Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Подборка: Реформа РАО "ЕЭС" и ее губительность для страны
«ПВ» № 1, январь 2005

Как уберечь электроснабжение страны от чумы реформирования.
Рекомендации для губернаторов и потребителей по установлению контроля над РАО «ЕЭС России»

Моисей Гельман

Те, кто постарше, наверняка помнят комический, но со слезами монолог одного из сценических персонажей Аркадия Райкина, которому группа халтурщиков-портных сшила нечто, названное костюмом. Сотворили они это чудо, никак не согласуя свои отдельные операции и не заботясь о конечном результате. В конце концов, доверчивому клиенту всучили кое-как скрепленные между собой куски материи, отдаленно напоминавшие детали пиджака и брюк, с крепко пришитыми к ним пуговицами.

Несоразмерно более абсурдное и непотребное одеяние кроят сейчас, но уже для всей страны, реформаторы электроэнергетики. Они вырывают из технологически и организационно единых энергосистем отдельные куски и шьют из них на замену множество мелких, специализированных «по виду бизнеса» компаний. Одни по замыслам горе-портных станут якобы в конкурентной борьбе производить электроэнергию, другие – ее передавать, третьи – распределять, а четвертые, не владеющие какими-либо средствами ее производства и транспортировки, почему-то лукаво поименованы «гарантирующими поставщиками» и будут собирать деньги с потребителей.

Совершенно очевидно, каждый из новоявленных субъектов придуманного для обмана властей и потребителей «конкурентного рынка» станет работать согласно рыночным правилам исключительно на свой частный коммерческий интерес, взвинчивая цены и пренебрегая конечным результатом. Что же касается нынешних действительно ответственных, технологически во многом самодостаточных поставщиков электроэнергии, а это региональные энергосистемы, АО-энерго, отвечающие за конечный результат - надежное электроснабжение, а нередко и теплоснабжение потребителей на соответствующих территориях, то они исчезнут. После чего из-за повсеместной потери управляемости начнет разрушаться само электроснабжение экономики и социальной сферы страны.

Как показывает анализ, именно этого, похоже, и добиваются реформаторы, чтобы созданием дефицита тепла и электроэнергии спровоцировать рост протестных настроений в обществе, и, направив их в нужное для себя русло, достигнуть своих корыстных экономических и политических целей. 

         Реформа электроэнергетики – это скрытое искусственное  банкротство РАО «ЕЭС России»

Абсурдность и порочность затеянного со всей очевидностью проистекают из непонимания реформаторами физических свойств электроэнергии. Этот виртуальный, в виде непрерывно движущейся массы электронов товар, который невозможно где-то складировать и хранить, передается по проводам со скоростью света и должен потребляться практически мгновенно – спустя тысячные доли секунды – после своего появления на электростанциях. Поэтому производство, передача, распределение и потребление электроэнергии – процесс физически и технологически единый и неделимый, требующий в интересах безопасности и надежности единого управления и непрерывного, без малейших задержек, согласования во всех его неразрывных звеньях. Вместе с тем, создание новых энергомощностей требует строительства новых линий электропередачи, способных пропускать эти мощности. Причем, рост потребления электроэнергии должен обеспечиваться заблаговременным увеличением мощностей и соответствующим расширением пропускной способности электросетей. 

Совершенно очевидно, что при разделении нынешних энергосистем на части по «видам бизнеса» никакая из новых специализированных компаний не захочет, да и не сможет из-за ограниченности средств хозяйствовать и развиваться, ориентируясь на нужды своих соседей в технологической цепи и, в конечном итоге, на нужды потребителей. При этом исчезнут юридические лица, способные быть ответственными за собственно процесс электроснабжения в стране и регионах – комплексное управление им, его надежность и безопасность, а также поддержание и опережающее развитие всей его технологической базы. В результате разрушится управляемость этим процессом, а, следовательно, и сам процесс.

Затеянный развал электроснабжения, а значит, экономики страны можно объяснить либо осознанными намерениями реформаторов, действующих в чьих-то интересах за рубежом, либо их абсолютной некомпетентностью и давним стремлением реализовать свои догматические представления о рынке, теперь - в естественной монополии, либо сугубо корыстными личными интересами, прикрываемыми для обмана общества псевдорыночной фразеологией и демагогией, как это уже происходило, тоже по Чубайсу, во времена ваучерной приватизации и залоговых аукционов.

