Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» № 9, сентябрь 2018  -  cодержание номера 

Две ошибки в Налоговом кодексе ежегодно лишают бюджет свыше 10 трлн. рублей

Их устранение позволит существенно уменьшить  поборы с населения и бизнеса 

 Моисей Гельман

 

Когда в прошлом году глава правительства Дмитрий Медведев заявил в Крыму пенсионерам, что денег нет, но вы держитесь, он слукавил. Причем неважно, слукавил умышленно или по незнанию что творится в стране с финансами.   Деньги имеются и немалые, но дела в финансовой сфере, в частности, со сбором налогов, оставляют желать много лучшего. В 2017 г.   начисленный по ставке 18% налог на добавленную стоимость составил 27,369  трлн. рублей. Казалось бы, эти деньги, как любой другой налог,  должны были  быть переведены в федеральный бюджет.  Однако, согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы,  в  бюджет поступило лишь 3,07 трлн. рублей, то есть 11,2% от начисленной суммы этого налога. Таким образом, реальная прошлогодняя ставка НДС относительно облагаемой этим налогом действительной его базы – оборота продукции, составившей в 2017 г.  152,054 трлн. рублей, равнялась не законодательно регламентированным 18%, а составила лишь 2,01%. Спрашивается, куда же делись остальные 24,299 трлн. рублей или 88,8% начисленного налога, который выплатило в итоге население страны?

Подобное происходит уже много лет.  Однако, вместо возврата этих денег в бюджет, правительство решило вновь залезть в карманы граждан.  Помимо повышения возраста выхода на пенсию и «налоговых маневров» в сырьевых отраслях и металлургии решено также увеличить  до 20% НДС, что якобы даст дополнительно… 600 млрд. рублей в год. Но, как показывают предварительные расчеты, в 2019 году бюджет не досчитается оценочно уже около 29 трлн. рублей начисленного НДС. А упомянутый «навар» в 600 млрд. как раз и составляет минимальную годовую заработную плату примерно одного миллиона бухгалтеров. Эти люди   в налоговой службе и компаниях заняты сизифовым трудом, подсчитывая НДС и контролируя его выплаты, но по дороге в бюджет около 90% начисленной суммы налога пропадает.

Вопреки ложным представлениям, бытующим, в том числе,  во властных структурах,  все налоги в стране, за исключением экспортных, а также страховые взносы предприятий,  в конечном итоге выплачиваются не изготовителями продукции и её продавцами, а населением страны, когда оно приобретает продукты питания, потребительские товары и услуги. Дело в том, что промышленная продукция сама по себе никому не нужна,  если она не востребуется в производстве потребительских товаров и оказании услуг. Поэтому в ценах конечной потребительской продукции концентрируются все денежные затраты, которые востребовались на всех этапах (переделах) ее производства и сбыта, включая выплачиваемые участниками  кооперационных производственных сообществ налоги и полученную  ими прибыль.

К примеру, в цену буханки хлеба включены все удельные затраты на её изготовление - от стоимости сельхозработ по выращиванию зерна и оплаты всех необходимых для этого ресурсов и сельхозтехники, до стоимости производства муки, выпечки и перевозки хлеба в магазин. Да ещё с суммарной прибылью участников этого кооперационного процесса и включаемыми в цену хлеба налогами. Приобретая продукты питания и  «ширпотреб», население платит при этом неформальный налог с продаж. Его предприятия по частям, как бы в качестве кредита с нулевой ставкой, выплачивают государству при поэтапной реализации изготовленной ими продукции. А выплаченные предприятиями налоги и страховые взносы заложены в цены продукции, при этом «НДС» к ценам прибавляется «отдельной строкой». Возвращаются  им эти средства по кооперационным цепочкам производства продукции на всех ее переделах по мере поэтапной реализации. В системе выплат налогов они «спускаются» от  каждого покупателя продукции к  ее изготовителю-продавцу, который должен перевести налоги в бюджет, ничего при этом не теряя, так как они учитываются в ценах. Происходит это,  начиная с конечного покупателя – населения при реализации ему товаров и услуг.

