Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» № 7-8, июль, август 2018  -  cодержание номера 

Власти Российской Федерации повторили ошибки реформ Александра II и теории денег Карла Маркса

 Россию от долларовой оккупации избавит рубль, обмениваемый на другие валюты по его покупательным способностям

 

 Моисей Гельман,

кандидат технических наук

  

Немного об истории денег в России, удивительно напоминающей наше постсоветское настоящее

В 1856 – 1861 годах, когда император Александр II отменял в России крепостное право и проводил другие реформы, он во многом  опирался на зарубежные займы и выручку от экспорта сырьевых товаров в Западную Европу, а страна импортировала то, в чем остро нуждалась.  Денежные реформы тогда осуществляли «молодые финансисты», придерживавшиеся крайних либеральных взглядов, которые совпадали с интересами владельцев финансового капитала Запада. При этом ими ставились следующие цели:

- сокращение денежной массы  выводом части ее  из обращения, что обосновывалось якобы изобилием бумажных денег;

- переход на свободную конвертируемость рубля с иностранными валютами;

- ликвидация государственного управления банками и создание системы коммерческих банков;

- выпуск не обеспеченных золотом  облигаций займов и других  долговых ценных бумаг, размещавшихся, в том числе, на западных биржах.

Сокращение рублевой денежной массы и заимствование под золотое обеспечение денег во Франции и Великобритании в конечном итоге нанесло ущерб экономике царской России. Также ничего не дала и не могла дать для развития внутреннего рынка свободная конвертируемость рубля. Не в интересах России проводилась и банковская реформа 1856 – 1861 годов. В предшествовавшие годы была создана достаточно эффективная система контролируемых государством банков: Ассигнационный банк проводил  эмиссию и размен денег, Коммерческий банк выдавал  торговые кредиты, а  Заемный банк – земельные кредиты, Приказы общественного призрения и сохранения казны выдавали  земельные кредиты, осуществляли депозитарное обслуживание населения.

С позиций «молодых финансистов» и стоявших за ними владельцев западных капиталов главный порок государственной банковской системы состоял в том, что она не допускала выгодной для них спекуляции денежными ресурсами. Тогда «молодые финансисты», проигнорировав рыночные принципы «честной конкуренции», административно ликвидировали старые банки.  При этом вкладчиков примерно наказали «за предрассудки», ограбив  при переводе депозитов и ценных бумаг в новые банки, - их  конвертировали по 65 копеек за рубль.

Не правда ли как все это напоминало «радикальные реформы» Гайдара-Ельцина в начале 1990-х, которые пошли  дальше, лишив граждан страны всех их банковских сбережений?

Создание коммерческих банков в России в сочетании с сжатием денежной массы при ликвидации «избыточных» ассигнаций привело к дефициту  денежных средств не только в сельском хозяйстве, но и в  промышленности, работавшей на внутренний рынок. Этот дефицит сохранялся до начала XX века и явился  одной из причин возникновения революций в 1905-м и 1917 году.

Обобщая мировой исторический опыт, можно сказать, что коммерциализация банковской системы никогда и нигде не была продвижением вперед в совершенствовании кредитования реального сектора экономики. С коммерческой точки зрения наиболее эффективной является  спекуляция денежными ресурсами, которая дает набольшие прибыли. Далее по прибыльности следует кредитование внешнеторговых операций, затем -  операций внутренней торговли. Когда очередь доходит до инвестиций в промышленность или сельское хозяйство, то  у коммерческих банков «не остается» на это средств. Это происходит и в наши дни.

Инвестиции постсоветских российских банков в российский реальный сектор экономики не превышают 10% от размещаемых ими на стороне денежных средств, а их доля в инвестициях в основной капитал не превышает 2%. 

Созданная в России в 1856 – 1861 годах   кредитно-денежная система, ориентированная на импортные и спекулятивные операции, не обеспечивала средств для развертывания второй промышленной революции. Инвестиции в экономику осуществлялись преимущественно за счет иностранных займов, носивших, как правило, связанный характер, и тем самым кредитовались, по сути, западные компании. Причем банковская система все больше переходила в собственность западноевропейских финансовых  воротил. В Российской Федерации происходило то же самое.

Во второй половине XIX в. главным средством борьбы с финансовой независимостью государств и их протекционистской политикой стало навязывание им «золотого стандарта», позволившего осуществлять свободный размен бумажных денег на золото и тем самым взаимообмен бумажных валют разных стран. При этом ставилось условие, что национальная денежная масса должна соответствовать стоимости золотого запаса страны в национальной денежной единице. А курс обмена национальных денег равнялся паритету покупательной способности – ППС валют по отношению к стоимости единицы массы золота в соответствующих странах. Таким образом, золото оказалось тогда мировыми деньгами. При этом национальная валюта превратилась в носителя информации о стоимости обеспечивавшей  ее золотого запаса соответствующей страны, а также средством платежа и средством накопления, так как банкноты всегда можно было обменять на золото.

Как известно, ППС — это соотношение между количеством валюты одной страны и единицей валюты другой, которые необходимы для приобретения одинакового товара на рынках этих двух  стран. Паритет покупательной способности представляет собой валютный курс. Он показывает покупательную способность одной валюты в единицах другой.  При фиксированном официальном курсе обмена валют он представляет собой обычно значение ППС по отношению к стоимости определенных наборов потребительских товаров и услуг соответствующих стран. Но в большинстве стран используется плавающий курс, который устанавливается на торгах валютных бирж. Поэтому и базарные, и официальные обменные  курсы существенно различаются для разных товаров в разных  странах, что приводит к неэквивалентности товарообмена между ними по стоимости. Об этом подробно говорится ниже.

Внедрялся «золотой стандарт»  пропагандой якобы его преимуществ: мол, национальные деньги становятся свободно конвертируемыми на мировом рынке и на них можно беспрепятственно экспортировать товары и приобретать товары для импорта. При этом обычно умалчивались отрицательные стороны такой «мировой» денежной системы - только для обслуживания внешней торговли, оборот которой обычно составляет сравнительно небольшую часть товарного оборота внутри стран.

Во второй половине XIX в. развитие промышленности в передовых странах достигло таких масштабов, что добыча золота стала значительно отставать от увеличения стоимости товарных масс.  Вследствие этого  обмениваемых на золото  бумажных денег становилось недостаточно для обеспечения сбалансированного товарно-денежного обмена внутри страны. Поэтому все  без исключения передовые страны стали выпускать  большое количество бумажных денег, не обеспеченных золотом и  на него не обмениваемых. Происходило это  даже в тех случаях, когда законодательство страны предписывало иметь определенное количество бумажных денег, свободно обмениваемых на золотые монеты, то есть обеспеченных ими.

