Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Подборка: Скандалы и криминальные хроники
«ПВ» 7-8 (84-85), апрель 2004

Собака на сене. Новый спектакль Анатолия Чубайса и Германа Грефа на подмостках МЭРТа

Моисей ГЕЛЬМАН

Технология оболванивания

Когда-то на базарах фотографы устанавливали рисованные полотнища различной тематической направленности с дыркой для головы. Засунув в отверстие свою голову, всякий желающий за рубль мог оставить потомкам фотодокументальную о себе память в образе русалки с веслом, джигита на коне или мужественного летчика, таранящего вражеский самолет.

 Сегодня технология имитации образов и всяких событий с использованием декораций с дырками для смены лиц существенно упрощена. На страницах многих газет и журналов, бесчисленных программ строительства новой жизни, реформирования экономики и т. п. документов рисованное полотнище заменили его словесным описанием, что создает огромные возможности для придания фантому образа виртуальной реальности и динамичного его изменения во времени и пространстве. При этом можно как угодно смещать оси координат и изменять последовательность их отрезков, представляя, к примеру, старика во чреве его внучки или отцом своей бабушки, разваленную экономику - возродившейся из пепла, фантик - ваучер – двумя «Волгами», дефолт – благом для экономики, Чубайса – борцом за счастье людей и демократом... Перечень можно продолжать до бесконечности.

Голова в дырке подобной виртуальной реальности тоже виртуальная. Она может быть представлена, например, обрывком какого-либо документа с именем джигита или его фотографией, нарисованной на потолке диаграммой роста ВВП и снижения инфляции... Дырка с головой на бумажной странице может жить по любому сценарию, определяемому фантазией, компетентностью, порядочностью или корыстными интересами автора. При этом он волен рисовать читателям своего опуса любой пейзаж, доказывающий по его разумению, желанию или заказу реальность перемещения рисованного всадника без головы. Дабы придать внешне подобному оболваниванию научную и профессиональную респектабельность, эти сочинительские изыски именуют экспертизой, версией происходящего, концепцией, прогнозом...

Образчиком такой, ныне широко распространенной, продукции является программа реформирования российской электроэнергетики. На этом полотнище нарисована идиллическая картина конкурентного рынка электроэнергии, простирающегося от Москвы до самых до окраин, где виртуальным товаром из Твери торгуют во Владивостоке, а из Читы – в Москве, и т. д., сбивая цены местных торговцев. Одним словом – конкуренция. Затеяно все это якобы для привлечения инвестиций, чтобы частники строили электростанций больше и лучше, чем в советские времена. Поэтому в рисованном полотнище проделано множество дырок. Одни предназначены для голов инвесторов, другие – для их рук с деньгами. Установили это полотнище в МЭРТе.

Со стороны, если не вникать в суть рисованного, картина как художественное произведение выглядит достаточно правдоподобной. Однако, когда один единственный желающий по наивности принял изображенное за правду и вставил свои голову и руку с деньгами в соответствующие дырки, то вскоре выяснилась вся бутафорская сущность затеянного. Незадачливый инвестор, простояв значительное время с невостребованными деньгами, понял, что попал он не в Минэкономразвития, а на подмостки театра с созвучной министерской аббревиатурой МЭРТ. И спектакль, который играется, поставлен не для таких как он, и совсем даже с другой целью.


Реформаторский долгострой

В начале 80-х прошлого века, в романтические времена гигантских промышленных строек, на Ангаре в 375 км по течению вниз от Усть-Илимской ГЭС и в 444 км от устья начали сооружение четвертой на этой реке гидроэлектростанции – Богучанской. Плотина последней в ангарском каскаде гидравлической станции проектировалась высотой в 208 м. На ГЭС должны быть установлены 9 агрегатов по 333 тысячи кВт каждый, что создаст округленно по номиналу общую мощность в 3000 МВт. Среднегодовая выработка электроэнергии, определяемая «водностью», планировалась в 17,6 млрд. кВт.ч.

