Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Подборка: Реформа РАО "ЕЭС" и ее губительность для страны
«ПВ» №11, ноябрь 2005

Реформа РАО «ЕЭС» вынуждает предприятия строить собственные электростанции

.
Хаотичный переход на самообслуживание чреват ростом инфляции и ускорением развала электроснабжения страны.

Моисей Гельман

Не секрет, что при реформировании электроэнергетики на «рыночный лад» неизбежно существенное подорожание электроэнергии и рост ее дефицита при значительном снижении надежности электроснабжения. Об этом говорят не только результаты подобных начинаний в Соединенных Штатах и других странах, но и печально известная энергокатастрофа в Москве, происшедшая в мае нынешнего года. Аварийные отключения электропитания в той же Москве и других регионах продолжаются по сию пору.

Причин отключений несколько. Во-первых, это изношенность оборудования энергосистем, ресурс которого выработан на 40-70%, так как оно, невзирая на собираемую с потребителей инвестиционную дань, в постсоветские годы не обновлялось должным образом. Во-вторых, дефицит во многих регионах генерирующих мощностей, хотя деньги на их создание с потребителей тоже собирают.

 В-третьих, пропускная способность многих городских распределительных сетей зачастую уже не соответствует возросшей нагрузке потребителей, что требует замены силовых трансформаторов и выключателей на более мощные. Но энергетикам и на это было наплевать.

В-четвертых, катастрофическое из-за безграмотного обслуживания состояние системной автоматики, предназначенной для отключения и локализации мест аварий, что также наглядно продемонстрировала майская энергокатастрофа в Москве.

В-пятых, развал управляемости процессом электроснабжения из-за организационного и хозяйственного разделения согласно реформе его неделимых составляющих: генерации, передачи, распределения и потребления электроэнергии.

Напомню, электроэнергия – это виртуальный товар, передаваемый по проводам почти со скоростью света, который нельзя складировать и он должен потребляться в тысячные доли секунды после своего появления на свет. Поэтому электроснабжение как физически единый и неделимый процесс требует для безопасности и надежности единства и централизации управления всеми его составляющими. Разделение электроэнергетики «по видам бизнеса» якобы для привлечения инвестиций – свидетельство некомпетентности «реформаторов» не только в области физики, но, в первую очередь, их экономической безграмотности.

Ведь совершенно очевидно, что децентрализация (разделение) активов РАО «ЕЭС» ведет к существенному снижению капитализации и инвестиционной привлекательности его нынешних осколков по сравнению с аналогичными показателями прежнего энергохолдинга. А инвестиционная привлекательность Федеральной сетевой компании с обветшавшим оборудованием, которую передадут в собственность государству, будет вообще почти нулевой.

К тому же с упразднением региональных энергосистем исчезли лица, ответственные за конечный результат – электроснабжение, что дополнительно снижает гарантии возврата инвестиций. Да и перспективы развития экономики пока неутешительные, что не гарантирует существенного роста потребления электроэнергии, а значит, окупаемости вложений в строительство новых станций и сетей.

Поэтому ожидать прихода в разгромленную отрасль инвесторов, которых там и прежде- то не было видно, не приходится (см. «Антигосударственный переворот в РАО «ЕЭС России». Как его ликвидировать». – «Промышленные ведомости» № 14, сентябрь 2004 г.). А без обновления технологического оборудования, включая магистральные линии электропередачи и подстанции, жить Единой энергосистеме страны осталось, по оценкам экспертов, лет 10-15.

Все эти и другие соображения вынуждают предприятия позаботиться о приобретении собственных энергоисточников. Иначе говоря, реформа электроэнергетики вынуждает перейти от экономически эффективного централизованного к индивидуальному и групповому электроснабжению потребителей.