Начиная с 1885 г. министры финансов России отвлекали значительные денежные средства для накопления в казне золотых монет с целью  перехода к «золотому стандарту». Тем самым интересы внутреннего рынка приносились в жертву идее конвертации рубля. В 1897 году  Николай II подписал манифест о введении в России «золотого стандарта», представленный С. Ю. Витте. Вводился он на крайне невыгодных для страны условиях: Россия добровольно увеличивала вдвое свой внешний долг, девальвировав рубль, так как обязалась выплачивать его  золотом. При этом удельный вес не размениваемых на золото рублей оказался на порядок меньше, чем доля бумажных денег в странах Запада, не обеспеченных там золотом. Добровольное сжатие денежной массы ориентировало денежную систему России на первоочередное обеспечение экспорта и импорта и дальнейшую девальвацию рубля, поэтому для промышленности и сельского хозяйства денег постоянно не хватало.

Не правда ли, как это все напоминает наши, постсоветские,  времена. Принципиальная разница в том,  что прежние мировые деньги – золото наши «молодые финансисты» подменили  долларами.

Чтобы решать проблемы инвестиций и государственных расходов, царское правительство резко увеличило заимствования за рубежом, займы  там охотно выдавались под золотое обеспечение. Если за весь XIX в. до 1897 г. в русскую промышленность было вложено 429 млн. рублей иностранных инвестиций, то с 1897 г. по 1901 г. – уже 1043 млн. рублей. Благодаря иностранным инвестициям и займам промышленный подъем в России продлился лишь до 1900 года. Затем настала пора «платить по счетам». В начале XX в. Россия ежегодно выплачивала европейским банкам 482 млн. рублей золотом с процентами, что составляло почти половину суммы, полученной у них за 1887 – 1901 годы.

Чтобы платить по внешним займам, нужно было наращивать экспорт зерна и других сырьевых товаров, который  в 1902 г. в сравнении с 1897 г.  увеличился в 1,4 раза, а в 1903 г. - почти в 1,6 раза. Поэтому гнет крестьян усиливался, их принуждали отдавать зерно для экспорта различными способами. В промышленности из-за нехватки денежных средств тоже была высока социальная напряженность. В конечном итоге в 1901 г. промышленный подъем сменился острым кризисом, перешедшим с 1903 г. в депрессию, продолжавшуюся до 1908—1909 годов. Можно сказать, что революция 1905 года в немалой степени была спровоцирована выкачиванием зерна из России для уплаты внешних долгов и процентов по ним. Крупный французский заем царское правительство израсходовало тогда на рефинансирование долгов по займам, взятых на  расходы в войне с Японией.

Отсталость тогдашней царской России  наглядно видна из структуры её экспорта – он был чисто сырьевой и продовольственный, как в основном и сейчас, в постсоветской России. В 1909–1913 годах 41,7 %  экспорта страны составляло зерно. Россия была тогда крупнейшим в мире экспортёром зерна (26 % мирового экспорта). Но при этом  крестьяне недоедали и регулярно голодали.  Ведь Россия умудрялась кормить всю Европу, собирая менее 500 кг зерна на душу населения  против 1000 кг в США, 1500 кг - в  Аргентине и 2000 кг - в Канаде. Последующие позиции в экспорте занимали лесоматериалы, коровье масло,  яйца, пряжа, мука и отруби, сахар, жмыхи и нефтепродукты. И никаких тебе машин или  «высокотехнологичных изделий».  Их страна ввозила, а заодно ввозила уголь и кокс, имея Донбасс!  Импорт угля – в основном из Англии  составлял перед Первой мировой войной примерно треть  его потребления в стране.

В царской России ключевые отрасли тяжёлой промышленности – угольная, металлургическая, нефтяная, платиновая, электротехническая,  паровозо- и судостроительная полностью контролировались западным капиталом. Так, 70 % добычи угля в Донбассе держали в своих руках франко-бельгийские капиталисты, даже руководящий орган российского синдиката «Продуголь» располагался за границей. Иностранцам, кроме того, принадлежало 34 % акционерного капитала российских банков. Из-за колоссальных долгов  дефицит госбюджета порою достигал четверти  доходов и покрывался займами, в основном внешними. На начало XX в.  Российская империя  по государственным долгам оказалась должна более половины всех золотых денег, имевшихся в мире, что существенно превышало золотой запас страны. Всё это абсолютно исключало возможность проведения самостоятельной внешней политики. Поэтому не стоит удивляться тому, что в итоге Запад  втянул Россию  в качестве поставщика «пушечного мяса»  в свои разборки - в империалистическую бойню, которая и довела самодержавие до полного и окончательного краха.

Когда либеральная властная прослойка царской России в феврале 1917 г. совершила революцию, Временное правительство развалило прежнюю банковскую кредитно-денежную систему. Большевики окончательно ее разрушили, а затем создали новую национальную кредитно-денежную систему, подчиненную государству. Благодаря этому во время нэпа промышленность и транспорт в  стране были восстановлены примерно за шесть лет.

        Ошибки теории денег, растиражированные во всем мире

Как отмечалось, власти Российской Федерации при проведении так называемых рыночных реформ совершили,  в том числе в финансовой сфере, те же  роковые ошибки, погубившие экономику страны, что и Александр II и его престолонаследники. Разница состоит лишь в том, что прежнюю товарную валюту и мировые деньги  – золото постсоветские реформаторы, которые, как и их предшественники в царской России,  следуют в фарватере экономических интересов США и международных финансовых спекулянтов, подменили липовыми мировыми деньгами – американскими долларами. Эти ошибки были заложены еще в теории денег политэкономов того времени, в том числе Адамом Смитом и Карлом Марксом.

Об этих ошибках можно было бы не  упоминать. Но они,  как  ни странно, перекочевали в современные учебники по финансам и вузовские программы, по которым этим догмам и в советское время, и ныне обучали и обучают наших доморощенных финансистов, включая «лучших в мире» глав Центробанка и Минфина. Подобное происходит во всем мире.

Согласно Марксу (см. Капитал, т.1, гл.3), деньги, как мера стоимости,  есть необходимая форма проявления внутренней (имманентной) меры стоимости товаров – рабочего времени. Цена есть денежное название рабочего времени, овеществленного в товаре…. Золото играет роль меры стоимостей (всеобщего эквивалента) товаров…   Производство определённого количества золота стоит данного количества труда.

Замечу, рабочее время измеряется не в денежных единицах, а в единицах времени, поэтому цена не может быть денежным названием  рабочего времени.  Мера же (эталон) любой величины характеризуется постоянством значения, в противном случае это не мера. Невозможно представить себе, чтобы, допустим,  мера  килограмма массы, меняла свою массу. Ведь тогда не будет соблюдаться международное единство измерений массы, вследствие чего при производстве продукции, требующей определенных весовых соотношений компонентов, будут нарушаться технологии и выпускаться брак, а  покупателей будут повсеместно обвешивать.  Мнимое постоянство меры стоимости товаров – стоимости золота, обусловленное якобы стоимостью определенного количества  труда, затраченного на его производство,  явилось той самой принципиальной ошибкой, на которой основана теория Маркса о деньгах.

