Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Подборка: Скандалы и криминальные хроники
«ПВ» 9 -10 (86 - 87), май 2004

Как оболванивает российское общество «слуга всех господ»
Комментарий к статье Е.Ясина «Работайте на здоровье»

Семен Кимельман,

главный научный сотрудник
Всероссийского института экономики
минерального сырья и недропользования

Статья Евгения Ясина была опубликована в «Российской газете» 23 марта 2004 г. как отклик на программное выступление президента страны на мартовской расширенной коллегии Минфина и Минэкономразвития России. Однако напечатать комментарий на нее Семена Кимельмана в редакции газеты отказались.

Небольшое вступление
Как и многие мои сограждане, я черпаю жизненно важные новости из российских средств массовой информации. Конечно, особый интерес представляют комментарии высказываний и позиции Президента и Председателя Правительства России по экономическим проблемам развития страны, в частности по проблемам повышения социального уровня жизни нашего народа. Но в последние три-четыре года мне не понятно, почему во многих газетах и таких разных, как «Российская газета», «Ведомости», «Независимая газета» и т.п., одни и те же лица (Ясин, Лифшиц,..) комментируют предложения президента, председателя и членов правительства страны, искажая их суть и, как правило, защищая бизнес-сообщество от «нападок» президента и правительства. Неужели в огромной России нет комментаторов, которые выражали бы интересы основной массы трудового сословия страны? Казалось бы, «Российская газета», будучи центральным правительственным органом, должна представлять объективные суждения, в равной мере защищать интересы народа и бизнеса и по крайней мере хотя бы как-то проверять цифры и факты, приводимые авторами.
Статья бывшего министра экономики России, научного руководителя Высшей школы экономики, д.э.н., профессора и прочая Ясина Е.Г. во многом голословная, большинство приведенных в ней цифр и фактов явно обманчивые и вводят в заблуждение многомиллионных читателей газеты. Статья эта, весьма необъективная, откровенно направлена на защиту нефтяных компаний от якобы непомерных «посягательств» президента и правительства на доходы этих компаний.
Ниже показана тенденциозность некоторых утверждений г-на Ясина.