Первую версию отметем, так как в этом случае пришлось бы признать реформаторов шпионами-диверсантами. Правда, для страны это было бы более предпочтительным, так как ФСБ в конце концов разоблачила бы засланных вредителей. Вторая версия – про некомпетентность и заблуждения - высказана ради полноты предположений. А вот третья версия – про сугубую корысть – представляется очень даже весьма вероятной, хотя бы потому, что апологеты реформы РАО «ЕЭС России» по Чубайсу сознательно уходят от публичного обсуждения многих принципиальных вопросов, в частности таких: 

- кто после “реформирования” энергетического семейства будет выплачивать его громадную кредиторскую задолженность, по оценкам, значительно – более чем на 150 млрд. рублей – превышающую дебиторскую задолженность, в отсутствие правопреемников материнской компании и ее «дочек», которые вскоре исчезнут как юридические лица;

- кому достанется суммарный добавочный капитал «матери» и ее «дочек», превышающий примерно в 3,5 раза сумму уставных капиталов членов «семейства». Создан он в основном на средства потребителей, выплаченных в виде инвестиционной компоненты, представляющей собой, как показано ниже, незаконно взимаемый налог. Значительная часть его уже отчуждается - вносится в уставные капиталы новых образований и присваивается. Так, материнское РАО «ЕЭС» при уставном капитале 21,56 млрд. рублей передала в уставный капитал нового ОАО “Федеральная сетевая компания” акционерное имущество на сумму 120,17 млрд. рублей, что в 5,57 раза больше. Неужели при будущем обмене за каждую акцию РАО «ЕЭС» дадут 5,57 акций новой компании? Или все же обманут акционеров?

- и, наконец, умалчивается, как распорядятся громадной суммой нераспределенной прибыли «семейства», которая только в материнской компании на начало 2004 г. превышала 147 млрд. рублей, накопленной в основном также за счет вымогаемых у потребителей инвестиций.

Основные фонды электроэнергетики стареют – их ресурс в среднем выработан наполовину, при этом на ряде объектов от 70 до 100 % . Анатолий Чубайс, пришедший в РАО «ЕЭС» для решения финансовых проблем и, тем самым, обновления основных фондов отрасли, лишь значительно усугубил их. Ведь до его восшествия на энергопрестол суммарная дебиторская задолженность общества превышала кредиторскую, а спустя 2,5 года «кредиторка» уже на 217 млрд. рублей превысила «дебиторку». Поэтому не исключено, что «реформирование» электроэнергетики вызвано также стремлением нынешних ее управляющих уйти от ответственности за последствия от содеянного ими, в том числе за громадные долги.

А пока Анатолий Чубайс заявил, что малоэффективные генерирующие мощности, естественно без замены на новые, скоро выведут из эксплуатации. Спрашивается, не будет ли создан тем самым искусственный дефицит электроэнергии, что позволит воздействовать, с одной стороны, экономически на промышленных потребителей, принуждая их «к сожительству» или банкротству ради захвата имущества, а с другой – политически на власти всех уровней. Скорее всего, так и случится, причем, в преддверии очередных выборов в Госдуму и президента страны. Ведь с упразднением в регионах ответственных поставщиков электроэнергии АО-энерго, нередко являющихся одновременно и поставщиками тепла, региональные и местные администрации вообще лишатся каких-либо возможностей воздействия на множество вновь созданных специализированных «по виду бизнеса» компаний, озабоченных шитьем не костюмов, а карманов и рукавов для них.

Потере административного влияния на поддержание и развитие систем тепло- и электроснабжения в регионах поспособствует и снижение относительных долей пакетов акций у государства и региональных администраций во вновь созданных мелких компаниях. К тому же у многих администраций пакеты нынешних акций мизерные. К примеру, московской мэрии принадлежит всего 2,95% акций ОАО «Мосэнерго». А неподконтрольность «Мосэнерго» городу уже привела к масштабному росту тарифов и дефициту энергетических мощностей в несколько миллионов киловатт.

Замечу, намеченное расчленение всех АО-энерго и материнского РАО «ЕЭС» на множество независимых компаний, которые непонятно кто и как сможет организационно выстроить в прежние, но уже неформальные системы для поддержания их технологического единства и выполнения прежних функций, разрушит не только управляемость энерго- и теплоснабжения всех регионов и сам этот процесс. Дробление активов существенно понизит общую инвестиционную привлекательность новых субъектов в сравнении с и без того ничтожной привлекательностью нынешнего энергохолдинга, приведет к неподконтрольной монополизации региональных рынков, дальнейшему существенному росту цен на тепло и электроэнергию и их дефицита, а в итоге к окончательному разрушению основных фондов энергетики.