Таким образом,  вопреки расхожему мнению  конечным  налогоплательщиком в стране является население. Поэтому, как показано ниже, население из своих доходов выплачивает в бюджет не 13%, а в среднем свыше их половины.  Налоги выплачиваются систематически, и  предприятия не могут эффективно воспользоваться возвращаемыми им деньгами, значительная  часть которых постоянно используется в налогообороте. В результате правительство пользуется в бюджетном обороте денежной суммой, значительно превышающей запланированную бюджетом.

Однако налог, именуемый в российском Налоговом кодексе как НДС,  исключен в этом законе из общих правил обязательных налоговых выплат в бюджет. К тому же, он  вопреки названию и общепринятому толкованию, в том числе  в документах Росстата,  взимается не с добавленной стоимости продукции (услуг), созданной на данном предприятии, а с выручки (оборота), полученной от ее продажи на территории страны. Об этом сказано и в ст. 146 самого Налогового кодекса,  и в чем несложно убедиться, взглянув на любое платежное поручение. В  каждом из них «НДС» по ставке 18% взимается относительно цены продукции, указанной ее производителем, то есть с его выручки, и записан в «платежках» отдельной строкой.

Стоимость продукции на каждом переделе представляет собой сумму всех предшествовавших затрат, и добавленной стоимости, созданной  на данном переделе (технологическом этапе) производства и которая включает в себя заработную плату, кредиты, прибыль и налоги. Стоимости продукции, создаваемые  на всех переделах, суммируется, образуя оборот. Так как «НДС» в толковании Налогового кодекса взимается со стоимости продукции на каждом предприятии, участвующем в ее кооперационном производстве, то  этот налог  на самом деле  является налогом с оборота (продаж). При этом в отличие от истинного НДС  одни и те же составляющие затрат облагаются налогом с оборота многократно,  по числу переделов продукции в процессе ее кооперационного производства. К примеру, в упрощенной цепочке «зерно - мука – хлеб»  псевдоНДС  взимается с зерна  трижды. В результате формируется результирующий налог с оборота  в сложной арифметико-геометрической прогрессии.

Многократное  обложение этим налогом одних и тех же составляющих цен товаров  столь же  недопустимо, как противоправно провинившегося в чем-то многократно наказывать за один и тот же проступок. «Провинившимся» в налогообложении оказывается население. Подобное вымогательство негативно влияет на экономику и благосостояние населения страны и смахивает на госкоррупцию.

Сказанное наглядно подтверждается простейшими расчетами. Валовой внутренний продукт - ВВП согласно определению Росстата  в текущих рыночных ценах представляет собой сумму добавленных стоимостей продукции  и услуг, созданных в совокупности всеми предприятиями страны.  В добавленную стоимость входят выплаченная за ее создание заработная плата, а также полученные при этом прибыль, кредиты и налоги. По данным Росстата,  ВВП текущих ценах в 2017 г. составил 92,082 трлн. рублей, а товарный оборот организаций - 158,781 трлн. рублей. Разница между ними в 66,699 трлн. рублей представляла собой сумму неоднократно зачтенных в обороте одних и тех же затрат (в системе национальных счетов эта разница именуется стоимостью товаров и услуг промежуточного потребления), с которых столько же раз взимался и псевдоНДС. Этот налог не взимается с экспортной продукции, но взимается внутри страны с импортной при ее реализации.

Экспортная продукция является частью оборота организаций (предприятий). Чтобы определить значение взимаемого  псевдоНДС,  в обороте надо сначала выделить долю экспорта, которая замещается равным по стоимости импортом, который облагается  этим налогом.  Остальную часть экспорта, не облагаемую псевдоНДС,  для определения полученной суммы этого налога из оборота следует исключить.   Она представляет собой сальдо внешнеторгового баланса - разницу межу экспортом и импортом.

Сальдо внешнеторгового баланса в 2017 году было положительным – экспорт превышал импорт,  и равнялось  6,727 трлн. рублей.  Поэтому псевдоНДС должен был исчисляться с оборота организаций за вычетом сальдо внешнеторгового баланса, то есть со 152,054 трлн. рублей. В таком случае начисленный по ставке 18% налог составил 27,369  трлн. рублей. Эти деньги, как любой другой налог,  должны были бы быть переведены в бюджет.

