сути, таким образом, вопреки Налоговому кодексу введён незаконный налог в пользу естественных монополистов. Причем, помимо нарушения налогового законодательства, такая «услуга» бюджетным организациям навязана и в нарушение Бюджетного кодекса, так как оплата потерь тепла является нецелевым использованием бюджетных средств, что преследуется по закону. Деньги эти немалые – от 15 млрд. до 24 млрд. рублей в тарифах прошлого года.

Во-вторых, должны быть устранены ничем не оправданные громадные потери тепла и утечки горячей воды из трубопроводов, наносящие большой экологический ущерб, так как нарушается тепловой баланс атмосферы, сама атмосфера загрязняется продуктами бесполезно сжигаемого десятками миллионов тонн топлива, а утекающая вода размывает почву. Кроме того, экологически вредны сами теплоизоляционные материалы старых теплотрасс — минеральная вата и асбест, загрязняющие почву.

В-третьих, вопреки закону о защите прав потребителей естественный монополист навязывает им более дорогую услугу, так как строительство теплотрасс по старым технологиям требует больших капитальных и эксплуатационных затрат, оплачиваемых из тарифов на тепловую энергию.

В-четвёртых, системы теплоснабжения, действующие локально в узких сегментах населённых пунктов, являются естественными монополиями, абсолютно там доминирующими, и поэтому согласно антимонопольному законодательству их хозяйственная деятельность должна полностью регулироваться государством.

Из сказанного следует, что государство в соответствии с действующим законодательством обязано запретить использовать старую технологию канальной прокладки теплопроводов и должно регламентировать строительство новых и обновление старых теплотрасс только с использованием индустриально теплоизолированных труб, потери тепловой энергии в которых не превышают 2-3%, а срок службы - не менее 30 лет.

Следует заметить, вот уже 4 года разрабатывается и безуспешно согласовывается заинтересованными сторонами проект закона «О теплоснабжении». Ему всё пытаются и никак не могут придать рыночный характер. Хотя это невозможно в принципе. Дело в том, что согласно закону о товарных рынках системы теплоснабжения не являются рыночной сферой, где покупатели и продавцы договариваются о ценах, и потому должны, как отмечалось, контролироваться государством.

Так как от исполнения и качества этих систем зависит выполнение перечисленных выше, но нарушаемых законодательных требований, представляется необходимым вместо закона «О теплоснабжении» принять закон «О транспортных системах теплоснабжения». В нем и надо будет затвердить обязательность использования в тепловых сетях только индустриально теплоизолированных труб, как на сегодня экономически более эффективных и более безопасных, оговорив максимально допустимые в них потери тепла и минимальный срок службы.

Конкретные же требования к исполнению таких труб и их характеристикам должны излагаться не в законе, а в соответствующих, обязательных для применения стандартах, так как нормативные документы в отличие от законодательных актов можно оперативно корректировать, подстраивая под прогрессивные достижения в технике и технологиях.

Следует заметить, пакет нормативных документов, включая стандарты и СНиПы, регламентирующих производство теплоизолированных пенополиуретаном труб в полиэтиленовой и металлической оболочке – жёстких и гибких, а также проектирование и строительство из них трубопроводов, вплоть до компьютерных программ для расчёта тепловых сетей, уже разработаны.

Инициаторами их создания явилась Ассоциация производителей и потребителей трубопроводов с индустриальной полимерной изоляцией, которую возглавляют президент Владимир Манюк и исполнительный директор Игорь Майзель. Объединяет она 75 профильных организаций, в том числе несколько десятков заводов, а также соответствующие НИИ и проектные институты, и является представительным и весьма авторитетным общественным органом в сфере строительства энергосберегающих теплопроводов и производства для них труб и деталей.

Поэтому было бы разумным разработку проекта закона «О транспортных системах теплоснабжения» поручить этой Ассоциации. Новый законодательный акт должен быть рамочным и содержать ссылки на упомянутые нормативные документы, которые будут обязательными для применения.

Если государство возьмет в руки кнут стандартизации, то пряником для внедрения новых, индустриально теплоизолированных трубопроводов должно стать на первых порах беспроцентное кредитное финансирование их строительства (что получит государство в качестве процентов - поясняется ниже). К такому кредитованию необходимо привлечь все заинтересованные стороны, оплачивающие сегодня обогрев атмосферы: правительство, местные власти, а также потребителей, включая предприятия, которым навязано частичное субсидирование жилищной сферы за счет установления им более высоких тарифов на тепло. Вот как, думается, можно все сделать.