Подобное произойдет повсеместно. Причем, согласно высказываниям Виктора Христенко и Анатолия Чубайса, уже к концу 2006 года РАО «ЕЭС» и АО-энерго упразднят. Поэтому все это так называемое реформирование электроэнергетики, камуфлируемое для обмана властей псевдорыночной фразеологией, сильно смахивает на искусственное банкротство энергохолдинга РАО «ЕЭС России», признаки которого налицо.

Во-первых, из его материнской и дочерних компаний выводятся во вновь, надуманно создаваемые компании активы, которые неизвестно как ввиду их различной стоимости и изношенности распределят между акционерами нынешних и многочисленных новых обществ. Делается это, к слову, вопреки закону не по решениям общих собраний акционеров, а келейно, решениями советов директоров, где преобладают ставленники Чубайса. При этом, как отмечалось, умалчивается, кому достанутся громадный добавочный капитал и изрядная сумма нераспределенной прибыли, что наводит на весьма грустные размышления.

Во-вторых, за всеми членами энергетического семейства числится громадная кредиторская задолженность, существенно превышающая дебиторскую, реструктурированная в части долга федеральному и местным бюджетам. Перед ликвидацией РАО «ЕЭС» и АО-энерго все активы из них будут уже выведены, останутся одни долги. Поэтому кредиторы, главный из которых государство, окажутся обманутыми, так как продавать для погашения долгов будет нечего. Тем и отличается заранее спланированное банкротство от инициированного кредиторами, блокирующими попытки должника подевать куда-то свои активы.

Но дело здесь не только и не столько в долгах. Искусственное банкротство РАО «ЕЭС России» является весьма эффективным инструментом достижения предполагаемых целей реформаторов, о которых сказано выше. Это новый передел собственности во всех сферах экономики и возможно захват власти за счет создания в стране дефицита электроэнергии и тепла, провоцирования тем роста протестных настроений в обществе, и организации силового давления на президента, правительство и губернаторов. Как раз накануне новых выборов в Госдуму и президента страны. К этому времени государство уже лишат возможности как-то влиять на объекты своего ведения – федеральные энергосистемы, что предписано статьей 71 Конституции РФ. Ведь реформа как раз и направлена на разрушение этих объектов. К тому же и буревестники очередной возможной «оранжевой» революции уже появились, жаждущие новых великих потрясений. Эти потрясения сейчас умело “обкатываются” монетизацией льгот, увеличением коммунальных платежей и прочими провокациями.

Из кредиторов – в акционеры

Очевидно, что реформу электроэнергетики, которая в ее нынешнем исполнении, к тому же противоправном, нанесет непоправимый ущерб потребителям, а значит экономике и стране в целом, надо проводить совсем по иному (см. «Антигосударственный переворот в РАО «ЕЭС России». Как его ликвидировать». – «ПВ», сентябрь 2004 г.). Для начала необходимо срочно воспрепятствовать разрушению региональных АО-энерго, как единственных изначально создавшихся объективно ответственных поставщиков электроэнергии. Добиться этого можно установлением контроля региональных администраций и потребителей над энергосистемами своих регионов, если они солидарно получат существенные пакеты акций соответствующих энергокомпаний. Это возможно сделать без выкупа акций, причем на законных основаниях. И вот каким образом.

Потребители в тарифе на электроэнергию выплачивают две примерно равные инвестиционные компоненты - по 5 -7% каждая от цены за киловатт-час. Одна предназначается местному АО-энерго, другая – материнской компании РАО «ЕЭС». На эти инвестиционные средства создан упоминавшийся добавочный капитал, который присвоен акционерами соответствующих обществ. Таким образом получается, что инвестиционные компоненты в тарифах представляют собой по сути незаконный, принудительно взимаемый в пользу акционеров налог, который не предусмотрен Налоговым кодексом РФ.

Следует заметить, по поводу аналогичного включения в тарифы на электроэнергию не возвращавшихся потребителям платежей, но на содержание органов Госэнергонадзора, Верховный Суд РФ своим определением № КАС 01-208 от 19.06.2001 отменил эти платежи как противоречившие законодательству. И так как на инвестиции, а, по сути, незаконно взимаемые с потребителей налоги в РАО «ЕЭС» и его «дочках» создан добавочный капитал, присвоенный акционерами, он должен быть внесен в их уставные капиталы и в виде акций дополнительной эмиссии возвращен кредиторам. Дополнительными аргументами в этом деле являются следующие.