Замечу, золото является готовым товаром, и человек его не производит, как ошибочно утверждал Маркс, а извлекает из недр.  Золото - продукт производства самой природы, и уже до извлечения его из недр в готовом виде имело стоимость, именуемую природной рентой. Таким образом, стоимость добытого золота складывается из природной ренты и добавленной стоимости, которая возникает в результате его добычи. При этом стоимость труда его добытчиков является только частью добавленной стоимости, в которую входят также прибыль, полученные кредиты  и уплаченные налоги.

Вместе с тем  золото представляет собой товар, цена которого определяется рыночным спросом на него и предложением. Когда  золото приобрело статус денег («всеобщего товарного эквивалента»), то ценность (стоимость) его накопленного запаса стала  равной сумме ценностей всех остальных товаров, которые имелись в наличности, и которые являлись предметами обмена на рынке посредством  денег. Поскольку накопления золота росли медленнее, чем всех остальных товаров, то ценность золота как денег неизбежно увеличивалась во времени. Замечу,  стоимость - это свойство товара, которое характеризует его ценность (полезность) для потребителя, выражаемую ценой в деньгах. Однако вокруг этих понятий за несколько столетий наплетено много сумбурного.

Таким образом, вопреки утверждению Маркса, стоимость золота, выражавшаяся его рыночной ценой как товара, не могла быть постоянной, определяемой только ценой труда золотодобытчиков, которая, в свою очередь, тоже разнилась в зависимости от условий добычи этого драгметалла.

Так как  стоимость (ценность) – свойство товара, которое выражается ценой в виде числа денежных единиц, то, строго говоря, вопреки Марксу и другим авторам трактатов о деньгах, мерой стоимостей товаров должна была бы являться не стоимость, а рыночная цена золота. Однако золоту,  как деньгам, даже в случае постоянства его стоимости и рыночной цены, вообще нельзя было придавать функцию меры стоимостей товаров.  Ведь согласно основам метрологии (теории измерений),  физически меры  (эталоны)  возможно создавать  только для единиц физических величин,  так как меры можно представить в виде реальных физических моделей только для этих единиц. Таковым является, к примеру, тот же международный эталон килограмма. Его  копии имеются в разных странах и по ним периодически поверяются средства измерений массы, чем достигается единство ее измерений во всем мире. 

Но стоимость, выражаемая ценой, – не физическая величина.  Стоимость -  это  абстрактное понятие, ее  невозможно измерить, сравнив с некой мерой, так как и меру  такую физически невозможно создать.  Поэтому цена или стоимость золота не могут быть представлены физически мерой стоимости в принципе. Это все равно, что утверждать о существовании меры (эталона), допустим,  бухгалтерского сальдо или какого-нибудь чувства человека. Иначе говоря, золото не могло быть мерой стоимостей товаров в принципе.

Золото, как товар, и, будучи товарными деньгами, имело стоимость. Но при этом банкноты, на которые золото обменивалось и им обеспечивались, также будучи средством платежа, являлись лишь символами золотых денег и представляли собой носители информации  об их стоимости.  Однако несуществующую функцию меры стоимостей товаров перенесли и  на символические  деньги. А после отмены «золотого стандарта» эту притянутую за уши функцию закрепили за современными наличными и безналичными деньгами, которые тоже не являются товаром. Вполне возможно, сделано это было умышленно, чтобы «теоретически» обосновать допустимость спекуляций нетоварными деньгами и устанавливать курсы обмена валют по случайным надуманным ценам их рыночного спроса и предложения.  Эта «ошибка» по сей день тиражируется во всех государствах, включая постсоветскую Россию. Роль же золота стала играть в основном американская валюта, которой был придан статус мировых, свободно конвертируемых,  денег. При этом национальные валюты, включая рубль, конвертируются в доллары только внутри подавляющего большинства соответствующих стран.  В долларах осуществляется большая часть международных расчетов, фиксируются мировые цены по многим товарным группам, и формируется вся мировая статистика.

Напомню, исторически первоначально роль мировой (резервной) валюты выполнял английский фунт стерлингов. Это было закономерно,  так как в Великобритании во времена внедрения «золотого стандарта»  активно развивалась промышленность и торговля.  Кроме того, страна располагала множеством колониальных владений,  экономика которых во многом кооперировалась с  экономикой метрополии,  и поэтому  торговый обмен между метрополией и колониями основывался на фунте стерлингов. Однако впоследствии в связи с бурным экономическим развитием США во время Второй мировой войны и утерей Британией большинства своих заморских владений доллар стал стремительно вытеснять фунт стерлингов, все больше выполняя роль основной резервной валюты в мире. Окончательно эта роль за долларом была закреплена в 1944 г. на Бреттон-Вудской финансовой конференции  ООН,  на которой доллар провозгласили основной валютой в мире для торговых расчетов.  Поскольку в то время  экономики стран Европы,  СССР и Японии лежали в руинах, США стали главным мировым производителем и экспортером различной продукции, обеспечив своими военно-политическим влиянием, торговлей и ничем не ограничиваемой эмиссией долларов глобальный спрос на них,  навязав всем свою валюту. Послевоенный мир согласился использовать доллары для международных расчетов, потому что деваться было некуда.

Бреттон-Вудская валютная система, основанная на фиксированном золотом паритете доллара (35 долларов соответствовали  одной тройской унции золота),  действовала до начала 1970-х годов, пока в августе 1971 года США  не объявили о прекращении обмена долларов на золото для иностранных правительств. Официально эта система продолжала существовать до 1976 года, когда приняли Ямайскую валютную систему.  После этого курсы валют стали устанавливаться не государствами  на основе золотого паритета  с долларом, а финансовыми спекулянтами на валютных рынках.  Это обусловило постоянное колебание обменных курсов, поэтому они называются  плавающими.  Ямайская система действует в мире  по настоящее время, и она была внедрена также в Российской Федерации.  После распада в 1991 году СССР и ликвидации  Совета экономической взаимопомощи Соединенные Штаты  еще больше укрепили свое влияние, став тогда абсолютным финансовым гегемоном.

                          Сколько должно быть своих денег в стране

Как отмечалось, современные наличные и безналичные деньги  не являются товаром и поэтому не имеют стоимости, выражаемой ценой.  Современные деньги являются носителями  информации об их покупательной способности, а товар  является продуктом переработки материальных ресурсов, и характеризуется стоимостью, частью которой является добавленная стоимость – она характеризует новизну продукции, добавленную  на данном переделе ее производства, относительно предыдущих затрат на его создание. Поэтому дополнительно деньги должны выпускаться с учетом их обращения под вновь создаваемую на всех переделах производства добавленную стоимость продукции, которая представляет собой сумму цены труда, прибыли, полученных  кредитов и выплаченных налогов.