Процесс этот может происходить двояко – хаотично, что уже наблюдается, или согласованно, по программе сбалансированного замещения «малой» энергетикой отработавших свой ресурс крупных электростанций. При случайном развитии событий переход на самообслуживание, а он уже происходит, в нынешних условиях окажется доступным сравнительно небольшому числу потребителей, имеющим необходимые финансовые средства. Это в основном крупные компании, работающие на экспорт. По оценкам, 10 крупнейших из них по капитализации создают свыше 20 % ВВП, а первые 200 в этом списке – около 40 %, и на них приходится значительная доля потребляемой в стране электроэнергии. Если они построят собственные электростанции на своих предприятиях в виде новых цехов, то энергетики лишатся значительной части нынешних доходов, что ускорит окончательный развал отрасли.

Тем самым будет создана дополнительная угроза энергетической безопасности страны. К тому же не всем крупным по мощности нагрузки потребителям, например, металлургическим заводам, выгодно иметь собственные источники электроэнергии - централизованное электроснабжение обходится им дешевле. Ведь ко всему прочему при создании собственных станций придется еще позаботиться и о значительном резерве мощности.

Дело в том, что при запуске, например, крупного двигателя востребуемый им для разгона пусковой ток, а, значит, и потребляемая мощность значительно, в несколько раз, превышают их значения в нормальном режиме работы двигательной установки. Но такая дополнительная мощность требуется только на период пуска, а все остальное время работы разогнавшегося двигателя эта дополнительная мощность находится в резерве, т.е. не используется данным потребителем. В Единой энергосистеме, напоминающей громадный бассейн с общими для всех его «посетителей» источниками энергии, благодаря централизации электроснабжения резервная мощность тоже является общей.

Но так как потребители за электроэнергией к бассейну обращаются в разное время, то и необходимая им суммарная резервная мощность в среднем оказывается много меньшей чем при нормальной текущей нагрузке всех потребителей. В советское время резерв Единой энергосистемы страны составлял около 20% всех генерирующих мощностей, что давало большую экономию ресурсов и топлива, сейчас – примерно 10%, что недостаточно для осенне-зимних пиков нагрузки.

При индивидуальном электроснабжении того или иного предприятия мощность его «персональной» электростанции из-за необходимости упомянутого резервирования придется увеличивать в несколько раз по сравнению с обычным режимом. А при групповом электроснабжении относительная резервная мощность будет зависеть от размеров соответствующего малого бассейна и расписания пользования им его владельцами. Если они будут подключаться к нему одновременно, то и резерв мощности придется предусматривать в той же пропорции с основной, что и при «персональном» энергообслуживании. Ко всему сказанному хаотичное внесистемное увеличение «персональных» генерирующих мощностей, потребующее от предприятий крупных затрат, чревато также значительным подорожанием их продукции и вызовет новый скачок инфляции.

Так что переход на самообслуживание окажется выгодным для желающих только в том случае, если их электростанции будут работать параллельно с Единой энергосистемой как с резервным для них источником. Тогда им не придется создавать свой резерв мощности - они, как и прежде, будут пользоваться общими резервными мощностями, что обойдется им намного дешевле. Вместе с тем, такой подход к реструктуризации электроснабжения страны позволит выработавшие ресурс крупные электростанции достаточно быстро заместить множеством маломощных при соблюдении требуемого баланса генерирующих мощностей и нагрузки потребителей с учетом резервирования и сезонности.

Таким образом, возникла настоятельная необходимость в разработке новой концепции и программы электрификации страны. Она должна основываться на экономически целесообразном – по минимуму системных затрат - и сбалансированном по потреблению с учетом резервов сочетании централизованного, группового и индивидуального электроснабжения потребителей в рамках Единой энергосистемы. Иначе говоря, речь идет об экономически целесообразной децентрализации части нынешних генерирующих мощностей, что диктуется громадным отставанием в их обновлении и развитии, и необходимостью скорейшей ликвидации этого отставания. Быстро же его ликвидировать можно только одновременным строительством множества малых электростанций соответствующей суммарной мощности, располагая их непосредственно в местах потребления электроэнергии.