«Съедаемый» потребителями ресурс основных фондов компенсируется ими выплатой соответствующих амортизационных отчислений, включаемых в тариф. Кроме того, РАО «ЕЭС» и его «дочки» – не кооперативы с участием потребителей, а акционерные общества. Поэтому капитальное строительство в них должно осуществляться не за счет вымогательства денег у клиентов, а путем привлечения заемных кредитных средств, а также использования собственной прибыли и амортизационных отчислений. А пока за счет незаконного налогообложения потребителей в РАО «ЕЭС» еще и членам совета директоров второй год подряд выплачивается по миллиону долларов ежегодно.

Суммарный добавочный капитал примерно в 3,5 раза превышает сумму уставных капиталов энергетического семейства. Поэтому солидарно потребители, администрации регионов и государство в лице правительства смогут получить в каждом члене этого семейства в среднем по контрольному пакету акций «квалифицированного большинства». Замечу, в общем объеме потребляемой в стране электроэнергии около 20% приходится на организации, финансируемые из бюджетов всех уровней. Но нецелевое использование бюджетных средств, в том числе для безвозмездного финансирования хозяйственной деятельности акционерных обществ, запрещено Бюджетным кодексом. Поэтому вымогательство инвестиций для РАО «ЕЭС» у «бюджетников» оказывается двойным нарушением законодательства – налогового и бюджетного.

Представляется, что инициаторами и организаторами возврата потребителям созданного на их средства добавочного капитала в региональных АО-энерго и материнском РАО «ЕЭС» для установления контроля над этими компаниями должны выступить администрации регионов. На это есть, по меньшей мере, две причины: предписанные администрациям ответственность за надежное энергообеспечение вверенных их заботам территорий и ответственность за целевое использование бюджетных средств. Как это сделать, рассмотрим на примере Москвы.

Как повсеместно навязать Чубайсу «Битву под Москвой»

Потребители, выплачивающие инвестиционные налоги АО-энерго и РАО «ЕЭС», в соответствии со своими источниками финансирования делятся на три группы: региональные «бюджетники», федеральные «бюджетники» и внебюджетные предприятия промышленности, транспорта, связи и прочих отраслей экономики.
В «Мосэнерго» на инвестиции потребителей Москвы и Московской области создан добавочный капитал, составивший на начало 2004 г. 73,1 млрд. рублей, что в 2,6 раза превышает уставный капитал этого общества, равный 28,25 млрд. рублей. Москва использует примерно 70% электроэнергии, вырабатываемой “Мосэнерго”. Потребители, финансируемые из бюджета Москвы, потребляют около 10% всей востребуемой городом электроэнергии, примерно столько же - финансируемые из федерального бюджета, и около 60% потребляют внебюджетные предприятия и транспорт города. Выплаченные ими инвестиции пропорциональны объемам потребления электроэнергии, а этим выплатам соответствуют определенные части добавочного капитала.

Инвестиционная компонента, выплаченная «Мосэнерго» «бюджетниками» Москвы, может востребоваться правительством города, возможно через суд, в виде акций в счет созданного на эти средства добавочного капитала, который составляет примерно 5 млрд. рублей. Этот актив должен быть внесен в уставный капитал «Мосэнерго», и на сумму его стоимости город получит акции дополнительной эмиссии.
Аналогично могут быть востребованы акции дополнительной эмиссии и правительством РФ на сумму также примерно в 5 млрд. рублей в счет средств, выплаченных в Москве федеральными «бюджетниками». Для их надежного электро- и теплоснабжения эти акции могут быть переданы в доверительное управление московской мэрии.

Что касается инвестиций, безвозмездно выплаченных «Мосэнерго» остальными московскими потребителями – предприятиями промышленности, транспорта, связи и строительства, то мэрия Москвы могла бы получить у них солидарную доверенность на возврат этих средств через суд также в виде акций дополнительной эмиссии в счет соответствующего добавочного капитала - на сумму примерно 30 млрд. рублей. Возможно с передачей акций в доверительное управление городу или специально созданной корпорации московских потребителей. Дивиденды по ним можно засчитывать в счет инвестиционной компоненты, выплату которой надо сохранить в тарифе, но уже в качестве действительно кредита. В дальнейшем, по мере создания на эти средства новых мощностей, надо будет проводить соответствующую эмиссию акций и постепенно уменьшать сам кредит потребителей. При этом инвестиционную компоненту и амортизационные отчисления необходимо будет перечислять в специальный целевой фонд, деятельность которого должна контролировать московская мэрия.

Помимо инвестиционной компоненты для нужд «Мосэнерго» потребители Москвы в тарифе выплатили примерно такую же сумму для инвестиционных нужд материнского РАО «ЕЭС России». Созданный на эти средства добавочный капитал в размере около 40 млрд. рублей также должен быть востребован мэрией Москвы аналогично изложенному выше. При этом Москва от имени всех городских потребителей в счет компенсации упомянутого долга сможет получить принадлежащую РАО «ЕЭС России» половину пакета акций «Мосэнерго» на сумму около 14 млрд. рублей, а остальную часть долга – около 26 млрд. рублей – другими активами.