По мнению специалистов, в частности исполнительного директора упомянутой выше Ассоциации Игоря Майзеля, чтобы избежать в тепловых сетях катастроф, необходимо ежегодно менять не менее 10% их протяжённости или примерно 28 тысяч километров.
По оценкам вице-президента Группы компаний «Евротрубпласт» Александра Шмелёва, средняя стоимость в стране прокладки километра труб различного диаметра с пенополиуретановой изоляцией взамен старых составляет примерно 2 млн. рублей (далее указаны цены прошлого года). Но в Москве эти работы обходятся в 2,5 раза дороже: для диаметра труб от 500 мм и более стоимость прокладки достигает 4,5 – 5 млн. рублей за километр.

Таким образом, ежегодно на замену 10% протяженности старых труб потребуется не менее 56 млрд. рублей в сопоставимых ценах прошлого года. Если в первый год эту сумму выделит государство, то 56 млрд. обернутся ликвидацией утечек тепла на сумму не меньшую, чем 10 млрд. рублей. Тогда на эту сумму уменьшится количество востребованной тепловой энергии и соответственно выручка от её продажи. Казалось бы, после этого можно будет соответственно снизить и тарифы на тепло, в которых скрытно учтены его потери.

Но предлагается со снижением несколько повременить. А переплачиваемые за счёт уменьшенных утечек деньги изымать у теплоснабжающих организаций и направлять во вновь созданные региональные инвестиционные фонды для последующего финансирования обновления тепловых сетей.

Фонды должны управляться местными администрациями и контролироваться местными депутатами. В них необходимо также направлять все инвестиционные средства, предусматриваемые в тарифах на обновление тепловых сетей. По некоторым данным, доля этих средств в тарифах, включая амортизационные отчисления, составляет в среднем по стране около 8%. Поэтому в прошлом году из выручки, полученной за тепловую энергию, должны были потратить на инвестиции примерно 39 млрд. рублей.

Однако на эти и привлечённые деньги обновили не более 4% всей протяжённости теплопроводов или около 12 тысяч км, хотя могли обновить не менее 20 тысяч км. Причём лишь примерно 4 тысячи км проложили из труб с пенополиуретановой изоляцией, что, оценочно, обошлось в 8 млрд. рублей, а остальные 8 тысяч км проложили по старой, более дорогой, технологии. Вот почему для целевого использования инвестиционных средств – прокладки новых теплотрасс только из труб, изолированных пенополиуретаном, необходима их концентрация в упомянутых региональных фондах.

Сэкономленные по предлагаемой схеме финансирования в первый год 10 млрд. рублей и прибавленные к ним 39 млрд. инвестиционных средств из тарифов можно будет использовать в следующем году двояко: уменьшить на эту сумму кредит государства либо профинансировать расширение объёма изготовления индустриально теплоизолированных труб. Дело в том, что потенциальное их производство в стране не превышает 8 тысяч км в год, а для обновления сетей требуется на 20 тысяч больше. Очевидно, строить новые мощности нужно на меньший объём производства, исходя из востребованности количества труб в перспективе, а определённую их часть закупать сейчас за рубежом.

Во втором году по предлагаемой схеме финансирования сэкономится тепло уже на 20 млрд. рублей, что в сочетании с тарифными инвестициями составит 59 млрд. рублей. Это позволит отказаться от госкредита и начать его погашать.

Сумма от экономии тепла будет ежегодно увеличиваться в арифметической прогрессии на 10 млрд. рублей и через 6 лет составит 60 млрд. рублей. В эти же годы можно будет начать корректировку тарифов, постепенно понижая их с учётом инфляции, в том числе уменьшая сумму перекрёстного субсидирования вплоть до полного от него отказа. В каких-то регионах, где дотации населению велики, тарифы в жилищной сфере, возможно, не изменятся или даже несколько возрастут, сравнявшись с удельной стоимостью обогрева одного квадратного метра.

Одновременно необходимо будет внедрить разветвленную систему автоматического учета производства и сбыта тепловой энергии, подобно тому как это сделано для электроэнергии. Иначе и новые трубы не помогут устранить поборы потребителей в теплоснабжении.

Что касается платы за кредит, государство её получит, во-первых, за счёт снижения «бюджетниками» оплаты за тепло – как отмечалось, это не менее15 млрд. рублей в год после обновления всех тепловых сетей. Кроме того, увеличатся поступления в казну от экспорта сэкономленных при обогреве окружающей среды мазута и газа, а также от увеличения объёма производства самих труб и расширения производства других смежных отраслей промышленности и строительства.

Таким образом, создание принципиально новой, экономически эффективной и безопасной транспортной системы теплоснабжения приведет к развитию целого ряда смежных с ним отраслей экономики, расширению налогооблагаемой базы, снижению инфляции и увеличению благосостояния людей и ВВП. А «чёрных труб», где из-за бесхозяйственности исчезают энергоресурсы и громадные суммы денег, изымаемых у населения страны, много и в других сегментах ЖКХ. И не только там…


Другие статьи подборки

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100