Пуск первых трех агрегатов ГЭС намечался на 1988 год. Но «перестройка», распад СССР и последовавшие затем экономические и иные «реформы» привели к фактической остановке строительства, в которое уже было вложено примерно 1 млрд. долларов. Строительная готовность гидроузла, включая водохранилище, составляет на сегодня 53%, в том числе готовность пусковой части энергетического комплекса из трех агрегатов - 73%.

Средств, выделяемых РАО «ЕЭС России» на стройку, хватает лишь для поддержания в более или менее нормальном состоянии возведенных сооружений. Однако не всех. Дело в том, что временные водопропускные сооружения с ресурсом живучести 8-10 лет эксплуатируются вот уже свыше 20 лет. Еще часть сооружений предназначена для эксплуатации под водой при примерно стабильной температуре от 2 до 4 °С. Но сейчас они оголены и испытывают значительные температурные перепады - примерно от –40 до +20 градусов, что приводит к их разрушению. При сильном паводке устаревшие временные пропускные сооружения могут не выдержать напора талой воды, и тогда произойдет экологическая катастрофа – зальет котлован станции, а водяной вал смоет ряд населенных пунктов, расположенных в низовьях Ангары.

Если говорить откровенно, исходя из экономических соображений, то для РАО «ЕЭС» сегодня достраивать Богучанскую ГЭС нецелесообразно и убыточно. Дело в том, что в Сибири имеется существенный избыток мощностей электростанций, а лишнюю для региона электроэнергию девать некуда. Путь для нее через Казахстан оказался отрезанным, а строительство мощной линии электропередачи в Центр прекратили. Поэтому электростанции Сибирской объединенной энергосистемы работают не на полную свою мощность и добавлять к ним новую ГЭС в отсутствие потребителей совершенно бессмысленно. Но и оставлять ее недостроенной становится все опаснее.

Раздаются голоса о необходимости стройку законсервировать. Но как это сделать, никто не знает. Плотина в значительной мере уже построена, значит, придется менять в ней временные пропускные сооружения на более основательные - воду до завершения стройки все равно надо будет пропускать. А как поступить с котлованом под гидроагрегаты и прочими сооружениями? Закрыть саркофагом с внутренним подогревом? Но тогда затраты на консервацию и обслуживание законсервированной стройки обойдутся в сумму, которую никто не может назвать даже приблизительно.

Видимо, сознавая всю потенциальную опасность недостроенной Богучанской ГЭС, в том числе для себя лично, руководство РАО «ЕЭС» решило сделать вид, что продолжает стройку. На самом же деле выделяемых средств хватает только на поддержание ее сохранности, т.е. на консервацию в открытом виде. Тем самым строительство только удорожается без какой-либо пользы. Чтобы достроить ГЭС, необходимо вложить согласно сметной стоимости еще 28 млрд. рублей, т.е. примерно 1 млрд. долларов. В текущем году РАО «ЕЭС» выделило всего 600 млн. рублей. При таком финансировании ГЭС на проектную мощность при идеальной сохранности ее недостроенных сооружений можно будет вывести не раньше чем через 47 лет.

Но, помимо отсутствия потребителей электроэнергии будущей Богучанской ГЭС и денег на ее завершение, есть еще одно немаловажное обстоятельство, не позволяющее сегодня строить станцию в задуманном по проекту виде. Дело в том, что водохранилище ГЭС должно размещаться на территориях Иркутской области и Красноярского края. При этом оно вплотную приблизится к Усть-Илимскому ЦБК. Вредные отходы комбината сбрасываются сейчас в нормально текущую мимо него Ангару. Богучанское водохранилище поглотит эту проточную часть реки, и тогда ядовитые вещества станут накапливаться в малоподвижной среде искусственного водоема. В половодье же они будут разноситься по громадной территории, загрязняя окружающую среду. Поэтому до тех пор, пока на Усть-Илимском ЦБК не построят предусматривавшуюся замкнутую систему водоснабжения, Богучанскую ГЭС нельзя будет достраивать в первоначально задуманном виде.