Однако, согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы,  в консолидированный бюджет поступило лишь 3,07 трлн. рублей из начисленного псевдоНДС, то есть 11,2%. Спрашивается, куда же делись остальные 24,299 трлн. рублей или 88,8%, выплаченных населением?

Дело в том, что согласно ст. 171 Налогового кодекса, из суммы псевдоНДС, которую предприятия получают,  реализуя свою продукцию (услуги), вычитается сумма псевдоНДС, которую они сами выплачивают при приобретении у кого-то продукции. Иначе говоря, происходит взаимозачет этого налога, которым обмениваются предприятия при товарообмене. При равной стоимости товарообмена между сторонами равны и суммы псевдоНДС, которыми сопровождается этот обмен, их алгебраическая сумма оказывается равной нулю и поэтому в бюджет ничего не должно попасть.  Но если суммарный налог, полученный данным предприятием, превысит сумму налога, выплаченную им другим предприятиям, то разница переводится в бюджет. Делается это в налоговые периоды, обычно ежеквартально. В  течение года выплаты псевдоНДС  каждым налогоплательщиком в налоговой инспекции  периодически уточняются и их сумма корректируется. Таким образом, в отличие от других налогов, в бюджет переводится не вся начисленная сумма псевдоНДС, а только небольшая ее часть, не скомпенсированная при взаимозачетах.

В 2017 году не скомпенсированная при товарообмене  разница псевдоНДС, поступившая в бюджет, как отмечалось, составила 3,07 трлн. рублей или 11,2% от суммы этого налога, целиком выплаченной в итоге населением. Следовательно, остальная часть псевдоНДС в размере 24,299 трлн. рублей, исчисленная с оборота за вычетом сальдо внешнеторгового баланса, представляла собой сумму,  которая осталась у  предприятий после взаимозачетов этого налога. Таким образом, реальная прошлогодняя ставка псевдоНДС относительно облагаемой этим налогом базы – оборота продукции, составившей в 2017 г.  152,054 трлн. рублей, равнялась не законодательно регламентированному значению 18%, а составила лишь 2,01%.

Возможно, невыплаченные в бюджет средства были  причислены к прибыли предприятий, либо ими были покрыты убытки. Но факт нарушения конституционных имущественных прав действительного налогоплательщика псевдоНДС – населения  налицо:  его противоправно обязали субсидировать предприятия, заставив платить  им дань в виде налога с оборота (продаж), составляющую, как показано ниже,  в среднем около половины его доходов. Происходит это вымогательство уже много лет в соответствии с упомянутой ст. 171 Налогового кодекса, которая  противоречит пп. 1 и 3 ст. 35 Конституции РФ, где сказано: 

1. Право частной собственности охраняется законом.

3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Как видим, имущество населения - его денежные доходы много лет принудительно отчуждается в виде псевдоНДС не для государственных нужд, причем без последующего возмещения.  Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации, Конституция, как основной закон, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны, при этом принимаемые законы и иные правовые акты не должны противоречить основному закону. Поэтому  ст. 171 Налогового кодекса должна быть изменена в соответствии с Конституцией России в интересах государства, его экономики  и населения. Как это сделать, показано ниже.

ПсевдоНДС и  прочие налоги, а также  страховые  выплаты включены, как отмечалось,  в цены потребительских товаров и услуг, они образуют неформальный налог с продаж в  розничной торговле и выплачиваются населением при покупках. При этом псевдоНДС по ставке 18% взимается также со стоимости почти всех потребительских товаров и услуг, реализуемых в розничной торговле.  Это при том, что в их цены уже многократно включались псевдоНДС и прочие налоги, накопленные на всех переделах производства. 