Таким образом, мэрия Москвы в дополнение к своим 2,95% сможет получить в собственность и/или доверительное управление еще половину нынешнего пакета акций «Мосэнерго», а также пакет акций новой эмиссии этой компании на сумму около 40 млрд. рублей, что суммарно превысит будущий контрольный пакет. А действуя солидарно с правительством Московской области, можно будет востребовать с «Мосэнерго» и РАО «ЕЭС России» большую, примерно на треть, сумму долга, в том числе акциями крупных электростанций.

Подобную «Битву под Москвой» смогут провести у себя все региональные администрации, поставив под свой и корпоративный контроль местных предприятий пока еще существующие АО-энерго. Следует заметить, что прецедент такого контроля имеется. Речь идет о компании «Татэнерго», которая не входит в РАО «ЕЭС» и до недавнего времени являлась государственным предприятием республиканского подчинения. Затем его акционировали, и правительство Татарстана, владея всем пакетом акций «Татэнерго», внесло его контрольную часть в уставный капитал ОАО «Связьинвестнефтехим», также находящегося в полной государственной собственности республики.

Восстановление естественной монополии

Сохранение целостности АО-энерго, единственных в регионах ответственных поставщиков электроэнергии, необходимое, но явно недостаточное условие поддержания надежности электроснабжения на местах. Ведь они создавались как конечные звенья большой системы коллективного пользования, представляющей собой естественную монополию. При этом почти все региональные АО-энерго связаны между собой технологически групповым образом, образуя соответствующие объединенные энергосистемы. Шесть из них, расположенные в Европейской части, на Урале и в Сибири, составляют Единую энергосистему (ЕЭС), а АО-энерго на востоке страны – Объединенную энергосистему Дальнего Востока.

ЕЭС образно напоминает систему бассейнов двух уровней. Верхний образован из шести сообщающихся бассейнов, каждый из которых наполняется электроэнергией крупных электростанций и расположен примерно в границах соответствующего федерального округа. А окружные бассейны подпитывают недостающей электроэнергией связанные с ними АО-энерго регионов данного округа. Электростанции в самих АО-энерго сравнительно маломощные, это в основном ТЭЦ, эксплуатировать которые экономически целесообразно лишь при одновременном потреблении вырабатываемых ими тепла и электроэнергии.

До акционирования ЕЭС перетоки в ней электроэнергии формировались по командам «сверху» единого существовавшего тогда хозяйствующего субъекта – министерства энергетики. В те времена в первую очередь использовались экономически более эффективные самые мощные электростанции с относительно дешевой электроэнергией, которая для снижения потерь направлялась потребителям кратчайшими путями. При этом многие из станций поочередно обслуживали сообщающиеся бассейны разных часовых поясов по мере смены в них дня и ночи, что обеспечивало максимальную их загрузку. А цена на электроэнергию во всех бассейнах устанавливалась единой средневзвешенной, т.е. минимально возможной.

Такая система является самой выгодной (оптимальной) для электроснабжения больших территорий, так как она более надежна и требует значительно меньшей суммарной мощности электростанций по сравнению с индивидуальным электроснабжением каждого региона. Однако для рыночных отношений она «профнепригодна» именно ввиду своей оптимальности в интересах потребителей - отсутствия избыточных генерирующих мощностей, необходимых для конкуренции, и ограниченных по расстояниям передач электроэнергии для снижения ее потерь.

После акционирования и приватизации все принципы повышения экономической эффективности и снижения стоимости электроснабжения предали анафеме как «социалистические» и попытались внедрить рыночные, коммерческие, даже невзирая на госрегулирование тарифов. Тогда вместо единого хозяйствующего субъекта появилось множество мелких субъектов, и командовать перетоками электроэнергии стали монопольно «снизу» региональные АО-энерго. Они сейчас ради своей выгоды в первую очередь используют собственные источники дорогой электроэнергии, главным образом ТЭЦ, причем даже летом, хотя те менее эффективны без потребления вырабатываемого ими тепла, нежели крупные ГРЭС и АЭС. А крупные, с дешевой электроэнергией, но «чужие» станции в среднем за год загружаются примерно наполовину. Это одна из принципиальных причин роста стоимости электроэнергии, вызванного искусственным увеличением потребления топлива для ее производства. Только в 2003 г. понапрасну, в угоду коммерческим интересам АО-энерго сожженное топливо оценивалось примерно в 60 млрд. рублей.