О нефтяных компаниях, их доходах и попытках «обобрать» эти доходы
«Да, в нефтяной отрасли, – пишет г-н Е.Ясин, – есть доходы выше, чем в других секторах экономики. Но их не больше, чем у конкурентов на мировых рынках».
Что здесь понимается под «доходами»? Если понимать под доходами прибыль, нарисованную в «двойной, тройной» бухгалтерии многоопытных экономистов материнских верхушек нефтяных компаний, то, может быть, г-н Е. Ясин прав. Но с какими конкурентными западными компаниями он сравнивает наши компании? И зачем это сравнение с западными компаниями? Разве у них на Западе наша российская экономика переходного периода, разве у них наша система налогообложения, не изымающая горную (нефтяную) ренту, разве у них такая же утечка капитала за рубеж, такие же серые (черные) схемы ухода от налогов и т.д.? Явно не корректное сравнение, лишенное экономической логики.
В подтверждение своих слов Е.Ясин, ссылаясь на то, что он участвовал в российско-американском симпозиуме, описывает существующую в США систему налогообложения нефтяной отрасли: «Там [С.К. – В США] налоги берут с участков земли...». Во-первых, не «с участков земли», а с участков недр – все же земля и недра очень разные объекты налогообложения. Поражает, с какой легкостью одной фразой описана весьма стройная и сложная система налогообложения нефтяных добывающих компаний в США, включающая бонусы (разовые платежи), федеральный налог, налог штата (роялти), плату за аренду земельного участка на месторождении, многочисленные льготы (скидки за истощение, возврат государством до 80% средств за повышение нефтеотдачи и т. п.). Налоги в США доходят буквально до каждой скважины. У нас же в России налоги не дифференцированы даже по месторождениям (участкам недр).
Далее Е. Ясин ссылается на то, что «американцы приводили статистические данные, из которых было ясно, что российские нефтяные компании не являются более прибыльными, чем их западные коллеги». Странное утверждение. Разве не знает г-н Е. Ясин, что российские издержки (капитальные и текущие) на 1 т нефти не менее чем в 2 раза ниже американских, что наши компании не должны вкладывать большие инвестиции, так как пришли на все готовое, что зарплата у нас весьма далека от американской, что у нас нефтяные компании ведут хищническую выборочную отработку лучших нефтяных пластов, что недопустимо у законопослушных американских компаний? Эти вопросы можно было бы долго продолжать, показывая всю некорректность сравнения российских и американских нефтяных компаний.
Исходя из того, что российские и американские нефтяные компании являются равноприбыльными, г-н Е. Ясин делает неожиданный поворот: «...попытка их «обобрать» [С.К. – Нефтяные компании], мотивируя тем, что у нас есть богатые нефтяники и бедные предприятия в других отраслях, чревата очень большими опасностями. Мы можем подорвать конкурентоспособность нефтяных компаний и не получить компании, которые способны производить конкурентоспособную продукцию, реализуемую на мировых рынках, в других отраслях».
Вот уж действительно «в огороде бузина – а в Киеве дядька».
Кто пытается «обобрать» компании, г-н Е. Ясин не указывает. Но зато делает многозначительный вывод, начинает стращать, что если кто-то попытается «обобрать» нефтяные компании, то почему-то у них уменьшится конкурентоспособность. О какой конкурентоспособности здесь идет речь, если наши нефтяные компании – монополисты, если мировые цены на нефть выше внутрироссийских цен? И уж совсем не понятной является страшилка во второй части процитированной выше фразы, что у нас якобы «не получить компании, которые способны производить конкурентоспособную продукцию, реализуемую на мировых рынках, в других отраслях». При чем здесь «мировые рынки» и при чем тут «другие отрасли»? Разве на нашем внутрироссийском рынке не нужна конкуренция? Разве все, что мы делаем в других отраслях, должно вывозиться за рубеж? Разве наша цель заключается в производстве продукции за рубеж?
И вообще при чем здесь «другие отрасли». Неужели, если якобы «обобрать» нефтяную отрасль, то это повлияет на конкурентоспособность продукции авиа-, автомобиле-, тракторо- и прочего машиностроения или, к примеру, строительной продукции?
Как-то однобоко понимает поучающий нас Е. Ясин конкурентоспособность. Конкуренция должна быть прежде всего внутри страны. А вывоз за рубеж сырой нефти и получение компаниями незаработанного дохода в виде ценовой ренты из-за высоких мировых цен на нефть отнюдь не обозначают конкурентоспособность. Наоборот, это уводит нефтяные компании от истинной конкуренции.