Так как национальная валюта является средством платежа при внутреннем в стране товарообмене, то ее сумма в обращении должна обеспечивать оборот, то есть реализацию всех товаров и услуг на внутреннем рынке данной страны. Иначе говоря, национальная денежная масса должна обеспечивать баланс внутреннего товарно-денежного обращения. Поддерживать баланс должен национальный центробанк регулированием размера денежной массы в ее обороте.

Однако наш законодатель видимо не был осведомлен о давно происшедших изменениях в финансовой сфере. Поэтому, следуя в фарватере денежной политики Федеральной резервной системы США (ФРС), которая проводится Международным валютным фондом, в ст.30 закона «О Банке России» законодатель записал, что банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами.  Чем обеспечена безналичная часть рублевой денежной массы в законе почему-то умалчивается.

Напомню, ст. 75 Конституции  России Центробанку предписано единолично осуществлять  денежную эмиссию. Естественно, что под денежной эмиссией следует понимать выпуск в обращение наличных и безналичных денег. Однако эту конституционную норму в ст.4 закона «О Банке России» законодатель почему-то «скорректировал». В этой  статье говорится, что ЦБ  монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует наличное денежное обращение, а в ст.29 закона сказано, что единственным законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации  являются банкноты (банковские билеты) и монета Банка России. Об эмиссии безналичных денег и условиях размера их эмиссии в законе вообще не упоминается, и Банк России должен устанавливать только правила, формы и стандарты безналичных расчетов. Тем не менее, ЦБ систематически публикует информацию о выпускаемой им денежной массе (агрегат М2), выделяя в ней наличные деньги и «безналичку». Их среднегодовая сумма соответствует примерно сумме активов ЦБ.

Но активами Банка  России являются золотовалютные резервы – это их основа, а  также в сравнительно небольшой доле его депозиты,  кредиты, выданные коммерческим банкам, государственные облигации и прочие ценные бумаги. Согласно финансовому отчету Центробанка его активы, к примеру, на 1 января 2016 г. составляли округленно 34 947 млрд. рублей, причем драгметаллы оценивались в 3 647 млрд. рублей, остальные активы представляли собой ценные бумаги и размещенные Центробанком на стороне кредиты и депозиты на общую сумму 7 120 млрд. рублей. Золотовалютные резервы составляли 368,4 млрд. долларов или в пересчете по курсу на 1 января 2016 г. - 26 856 млрд. рублей (76,84% всех активов), в том числе золото  в цене 48,6 млрд. долларов. Значительная сумма - 21 995 млрд. рублей или 62,9%  активов  в основном в американской валюте была размещена под мизерные проценты - не выше 1%  за рубежом или вложена в ценные бумаги иностранных эмитентов.  Все эти средства работают на «чужого дядю», чем фактически поддерживаются кредитные санкции Запада против России. А до их введения  золотовалютный резерв Центробанка, размещенный большей частью за рубежом, использовался для… кредитования российских компаний под значительно  большие проценты, чем получал сам ЦБ от зарубежных вложений.

Денежная масса на 1 января 2016 г. составляла 35 179 млрд. рублей, из них на наличные деньги приходилось 7 239 млрд. рублей, сумма безналичных денег составляла  27 940 млрд. рублей. Сопоставляя приведенные данные, можно утверждать, что Центробанк  выпускает в обращение сумму наличных и безналичных денег, которая в среднем за год соответствует только сумме его активов, которых явно недостаточно для поддержания баланса товарно-денежного обращения. Искусственно созданный денежный дефицит составляет в последние годы в обращении примерно 40%.  

Оценить денежный дефицит несложно. К примеру,  в  2015 г. оборот товаров и услуг в стране составил 141,5 трлн. рублей,  денежная масса в размере  35,17 трлн. рублей обернулась за год оценочно 2,5 раза.  В результате в 2015 г. оборот товаров и услуг был обеспечен деньгами лишь на 62%. Такой же денежный дефицит наблюдался в 2016-м  и  2017 году.  Это говорит о «стабильности»  политики  властей  держать страну на голодном денежном пайке.  Говорят, это нужно якобы для снижения инфляции, не поясняя какой – ценовой или денежной.  Но сокращают деньги в обращении только при их избыточности, то есть при денежной инфляции.  А в стране инфляция ценовая, для уменьшения которой требуются иные способы.  Ввиду искусственно созданного дефицита денежных средств от года к году растет кредиторская задолженность предприятий реального сектора экономики: в 2015 г. она составляла 38,9 трлн.,  в 2016-м возросла  до  42,2 трлн., а в 2017-м  увеличилась до  44,5 трлн. рублей.  Происходит это из-за недоступности для многих предприятий кредитов ввиду их дороговизны, обусловленной высокой ключевой ставкой Центробанка.  

 Итак, активы Банка России составляют в основном нетоварные деньги, это наличная и безналичная иностранная валюта. Поэтому законодательное условие обеспеченности рублевой денежной массы чужой валютой, не имеющей стоимости, и ограничение денежной массы размерами активов Центробанка – не только совершеннейший экономический абсурд. Это перманентный подрыв безопасности страны, осуществляемый с начала 1990-х.  При этом думские лоббисты интересов ЦБ и международных финансовых спекулянтов в законе о деятельности Центробанка почему-то «забыли» указать необходимые критерии размеров требуемой для страны денежной эмиссии.

Золотовалютные резервы Центробанка, как отмечалось,  не используются для нужд российской экономики,  и значительная часть американской валюты из этих резервов до недавнего времени была вложена в основном в американские ценные бумаги под мизерные проценты. В таком случае получается, что рублевая денежная масса  примерно на 70% обеспечена только записями в компьютерах ФРС США о виртуальной американской  «безналичке», которой «владеет» Банк России, а также бумагой, на которой отпечатаны американские банкноты, в изобилии и бесконтрольно выпускаемые в США для всего мира.  Поэтому российские деньги представляют собой фактически некие справки о наличии в Центробанке РФ иностранной валюты, драгоценных металлов, а также о его долговых обязательствах. Можно также сказать, что российские рубли представляют собой  копии ничем не обеспеченных доллара и евро.  Ведь рублевую денежную массу в соответствии с упомянутой ст.30 закона «О Банке России» Центробанк выпускает в размере, эквивалентном своим активам в пересчете по липовому обменному курсу рубля. Липовому, так как при «базарном» плавающем курсе обмена покупательная способность рубля существенно занижена в сравнении с реальной, о чем подробней говорится ниже.

Активов Центробанка в рублевом исчислении, и, соответственно, национальной денежной массы, все годы так называемых реформ оказывалось гораздо меньше, чем требовалось  для обеспечения баланса товарно-денежного обращения.  Искусственно созданный  денежный дефицит  явился основной причиной деградации отечественной экономики. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина по рекомендациям МВФ и при попустительстве властей в начале 2014 г. стала увеличивать денежный дефицит очередной девальвацией рубля,  надуманным «таргетированием инфляции» и банкротством почти половины российских банков. Но в то же время, когда глава правительства утверждал, что «денег нет, но вы держитесь», ЦБ выделил на санацию нескольких обанкротившихся банков, фактически укравших деньги своих клиентов, пять триллионов новых, «свежеиспеченных» рублей.