Строительство сравнительно маломощных электростанций для группового и индивидуального обслуживания потребителей должно, в первую очередь, вестись в местах, где уже наблюдается дефицит генерирующих мощностей или он в ближайшие годы возникнет, а протянуть туда дополнительные линии электропередачи от ближайших крупных энергоисточников нецелесообразно либо невозможно.

Индивидуальное и групповое электроснабжение в сочетании с централизованным от энергосистемы повышает его надежность, так как при аварии в энергосистеме «персональные» станции автоматически отключаются от нее, вырабатывая электроэнергию только для «своих». А в нормальном режиме избыточную электроэнергию этих станций можно будет продавать энергосистеме, которая по отношению к ним является «горячим» резервом.

Малые электростанции, как показывает практика, целесообразно использовать при нагрузках примерно до 10-20 мегаватт, включая их параллельно – это более надежно, в том числе благодаря возможности ремонтировать их поочередно. Они могут все включаться в работу, когда обслуживаемые ими объекты требуют полной мощности, например, в дневное время, и отключаться на ночь. Подобные оперативные переключения невозможны на крупных тепловых, а также атомных станциях, разогрев которых после отключения в отличие от малых станций длится много часов.

Поэтому по ночам, когда нагрузка падает, мощность крупных тепловых станций снижают не более чем наполовину, чтобы успеть «раскочегарить» их к утру, из-за чего вынужденно сжигается лишнее топливо, а излишки электроэнергии во многих городах буквально выплескиваются на ночные улицы – тратятся на яркое освещение и ненужную световую рекламу.

Массовое внедрение малых тепловых электростанций, соизмеримых по мощности с нагрузкой конкретных потребителей, в сочетании с централизованным электроснабжением позволит не только сравнительно быстро заместить выработавшие ресурс генерирующие мощности «большой энергетики», но также оптимизировать потребление и перетоки электроэнергии внутри регионов, исходя из минимизации общесистемных затрат и, тем самым, сберегать топливо. Однако для этого необходимо изменить ход так называемой реформы электроэнергетики, восстановив прежнее организационное и технологическое единство Единой энергосистемы страны. Пока еще не поздно (см. «Как уберечь электроснабжение страны от чумы реформирования. Рекомендации для губернаторов и потребителей по установлению контроля над РАО «ЕЭС России». - «Промышленные ведомости» № 1, январь 2005 г.).

Само собой разумеется, что новый «план ГОЭЛРО» – не по Чубайсу, а по уму - должен быть обеспечен гарантированным финансированием, для чего можно и нужно использовать средства стабилизационного фонда. Ведь речь идет о выживаемости страны, а это, надо полагать, важнее имитации Минфином борьбы с инфляцией путем «стерилизации» денежной массы.

В Минпромэнерго как будто бы озаботились состоянием дел в электроэнергетике, глава которого несет прямую ответственность за то, что страна реформированием РАО «ЕЭС» поставлена на грань энергетической катастрофы. Сейчас в этом министерстве объявлен конкурс на разработку новой программы развития электроэнергетики на период до 2020 года. Хотя такая программа, затрагивающая и энергетическое машиностроение, должна была бы появиться до начавшегося «реформирования». Но при этом отсутствуют как концепция нового «плана ГОЭЛРО» и гарантированные источники его финансирования, так и необходимая производственная технологическая база.

 Поэтому, учитывая, что «реформа» уже идет, рассчитывать на разработку научно и экономически обоснованного проекта обновления системы электрификации страны не приходится – все подстроят под происходящее. Эти намерения в нынешних условиях такая же маниловщина, как и увеличение добычи нефти в России к 2015 году до 530 млн. тонн, о чем недавно вопреки тенденциям и мнению специалистов поведал на весь мир Виктор Христенко.

Возьмем технологическую базу – энергетическое машиностроение. Если в 1990 году в России изготовили паровых, газовых и гидравлических турбин общей мощностью 12,5 млн. кВт, то в 2003 г. – лишь 4 млн. кВт, а генераторов к ним – 8 млн. и 4 млн. кВт соответственно. Замечу, только в одной Москве дефицит генерирующих мощностей достиг 4 млн. кВт.