Экологические причины вынудили РАО «ЕЭС России» пересмотреть проект строительства станции. Ее решили достраивать в два этапа. Замечу, корректировался проект почти восемь лет, вплоть до прошлого года. Такой вот интерес заказчика к стройке.
На первом этапе, в промежуточном варианте, высота плотины ГЭС составит 185 м, что устранит упомянутые экологические угрозы, но рабочая мощность гидроагрегатов станции снизится до 1620 МВт, а выработка электроэнергии до 11,1 млрд. кВт.ч.

Дополнительных сооружений и изменений на этом этапе по сравнению с исходным проектом потребуется немного, а водохранилище займет меньшую площадь и только на территории Красноярского края. Стоимость завершения промежуточного варианта, по оценкам, составит 800 млн. долларов. При последующем наращивании плотины до проектной отметки рабочая мощность и выработка электроэнергии автоматически возрастут до номинальных паспортных значений гидроэнергетических установок.

Итак, создалась безвыходная ситуация. Достраивать Богучанскую ГЭС хотя бы в промежуточном виде надо, и как можно скорее, чтобы не допустить катастрофы из-за разрушения временных водопропускных сооружений. Либо необходимо по той же причине, но неизвестно как, стройку побыстрее законсервировать. Однако ни на первое, ни на второе средств у владельцев недостроенного объекта нет. А если ГЭС пустят даже с меньшей мощностью, некому будет сбывать электроэнергию.

И вот в такой, казалось бы, патовой ситуации группа «Базовый элемент» Олега Дерипаски предложила продать ей для завершения недостроенную Богучанскую станцию. Но купит ее, если правительство страны одновременно выделит «Русалу», входящему в группу, вблизи или несколько поодаль от ГЭС участок для строительства на нем нового алюминиевого завода. Завод-то и будет потреблять почти всю электроэнергию Богучанской ГЭС. Причем «Базовый элемент» берет на себя и часть затрат по переселению людей из зоны затопления – это, по некоторым сведениям, примерно 4000 человек. Вот уже более 20 лет живут они в «недо-строе», как в первобытном обществе - без работы, без возможности обучения детей, получения врачебной помощи, без коммуникаций с остальным миром, магазинов и пр. Их судьба существенно отличается от удела героев повести Валентина Распутина «Прощание с Матерой». В советские времена переселенцам поневоле давали деньги на переезд, компенсировали убытки от потерь имущества и предоставляли благоустроенное жилье.

Сейчас этого нет даже на бумаге. Оставшиеся в зоне затопления Богучанского водохранилища люди медленно вымирают. Хотя для их переезда вполне достаточно было бы тех средств, которые Анатолий Чубайс потратил на покупку телекомпании РЕН ТВ, или на свой масштабный предвыборный «пиар», или на содержание авиаэскадрильи «Авиаэнерго»... А ведь это все деньги, изъятые у потребителей электроэнергии в виде инвестиционной компоненты и использованные не по их целевому назначению.
Так что предложение группы Олега Дерипаски носило не только коммерческий характер и решало не только экологические проблемы региона, но и спасало жизни нескольких тысяч несчастных людей. Казалось, его должны были немедленно принять. Хотя бы из гуманных соображений. Но этого пока не случилось. Почему – станет ясно из дальнейшего изложения.


Открытые карты инвестора

«Базовый элемент» – не кредитная организация, а инвестор. Если группа вкладывает во что-то свои деньги, она должна владеть этим “чем-то”. Хотя бы в объеме контрольного пакета акций. Таковы рыночные условия хозяйствования. Иначе инвестор рискует потерять деньги. Поэтому в “Базовом элементе” предложили три прозрачных варианта приобретения группой имущественных прав на недостроенную Богучанскую ГЭС путем увеличения ее доли акций в пакете от блокирующей до контрольной. Согласно первому проводится дополнительная эмиссия акций на сумму 15,9 млрд. рублей или 530 млн. долларов, которые выкупает инвестор. Эта сумма соответствует 75% всего пакета акций, остальная часть сохранится за РАО «ЕЭС».