О налогообложении нефтяных компаний
Далее Е. Ясин начинает рассуждать о проблеме дифференциации ставок недавно введенного налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Он описывает только один параметр, а именно - жизненный цикл месторождений, по которому, по его мнению, дифференциация ставок была бы «разумной». Описывается этот параметр в статье достаточно образно: «Вначале оно [С.К. – Месторождение] требует крупных вложений, потом переходит в разряд «дойных коров» и дает максимальную прибыль, а через некоторое время добыча начинает падать и ее поддержание требует возрастающих затрат». В целом описано правильно, но, не будучи профессионалом в нефтедобыче, Е. Ясин делает вывод, что нужна дифференциация ставок НДПИ в зависимости от того, «в каком положении находится месторождение». Но тут же любая возможность дифференциации им же отрицается, так как «вопрос упирается в проблему администрирования», которая предполагает «усмотрение чиновников».
В этих рассуждениях и вытекающих якобы из них выводах кроется, с одной стороны, непрофессионализм (трудно от г-на Е. Ясина требовать знания хотя бы основ эксплуатации нефтегазовых месторождений), с другой стороны, политический заказ и политическая установка. Если воровство и коррупция в среде чиновников, по мнению «ясиных», неистребимы, то никакая дифференциация не нужна. В итоге во главу угла ставится администрирование системы налогообложения, понимая под этим простоту расчета налога, единую плоскую ставку налога, простоту, а точнее, ненужность системы контроля за правильностью расчета и уплаты налога. То есть хорошее администрирование тождественно тому, что чиновник сидит, играет на компьютере, не ворует, не требует взяток, а сумма налога сама течет в казну. Потом чиновник отчитывается, что собрал налоги, получает за это премии, помощь на лечение и ... продолжает играть в простенькие игры на компьютере. Зачем тогда вообще нужны эти чиновники?
Очевидно, на «российско-американском семинаре» г-ну Е. Ясину не сказали или он прослушал, что в США все налоги за недропользование дифференцированы по месторождениям. Но собирают их не чиновники из налогового ведомства, а профессионалы из геологической службы, знающие про жизненный цикл месторождения, который специфичен для каждого отдельного конкретно взятого месторождения, понимающие, что «дойный» этап жизненного цикла либо можно продлить при рациональной разработке месторождения, либо можно укоротить при его хищнической выборочной отработке. Собирают налоги профессионалы, знающие и отличающие методы увеличения нефтеотдачи (МУН) от методов интенсификации добычи на отдельно взятой скважине, понимающие, что интенсификация разработки отдельных скважин и пластов ведет к разрушению геодинамической модели и снижает (а не увеличивает!) нефтеотдачу месторождения в целом.
Недаром в США введена весьма грамотная, многоступенчатая и жесткая система контроля за эксплуатацией каждой скважины и каждого месторождения в целом, предусматривающая, в частности, следующие обязательные меры:
l согласование конструкции и места бурения каждой скважины в соответствии с утвержденной технологией и сеткой (плотностью) разбуривания месторождения;
l контроль верхнего предела дебита каждой скважины, не допуская интенсификацию притока нефти путем гидроразрыва пласта, бурения дополнительных горизонтальных стволов и т.п.;
l регламентация частоты проведения исследований и испытания скважин;
l контроль ежемесячной добычи по пластам, залежам и другим объектам разработки месторождения с учетом заданных ограничений по нижнему пределу годового темпа отбора нефти из извлекаемых запасов, что исключает выборочную отработку более производительных и более легких объектов добычи;
l обязательная ежегодная оценка и пересчет как балансовых, так и извлекаемых запасов нефти и газа, то есть проведение ежегодного аудита запасов и их стоимостной оценки.

О нефтяной ренте
и «новом взгляде» на ее изъятие
«Убедив» читателей, что ставки НДПИ нельзя дифференцировать из-за коррупционности российских чиновников, Е.Ясин переходит к возможности изъятия у нефтяников природной ренты и привносит в эту широко обсуждаемую проблему свое видение. Он соглашается, что горная нефтяная рента есть (и это уже правильно!), но неожиданно заявляет: «Ее [ренту] необходимо рассчитать так, чтобы больше чем 2-3 миллиарда долларов в год у нефтяников при их нынешних доходах НЕ изымать».
При этом Е. Ясин объясняет предлагаемое им общее ограничение (не более 2-3 млрд. $) на дополнительное изъятие ренты: «Они [С.К. – Нефтяники] только-только начали делать инвестиции. А там нужны большие вложения и в разведку месторождений, и во внедрение новых технологий». Конечно, ему, как бывшему министру экономики, хорошо известно, что нефтяники раньше не внедряли новые технологии, не занимались разведкой месторождений, но при этом ежегодно вывозили ренту за рубеж в сумме не менее 25-30 млрд. $. Из этой суммы г-н Е. Ясин считает, что государство может немножко взять себе, но не более 10 % (2-3 млрд. $). Красиво очень получается. Выходит, государство и в его лице Минэкономики, руководимое Ясиным, знали, что рента утекает за рубеж, и поэтому специально рассчитывали и даже публиковали «утеченные» в офшоры суммы ренты. Значит, они знали, что нефтяники не разведывали новые месторождения и не внедряли передовые технологии, не обновляли основные фонды, не вкладывали инвестиции в производственную инфраструктуру. Знали и молчали. А теперь, когда, по признанию Е. Ясина, нефтяники «только-только» начали вкладываться (что, по нашему убеждению, очень сомнительно, так как не подтверждается статистикой), то не нужно им мешать и нельзя изымать более 2-3 млрд. $ от суммы возникающей ренты. А то ведь, гляди, Запад обидится, что мы перестали субсидировать их экономику российской рентой.
Кстати, о сумме ренты. Как профессионалу-экономисту, г-ну Е. Ясину должно быть известно, от чего и как образуется нефтяная рента. Известно, что, прежде чем изъять ренту, ее сумму надо рассчитать. Также г-ну Е. Ясину должно быть известно, что любое предложение в налоговой сфере требует экономического обоснования. Тем не менее безо всякого обоснования г-н Е. Ясин требует (именно требует!!!), чтобы исполнительная власть ограничила свои аппетиты в «раскулачивании» нефтяников двумя-тремя миллиардами долларов. Но, чтобы помочь правительству выполнить поставленные президентом Путиным «амбициозные экономические планы
и решить социальные задачи»,
Е. Ясин доносит, что «значительно больший резерв здесь у газовой промышленности».