Еще хуже обстоят дела с «малой» энергетикой, без которой не спасти «большую». Так, если в 1990 г. было изготовлено 23,2 тысячи дизелей и дизель-генераторов, то в 2003 г. – лишь 3,5 тысячи. А из 10 заводов их производивших более или менее устойчиво работают лишь три – остальные либо закрылись, либо на стадии банкротства, либо почти не работают. Так, прекратил свое существование старейший в России завод «Русский дизель» в С.- Петербурге, в модернизацию которого было вложено около 1 млрд. долларов.

Выжить оставшиеся предприятия смогут только за счет спроса на их продукцию внутри страны. Казалось бы, учитывая растущую из-за страха перед последствиями энергореформы востребуемость малых электростанций, правительство должно было бы создать все условия для увеличения их производства на отечественных заводах и приоритетности сбыта. Сделать это можно, в том числе, повышением импортных пошлин на ввоз аналогичного оборудования из-за рубежа. Благо, в ВТО мы еще не вступили. Но не тут-то было.

Как сообщил нашей редакции генеральный директор балаковского предприятия ОАО «Волжский дизель» им. Маминых» Виктор Хвостиков «Газпром» ежегодно закупает несколько десятков дизельных электростанций мощностью по 630 кВт одной американской компании. Делается это через уполномоченное на то ОАО «Звезда – Энергетика» и, надо полагать, не без ведома начальника Управления энергетики «Газпрома» Гаррия Шварца и его заместителя Игоря Белоусенко. Стоит американский дизель-генератор 500 тысяч долларов.

А вот «Волжский дизель» к тендерам «Газпрома» по закупке таких электростанций не допускают. Хотя предлагаемая им энергоустановка, имея аналогичные электрические характеристики, стоит вчетверо меньше американской – 122,6 тысяч долларов - и намного дешевле в обслуживании. Так, американская электростанция требует для дизеля дорогостоящее синтетическое масло стоимостью 175 рублей за 1 литр, что при непрерывной работе обходится в 2,6 млн. рублей в год, в то время как для волжского дизеля пригодно обычное отечественное масло по цене 23 рубля за литр и обходится оно в год в 334,2 тысячи рублей. Разница почти в 2,3 млн. рублей.

Надо учесть, что эти агрегаты стоят на компрессорных станциях по всем трассам газопроводов и в американских дизелях требуется менять масло 32 раза в год, тогда как в дизеле балаковского завода – 5-6 раз. К тому же и надежность американских дизельных установок много хуже волжских и от их использования отказались в тех регионах, где они уже установлены, о чем свидетельствуют официальные письма.

Поэтому совершенно непонятно, чем руководствуются в «Газпроме», отказываясь от более качественных и менее дорогих отечественных дизель-генераторов, переплачивая ежегодно около 7,5 млн. долларов за американские. Неужели дело лишь в слепом преклонении отдельных лиц перед всем западным? Или причины совсем иные?
Нечто похожее произошло и в «Транснефти». Правда, там «Волжский дизель» формально допустили к тендеру, но приобрели идентичные по характеристикам дизельные электростанции, предложенные другим участником торгов, по цене … на 6 млн. рублей дороже. Причем, их ресурс работы составляет лишь 32 тысячи часов, в то время как ресурс волжской энергоустановки превышает 200 тысяч часов. О причинах такого предпочтения в нарушение тендерных условий и интересов самой «Транснефти» в этой компании предпочитают умалчивать.

Может быть, критериями монопольных предпочтений естественных монополистов в тенденциозном выборе поставщиков, что характерно не только для упомянутых компаний, наконец, заинтересуются в правительстве страны в чьем ведении находятся эти монополисты?

Заодно в правительстве должны озаботиться разработкой научно и экономически обоснованной программы сохранения и дальнейшего развития системы электроснабжения страны. Значительную роль в этом деле должны сыграть, как отмечалось, сравнительно маломощные электростанции, децентрализованным размещением которых можно будет достаточно быстро и относительно дешево заместить часть исчезающих мощностей «большой» энергетики.