Спрашивается,  почему нельзя выпускать денег столько, сколько требуется внутри страны, а не превращать рубли в искусственно заниженные по покупательной способности фальсифицированные копии доллара и евро и создавать тем самым денежный дефицит? Новые деньги в обращение следует выпускать в виде дешевых кредитов по схеме целевых кредитных линий, выделяя их поэтапно под вновь создаваемую продукцию и образуемую при этом новую добавленную стоимость. Но в качестве обеспечения рублевой массы избрали чужую валюту, которая по закону не может использоваться внутри России в качестве средства платежа.

Чтобы выпускать в обращение большую рублевую массу Центробанку требуется в золотовалютном резерве больше тех же долларов и евро. Поэтому его руководством еще до  девальвации рубля были спровоцированы высокие ставки кредитов российских банков – до 15-30% годовых, что  вынуждало российских заемщиков до введения западных санкций брать относительно дешевые зарубежные кредиты в валюте по ставкам в 4-5% годовых. Причем, как отмечалось, немалая часть иностранных кредитов выдавалась из иностранной валюты самого ЦБ, которую он разместил под мизерные проценты за рубежом, благодаря чему наживались зарубежные банки. Поступавшую в страну ту же иностранную валюту уже повторно скупал Центробанк, и под нее подгонял очередную денежную рублевую эмиссию. Затем она при погашении долгов с процентами возвращалась зарубежным банкам.  Чтобы выпускать больше рублей ЦБ в 2014 г. устроил очередную масштабную девальвацию рубля.

Дальнейшая девальвация рубля для «автоматического» увеличения рублевой массы становится опасной. Если же в стране разрешат спекуляцию виртуальными биткоинами, участниками продаж которых станут и заинтересованные в этих спекуляциях ее инициаторы - Центробанк и Минфин России, тогда валютные резервы можно будет накачивать фальсификатом, трансформировать его в доллары, под них выпускать липовые рубли и собирать в бюджет липовые налоги, создавая иллюзию финансового благополучия и вводя в заблуждение высокое начальство. 

Намечаемое официальное признание ничем не обеспеченных  и в правовом  отношении не защищенных  криптовалют в качестве свободно у нас конвертируемых, абсурдно и опасно. Оно   обусловлено порочной государственной денежно-кредитной политикой, проводимой Центробанком и правительством страны. Это намерение  наряду с девальвацией рубля  и в сочетании с западными санкциями  явится новым звеном в цепи диверсий, осуществляемых против российской экономики.  Создается впечатление, что люди, управляющие под контролем МВФ у нас финансами, либо в силу малограмотности, так как  плохо представляют себе, что такое современные деньги, либо осознанно гробят нашу национальную денежную систему и тем самым – отечественную экономику. Поэтому неясно, за что президент страны, гарант соблюдения Конституции РФ,  одобрил деятельность правительства и Центробанка.

Все упомянутые действия Центробанка нарушали и нарушают  п.2 ст.75 Конституции России, согласно которому на Центробанк возложены защита и обеспечение устойчивости рубля, с чем он явно не справляется, а вернее сказать, умышленно нарушает эту свою конституционную обязанность.

Под устойчивостью рубля следует понимать стабильность его покупательной способности, которая является интегральным показателем, характеризующим устойчивость экономической системы. Стабильность  покупательной способности рубля обеспечивается выпуском в оборот денежной массы, соответствующей  обороту товарной массы по ее стоимости, что снижает возможности денежной  и, как следствие,  ценовой инфляции, поддержанием стабильности цен и их паритетности. Стабильность покупательной способности рубля обеспечивается также стабильностью его валютных курсов, условиями налогообложения, обеспечивающими  устойчивость экономики и сбалансированными по интересам государства и всех социальных групп населения, а также рядом других условий и способов их реализации. В частности, недопустимо в качестве обменных валютных курсов использовать спекулятивные цены валют, отражающие рыночные интересы финансовых спекулянтов, а не реальную покупательную способность рубля. Подробно предлагаемые решения проблем создания независимой национальной денежно-кредитной политики рассмотрены в публикациях   Как российскую экономику довести не до ручки, а до ума («Промышленные ведомости» № 3, июнь, 2014 года) и Ликбез в защиту рубля и национальной финансовой политики («Промышленные ведомости» № 2, апрель, 2015 г.).

                    Каким должен быть обменный курс валют

Финансы, которые оборачиваются в мире,  включая валюты и ценные бумаги, оцениваются примерно в $250 трлн. На долю долларов США приходится около 85% всех проводимых денежных расчетов в мире, а в золотовалютных резервах национальных центробанков доллары составляют 62%.  При этом гегемония доллара позволяет собирать со всего мира своеобразный налог за счет фальсификации курсов обмена доллара с другими валютами.

Несмотря на то, что деньги не являются товаром и поэтому не имеют стоимости,  за обменный курс доллара  у нас официально принимается его спекулятивная  несуществующая «цена» в рублях, устанавливаемая ежедневно на базаре, именуемом валютной  биржей. Это не имеет никакого абсолютно отношения к паритету покупательных способностей валют - ППС, которого, чтобы не обманывать друг друга,  необходимо придерживаться  для эквивалентности международного товарообмена по стоимости.  Базарная цена валют отражает лишь сиюминутные паритеты спекулятивных интересов участников валютных торгов. А на их интересы влияет множество субъективных факторов, включая каждый чих официальных лиц, слухи, настроение самих продавцов и покупателей валюты и их жен, погоду, магнитные бури…

Абсурдность и вред для экономики спекуляций деньгами наглядно видны на валютных биржах. На расширение финансовых спекуляций как раз и направлена денежно-кредитная политика Банка России, выдаваемая за государственную.  Об этом свидетельствуют, в частности,  объемы торгов на фондовом и валютном рынках холдинга «Московская биржа».  Согласно отчетам холдинга, к примеру,  в 2016 г. совокупный спекулятивный оборот на его площадках превысил 845,4 трлн. рублей, тогда как товарный оборот организаций страны составил лишь около 149,3 трлн. рублей,  что в 5,66  раза меньше! Налицо был явный громадный «мыльный пузырь». Если прибыль продавцов на биржевых рынках, которые  служат для перекачивания в карманы спекулянтов чужой добавленной стоимости, составила даже 10% биржевого оборота, то присвоенные ими почти 84,5 трлн. рублей и превысившие денежную массу (!), являлись частью  упомянутого «мыльного пузыря».