По второму варианту «Базовый элемент» выкупает все имущество станции. Согласно оценке, проведенной по заказу РАО «ЕЭС», рыночная цена «недостроя» составляет 53 млн. долларов. И, наконец, в третьем случае предлагается объединить в одну компанию Богучанскую ГЭС с Красноярской, где «Базовый элемент» контролирует, по некоторым сведениям, около 70% пакета акций, а 25% находятся у «Красноярскэнерго». В этом варианте после достройки станции за счет «Базового элемента» на сумму добавленного им капитала проводится дополнительная эмиссия акций, которые переходят к инвестору. По оценке, распределится пакет акций примерно как и в первом варианте.

В случае объединения активов Красноярской и Богучанской ГЭС имущество последней может быть также предварительно выкуплено «Базовым элементом». Тогда часть акций новой компании можно продать и обойтись меньшей суммой собственных вложений. При этом действующая Красноярская ГЭС и строительство алюминиевого завода существенно повысят инвестиционную и кредитную привлекательность проекта самой Богучанской ГЭС.

При принятии правительством страны, главным акционером РАО «ЕЭС» любого из предложений «Базового элемента» группа готова за 4 года закончить все гидротехнические работы по скорректированному проекту ГЭС с высотой плотины 185 м и пустить первые три гидроэнергетических агрегата. Их установленная мощность составит 540 МВт, а годовая выработка электроэнергии – 4,7 млрд. кВт.ч.
Для повышения КПД гидроагрегатов при пониженной против первоначально запроектированной высоте плотины «Евросибэнерго», управляющая энергетическими активами «Русского алюминия», предложила в скорректированном варианте ГЭС вместо 9 установить пока 7 рабочих гидроагрегатов и один резервный. После пуска в эксплуатацию первых трех агрегатов для монтажа остальных пяти понадобится еще три года. В таком случае удастся сэкономить время и деньги. Мощность семи рабочих агрегатов составит 1260 МВт, а их суммарная среднегодовая выработка достигнет 10,6 – 10,8 млрд. кВт.ч.

По некоторым сведениям, как отмечалось, вся эта электроэнергия будет потребляться будущим алюминиевым заводом «Базового элемента». Так как на производство тонны алюминия затрачивается примерно 16 000 кВт.ч, завод при пуске ГЭС в усеченном виде сможет производить в год свыше 662 тысяч тонн металла. Но это произойдет в том случае, если его построят. Строить же завод станут только совместно с Богучанской ГЭС. Иначе нет резона – затраты электроэнергии велики и поэтому важна ее дешевизна. Окупаться станция будет за счет продажи не электроэнергии, на что потребуется от 50 до 60 лет, а алюминия. Таким образом, ГЭС окажется как бы цехом будущего завода. Заводские затраты на энергоресурсы в размере их себестоимости позволят получать большую прибыль от продажи алюминия, и, следовательно, большими окажутся налоговые отчисления в казну.

Появление нового предприятия с ГЭС позволит cоздать свыше 20 тысяч рабочих мест, освоить новые месторождения природных ресурсов в Красноярском крае, улучшить там социальную и экономическую обстановку. Кроме того, ввод в действие водохранилища Богучанской ГЭС решит проблемы судоходства в низовьях Ангары и на Енисее. Сейчас из-за дефицита воды в ангарских водохранилищах на этих реках регулярно вводятся ограничения на прохождение судов, что препятствует свободной транспортировке грузов в северные районы страны.

Словом, завершение, и как можно скорее, строительства Богучанской ГЭС решает целый комплекс народно-хозяйственных проблем страны и края, которые и должны быть предметом забот в первую очередь, Минэкономразвития. Однако достройка гидроузла откладывается на неопределенное время. Руководство МЭРТ категорически несогласно на передачу контрольного пакета акций Богучанской ГЭС «Базовому элементу», а денег у государства и РАО «ЕЭС» на завершение стройки нет.