Поэтому администрации регионов и региональные объединения потребителей, установив контроль над региональными АО-энерго, должны затем совместно с государством установить контроль «квалифицированного большинства» над всей системой электроснабжения в стране. После чего удастся восстановить изначальное организационное и технологическое единство ЕЭС и Объединенной энергосистемы Дальнего Востока как естественных монополий, а, следовательно, их прежние надежность, экономическую эффективность, управляемость и ориентированность на интересы потребителей (см. “Как довести РАО “ЕЭС России” не до ручки, а до ума». – «ПВ» № 8, апрель 2003 г.).

Для этого новые владельцы контрольных пакетов акций АО-энерго должны будут в рамках соответствующих федеральных округов создать холдинговые компании - объединенные АО-энерго, чтобы восстановить прежнее управление перетоками электроэнергии “сверху” и в соответствии с бассейновой структурой электроснабжения страны. А затем солидарно выставить иск материнскому РАО «ЕЭС» о возврате долга по добавочному капиталу, оставшегося после передачи пакетов акций региональных АО-энерго их новым владельцам. Этот долг компенсируется передачей акций крупных электростанций, которые войдут в объединенные АО-энерго.

Установив солидарно контроль над АО-энерго и их объединениями в федеральных округах, а также над многими крупными электростанциями, расположенными на этих территориях, государство, владеющее 52% акций нынешнего материнского общества РАО «ЕЭС», потребители и администрации регионов смогут преобразовать нынешний энергохолдинг в структуру, объединяющую хозяйствующих субъектов трех видов в соответствии с бассейновой организацией электроснабжения в стране.

Ответственными поставщиками электроэнергии в регионах были и останутся нынешние АО-энерго. Однако продавать они ее станут теперь по регламентированному государством средневзвешенному тарифу, единому в границах данного объединенного АО-энерго. Тариф будут устанавливать, исходя из условия максимальной загрузки экономически наиболее эффективных мощных электростанций, включая атомные, размещенных на территории данного объединенного АО-энерго. Это вынудит региональные энергосистемы во избежание убытков производить, покупать и продавать, в первую очередь, более дешевую электроэнергию. Тем самым удастся восстановить прежние принципы организации ее перетоков, но в новых условиях хозяйствования. Что касается упомянутых мощных станций, то они, исключая АЭС, должны войти в качестве предприятий в соответствующие объединенные АО-энерго, диспетчерские службы которых будут направлять их энергию по мере надобности в региональные энергосистемы. Нынешним акционерам электростанций выдадут взамен акции соответствующих объединенных АО-энерго, что повысит их капитализацию и инвестиционную привлекательность.

Нынешняя материнская компания энергетического семейства, став одновременно «бабушкой», через центральное диспетчерское управление, как и прежде, будет организовывать перетоки между «сообщающимися бассейнами», а регулированием мощности переданных ей гидроэлектростанций оперативно реагировать на пиковые изменения нагрузки потребителей, поддерживая стабильной частоту тока в системах и, тем самым, их надежную работу.

Замечу, на начало 2004 г. уставный капитал материнской компании энергетического семейства равнялся почти 21,56 млрд. рублей, а добавочный, согласно бухгалтерской отчетности, – 127,27 млрд. рублей. Суммарный добавочный капитал «дочек» оценивается в размере около 400 млрд. рублей, что примерно втрое превышает сумму их уставных капиталов. Дополнительная эмиссия акций на сумму порядка 520 – 530 млрд. рублей позволит, как отмечалось, солидарно потребителям, администрациям регионов и государству получить во всех обществах РАО «ЕЭС», включая электростанции и их новые объединения, контрольные пакеты и предотвратить губительную для страны реформу электроэнергетики. А чтобы хвост далее не управлял собакой, придется заменить некоторых нынешних руководителей энергохолдинга.

На самом же деле, потребители выплатили энергетикам сумму инвестиций, превышающую указанную выше стоимость добавочного капитала. Только в 2003 г., по оценкам, эти выплаты составили порядка 100 млрд. рублей. Дело в том, что часть этих средств, наряду с амортизационными отчислениями, тратилась на ремонтные работы и, тем самым, на обновление и увеличение ресурса действующего оборудования.