Такая прибыль образовалась во многом благодаря  систематической незаконной эмиссии безналичных денег коммерческими банками. Ведь в  том же 2016 г. сумма банковских активов, то есть  размещенных коммерческими банками на стороне денежных средств, на 43,63 трлн. рублей превысила официальную денежную массу, составившую 36,433 рублей.  Активы, на 119% превысившие денежную массу, представляли собой фальсифицированную «безналичку». Эти официально несуществующие деньги  банки в нарушение конституции и при попустительстве Центробанка выдают в виде рублевых займов, которые большей частью конвертируются в валюту и она вывозится за рубеж. Можно утверждать, что российские коммерческие банки уже давно незаконно проводят эмиссию российских биткоинов. Подобное безнаказанно происходит из года в год. В 2017 году оборот на «Московской бирже»  вырос по сравнению с 2016 годом и составил  уже 882,6 трлн. рублей, тогда как    внутренний товарооборот  в стране был много меньше – 158,78 трлн. рублей или в 5,5 раз меньше оборота на бирже.

Конвертация рублей в доллары и евро и обратно  по спекулятивным  валютным курсам обмена существенно занижает реальную покупательную способность рубля. Так как сумма иностранной валюты в стране, и, соответственно, активы Центробанка всегда ограничены, то денег при такой колониальной денежной политике для нормального функционирования экономики не хватает. Поэтому Центробанк время от времени «обваливает» рубль, увеличивая по новому, более низкому курсу рубля дополнительную эмиссию денежной массы. При этом увеличиваются по номиналу и поступления в бюджет. Однако ввиду возрастающей ценовой инфляции из-за немалых объемов импортной продукции, которая при этом дорожает в рублях, покупательная способность рубля снижается, чем сводится к отрицательному значению «эффект» от девальвации. Последняя существенная девальвация рубля, начатая в январе 2014 г., вызвала  подорожание в рублях импортной продукции и полученных валютных кредитов в 1,5-3 раза, что нанесло новый значительный ущерб населению и предприятиям.

Миссия Международного валютного фонда - МВФ,  давно квартирующая  в Москве и пристально наблюдающая за финансовыми делами в нашей стране, дважды в 2014  году – январе и сентябре настоятельно рекомендовала Центробанку России «проводить денежно-кредитную политику на более жестком уровне, для того, чтобы стабилизировать и понизить темпы инфляции. Осуществление при этом  перехода на гибкий обменный курс и таргетирование инфляции должно будет содействовать закреплению  ставок по долгосрочным кредитам и инфляционных ожиданий».  Речь шла о продолжении в России «шоковой терапии» в новой форме. Указание МВФ на необходимость постепенной передачи полномочий по «определению равновесного обменного курса рынку»,  в переводе на нормальный язык означало валить рубль дальше, до издыхания.

«Равновесный обменный курс», отражающий спекулятивную «цену» валюты при балансе спроса на нее и предложения на валютной бирже, – фикция, порождаемая аппетитами финансовых спекулянтов. Одним из них, помимо Минфина, является также Центробанк России, который из «воздуха» производит деньги и спекулирует ими по высокой ключевой ставке, извлекая немалую прибыль в ущерб национальной экономике. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на его «замороженные» многотриллионные фонды и доходы его начальства.

Рекомендации МВФ «валить рубль» были с энтузиазмом восприняты руководством российского финансового регулятора, о чем его глава с восторженными придыханиями доложила Государственной Думе, а «партия власти» одобрила эту очередную диверсионную для страны затею, грозящую ее безопасности. Напомню, что согласно январской 2014 г. директиве МВФ  руководители Центробанка заявили о прекращении регулятором продаж валюты на бирже из средств золотовалютного резерва и ее покупок еще до введения западных санкций. Благодаря этой торговле как-то поддерживался хлипкий баланс спроса и предложения рубля и доллара на российском валютном рынке, и тем самым устанавливалось  некое подобие стабильности, хотя также  искусственно заниженного, обменного курса рубля.

Объяснялся уход с валютного рынка  якобы необходимостью перехода к свободному «ценообразованию» рубля с тем, чтобы превратить его в резервную, то есть в международную свободно конвертируемую  валюту. Однако насколько реальны были  подобные грезы, и для чего все это понадобилось, не пояснялось. На самом же деле  руководители Центробанка блефовали, замалчивая истинную причину девальвации. Они  совместно с правительством добивались таким путем роста цен, чтобы можно было увеличить поступление в бюджет возросших в рублях благодаря их девальвации номинальных доходов от экспортной выручки.

Руководство Центробанка и правительства при этом не волновало, что  громадное количество видов продукции, включая продукты питания и лекарственные препараты,  импортируется. Импортируются и многие компоненты, необходимые для производства отечественной продукции. Поэтому почти все в рублях подорожало и продолжает дорожать, что подстегивается еще и безосновательно растущими тарифами на услуги и продукцию естественных монополий. Официально снизилась ценовая инфляция, то есть прирост цен, но не сами цены при падении реальных доходов населения. Руководство Центробанка при этом также пренебрегло интересами сотен тысяч физических и юридических лиц - заемщиков валютных кредитов, в том числе ипотечных. В 2014 г. МВФ призвал Центробанк России фактически поддержать  антироссийские  экономические санкции Евросоюза и США, введенные в марте 2014 года, что и было сделано – девальвацией рубля были увеличены валютные долги валютных заемщиков.

Подчинение финансовой политики страны  интересам США, выразителем которых выступает Международный валютный фонд,  продолжается по сей день. В очередном, от 23 мая нынешнего года, заявлении миссии МВФ об экономическом положении России на ее птичьем языке утверждалось:

Официальные органы создали прочные основы макроэкономической политики, включая осмотрительное (!!!) бюджетное правило, таргетирование инфляции и гибкий обменный курс. Это продолжит оказывать содействие в преодолении неопределенности, степень которой в последнее время повысилась из-за вновь возникшей геополитической напряженности и турбулентности в странах с формирующимся рынком. 

В переводе на нормальный русский язык это означало, что МВФ весьма доволен выполнением его прежних указаний о девальвации рубля, направленных на создание максимального дефицита денег в российской экономике и сворачивание товарного производства.  После столь лукавых утверждений  о «достижениях» наших властей,  миссия МВФ подытожила итоги своих досужих размышлений об улучшении нашей жизни следующими на том же птичьем языке рекомендациями:

Существуют возможности для осуществления стимулирующего рост сдвига в расходах и налогообложении в рамках бюджетного правила. При финансировании увеличивающихся расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру официальным органам следует рассмотреть вопрос об изменении приоритетов в других видах расходов, о повышении собираемости налогов и о расширении налоговой базы путем сокращения налоговых расходов, связанных с НДС и НДФЛ.  Кроме того, несмотря на то, что расходы на оказание социальной помощи являются высокими, их охват слишком широк, а средства в расчете на получателя незначительны. Необходимо повысить их адресность, с тем, чтобы они вносили ощутимый вклад в сокращение бедности. Параметрическая пенсионная реформа также может создать некоторые дополнительные возможности для бюджета.