Лукавые послания в Белый дом

Безответственное отношение руководства РАО «ЕЭС» к Богучанской ГЭС и аналогичная позиция Минэкономразвития в этом деле вынудили губернатора Красноярского края Александра Хлопонина в декабре прошлого года обратиться к президенту страны с просьбой вмешаться и решить вопрос о привлечении инвестиций в строительство ГЭС. Замечу, уже само подобное обращение к высшему должностному лицу государства свидетельствует, что в том же Минэкономразвития далеко не все в порядке, а представители государства в совете директоров РАО «ЕЭС», в число которых входит и глава этого министерства, похоже, лишь значатся в нем проформы ради. Это видно даже из послания Германа Грефа правительству в связи с выполнением поручения президента страны решить вопросы о достройке ГЭС и переселении из зоны затопления людей.

Сей продукт эпистолярного творчества удивителен по своей бездоказательности, алогичности и декларативности. Во-первых, Герман Греф еще раз категорически высказался против продажи компании «Базовый элемент» в любом варианте контрольного пакета акций злосчастной ГЭС. Мол, приведет это якобы к ограничению конкуренции в энергосистеме Сибири. Напомню, рисованные фломастером на бумаге конкуренция и ценообразование в реформированной (в умах реформаторов) электроэнергетике, основаны на объединении электростанций в десяток так называемых оптовых генерирующих компаний (ОГК). Станции, расположенные в одном регионе, войдут в различные ОГК. Задумано это для имитации повсеместно 4-5 конкурентов. Богучанской ГЭС уготовано место в ОГК 8, куда включены также Саяно-Шушенская, Новосибирская, дальневосточные Зейская и недостроенная Бурейская ГЭС. В границах сибирской энергосистемы, полностью изолированной и от европейской части ЕЭС, и от дальневосточной системы, будут действовать несколько ОГК.

Красноярская ГЭС, как подконтрольная «Базовому элементу», ни в одну из оптовых компаний не войдет и будет «конкурировать» самостоятельно, что весьма пугает Германа Грефа. Но если даже она объединится с Богучанской ГЭС, их суммарная мощность составит 9000 МВт. Это много меньше антимонопольной нормы в 35% от всей мощности объединенной энергосистемы Сибири, равной 45 тысячам МВт. Тем не менее вопреки фактам Герман Оскарович утверждает, что эти две станции вместе якобы монополизируют сибирский рынок. Видимо, он плохо учил в школе арифметику. Однако «Базовый элемент» предлагает вариант и без их объединения. К тому же почти вся электроэнергия Богучанской ГЭС будет потребляться только алюминиевым заводом. Исключительно для него и намерен «Базовый элемент» достраивать ГЭС.

«Доводы» Грефа дополняет его первый заместитель Андрей Шаронов также своим письмом в правительство. Ссылаясь на закон «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период...» он утверждает, что якобы в это время должен сохраняться контроль государства в гидроэнергетике. На самом же деле, в статье 9 закона говорится, что в процессе преобразования РАО «ЕЭС России» не допускается снижения доли участия Российской Федерации в уставном капитале обществ, владеющих ГЭС, только в том случае, если станция вступила в строй до начала действия этого закона. Напомню, закон начал действовать 26 марта 2003 г. Письмо Шаронов писал спустя год. А Богучанская ГЭС не построена по сей день. Так что непонятно, то ли Шаронов кого-то сознательно вводил в заблуждение, то ли его обманули подчиненные.

Приведя ложные доводы против передачи контрольного пакета акций Богучанской ГЭС группе Олега Дерипаски, Греф и Шаронов одновременно выдвинули два заведомо неприемлемых для группы решения с сохранением контрольного пакета акций ГЭС у РАО «ЕЭС России». Одно из них рассчитано на долевое участие «Базового элемента» в достройке станции, в том числе на условиях некоего мифического «механизма гарантирования инвестиций». Механизма еще нет в природе, а в МЭРТе им уже пользуются. Часть пакета акций ГЭС (не контрольная) может быть до ее достройки продана инвестору. При этом «рыночник» Герман Греф утверждает, что цену пакета необходимо определять исходя из затраченных на сегодня средств, составляющих около 1 млрд. долларов, а не из балансовой в 192 млн. по документам РАО «ЕЭС» или оценочной рыночной - около 50 млн. долларов - стоимости «недостроя».