Дизельные электростанции из-за высокой стоимости дизтоплива целесообразно устанавливать там, где отсутствует газоснабжение, или использовать их в качестве резервных источников, когда газ на тепловых станциях жечь нецелесообразно. Они незаменимы на опасных объектах в качестве резервных источников на случай аварий основных, так как включаются в работу под полную нагрузку не более чем за минуту. Балаковский завод выпускает ряд дизель-генераторов мощностью от 100 до 630 кВт с автоматическим запуском при аварийном отключении основного источника. Напомню, майская катастрофа в «Мосэнерго» показала почти полную незащищенность жизненно важных служб и коммуникаций города от подобных катаклизмов.

Помимо дизельных «Волжский дизель» может ежегодно выпускать до 360 газопоршневых электростанций. Они, как и дизельные, могут быть оборудованы теплообменником с почти полной утилизацией отходящего тепла, что превращает их в миниТЭЦ с кпд по тепловой энергии до 85%. Продажная цена такой установки около 8,3 млн. рублей, себестоимость вырабатываемого киловаттчаса электроэнергии в зависимости от цены газа колеблется от 28 до 61 копейки, а одной гигакалории – от 20 до 100 рублей.

Благодаря существенному отличию от тарифов местных энергосистем, а также сравнительно небольшим затратам на обслуживание и мизерным капитальным вложениям в обустройство (станции поставляются в контейнерном исполнении или на раме полностью укомплектованными – «под ключ») окупаются газопоршневые электростанции в срок от 1,5 до 2 лет.

В качестве топлива в них может использоваться не только природный, но и попутный нефтяной газ, что при производстве электроэнергии в местах его добычи позволит погасить газовые факелы. В зависимости от требуемой очистки попутного газа стоимость энергоустановки возрастет примерно вдвое, однако дополнительные эатраты с лихвой компенсируются, так как отпадет надобность покупать «киотские» квоты на антропогенные выбросы.

«Волжский дизель» в 2003 г. произвел 80 дизелей, а в этом году изготовит 320, что стало возможным благодаря техническому перевооружению предприятия. И это помимо газопоршневых установок. Один только этот завод способен ежегодно продавать электростанции суммарной мощностью около 400 МВт для замещения «больной», кризисной части «большой» энергетики.

Более крупными эффективными источниками электроснабжения являются парогазовые установки, обеспечивающие также водяное теплоснабжение. Для них, в частности, Уральский турбинный завод производит ряд энергетических газотурбинных установок с максимальной мощностью от 7,8 до 36 МВт, которые, помимо автономного использования, могут работать в сочетании с котлом-утилизатором и паровой турбиной или с энергетическим котлом при сбросе в него выхлопных газов турбины. Для ПГУ завод выпускает также паровые турбины на максимальную мощность от 23,6 до 170 МВт.

Если тепловые электростанции размещены у газораспределительных пунктов, где высокое давление газа из магистрали снижается до потребительского, то мощность этих станций можно увеличить на 5-10 и более мегаватт, присоединяя к ним турбодетандерные генераторы. В подобных установках энергия, которая образуется при перепаде давления газа, крутит вал турбины. Сегодня эта энергия выбрасывается на улицу, хотя вырабатываемая таким способом электроэнергия стоит копейки (cм. в этом номере газеты статью «Электроэнергия из газовой трубы»).

Недавно Анатолий Чубайс с наигранным возмущением – мол, нерыночен такой подход, хотя смахивало это на намерения избежать всякой ответственности за будущее отрасли – отверг предложение главы правительства Михаила Фрадкова вложить в модернизацию электроэнергетики бюджетные средства. Спрашивается, почему бы тогда их в виде целевых кредитных линий сроком на 2-3 года не предложить предприятиям, которые хотят стать независимыми от Чубайса и построить свои электростанции? Чем не рыночный подход к устранению монополизма? Сделать это можно при условии внесения предприятиями своей лепты для перехода на самообслуживание в размере 10-30% стоимости строительства. Да и тот же «Волжский дизель» может поставлять свою продукцию по лизингу, что позволит уменьшить объем бюджетного кредитования.