Совершенно очевидно, увеличение ресурса – это тоже соответствующий добавочный капитал, который почему-то таковым не отражается в бухгалтерских документах, и поэтому затраты кредиторов на его создание также необходимо компенсировать акциями дополнительной эмиссии. Вместе с тем, начиная с 2001 г. суммы переоценок стоимости основных фондов, проводимых для учета инфляции, тоже стали относить к добавочному капиталу. Поэтому в каждом регионе потребуется тщательная проверка всей кредиторской задолженности энергетиков по инвестиционным выплатам потребителей за все годы существования РАО «ЕЭС».

Чтобы при дополнительной эмиссии акций в счет добавочного капитала возросли относительные доли акционерного участия в РАО «ЕЭС» государства и региональных администраций, предлагается в уставные капиталы всех членов энергетического семейства внести государственные и муниципальные земли, на которых размещены объекты энергохолдинга.

Эта мера может быть реализована включением в Земельный кодекс РФ соответствующей нормы, допустимой, наряду с арендой и выкупом земли, для всех акционерных обществ. Ведь земля и объекты той или иной компании, где они размещены, составляют единое целое. При этом на предприятиях стратегически значимых, в том числе относящихся к естественным монополиям, должна быть осуществлена дополнительная эмиссия только «голосующих» акций с передачей их владельцам земли, а на остальных – по желанию акционеров – «неголосующих» или «голосующих» акций.

Такой подход позволит повысить капитализацию компаний и их инвестиционную привлекательность, исключит по сравнению с арендой и выкупом земли искусственное банкротство предприятий, подорожание продукции и увеличение инфляции, позволит привлечь инвесторов, а также восстановить или усилить государственный контроль на стратегически значимых и относящихся к естественным монополиям предприятиях, для которых предлагаемая норма будет обязательной.

К НЭПу в электроснабжении страны

Предлагаемое восстановление организационного и технологического единства ЕЭС и Объединенной энергосистемы Дальнего Востока позволит перейти к экономически эффективной политике электроснабжения, основанной на экономически целесообразном сочетании развития генерирующих мощностей и сетей для передачи электроэнергии с энергосбережением у потребителей и в самих энергосистемах. Одним из основных критериев экономической целесообразности должна стать минимизация удельных энергозатрат при производстве различных видов продукции и ВВП в целом.

Экономически эффективный потенциал энергосбережения в стране оценивается суммарно в 150-180 млн. т условного топлива (у. т.), что соответствует примерно 20% всего энергопотребления. Из них 80-90 млн. т приходятся на потери при транспортировке тепловой и электрической энергии. Стоит 1 т у. т. около 1000 рублей. Вместе с тем, снижение электрической мощности в нагрузке у потребителя на 1 кВт обходится в 3-5 раз дешевле, чем создание 1 кВт генерирующей мощности на электростанции, стоимость которого превышает 1000 долларов. А в ближайшие годы потребуется обновить несколько десятков миллионов киловатт.

Нынче в отрасли насчитывается порядка сотни недостроенных объектов, где заморожены многие десятки миллиардов рублей. Получается парадокс. У потребителей изымают деньги на обновление мощностей и часть их закапывают в землю для консервации «долгостроев». Хотя закапываемые средства можно с большим эффектом использовать для энергосбережения у самих потребителей - кредиторов поневоле. И какую-то часть генерирующих мощностей не обновлять. Ведь резервы снижения нагрузки исчисляются, по оценкам, десятками миллионов кВт, а потребляемой электроэнергии - десятками миллиардов киловатт-часов.

Помимо перечисленных, далеко не полных возможностей экономии энергоресурсов и снижения в конечном итоге себестоимости электроэнергии, напомню о возможности сэкономить еще примерно 20% топлива при восстановлении прежнего порядка работы ЕЭС. Кроме того, немало энергоресурсов можно будет сберечь за счет восстановления прежней оптимизации перетоков электроэнергии для снижения ее потерь и строительства новых линий электропередачи. Речь, в частности, идет о присоединении к ЕЭС Объединенной энергосистемы Дальнего Востока, что позволит дальневосточным регионам обмениваться электроэнергией с Сибирью, и о завершении строительства мощной с малыми потерями линии постоянного тока Сибирь - Центр для передачи дешевой избыточной электроэнергии сибирских ГЭС в европейскую часть страны. Ничего этого руководство РАО «ЕЭС» делать не собиралось и не собирается в процессе реформы. К тому же, этому отнюдь не поспособствует дробление активов и ресурсов, инвестиционная привлекательность которых порознь, вне энергосистем, окажется ничтожной.