Столь существенная разница в суммах объясняется несколькими причинами. Во-первых, в последние 10-12 лет затраты не приводили к значительному увеличению капитализации объекта, так как деньги тратились в основном на поддержание его сохранности. Во-вторых, часть работ РАО «ЕЭС» оплачивало долгосрочными векселями, рыночная цена которых на сегодня сравнительно невелика по сравнению с их номиналами. Кто же согласится на такие, явно нерыночные, условия продажи пакета акций?

Второе решение руководителей МЭРТа тоже весьма любопытно. В нем декларируется необходимость достройки ГЭС за счет средств будущей ОГК 8. Но создадут компанию лишь в конце 2006 г., и окажется в ней еще один «долгострой» – Бурейская ГЭС. Это какую же цену на электроэнергию придется устанавливать на трех работающих ГЭС, которые тоже войдут в ОГК 8, чтобы денег хватило еще и на достройку двух других станций?

Ответ на этот вопрос является ключом к пониманию того, почему в МЭРТе столь упорно противятся передаче строительства Богучанской ГЭС частному инвестору. Для этого приводится еще один довод – мол, необходимо сначала разработать в 2004 г. нормативно-правовую базу для привлечения инвестиций в электроэнергетику в переходный период. Замечу, переходный период для электростанций завершается к концу 2006 г. Однако новые правовые нормы потребуется узаконить в Федеральном Собрании, на что уйдет не менее года. Таким образом, получается, что еще два года частным инвесторам вход в электроэнергетику будет закрыт? А затем придется разрабатывать новые правила на постпереходное время?

Напомню «рыночникам» из МЭРТа, что частные средства привлекаются в экономику чаще всего продажей акций соответствующих предприятий. Именно таким образом проходила в стране приватизация той же электроэнергетики после раздачи части ее имущества за ваучеры. Причем, более чем блокирующую часть госпакета акций вопреки интересам национальной безопасности продали иностранцам. Неужели все это делалось незаконно? Куда же тогда все эти годы глядел тот же Герман Греф? Почему лишь сейчас выясняется, что для привлечения частных инвестиций в электроэнергетику требуется некая особая правовая база, отличная от существующей и пригодной, к примеру, в производстве пива?

Конечно же, все это выдумки. Ведь в скором времени правительство без какой-то новой нормативно-правовой базы намеревается организовать продажу акций создаваемых ОГК. Так что причины блокирования частных инвесторов на пути к Богучанской ГЭС кроются в ином – в необходимости соблюдения интересов группировки Анатолия Чубайса, представителями и лоббистами которой в правительстве являются Греф и Христенко со своими подчиненными. Дело в том, что Чубайсу выгодна длительная достройка той же Богучанской ГЭС. Чем дольше, тем лучше. И вот почему.

Рынок для «наперсточников»

Сегодня в стране действует так называемый двухсекторный федеральный оптовый рынок электроэнергии и мощности (ФОРЭМ). В одной его части тарифы регулируются, а в другой, конкурентной, можно продавать электроэнергию по свободным ценам, но пока не более 15-30% от объема ее производства. Сейчас свободные цены ниже регулируемых, так как желающих торговать в конкурентном секторе приводят туда «под пистолетом». Чтобы доказать «возможность» конкуренции. Поэтому объем «свободной» торговли не превышает 10% всех продаж. Утверждается, что это якобы модель перехода к полным рыночным отношениям.

В секторе с регулируемыми ценами тарифы устанавливаются средневзвешенными в выделенных территориальных зонах. Самый низкий из тарифов в Сибири – 36 копеек за киловатт-час. Понятно почему – половина всей мощности объединенной энергосистемы сибирских регионов приходится на гидростанции Енисея и Ангары с копеечной себестоимостью электроэнергии.