Касалось бы, эти 18%, то есть фактически конечный налог с продаж, тоже должен был  попасть в бюджет.  Согласно данным Росстата, номинальные доходы населения в 2017 г. составили 55,447 трлн. рублей, из них на оплату товаров и услуг потратили 75% или 41,6 трлн. рублей.  Из этой суммы население выплатило еще один налог по ставке 18%, что, если пренебречь небольшим перечнем  не облагаемых им продуктов питания, составило 7,488 трлн. рублей.  Однако, как отмечалось,  в  бюджет поступило всего 3,07 трлн. рублей  псевдоНДС из начисленной общей его суммы в 27,369  трлн. рублей.  Объяснить пропажу упомянутых 7,488 трлн. рублей, выплаченных населением  только в сфере розничной торговли,  тоже можно только тем, что конечные продавцы продуктов питания и «ширпотреба» оставили эти деньги себе, либо они еще кем-то присвоены по пути в бюджет.

Как видим, взаимозачеты привели в прошлом году к потере для бюджета  около 90% начисленного псевдоНДС.  Происходит это ежегодно. К тому же, этот налог провоцирует коррупцию (известны многочисленные случаи коррупционных сговоров по его «возврату» за отсутствовавший экспорт продукции) и дополнительный рост ценовой инфляции. Все это подобно сизифову труду делает бессмысленным и вредным применение псевдоНДС.  Но учетом и контролем его выплат занято немалое количество работников Федеральной налоговой службы  и бухгалтеров в организациях, по оценкам – порядка миллиона человек,  на что затрачивается немало средств. Если их средняя зарплата составляет, как минимум, 50000 рублей, то только на оплату этой бессмысленной работы тратится ежегодно не менее 600 млрд. рублей, причем какая-то их часть выплачивается из госбюджета. 

Любопытно, что именно такую сумму намерено дополнительно получить правительство от увеличения ставки «НДС» с 18 до 20%.  Об этом заявил главбух страны и по совместительству главный куратор отечественной экономики Силуанов.  На самом же деле, про увеличение дохода  бюджета  на якобы реальные 600 млрд. рублей - вранье.  Оно обусловлено, видимо,  лукавством  либо безграмотностью авторов соответствующего законопроекта,  и  некомпетентностью законодателя, принявшего это вранье в Госдуме в качестве закона.  И вот почему.

Если исходить из приведенных выше прошлогодних налоговых показателей, то по  ставке псевдоНДС в 20%  от оборота товаров и услуг в сумме 152,054 трлн. рублей  в бюджет должно было бы поступить 30,41 трлн. рублей. Напомню, по ставке 18% начислено было  27,369  трлн. рублей, но в бюджет попало лишь 3,07 трлн. рублей или 11,2%. С повышением ставки до 20% в бюджет по утверждению правительства  должно поступить на 600 млрд. рублей больше. Это составит 3,67 трлн. рублей или 12% от той суммы налога, которая должна была бы быть начислена, что почти совпадает с  прошлогодним относительным показателем  в 11,2% поступившей  в бюджет суммы этого налога.

Небольшая разница объясняется, видимо, несколько большей прогнозируемой суммой начислений псевдоНДС, которые возрастут  в 2019 г. ввиду увеличения оборота продукции. Сумма оборота по номиналу возрастет, в том числе, вследствие  прогнозируемого ежегодного,  до 4%, роста инфляции. Поэтому в  2019 г. оборот только с учетом двухгодичной инфляции увеличится, как минимум, до 164, 461 трлн. рублей. При этом реальная ставка «НДС» составит не законодательно регламентированные 20%, а оценочно 2,31%,  и в бюджет из начисленных и выплаченных населением примерно 32,89 трлн. не попадет уже около 29 трлн. рублей.  Однако реальный дополнительный «навар» для бюджета окажется мизерным, поскольку большую его часть, да еще  при взаимозачетах псевдоНДС,  поглотит инфляция. Ее  увеличение будет вызвано, в том числе, и увеличением ставки этого налога для выплат населением, но для бюджета она останется почти на порядок меньше.

Неизбежное при этом очередное подорожание продуктов питания и потребительских товаров  приведет к снижению покупательной способности населения и тем самым - к сокращению оборота продукции, что может свести  к нулю надежды правительства на  пополнение бюджета.  Это подтверждает высказанные предположения, что авторы законопроекта о повышении «НДС» не утруждали себя размышлениями о реальных  конечных результатах внедрения своих псевдоноваций.

Как же устранить вымогательство денег по псевдоНДС, нарушающее конституционные права граждан и интересы государства?