О повышении цен на газ
Чтобы сведущий читатель не подумал, что под «большим резервом» понимается горная газовая рента, которая имеется в избытке в газовой промышленности, Е.Ясин сразу же уточняет, что речь идет прежде всего о повышении внутренних цен на газ, «а это гораздо более сложная задача, поскольку нанесет определенный урон другим отраслям, которые потребляют газ в качестве топлива или сырья. Кроме этого, это означает, что нужно компенсировать населению рост расходов, который будет связан с удорожанием жилищно-коммунальных услуг».
Очень красивая фраза и очень хороший заворот мысли. От изъятия ренты у нефтяников надо переключиться на очередное изъятие накоплений у населения через повышение внутренних цен на газ. Разве наше население хуже государств Европы и Америки, которые платят по 100-150 $ за тысячу кубометров природного газа, а мы – россияне – всего по 30-40 $. Чем население России начала XXI века хуже населения России конца XX века, когда у него отобрали сбережения сперва в 1992 г., потом в роковом дефолтном (1998) году? Промолчало ведь тогда, промолчит и сегодня. Смиренности российскому народу не занимать. Тем не менее хочется задать вопрос профессору, научному руководителю Высшей экономической школы г-ну Е. Ясину: с введением западных цен на газ предполагает ли он поднять зарплату всем гражданам России до евро-американского уровня? Он, конечно, ответит, что у нас зарплата за последние 4 года уже выросла аж в 2 раза, что она уже выше зарплаты негритянского населения многих африканских государств, что, правда, евро-американского уровня наша зарплата еще не достигла, но стремится к этому. К тому же, скажет г-н Е. Ясин, правительство установит адресные доплаты за газ малоимущим слоям населения за счет отмены льгот, например, бесплатного проезда пенсионеров. Зачем им ездить, если они должны заслуженно отдыхать дома.

О нововведениях в пенсионную реформу
Но последуем дальше за развитием мыслей профессора Е. Ясина, который начинает оправдывать изменения в пенсионной реформе, подготовленные, возможно, в стенах его Высшей экономической школы, где также «профессорят» бывшие министры экономики Я. Уринсон,
А. Шаповальянц. Эти изменения касаются добровольного увеличения на 5 лет срока выхода на пенсию, то есть граждане России могут сами решить, продолжать им работу или нет после наступления действующего сейчас пенсионного возраста. Если решат положительно, то пенсию они не будут получать до 65 лет (мужчины), зато после 65 лет начисленная им пенсия увеличится аж на 60-70 процентов. Я сразу примерил это к себе. Вместо пенсии, которую я получаю сейчас с московской доплатой, а это 1900 руб., я буду получать 3230 руб. (1900?1,7). Замечательно! – вряд ли этой суммы мне хватит на пользование по мировым ценам газом, унитазом, горячей водой и прочими прелестями ЖКХ. Тем не менее г-н Е. Ясин пишет, что «реально это означает мягкую модель повышения пенсионного возраста».
Под эту «мягкую модель» в анализируемой статье подводится твердое безапелляционное обоснование. Первый пункт обоснования – это необходимость снижения ставки единого социального налога (ЕСН), из которого образуется Пенсионный фонд. Ясин сам себе задает вопрос: «А что произойдет, если не снизить ставку ЕСН?». И сам себе отвечает: «[будет расти] выплата теневых зарплат, от которых не делаются отчисления в Пенсионный фонд». И дальше строит цепочку ужасных последствий: из-за теневых зарплат «производство тоже развиваться не будет теми темпами, которые необходимы для прорыва экономики. Под серую схему выплаты заработной платы предприятие не получит хорошие кредиты и не привлечет полноценные займы, особенно из-за рубежа». Нам непонятно, зачем и при чем здесь кредиты и займы, тем более что это одно и то же. И уж совсем непонятно замыкающее звено устрашающей цепочки, что теневая зарплата – «это очень сильный ступор для развития экономики», который «приведет к тому, что в конце концов на пенсию вообще нельзя будет прожить».
После этой пугалки Е. Ясин переходит ко второму пункту обоснования необходимости введения «мягкой модели повышения пенсионного возраста». Оказывается, что «сегодня в России на сто работающих (С.К. – Учитываются ли здесь работающие пенсионеры?) приходится более 70 пенсионеров. Через 20 лет их будет уже 85 человек. ...никаких добрых дядюшек за пределами России у нас нет и быть не может. Мы должны перестраивать пенсионную систему так, чтобы учитывать изменения в структуре населения, его старение, уменьшение количества детей и прочее». Видимо, в это «прочее» профессор Ясин включает повышение зарплаты, вывод ее из тени, а может быть, наоборот, еще больший уход зарплаты в тень, если правительство его не послушает и не снизит радикально ЕСН.