Думается, что и генерирующим компаниям РАО «ЕЭС» для замещения части своих неэффективных мощностей окажется выгодным профинансировать строительство чужих энергоисточников, предложив их владельцам свое резервирование. А при возникновении всех упомянутых факторов появится интерес и у сторонних инвесторов.
Растущий спрос на относительно маломощные электростанции уже привел на российский рынок множество иностранных поставщиков, привлекающих покупателей своими выгодными лизинговыми условиями продаж. Но за этими предложениями нередко кроются значительные затраты на обслуживание энергоустановок, в том числе на комплектацию, нужную для их ремонта. Да и стоят импортные электростанции много дороже чем того же «Волжского дизеля».

Высокие тарифы на электроэнергию и ожидаемый их дальнейший рост обусловили появление еще одной внешне привлекательной услуги. Речь идет о сдаче малых электростанций как бы в аренду с полным их обслуживанием, но с обязательной при этом продажей арендатору электроэнергии по цене на 30-40% ниже регионального тарифа. Таким бизнесом занимается ОАО «Новая генерация». Спустя 2-3 года предприятие может купить арендуемую электростанцию по остаточной стоимости, которая не оглашается.

Надо полагать, что продавец окупает ее при этом с немалой прибылью. Сейчас операции проводятся с газопоршневыми установками одной немецкой фирмы, которая, по всей видимости, сдает их «Новой генерации» в финансовый лизинг. Стоимость таких электростанций, оценочно, как минимум втрое дороже аналогичных энергоустановок «Волжского дизеля».

Если правительство введет высокие пошлины на импорт маломощных электростанций, чем будет гарантирован высокий спрос на аналогичные отечественные энергоустановки внутри страны, то иностранные инвесторы станут создавать в России совместные предприятия по производству «малой» энергетики. С одной стороны это позволит координировать замену и сбалансированную децентрализацию генерирующих мощностей в Единой энергосистеме, чтобы она не развалилась, а с другой, увеличит занятость населения и наполняемость казны. Однако в МЭРТе поступили ровно наоборот, и недавно по их предложению правительство упразднило даже существовавшие мизерные пошлины на подобную технику, котлы и турбины.

При разработке новой концепции и программы развития электроснабжения страны на основе частичной децентрализации мощностей электростанций, в том числе за счет установки малых станций в жилых микрорайонах, необходимо будет также рассмотреть экономическую целесообразность постепенного отказа от централизованного водяного теплоснабжения зданий с переходом на их электрообогрев. Ведь сегодня широко используются эффективные и хорошо защищенные компактные электрообогреватели различной мощности – масляные радиаторные и углепластиковые.

Это потребует замены или прокладки дополнительных внутридомовых электросетей для больших нагрузок, что наверняка дешевле замены громадного объема обветшавших трубопроводных теплотрасс и систем водяного теплоснабжения и затрат на их эксплуатацию. Что касается горячей воды, то при строительстве малых электростанций в микрорайонах населенных пунктов ее, по всей видимости, можно будет подавать централизованно, подогревая в теплообменниках отходящим теплом двигателей этих станций. Кроме того, как показывает практика, целесообразно отказаться от использования в квартирах газа и газовых плит, заменив их на электрические.

Таким образом, установка малых электростанций, вырабатывающих дешевую электроэнергию в местах ее потребления, позволит также по иному, более эффективно, проводить реформу ЖКХ, в том числе снижением затрат населения на коммунальные услуги.

Спрашивается, воспользуется ли правительство, пожалуй, последним шансом спасти электроснабжение страны и его технологическую базу от развала или последует за «реформаторами» до конца?

Моисей Гельман

На фото – газопоршневой двигатель-генератор ГДГ-90 мощностью 500 кВт завода «Волжский дизель им. Маминых»

Другие статьи подборки

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100