Простейший анализ показал, что вместо псевдоНДС, представляющего собой многократно взимаемый налог с оборота продукции, но большая часть – почти 90% которого не поступает в бюджет, в интересах государства и населения необходимо взимать истинный НДС.  Согласно его названию этим налогом должна облагаться именно добавленная стоимость. Тогда сбор НДС, исключив взаимозачеты,  можно будет значительно увеличить, в том числе выплатами целиком этого налога в бюджет его налогоплательщиками. При этом также снизится и налоговая нагрузка на население.

В 2017 г. сумма псевдоНДС  (3,07 трлн.) и налога на прибыль (3,29 трлн.), поступившая в консолидированный бюджет, составила 6,36 трлн. рублей.  Суммарная  (валовая) добавленная стоимость продукции и услуг, куда входит и прибыль, в 2017 г. согласно данным Росстата, составила 83,169 трлн. рублей. Если для налогооблагаемой базы – добавленной стоимости установить ставку НДС в 15%, то в прошлом году в бюджет поступило бы 12,47  трлн. рублей, то есть на  6,11 трлн. рублей больше. При этом вместо двух налогов выплачивался бы один НДС, что позволило бы  снизить затраты на его собираемость и снизились бы расходы на содержание примерно миллиона бухгалтеров в налоговой службе и компаниях, а у предприятий изымалось бы в бюджет в виде налогов меньше оборотных средств.  На 6,11 трлн. рублей уменьшился бы также неформальный налог с продаж потребительской продукции  и при соответствующем контроле снизились бы цены.  Это позволило бы снизить налоговую нагрузку на население и тем увеличить покупательную его способность и, соответственно, - объемы производства и доходы бюджета. Для учета различных условий хозяйственной деятельности предприятий ставки НДС  следовало бы дифференцировать.

Суммарный доход консолидированного бюджета страны с учетом страховых взносов предприятий в прошлом году составил 32,369 трлн. рублей. Он складывался из  налоговых поступлений в федеральный и региональные бюджеты в сумме  25,846 трлн. рублей,   а также страховых взносов предприятий во внебюджетные государственные фонды - Пенсионный фонд, Федеральный и территориальные фонды медицинского страхования и Фонд социального страхования - суммарно 6,523 трлн. рублей. Таким образом, население страны в 2017 году при приобретении потребительских товаров и услуг выплатило неформальный налог с продаж в сумме 32,369 трлн. рублей, что по отношению к общим доходам населения в размере 55,447 трлн. рублей составило  почти 58,4%.

Такова оценочно средняя ставка «подоходного» налога -  налога на доход физических лиц (НДФЛ), который выплачивает население страны в бюджет, а не «самые низкие в мире» 13%. Но это в среднем. При замене налога с оборота  истинным НДС по ставке 15% неформальный налог с продаж составил бы в прошлом году почти 26,16 трлн. рублей или 47% от суммарных доходов населения. Снижение налоговой нагрузки на население более чем на 11%  привело бы, как отмечалось,  к увеличению его реальных доходов и покупательной способности.

Суммарная доля налогов существенно возрастает по мере снижения дохода человека, и снижается при его увеличении. Действительно, неформальный налог с продаж для одного и того же продукта питания или потребительского товара, когда его приобретают люди с разным доходом, остается в абсолютном исчислении постоянным. Но по  мере уменьшения дохода физического лица относительная доля неформального налога с продаж в доходе возрастает. И наоборот.  К примеру, допустим, налог в 100 рублей на килограмм колбасы при условном доходе покупателя в 1000 рублей составит относительно этой  суммы 10%, а относительно  дохода в 10 000 рублей – лишь 1%.  Таким образом, шкала НДФЛ получается не «плоской»  с постоянной ставкой 13%,  и не самой низкой в мире,  как декларируется властями, а шкалой ставок, возрастающих  с уменьшением доходов физических лиц, то есть регрессивной.