И напоследок - о сказках
Полагая, что вышеприведенные цифры и доводы малоубедительны, далее в статье приводится поражающая воображение фраза: «Когда мы строили ту пенсионную систему, которая у нас сейчас существует, пенсионеры в общей численности населения составляли 12 процентов, сейчас – 37. Вот и весь сказ».
Действительно, сказ так сказ, сказка – так сказка. «Та пенсионная система» образца 1992 г. строилась на осколках советской системы. Неужели за прошедшие 11 лет вся Россия постарела в ТРИ раза? Если это так, то это – приговор рыночному хозяйству, на которое перешла Россия. Но ведь те же Ясин, Уринсон, Шаповальянц не уставали и не устают утверждать, что рынок – это благо, это спасение России от «советской нищеты» и голых прилавков из-за неэффективной советской экономики.
Да, бесспорно, за 11 лет рыночных реформ прилавки заполнились. Но в этом ли критерий эффективности рыночного устройства российской экономики, если пользоваться этими прилавками может только незначительная часть общества? А для основной массы населения на двенадцатом году непрерывно изменяющейся реформы пенсионной системы г-н Е. Ясин предлагает: «Необходимо создать стимулы, чтобы каждый гражданин сам вкладывал деньги в формирование своей пенсии и заботился бы о ней с первого дня трудовой деятельности. И, не повысив пенсионный возраст, установленный совершенно в других условиях (С.К. – Читай, в Советском Союзе), разрешить эту проблему в принципе нельзя».
Ломать – так ломать! Многое советское мы уже поломали, почти все, а пенсионный возраст еще не успели поломать. Что же, как говорил один советский поэт: «Лет до ста расти нам без старости». Остается только добавить: и без заслуженной пенсии. Но «добровольно» откладывать свои деньги в банки из нашей пока еще маленькой зарплаты нас вскорости заставят, так как, следуя заветам и убеждениям г-на Е. Ясина, частная собственность, лежащая в банках, да еще к тому же в зарубежных, является более эффективной и более нужной, чем личное достояние и благосостояние граждан, которое они начнут тратить на продукты и, не приведи господь, опустошат прилавки, полнотой которых так гордится современная рыночная Россия.
Закончим разборку статьи Е.Ясина следующим соображением, уместным в рассматриваемом контексте. А что, если вдруг случится через несколько лет нежданное резкое снижение цены 1 барреля нефти, как это было в 1998 г.? Не приведет ли это к новому российскому дефолту (кстати, в других нефтедобывающих странах в 1998 г. дефолт не случился)? И тогда нам «снова объективно» придется попрощаться с нашими пенсионными накоплениями, хранящимися у наших зарубежных и российских хозяев. И нам снова предложат поднять планку пенсионного возраста еще на 5 лет до 70 лет (для мужчин). Ведь никакие гарантии ни от государства, ни тем более от бизнеса нам снова не предлагаются. Но в среднем российские мужики за годы «реформ» вместо прежних 70 стали жить на 15 лет меньше. Кому достанутся их пенсионные накопления – понятно. Вот о чьих интересах –своих хозяев - печется наставник клонируемых им по образу и подобию своему будущих экономистов.

Другие статьи подборки

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100