Конечно же, появление 15 июня, то есть  в день начала мирового футбольного первенства, и  вскоре после упомянутого заявления миссии МВФ правительственных законопроектов о повышении у нас пенсионного возраста и НДС, а затем последовавшее  их принятие в первом чтении, явились совершенно случайными совпадениями.  Кроме того, ввиду существенного, во многом из-за западных санкций,  снижения притока в страну валюты, правительство и Центробанк РФ  приступили к масштабному изъятию ее из экономики путем скупки. Для этого и понабилось очередное увеличение поборов с населения.

В 2017 году на эти цели ушло 900 млрд. рублей, в текущем запланировано 2,74 трлн., а в следующем году - 3,42 трлн. рублей. При нынешнем валютном курсе,  с 2019-го по 2021 год Минфин сможет купить около 130 млрд. долларов в дополнение к 10,6 млрд. в прошлом году и 28,3 млрд., приобретенным в январе-мае текущего.  При этом  неизбежно продолжится девальвация рубля, что ухудшит условия для возврата внешних долгов. Ведь внешний долг Российской Федерации  в валюте, то есть суммарные зарубежные заимствования государства и компаний, на 1 июля 2018 года составил 485,5 млрд. долларов, а сумма международных резервов ЦБ была меньше - 455,5 млрд.  долларов. Чем же погашать все заимствования? Да и инвестиции в основной капитал и без того ничтожные сократятся еще больше. Как же будем догонять и перегонять Европу с Америкой по приросту ВВП? При этом в Минфине и Минэкономразвития проигнорировали предложения об увеличении доходов бюджета с выгодой для налогоплательщиков. Они изложены в публикации  Чтобы не повышать пенсионный возраст нужно устранить две ошибки в Налоговом кодексе («Промышленные ведомости» № 6, июнь 2017 г.).

Девальвация рубля путем  снижения спекулятивных курсов его обмена с долларом и евро помимо сказанного ведет к внесудебному отчуждению собственности российских граждан. Происходит это за счет дорожающей при девальвации рубля импортной продукции в пользу экспортеров и государства. При этом экспортеры продукции в рублевом исчислении ее стоимости получают большую прибыль, что приводит также к неравным условиям деятельности хозяйствующих субъектов, работающих на внешний и внутренний рынок. Государство же с дорожающей продукции собирает больше налогов. Неравенство усиливается, если в производстве продукции для внутреннего рынка используется зарубежная комплектация. Установление спекулятивных курсов обмена рубля приводит к нарушению п. 2 ст. 34 Конституции России, в котором сказано: «Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию». Соответственно нарушаются и нормы федерального закона о защите конкуренции на рынках.

Как отмечалось, валютные курсы, чтобы не обманывать друг друга в международной торговле, должны обеспечивать эквивалентность международного товарообмена по стоимости, и поэтому их необходимо устанавливать по паритетам покупательных способностей – ППС соответствующих национальных денежных единиц. Общепринятый в мире ППС по стоимостям «корзин» ограниченного ассортимента потребительских товаров в соответствующих странах – сейчас он  используется  только при  сопоставлении их ВВП - отражает только часть  внутренних товарооборотов.  Однако этот показатель в принципе недостоверен по другой причине - содержимое потребительских «корзин» в разных странах существенно различается между собой. Так, если в российской  «корзине» количество товаров и услуг составляет 156 наименований, то в «корзине» Англии - 350,  Германии – 475, а в США «корзина» содержит 300 товаров и услуг. При этом не учитываются  также значительные  различия в разных странах «корзиночных» душевых норм продовольствия и нормируемых сроков пользования ширпотребом, допустим, трусами или обувью, по сравнению с российскими.

Все эти различия приводят к нарушению единства методики определения ППС ввиду несопоставимости  продуктов питания и «ширпотреба» в разных странах. Вместе с тем эти различия позволяют у нас в стране  существенно занижать показатель ценовой  инфляции, представляющий собой относительный годичный прирост средней стоимости содержимого надуманной потребительской «корзины». При этом существенно искажаются макроэкономические  показатели, что делает недостоверным  их сопоставление с аналогичными показателями других стран, в том числе при намерениях российского руководства перегнать развитые страны по относительному приросту ВВП. Даже только  по этой причине приведенные выше утверждения миссии МВФ об экономических в последние годы успехах российского правительства являются недостоверными.

Очевидно, ППС валют двух стран по стоимости их потребительских «корзин»  может быть с определенной погрешностью пригоден только в качестве курса обмена наличных денег этих стран - ими расплачиваются граждане за потребительские товары и услуги в розничной торговле. Однако определять такой ППС  необходимо по идентичному содержимому  «корзин» этих стран.

Розничная торговля потребительскими товарами является  только частью внутренних  товарооборотов. Но немалую их долю составляет промышленная продукция, которая весьма разнообразна, а ее виды ее существенно различаются по ценам.  Поэтому использование единого валютного курса при международном товарообмене, который  определялся бы по стоимостям потребительских «корзин», привел бы к обману в денежных расчетах сторон. Обман  этот сегодня наглядно проявляется при «плавающих» валютных курсах ввиду абсолютного несоответствия действительной покупательной  способности той или иной валюты  ее спекулятивной  и несуществующей цене  в тех же долларах. Можно сказать, что единый курс обмена валют подобен средней температуре пациентов в больнице.

Для эквивалентности товарообмена промышленной продукцией по стоимости, оплачиваемой безналичными валютами,  курсы их обмена  представляется логичным  устанавливать по среднегодовой стоимости других «корзин», содержащих  укрупненные группы товаров: минерально-сырьевые ресурсы, различные виды машиностроения (транспортное, станкостроение, энергетическое, для металлургии и пр.),  «ширпотреб» и продовольствие при их оптовых закупках  (продажах) и пр.  Двухсторонние соглашения о свободной конвертации валют по комплексу обменных курсов должны заключаться с каждой из  пожелавших заключить такое соглашение стран. В противном случае оплата при товарообмене с не связанной такими обязательствами страной будет осуществляться по кросс-курсу ее валюты  с какой-нибудь из резервных валют. Курсы  обмена должны будут периодически корректироваться на индексы ценовой инфляции соответствующих видов продукции.

Обменные операции в России наличных и безналичных рублей на другие валюты будут осуществляться в российских банках,  их проведение должно будет оплачиваться только  комиссионными в нормированных Центробанком пределах относительно обмениваемой суммы.

Чтобы при введении  «персональных», по товарным «корзинам»,  курсов обмена рубля с валютами других стран уменьшить отток рублей в эти страны, что нарушает баланс товарно-денежного обращения в стране, представляется целесообразным при товарообмене ввести  клиринговые расчеты. Клиринг – это система взаимных безналичных расчётов за товары, ценные бумаги и оказанные услуги, основанная на учёте и зачетах взаимных финансовых требований и долгов (обязательств).  Этим занимаются клиринговые банки, которые могут также кредитовать участников клиринговых операций.