Это еще  одна порочная особенность нашего уникального налогообложения, которая к тому же нарушает п.2 ст. 19 Конституции РФ,  где сказано:  Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина  независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Равенство прав человека и гражданина независимо от  имущественного положения, очевидно, относится и к праву на примерное равенство относительной доли в доходах  налогов,  выплачиваемых людьми разного достатка. Введение прогрессивной шкалы ставок НДФЛ  вместо существующей регрессивной, с перераспределением доходов в пользу малоимущих,  позволило бы  уменьшить существующее поразительное неравенство в доходах и налогообложении граждан, увеличить покупательную способность населения и дополнительно увеличить доходы бюджета.

По данным Росстата в 2017 г. при общем годовом доходе населения в 55,447 трлн. рублей на долю 20% его наиболее обеспеченной части приходилось 47%  всех денежных доходов. При этом 10% самых богатых обладали  30,3% всех доходов, а на долю 10% наименее обеспеченной части населения приходилось всего 1,9%,  то есть разница  превысила 16 раз. Между тем, согласно экспертным оценкам, уже семикратная разница должна служить тревожным предупреждением для властей о значительной вероятности проявления серьезных социальных протестов. Поэтому в развитых странах с социально ориентированной экономикой  соотношение доходов децимальных групп наименее и наиболее обеспеченного населения не превышает 4-5.

Достигнуть такого соотношения можно тремя способами, используемыми одновременно: повышением минимальной заработной платы,  дифференциацией относительных ставок НДФЛ с увеличением их в сторону больших доходов граждан, и частичным перераспределением доходов граждан, полученных за счет  дифференциации налоговых ставок, в пользу наименее обеспеченных лиц - пенсионеров и инвалидов.

В 2017 г. согласно данным Росстата налога с доходов всех физических лиц собрали в сумме 3,252 трлн. рублей. Доход 20% наиболее обеспеченных, самых богатых граждан России составил 26,06 трлн. рублей.  С введением  только для этой группы наиболее обеспеченных граждан прогрессивно возрастающей шкалы ставок НДФЛ при средней налоговой ставке в 30% (от 20 до 40% в зависимости от дохода) можно было бы увеличить поступление этого налога  в консолидированный бюджет  до 7,818 трлн. рублей или на 4,556 трлн. рублей.

Устранение двух ошибок в Налоговом кодексе РФ – замена налога с оборота на НДС, а также замена регрессивной шкалы ставок НДФЛ на прогрессивную,  позволило бы в 2017 г. увеличить доходы консолидированного бюджета страны суммарно на 10,676 трлн. рублей. При этом неформальный налог с продаж, выплачиваемый населением, составил бы 26,16 трлн. вместо  32,369 трлн. рублей, что позволило бы увеличить покупательский спрос населения, объемы производства и собираемость налогов. Такого порядка доходы поступали бы в бюджет ежегодно, что позволило бы избежать повышения пенсионного возраста и снизить поборы с населения.

Однако вместо поиска конструктивных решений восстановления экономики министры социально-экономического блока правительства состязаются, кто предложит новые способы дополнительного вымогательства денег у населения. И делается это в нарушение конституционных прав граждан, что наглядно видно на примере законопроекта правительства о существенном повышении срока выхода на пенсию. В п.1 ст.7 закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» регламентировано, что  право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет. Откладывая одним возможность ухода на законодательно предписанный отдых, чтобы обеспечивать  за их счет  мизерные доплаты нынешним пенсионерам, власти пренебрегли ст. 55 Конституции РФ, в п.п. 2 и 3 которой сказано:

В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Казалось бы, правительство в  создавшихся по его же вине условиях  должно было начать  наконец  поиски  новых, эффективных решений увеличения доходов казны, в первую очередь - за счет расширения промышленного производства,  увеличения объемов выпуска продукции, повышения уровня  жизни и покупательной способности населения.  Однако вместо этого оно предпочло продолжать увеличивать налоговую нагрузку на население, обирая при этом большей частью малоимущих. В частности, пенсии работающим пенсионерам вообще перестали  индексировать, а неработающим увеличивают на индекс ценовой инфляции, объективность которого вызывает много вопросов. Но систематически увеличивая поборы с населения, правительство наносит громадный вред экономике страны и тем самым - ее безопасности.

Другие статьи номера «ПВ» № 9, сентябрь 2018

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100