Чтобы перейти к новой политике экономичного электроснабжения страны, необходимо коренным образом изменить организационные, хозяйственные и экономические взаимоотношения между энергетиками и потребителями и привести их в соответствие с физическим и технологическим единством, т. е. неразрывностью производства и потребления электроэнергии. Этого как раз и можно добиться, если потребители электроэнергии, в первую очередь крупные, станут коллективным совладельцем РАО "ЕЭС России", учитывая к тому же, что физически и технологически системы электроснабжения являются неформальными цехами их производств. А рентабельность любого производства во многом определяется, как известно, стоимостью электроэнергии.

Во избежание споров кому и сколько причитается акций новой эмиссии, представляется целесообразным, как отмечалось, организовать региональные корпорации потребителей и передать им соответствующие пакеты. Тогда представители этих корпораций - коллективных акционеров и региональных администраций займут места в советах директоров "внучек", "дочек" и "бабушки" обновленного РАО "ЕЭС России". После чего узкоотраслевым коммерческим интересам энергетиков будут противопоставлены общесистемные и макроэкономические интересы потребителей: снижение удельных энергозатрат при производстве продукции и ВВП. А добиваться этого можно, внедряя ресурсо- и энергосберегающие технику и технологии как в производстве, передаче и распределении электроэнергии, так у ее потребителей.

Представляется также целесообразным передать региональным корпорациям потребителей и администрациям в доверительное управление, частично или полностью, государственный пакет акций, дивиденды по которым будут перечисляться в федеральный бюджет. Ведь чиновники, представляющие государство в советах директоров РАО "ЕЭС" и его нынешних "дочек", ввиду своего непрофессионализма и ангажированности явно не справляются с данным им поручением. Об этом помимо затеянной порочной реформы свидетельствует кризисное состояние энергохолдинга, во многом порожденное некомпетентностью его управляющих, и почти полным отсутствием контроля за их деятельностью со стороны главного акционера - государства. Да и не дело правительства управлять хозяйством отдельных компаний – оно должно регламентировать макроэкономические условия их работы.

Отсутствие контроля нередко приводит к злоупотреблению РАО «ЕЭС» своим монопольным положением на рынке, в частности, к ограничениям в продажах электроэнергии атомными электростанциями. Хотя они в силу своей специфики должны загружаться полностью, да и электроэнергия их дешевле, чем на многих тепловых станциях.

Чтобы АЭС как составная часть Единой энергосистемы страны работали в ней координированно и «под завязку», помимо учета приоритетности их максимальной загрузки в средневзвешенных тарифах, представители этих станций также должны войти в советы директоров членов обновленного энергосемейства. Для этого потребуется все АЭС преобразовать в государственные акционерные общества без их дальнейшей приватизации, а концерн «Росэнергоатом» - в холдинг, передав туда контрольные пакеты акций АЭС. Часть остальных акций каждой атомной станции государство передаст в доверительное управление объединенному АО-энерго, на территории которого расположена данная АЭС, а также РАО “ЕЭС” при условии, что интересы государства в советах директоров этих обществ будут представлять работники соответствующих АЭС и «Росэнергоатома». Такая интеграция при сохранении государственного контроля над атомной энергетикой позволит координировать текущую деятельность и развитие обеих компаний.

Итак, предлагаемая реорганизация РАО "ЕЭС России" и приход в советы директоров его субъектов представителей региональных администраций, промышленных потребителей и «атомщиков» позволят коренным образом изменить политику этой стратегически значимой для страны компании. Прежняя ложная цель ее деятельности - получение максимальной прибыли от продажи электроэнергии, которая в кризисных экономических условиях ведет к разрушению электроэнергетики, будет заменена на общесистемную рыночную - получение максимальной прибыли от продаж различных видов конечной, функционально и потребительски завершенной продукции за счет снижения энергозатрат на ее производство.

Интеграция всего капитала и выпуск в последующем единой акции энергетического семейства позволят сконцентрировать в едином фонде все средства для инвестиций, направляя их массированно в нужные точки. В фонд должны будут направляться все амортизационные отчисления, инвестиционная компонента, дивиденды, начисляемые на акции корпораций потребителей, доходы от ценных бумаг и пр. В итоге расширенная ЕЭС превратится в систему коллективного пользования, контролируемую потребителями электроэнергии, которые заинтересованы в достижении максимальной эффективности своего производства, в том числе снижении его энергоемкости. В этом же объективно должны быть заинтересованы государство и общество.

Однако, пока власти пошли на поводу у группы лиц с психологией мелких лавочников, которые ради собственного обогащения, возможно, заинтересованы в новом переделе и присвоении чужой собственности, а для этого – в переделе самой власти. Любой ценой, а там хоть трава не расти.
                                                                                                                 Моисей Гельман

                                                                                  Рисунок Игоря Смирнова

Другие статьи подборки

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100