                                                               ***

Итак, все изложенные выше меры  позволят свести к минимуму использование  чужих валют при товарообмене между Россией и другими странами.  Тем самым можно будет ликвидировать зависимость российской экономики от долларов, что в итоге поспособствует поддержанию устойчивости рубля и баланса товарно-денежного обращения.

Во-первых, во исполнение п.2 ст.75 Конституции России об обеспечении Центробанком устойчивости рубля необходимо будет целиком исключить влияние финансовых спекулянтов на формирование валютных курсов обмена рубля и тем самым - на его устойчивость. Для этого, как показано выше,  нужно  ликвидировать спекуляции валютами, по базарным ценам которых  ЦБ ежедневно устанавливает липовые курсы обмена рубля, и перейти к установлению  твердых курсов его обмена на валюты других стран по ППС стоимости «корзин» различных групп товаров. Курсы будут периодически корректироваться согласно изменениям индексам ценовой инфляции.

Во-вторых,  Центробанк России должен будет осуществлять денежную эмиссию в размерах, необходимых для поддержания в стране баланса товарно-денежного обращения. При этом ставку рефинансирования Центробанка и кредитные ставки коммерческих банков предлагается нормативно ограничить только их комиссионными, учитывающими затраты на переводы  денег получателям. При этом правительством должны быть предприняты меры по существенному снижению ценовой инфляции и стабилизации цен,  о  чем сказано ниже. Такие меры вынудят банки получать прибыль и привлекать средства населения главным образом за счет инвестиций в основной капитал и покупки акций предприятий реального сектора экономики, и тем самым стремиться  получать основную прибыль за счет дивидендов по акциям.

В-третьих, для снижения ценовой инфляции, стабилизации и гармонизации цен и тем самым также обеспечения устойчивости рубля и баланса товарно-денежного обращения, представляется необходимым нормировать прибыль относительно себестоимости всех видов продукции. Сделать это нужно будет по всем цепочкам ее производства и реализации, а прибыль, полученную сверх нормированного значения, государство будет изымать в качестве налога в бюджет. Прибыль от продаж импортных товаров необходимо нормировать относительно их цен, заявленных при ввозе, что позволит избежать искусственного занижения ввозных цен для последующего, широко сейчас практикуемого,  увеличения вывозимой выручки.  Нормирование прибыли позволит стабилизировать и гармонизировать цены на всех переделах изготовления и реализации продукции с целью достижения эквивалентности товарообмена по стоимости, а также поддержания баланса товарно-денежного обращения. Вместе с тем, это будет способствовать более  объективному – по труду и затратам - распределению добавленной стоимости  между всеми субъектами производства и реализации продукции

Нормирование прибыли должно быть дифференцированным с учетом особенностей той или иной отрасли производства, размещения предприятий, условий  хозяйствования,  кредитных историй, природных условий, необходимости модернизации и прочих критериев и условий развития предприятий. Тогда спустя какое-то время цены на все и вся стабилизируются и исчезнут посредники-спекулянты. Ведь для данного товара будет установлена предельная  торговая наценка относительно его отпускной цены у изготовителя независимо от числа продавцов и перепродавцов. Подробности изложены в публикации  Налогообложение, которое спровоцирует  модернизацию  экономики. От многократных поборов с населения - к оброку с затрат природных ресурсов  («Промышленные ведомости» № 4, август 2014 г.).  

В-четвертых,  для поддержания стабильности товарно-денежного обращения за счет ликвидации незаконных налоговых выплат необходимо заменить взимание налога, ошибочно трактуемого в Налоговом кодексе как НДС, но который на самом деле является налогом с оборота, на истинный налог с добавленной стоимости.  К тому же, большая часть псевдоНДС не поступает в бюджет.

Начисленный по ставке 18% псевдоНДС составил в прошлом году 27,369  трлн. рублей. Эти деньги, как любой другой налог,  должны были бы быть переведены в федеральный бюджет. Однако согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы,  в бюджет в 2017 г. поступило лишь 3,07 трлн. рублей начисленного псевдоНДС, то есть 11,2%. Дело в том, что согласно ст. 171 Налогового кодекса, из суммы псевдоНДС, которую предприятия получают, реализуя свою продукцию (услуги), вычитается сумма псевдоНДС, которую они выплачивают при приобретении у кого-то продукции. Иначе говоря, происходит взаимозачет этого налога, которым обмениваются предприятия при товарообмене. Таким образом, в отличие от других налогов, в бюджет переводится не вся начисленная сумма псевдоНДС, а только небольшая ее часть, не скомпенсированная при взаимозачетах.

В 2017 году не скомпенсированная при товарообмене  разница псевдоНДС, поступившая в бюджет, как отмечалось, составила 3,07 трлн. рублей или 11,2% от суммы этого налога, целиком выплаченной в итоге населением. Следовательно, остальная часть псевдоНДС в размере 24,299 трлн. рублей, исчисленная с оборота за вычетом сальдо внешнеторгового баланса, представляла собой сумму,  которая осталась у  предприятий после взаимозачетов этого налога. 

Нарушение конституционных имущественных прав действительного налогоплательщика псевдоНДС – населения  налицо:  его противоправно обязали субсидировать предприятия, заставив платить  им дань, составляющую в среднем около половины его доходов. Происходит это вымогательство уже много лет.

Замена налога с оборота продукции и услуг,  ложно именуемого НДС,  на истинный налог на добавленную стоимость, в которую включена также  прибыль,  по ставке 15% вместо нынешних 18% с оборота, позволила бы увеличить прошлогодний доход бюджета страны не менее чем на 6 трлн. рублей. Кроме того, это позволило бы  снизить налоговую нагрузку на население и тем самым увеличить его покупательную способности. Устранение такого налогового вымогательства позволило бы также снизить ценовую инфляцию и таким образом повысить устойчивость рубля, что также поспособствовало бы  поддержанию стабильности баланса товарно-денежного обращения.  Подробности см. в публикации   Денег нет, но вы держитесь» - это ложь! Повысив ставку НДС, правительство в очередной раз уподобилось унтер-офицерской вдове («Промышленные ведомости» № 7-8, август  2018 г.). 

Перечисленные меры являются лишь частью предложенной государственной финансовой политики, принципы которой подробно изложены в упомянутой выше публикации  Как российскую экономику довести  не до ручки, а до ума  (Промышленные ведомости № 3, июнь 2014 г.).

Государственная финансовая политика, которая  должна быть составной частью экономической политики государства, представляет собой совокупность целей, а также способов  и средств их достижения, связанных с использованием, обращением и распределением денег во всех сферах общественных отношений - социальных, хозяйственных, производственных,  бюджетных, налоговых, торговых  и иных, где они используются. Нынешние руководители правительства, Центробанка, Минфина и Минэкономразвития  разработать такую комплексную политику не могут, о чем наглядно свидетельствуют результаты их многолетней деятельности по развалу отечественной экономики. 

Другие статьи номера «ПВ» № 7-8, июль, август 2018

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100