В конкурентном секторе вместо зонального средневзвешенного введено так называемое поузловое ценообразование с ежечасным установлением продажной цены. Занимается этим делом некоммерческое партнерство «Администратор торговой системы» – некое подобие биржи электроэнергии. В «Администраторе» собирают заявки потребителей, примыкающих к тому или иному узлу, и отбирают для удовлетворения этих заявок поставщиков соответствующего количества электроэнергии, начиная с самой дешевой. Продажной для всех устанавливается цена, запрашиваемая последним отобранным поставщиком. Число узловых точек - физически это некоторые участки сети - отобрано свыше 6000 (почему столько – никто не знает). Такой порядок правительственная комиссия Христенко со скандалами приняла в угоду Чубайсу и вопреки аргументам специалистов из бывших Минэнерго и ФЭКа.

Дело в том, что переход в «рыночном» секторе от средне-взвешенной к замыкающей, самой высокой продажной цене позволит поставщикам более дешевой энергии в будущем, с отменой регулирования тарифов, получать большую ренту. Это спровоцирует всех поставщиков для максимального увеличения своей прибыли договариваться об искусственном увеличении производственных затрат на определенных станциях и создании в узлах фиктивного дефицита мощностей. Продавцов-то в каждом узле понаделают много и смогут торговать они, «оптимизируя» повсеместно в своих интересах фиктивную нехватку электроэнергии. Так что, по сути, речь идет о продолжении нынешней политики вымогательства денег у потребителей, но уже «рыночными» методами.

Похоже, сговор поставщиков заложен в самой математической модели, по которой проводятся рыночные торги электроэнергией, и о содержимом которой никто, кроме ее автора, не ведает ( см. “Мафиози на ФОРЭМе”.– “ПВ” № 16, август 2003 г.).
Все это напоминает игру в «наперстки». Ведь при принятом принципе «замыкающей» цены использование множества точек для ценообразования позволит дополнительно увеличивать вымогаемые у потребителей суммы. Дело в том, что ЕЭС строилась как единый источник энергоснабжения, подобный большому бассейну, с минимальной избыточностью, но высочайшей надежности с учетом расположения крупных потребителей. К каждой трансформаторной подстанции-точке сети подключена вполне определенная группа потребителей. Сейчас при установлении для них тарифов в расчет, согласно соответствующим законам электротехники, берут только ограниченное число электростанций, электроэнергия от которых потребителям передается кратчайшими путями, т. е. с минимальными потерями. В частности, этим достигается низкая ее себестоимость.

Если выбрать для ценообразования точки, не привязываясь только к трансформаторным подстанциям и пренебрегая условием допустимости вполне определенных потерь,
т. е. пренебрегая системными проектными критериями эффективного электроснабжения, то можно вести фиктивные расчеты с потребителями. Фиктивные потому, что на «рынке» все будет происходить как в дорыночные времена согласно неизменным правилам и законам электротехники, заложенным в проект Единой энергосистемы, физически остающейся в прежнем дореформенном виде. А громадную разницу между прежней низкой себестоимостью электроэнергии и ее фиктивной псевдорыночной ценой «наперсточники» станут присваивать.

Надо помнить, что все электростанции в Единой энергосистеме работают параллельно, наполняя общий «бассейн», и в каждый узел может доходить электроэнергия множества далеко расположенных от него источников, но в мизерных количествах из-за очень больших потерь в линиях. Поэтому на расстояние свыше 800 – 1000 км физически возможно или экономически целесообразно передавать лишь порядка 5% всей вырабатываемой в ней электроэнергии. Так задумывалась Единая энергосистема ради снижения затрат на ее строительство и эксплуатацию, а также достижения высокой надежности и низких цен. Уже по этой причине невозможна в ней конкуренция.

Теперь по сути фиктивно разрешено выбирать для фиктивных расчетов с потребителями электростанции, удаленные от них за тысячи километров, пренебрегая условием допустимости только вполне определенных потерь в линиях передачи. И тогда вследствие учета фиктивных потерь, оплачиваемых потребителями, возрастет и цена в каждой точке. Хотя электроэнергия, как отмечалось, ввиду физической неизменности ЕЭС, будет по-прежнему передаваться потребителям по физически неизменным кратчайшим путям.

Выбирая на свободном от госрегулирования «рынке» для каждой точки по сговору удаленную от нее электростанцию для фиктивных поставок электроэнергии по самой дорогой «замыкающей» цене, можно добиваться максимальной выручки и тем самым ренты. Например, выбором «замыкающей» электростанции для самодостаточной Москвы на Урале, и наоборот. Этому обману будет способствовать также ограниченное количество станций, физически (линиями электропередачи) связанных с конкретными точками и близко от них размещенных.

Такое искусственное ограничение поставщиков позволит декларировать еще больший ложный дефицит электроэнергии в отдельных точках, что также поспособствует повышению «замыкающих» цен. К тому же, ежечасные изменения цен во множестве узлов не позволят потребителям контролировать достоверность выбора замыкающих электростанций, и вполне возможно, что они тоже будут фиктивными, к примеру, в Курске для Омска. Именно по этим причинам Чубайс и его представители в правительстве отвергли зональное ценообразование, так как в этом случае поставщиками оказываются все станции соответствующей зональной части бассейна для всей совокупности питающихся из нее потребителей, и в «наперстки» играть будет намного сложнее. Хотя «замыкающая» цена уже сама по себе создаст громадные возможности для махинаций в торговле электроэнергией.

Как отмечалось, сибирская объединенная энергосистема очень плохо связана с европейской частью ЕЭС и почти локальна. Вместе с тем, в ней имеется немалый избыток мощностей. Если в 1990 г. в сибирской энергосистеме было выработано 215 млрд. кВт.ч, то в 2002 г. востребова-лось лишь 191,3 млрд. Таким образом, избыток электромощностей в Сибири достигает примерно 10-12% от имеющихся 45 тысяч МВт. Почти половина их приходится на ГЭС. При этом 6 тысяч МВт Красноярской ГЭС контролирует «Русал», а 9,5 тысячи МВт Усть-Илимской, Братской и Иркутской ГЭС, которые входят в ОАО «Иркутскэнерго», независимое от РАО «ЕЭС», контролируются совместно «Русалом» и «Суалом».

Все эти обстоятельства не позволят «наперсточникам», претендующим на будущие ОГК, при поузловом ценообразовании заниматься фиктивной продажей электроэнергии по фиктивным ценам столь масштабно, как в Европейской части страны. Видимо поэтому, чтобы как-то уменьшить “потери” будущих доходов “наперсточников” правительство и РАО “ЕЭС” решили создать несколько оптовых генерирующих компаний, состоящих исключительно из ГЭС. Хотя для равноправной конкуренции такие компании следовало создавать из элекростанций, добиваясь примерного равенства конкурентов не только по мощности, как это делается сейчас, но и по средневзвешенной себестоимости электроэнергии.

Таким образом, для ГЭС можно будет взвинчивать цены без особых сдерживаний. Более того, в МЭРТе и РАО «ЕЭС» намерены достраивать, как отмечалось, Богучанскую ГЭС за счет доходов ОГК 8, т. е. за счет потребителей, повышая для этого цены на электроэнергию включенных в компанию сибирских Саяно — Шушенской и Новосибирской ГЭС. И чем дольше будет достраиваться Богучанская ГЭС, тем выгоднее будет всем «наперсточникам» на сибирском рынке электроэнергии. Передача станции чужому инвестору, заинтересованному в ее скорейшем запуске, ограничит доходы «наперсточников», так как отпадет повод для установления «сверхцен» на Саяно–Шушенской и Новосибирской ГЭС общей мощностью около 7500 МВт.

Не в этом ли кроется причина столь страстного желания Грефа и Шаронова защитить государственные интересы в деле достройки Богучанской ГЭС? Но как быть тогда с реформой электроэнергетики, затеянной якобы для привлечения частных инвестиций? Неужели и у нее привычно лукавый подтекст?


Строительство Богучанской ГЭС

Другие статьи подборки

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100